Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совет по американо-исламским отношениям критикует влияние произраильского лобби на ближневосточную политику США; Экологические проблемы Южного Кавказа; Процесс мирного урегулирования баскской проблемы под угрозой срыва: переговоры сторон так и не начались; Гражданская практика: новые экономические зоны и охрана окружающей среды


Совет по американо-исламским отношениям критикует влияние произраильского лобби на ближневосточную политику США



Ефим Фиштейн: В ходе обсуждения причин и уроков недавнего вооруженного конфликта в Южном Ливане в американском экспертном сообществе все чаще звучит критика израильского лобби в Вашингтоне. По мнению ряда политологов, она играет деструктивную роль в ближневосточном урегулировании. Об одной из таких дискуссий рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Конференцию, посвященную механизмам влияния израильского лобби на ближневосточную политику США, провела неправительственная организация «Совет по американо-исламским отношениям». Дискуссию открыл исполнительный директор Совета Нихат Овад.



Нихат Овад: Трагический конфликт, имевший место недавно в Ливане и продолжающийся в Газе, стал катастрофой для гражданского населения региона и для репутации Америки. Более тысячи мирных граждан убиты по обе стороны конфликта, но главным образом в Ливане. Сотни тысяч ливанцев остались без крова. Гражданская инфраструктура страны разрушена систематическими бомбежками с помощью оружия, оплаченного американскими налогоплательщиками.



Владимир Абаринов: По мнению Овада, американцам пора переосмыслить свою позицию безоговорочной поддержки Израиля.



Нихат Овад: Чтобы понять в целом реакцию американской внешней политики на этот конфликт, мы считаем необходимым проанализировать влияние израильского лобби на наш политический процесс и наш ответ на военные действия в Ливане. Повсюду в мусульманском мире, от Палестины и Ливана до Индонезии и Марокко, люди задаются вопросом: почему американское правительство оказывает безоговорочную поддержку Израилю, его политике оккупации и запугивания соседних стран? Почему эта поддержка носит автоматический и некритичный характер, даже когда действия Израиля нарушают международное право и американские законы?



Владимир Абаринов: Нихат Овад считает, что произраильская политика не отвечает национальным интересам США.



Нихат Овад: Ближневосточная политика Америки должна основываться на национальных интересах, а не на интересах могущественного лобби, действующего в интересах иностранного правительства. Народы Ближнего Востока и – шире – мусульманского мира способны заново обрести доверие к Америке, когда она призывает к уважению прав человека и к демократии для всех. Создать Ближний Восток, на котором мусульмане, христиане и евреи будут сосуществовать в атмосфере взаимного уважения, создать такой Ближний Восток возможно. Чтобы достигнуть этой высокой цели, мы должны иметь мужество трезво оценить и пересмотреть нашу политику в регионе, ввести единое определение терроризма и одинаковую цену человеческой жизни.



Владимир Абаринов: Основными ораторами на конференции были профессор Гарвардского университета Стивен Уолт и профессор Чикагского университета Джон Мешмейер. Оба известные политологи, они написали в соавторстве статью под названием «Израильское лобби и внешняя политика США». Статью им заказал еще в 2002 году журнал «Атлантик Мансли», но когда получил текст – отказался его печатать. В конце концов, статья вышла в марте этого года не в Америке, а на Британских островах, в журнале «Лондон Ревью оф Букс». И сразу наделала много шума.



Стивен Уолт: Прежде всего мы сверились с документами и выяснили объем экономической и военной помощи, которую Соединенные Штаты оказывают Израилю. Получилось около 3 миллиардов долларов в год. Это около 500 долларов на каждого израильтянина, хотя Израиль – относительно богатая индустриальная держава. Предоставление помощи не зависит от соблюдения каких-либо условий, она никоим образом не связана с действиями Израиля. Он получает помощь, когда строит поселения, когда занимается у нас шпионажем, когда продает американские высокие технологии таким странам, как Китай, или когда атакует Западный берег, Ливан или Газу. Израиль также пользуются неизменной дипломатической поддержкой США. Начиная с 1982 года, мы 32 раза воспользовались своим правом вето в Совете Безопасности ООН, когда проекты резолюций имели критическое значение для Израиля. Это больше, чем вето, наложенные всеми другими постоянными членами Совета Безопасности, вместе взятыми. И, наконец, мы встаем на сторону Израиля во время войны и поддерживаем Израиль, когда начинаются мирные переговоры. Никакая друга страна не пользуется таким уровнем экономической, военной и дипломатической поддержки. Эта поддержка обычно мотивируется стратегической ценностью Израиля для нас или моральными доводами.



Владимир Абаринов: Профессор Уолт считает неубедительным довод о стратегическом значении Израиля для безопасности Америки.



Стивен Уолт: Что касается аргумента о стратегическом значении Израиля, то Израиль, возможно, был для нас полезным союзником в годы «холодной войны», но Советского Союза больше не существует, «холодная война» кончилась, и нам не противостоит никакая сверхдержава. Теперь нам говорят, что Израиль – наш ключевой союзник в войне с террором и в обуздании безответственных режимов, таких как Сирия и Иран. Но с этой аргументацией возникают серьезные проблемы. Во-первых, здесь переставлены местами причины и следствия. Мы поддерживаем Израиль не потому, что нам угрожает общий враг – терроризм. У нас с Израилем общий враг – следствие наших тесных связей с Израилем. Хочу уточнить, это не единственная причина, не единственная, но весьма значительная. Целый ряд опросов общественного мнения в арабских странах говорит о том, что безоговорочная американская поддержка Израиля внушает арабам чувство возмущения. Повторяю, это не единственный, но очень важный источник антиамериканского экстремизма.



Владимир Абаринов: По мнению Стивена Уолта, безоговорочная поддержка Израиля скорее осложняет задачи Вашингтона на Ближнем Востоке.



Стивен Уолт: Во-вторых, хотя Соединенные Штаты несколько по-разному подходят к разным странам региона, Израиль представляет собой главный камень преткновения в наших отношениях с ним. Так, например, в прошлом году президент Буш заявил, что мы не хотим допустить, чтобы Иран получил ядерное оружие, но не потому, что он будет угрожать США, а потому что он будет угрожать нашему союзнику Израилю. Существует множество причин, почему США не хотят, чтобы страны региона обзаводились оружием массового уничтожения, но мы не должны преувеличивать эту конкретную угрозу.



Владимир Абаринов: В военном отношении, утверждает профессор Уолт, Израиль мало чем способен помочь Америке.



Стивен Уолт: В-третьих, и это, возможно, самое важное, Израиль не очень-то подходит на роль стратегического союзника, с помощью которого мы сможем решить все эти проблемы. К примеру, Израиль не мог участвовать ни в первой, ни во второй войне в заливе. В обоих случаях Соединенные Штаты фактически были вынуждены изменить военные планы, чтобы защитить Израиль. В конечном счете, безусловная поддержка Израиля не облегчает, а затрудняет ведение войны с терроризмом.



Владимир Абаринов: Предвидя обвинения в нелюбви к Израилю, Стивен Уолт специально оговорился на этот счет.



Стивен Уолт: Позвольте мне подчеркнуть, и я и Джон уверены, что существование государства Израиль имеет твердые моральные основания, учитывая долгую историю антисемитизма и трагический опыт холокоста. Мы также уверены в том, что Соединенные Штаты должны помогать Израилю защищаться, когда речь идет о его выживании. Но, к счастью, существование Израиля не подвергается угрозе. Он занимает положение доминирующей военной державы Ближнего Востока. Он располагает несколькими сотнями ядерных боезарядов. Он не будет стерт с лица земли, что бы там ни говорили исламские радикалы или президент Ирана.



Владимир Абаринов: Профессор Джон Мешмейер остановился на подробном анализе последнего вооруженного конфликта в Южном Ливане. Он уверен, что израильская военная операция готовилась задолго до провокации «Хезболлах».



Джон Мешмейер: Американская поддержка действий Израиля в Ливане началась с того, что администрация Буша дала Израилю зеленый свет на попытку разгромить «Хезболлах» в подходящий момент. Сегодня представляется очевидным, что Израиль планировал удар по «Хезболлах» задолго до похищения 12 июля, и что администрация была поставлена в известность об этих намерениях. Имеющие свидетельства говорят о том, что администрация Буша с энтузиазмом одобрила планы Израиля начать боевые действия в Ливане. Когда война началась и Израиль навлек на себя острую критику всего мира, администрация Буша взяла Израиль под свою дипломатическую защиту. Она заблокировала резолюцию Совета безопасности, осуждающую действия Израиля, и почти месяц усердно работала над тем, чтобы не допустить прекращение огня до тех пор, пока Израиль не покончит с «Хезболлах». И только когда стало ясно, что израильская армия не в состоянии одержать решающую победу, администрация Буша и Израиль согласились с необходимостью прекращения огня.



Владимир Абаринов: Джон Мешмейер не видит, каким образом позиция США в отношения событий в Ливане может быть оправдана с точки зрения морали.



Джон Мешмейер: В целом совершенно невозможно утверждать, что Соединенные Штаты поддерживали Израиль во время ливанской войны, потому что это морально оправданная политика. Если уж говорить о морали, администрация Буша должна была осудить действия Израиля в Ливане с самого начала. Главная причина поддержки Соединенными Штатами Израиля в Ливане, в то время как весь мир критикует его, это, конечно же, израильское лобби.



Владимир Абаринов: Статья Уолта и Мешмейера повлекла за собой бурные дебаты. Профессоров поддержал такой авторитет, как Збигнев Бжезинский. Нашлись у них сторонники и в Израиле. Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт назвала статью о могуществе израильского лобби в Вашингтоне сильным преувеличением. Аналогичного мнения придерживается бывший посол США в Израиле Денис Росс. А газетный колумнист Молли Ивинс уподобила сочинение почтенных профессоров протоколам собраний сионских мудрецов. Справедливости ради стоит добавить, что арабское, в частности саудовское, лобби действует в Вашингтоне уж никак не менее активно, чем израильское.



Экологические проблемы Южного Кавказа



Ефим Фиштейн: Новые государства Южного Кавказа стоят перед лицом множества труднейших проблем. Некоторые из них достались в наследство от развалившегося Советского Союза, другие появились уже после получения независимости. Почему-то считается, что охрана окружающей среды к числу проблем первостепенной важности к Закавказью не относится. Это заблуждение, как в том мог убедиться мой коллега Андрей Бабицкий, который на эту тему провел круглый стол. Его участников Андрей Бабицкий представит сам.



Андрей Бабицкий: Из Тбилиси – Гия Абрамиа, Независимый центр экологических исследований Грузии. Из Еревана – Карина Даниелян, экс-министр охраны окружающей среды, председатель Ассоциации за устойчивое развитие. И из Баку – Тельман Зейналов, президент Национального центра экологического прогнозирования.


Гия Абрамиа, на постсоветском пространстве экология в небрежении, считается, что это проблема периферийная.



Гия Абрамиа: Я не согласен с вами, поскольку уже с 90-х годов резко поднимется уровень экологического сознания населения и неправительственных организаций Грузии. Было основано очень много неправительственных организаций, создались разные экологические сети, они проводили многие программы, как на международном, так и на региональном уровне, где участвовали неправительственные организации как со стороны Грузии, так и из других стран, Армении, Азербайджана, других южно-кавказских стран. Мы очень тесто сотрудничаем с армянскими и азербайджанскими коллегами, главным образом по региональным вопросам, которые касаются загрязнения рек Куры и Аракса.



Андрей Бабицкий: Я как раз имел в виду, что, может быть, отношение не общества, а отношение властей к этой проблеме. И как раз я читал, что власти Грузии заявили о том, что у них нет средств для очистки Куры.



Гия Абрамиа: В принципе, это вопрос сложный, но регионального значения, поскольку Кура – трансграничная река, как вы знаете, и в некоторых случаях даже употребляется для питьевой цели в Азербайджане. Она сейчас фактически загрязняется, но предпринимаются определенные меры. Во-первых, создаются институциональные механизмы для обеспечения совместного мониторинга этой трансграничной реки, а также с возможностями последующей очистки. Вы правы, в республике нет достаточных ресурсов, для того чтобы обеспечить очистку.



Андрей Бабицкий: Тельман Зейналов, я все-таки, может быть, подойду с позиции каких-то общих проблем. Действительно ли развивающаяся экономика, подобная азербайджанской, вступает в серьезные противоречия с экологическими требованиями? Это очень хорошо вино на примере России. Похожая ситуация у вас?



Тельман Зейналов: Это похожая ситуация. Не только в России, не только на постсоветском пространстве, это творится во всем мире, не только у нас. Поэтому развитие экономики всегда врознь с экологическими проблемами. В первую очередь наши бизнесмены думают об экономике, о прибыли, а экология остается на второй план. Самая страшная проблема в том, что, решая трансграничные проблемы, во-первых, выбираются специалисты не соответствующего профиля, поэтому решать проблемы приходится очень долго, и затягивается решение тех или иных проблем. Я, например, с Гией согласен, что касается загрязнения Куро-араксинской низменности, Куры и Аракса. Мы знаем количество загрязняющих элементов, токсичных металлов, тяжелых металлов, различных солей, это всем известно. А при распаде, соответственно, это увеличилось. Очень многие предприятия в Грузии не работают, в Армении не работают, но, несмотря на это, опять же загрязняется, опять же попадает на территорию акватории Азербайджана. А мы действительно используемся реки не только для орошения, но и для питья.



Андрей Бабицкий: Карина Даниелян, вы работали в правительстве, наверное, вам и я адресую тот же вопрос, который задавал нашему грузинскому участнику. Действительно ли со стороны власти, государства (имеется в виду весь Южный Кавказ) есть вот это вот пренебрежение к проблемам экологии?



Карина Даниелян: В целом, наверное, вы правы. Поскольку мой опыт и внутри правительства, и как независимого эксперта и руководителя общественной организации говорит об этом. Более того, это не только в Армении, безусловно, я могу сказать, что это общая система, одинаковая, в общем-то, с очень небольшими отклонениями в наших странах. Складывается впечатление, что, вы знаете, как в советский период бизнес был зажат, как пружина, теперь она раскрылась, эта пружина, и не знает удержу буквально. Как бы вот это стремление быстро обогатиться, краткосрочные экономические интересы, они попирают все и вся, они просто разрушают и социальную сферу, и экологическую. И это повсеместно, где-то больше, где-то меньше. В то же время, если действительно руководствоваться долгосрочными экономическими интересами, то они обязательно учитывают экологические интересы, потому что они взаимосвязаны. И вот как нам перейти к этому пониманию, вот это пока у нас, я думаю, очень серьезный современный вызов. Да, сознание у населения есть, но идет параллельно резкая поляризация населения. Часть населения настолько бедна, что она не в состоянии выполнять экологическое законодательство, она просто выживает за счет природных ресурсов. А другая часть населения поднялась наверх, она над законами, ей законы не писаны. В итоге средний слой, которая основа устойчивости, очень мал. И пока вот такая ситуация. Законы есть, программы есть, конвенции есть, все подписано, все сделано. Реальная ситуация много хуже той, которая могла бы быть в соответствии со всей этой институциональной системой.



Андрей Бабицкий: И мы сходу как раз заговорили о проблемах водоемов, которые находятся на территории сопредельных государств Южного Кавказа. У вас есть что-нибудь добавить к тому, что уже сказано было участниками из Баку и Тбилиси?



Карина Даниелян: Безусловно, это основная, одна из основных проблем в трансграничном контексте. В это плане много и программ выполняется. Проблема действительно есть. Тот период, который мы прошли, к сожалению, военного конфликта, и для Армении это была еще и транспортная и энергетическая блокада. И у нас вышли из строя даже те очистные сооружения, которые были еще в советский период. Сначала погибла микрофлора, дальше то раскрутилось, и в итоге мы их потеряли. Сейчас для их восстановления нужны огромные суммы, которых у страны нет. И поэтому, конечно, очистка производится недостаточно, тут, как видите, многоаспектная проблема.



Андрей Бабицкий: Вы знаете, я вот тут читаю по официальным сообщениям обвинения со стороны азербайджанских чиновников. Например, начальник отдела международных отношений Министерства экологии и природных ресурсов Иса Алиев утверждает, что Армения умышленно выбрасывает химические отходы в Экстафу. Такого рода обвинения вообще на чем-то основаны?



Карина Даниелян: Они меня несколько удивляют, потому что прежде, чем попасть на территорию Азербайджана, реки протекает по территории Армении, и, скажем, если в Ереване идет загрязнение, то дальше этой же водой мы орошаем Араратскую равнину и так далее. Мне кажется, даже обсуждать это не стоит.



Андрей Бабицкий: Гиа Абрамиа, я еще раз сошлюсь на азербайджанского чиновника Ису Алиева, который говорит о том, что, несмотря на существование между Азербайджаном и Грузией двустороннего соглашения о защите окружающей среды, это соглашение фактически не выполняется, в том числе и по Куре. Почему?



Гиа Абрамиа: Во-первых, я хочу отметить, что как в Грузии, так и в других странах Южного Кавказа существуют проблемы с финансовым обеспечением экологической деятельности. Как отметила госпожа Карина, очень много программ было осуществлено в Грузии, в Армении, совместно в наших регионах, но, несмотря на это, все-таки определенные проблемы в сфере, как отметили, в сфере экологических требований очень медленно исправляются. В принципе, есть случаи даже нарушения таких соглашений. Многие из очистных сооружений, во-первых, из-за энергокризиса, который был в Грузии в течение нескольких лет, вышли из строя, они не функционируют.



Андрей Бабицкий: Тельман Зейналов, может быть, уже абстрагируясь немножко от конкретики южно-кавказских проблем, скажите, какова роль Запада? Я имею в виду и общественные организации, и законодательство. Есть такая точка зрения, что без западного участия экология в странах Южного Кавказа оказалась бы в полном забвении.



Тельман Зейналов: Я бы сказал, нет. Во-первых, должно быть желание в госструктуре этих трех государство решить проблемы, связанные с экологическими катастрофами и их последствиями, которые творятся во всех трех регионах. Это единый общекавказский дом, и мы должны решать совместно. Есть проблемы, например, связанные с Куро-араксинским бассейном, там действительно должно быть вмешательство зарубежных стран, и это требует огромного количества инвестиций – решение этих проблем. Но для того чтобы решать эти проблемы с зарубежными партнерами, мы должны разобраться сами между тремя этими тремя государствами. Я, например, на 100 процентов согласен с Исой Алиевым, который дал оценку. Я просто недоволен действиями четырех-пятилетней деятельности РЭЦ Кавказа, у них нет дотаций…



Андрей Бабицкий: Тельман, а что такое РЭЦ Кавказа? Расшифруйте, пожалуйста.



Тельман Зейналов: Это Региональный экологический центр, который финансируется Евросоюзом и американской компанией, решение всех этих проблем. И поэтому она не соответствует действительности. Я мог бы сказать, действительно, мы рады были бы участвовать все втроем. Вы знаете, если юрист участвует в решении водных проблем Куры и Аракса, о каких можно говорить достоверных данных? Он не разбирается в этих данных. Видимо, нужно время, действительно, как Гия сказал, чтобы сосредоточиться, решить проблемы, совместно подойти к решению этих проблем. Но туда нужно привлекать специалистов.



Андрей Бабицкий: Благодарю вас, Тельман. И мы заканчиваем нашу программу, в которой принимали участие Гия Абрамиа, Независимый центр экологических исследований Грузии, Карина Даниелян, экс-министр охраны окружающей среды, председатель Ассоциации за устойчивое развитие, и Тельман Зейналов, президент Национального центра экологического прогнозирования.



Процесс мирного урегулирования баскской проблемы под угрозой срыва: переговоры сторон так и не начались



Ефим Фиштейн: Пять месяцев назад баскская сепаратистская группировка ЭТА объявила так называемое «постоянное прекращение огня» и предложила испанскому правительству решить проблемы Страны басков, обширного региона на севере Испании, путем переговоров. Заявление группировки вызвало надежды, что продолжавшемуся 38 лет вооруженному конфликту будет положен конец. Однако до сих пор переговоры так и не начались. Почему?


Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Многие наблюдатели оценивают ситуацию вокруг мирного процесса, как «весьма странную». Действительно, ЭТА объявила еще в марте о своей готовности вести переговоры. Правительство мирное решение баскской проблемы поддержало. Оно собиралось начать переговоры в июле, убедившись в серьезности обещаний группировки более не совершать теракты. Еще в начале лета представители властей делали бодрые заявления в отношении будущего, говоря, что в сентябре общественности будут доложены первые результаты мирного диалога. Надежды на скорое решение баскской проблемы внушал сам премьер министр страны Хосе Луис Родригес Сапатеро.



Хосе Луис Родригес Сапатеро: Подавляющее большинство граждан нашей страны с нетерпением ждут окончания насилия, ждут прочного мира в Стране басков. Этим гражданам знаком весь ужас террора, который нам довелось пережить. Именно поэтому они знают, что за мир имеет смысл бороться.



Виктор Черецкий: Между тем, о судьбе переговоров толком до сих пор ничего не известно. Высшие государственные деятели ответа на вопросы журналистов, когда начнется мирный процесс, не дают и, как правило, ограничиваются рассуждениями общего характера, типа – мы за переговоры, за мирный процесс, но не намеренны делать какие-либо политические уступки террористам.


Первый заместитель председателя правительства Мария Тереса Фернандес де ла Вега…



Мария Тереса Фернандес де ла Вега: По вопросу о переговорах ничего нового нет. Позиция правительства по отношению к ЭТА общеизвестна и я лишь могут подтвердить ее – никаких политических уступок. Мы этому принципу не изменим.



Виктор Черецкий: Со своей стороны, ЭТА публикует время от времени заявления и говорит о своем разочаровании, о нежелании властей вести диалог и намекает на возможность возобновления вооруженной борьбы, то есть актов террора. Баскские радикалы обвиняет правительство в нерешительности, в проволочках, заявляя, что они, радикалы, наоборот, держат слово и пока не прибегают к насилию – соблюдают объявленное прекращение огня.


Жозеба Пермач, член руководства партии Батасуна, политического крыла ЭТА…



Жозеба Пермач: Сегодня очевидно, чья позиция не отвечает политическому моменту, и кто пытается затормозить процессы, ведущие к решению баскской проблемы.



Виктор Черецкий: Баскская общественность, между тем, чуть ли не каждые выходные устраивает многотысячные манифестации в двух крупных городах региона – Бильбао и Сан-Себастьяне – с требованием и к правительству, и к сепаратистам, наконец, сесть за стол переговоров.


Параллельно существует проблема 500 баскских заключенных в испанских тюрьмах. Многие баски считают этих заключенных «политическими узниками» и говорят о необходимости амнистии для них в связи с мирным процессом. Правда, на сегодняшний день их требование не столь радикально: всего-навсего перевести заключенных, отбывающих наказание за принадлежность к ЭТА, в тюрьмы Страны басков. Сейчас они находятся в местах лишения свободы, разбросанных по всей Испании. Баскское региональное правительство поддерживает это требование, мотивируя его интересами родственников заключенных, которым сегодня приходится слишком далеко ездить на свидания.


Жосу Жон Имас, председатель правящей в Стране басков Националистической партии…



Жосу Жон Имас: Я думаю, что вопрос с переводом заключенных нужно было решить давно. И вообще, центральному правительству следует отказаться от репрессий, чтобы таким образом внести вклад в дело примирения.



Виктор Черецкий: Наблюдатели полагают, что запутанная ситуация вокруг переговорного процесса объясняется сложностью проблемы в целом.


ЭТА и запрещенное три года назад ее политическое крыло - Батасуна, уже не требуют, как они это делали раньше, немедленного провозглашения независимости своего региона от Испании. Теперь сепаратисты частично изменили свою позицию и говорят о необходимости решить вопрос будущего Страны басков «демократическим путем», то есть на референдуме. Фактически они требуют права на самоопределение, права, которое не предусмотрено испанской конституцией.


Свою новую политику вооруженные сепаратисты изложили в специальном заявлении, обращенном к испанскому правительству, и к народам Испании.



Диктор: Наше решение прекратить вооруженные действия должно способствовать демократическому процессу в Стране басков. Он призван создать новую ситуацию, при которой наш народ обретет право самому решить свое будущее. Испанское государство обязано будет признать результаты демократического выбора без каких-либо ограничений. Решение, которое баски примут в отношении своего будущего, должно уважаться.



Виктор Чрецкий: Ситуация для правительства Испании, которое готово предоставить баскам широкую автономию, но лишь в составе единого государства, усложняется еще и тем, что права на самоопределение требует и находящаяся у власти в Стране басков правая Баскская националистическая партия. Причем, и баскские левые радикалы, и правые в один голос уверяют, что согласятся на любой выбор басков. То есть если население проголосует за дальнейшее пребывание в составе Испании, то все с ним согласятся. Ну а если баски проголосуют за суверенитет? В таком случае центральное правительство в Мадриде будет обязано уважать данный выбор, - заявляют баскские политики.


Кстати, выбор басков в пользу независимости, если им разрешат провести референдум, вполне вероятен, учитывая настроения в регионе. По результатам проведенного недавно опроса общественного мнения, 38 процентов басков высказывается за полную независимость, тогда как за сохранение нынешнего статуса в составе Испании выступает лишь 31 процент. Остальные опрошенные воздерживаются от высказывания своего мнения.


Одновременно правительство сталкивается с жестким сопротивлением переговорному процессу со стороны мощной консервативной оппозиции в испанском парламенте. Для консерваторов из Народной партии, которые находились у власти восемь лет - до 2004 года, правительство социалистов слишком далеко зашло в своих отношениях с баскскими радикалами. Консерваторы подозревают, что власти, несмотря на заверения, все же пойдут на политические уступки сепаратистам по части суверенитета.


Анхель Асебес, генеральный секретарь Народной партии.



Анхель Асебес: Сообщение о возможных переговорах правительства с террористами стало самым тяжелым ударом по испанской демократии за последние 25 лет. В этих условиях Народная партия сделает все от нее зависящее, чтобы наше правовое государство не подверглось поруганию.



Виктор Черецкий: Народная партия упрекает премьер-министра страны Родригеса Сапатеро в том, что он потакает сепаратистским устремлением басков, соглашаясь вести с ними диалог.



Анхель Асебес: Мы долгое время спорили о том, есть ли какой-либо план для решения баскской проблемы у премьер-министра Родригеса Сапатеро. Теперь, как ни трудно в это поверить, планом премьер-министра является проект, разработанный ЭТА.



Виктор Черецкий: Одновременно оппозиция считает, что любые контакты, связанные с баскской проблемой, должны осуществляться в атмосфере гласности под контролем парламента.


Габриэль Эллориага, секретарь по связям с прессой Народной партии…



Габриэль Эллориага: Правительство обязано четко информировать парламент, о чем пойдет речь в ходе переговоров с террористами, существуют ли какие-то предварительные контакты с ними, даны ли им какие-либо обещания. На этот счет не должно быть слухов и сплетен.



Виктор Черецкий: Против угрозы развала страны высказываются и представители армии. Очевидно, что и консерваторы, и военные вряд ли смирятся с попытками нанести урон единству государства. В истории аналогичный пример уже был. В 1936 году, когда каталонцы и баски получили широкую автономию, граничащую с независимостью, генерал Франсиско Франко организовал военный мятеж именно под предлогом защиты целостности государства. Диктаторский режим просуществовал почти 40 лет.


Так что, испанскому правительству есть о чем задуматься. По мнению наблюдателей, с одной стороны, оно хочет решить баскскую проблему мирным путем, а с другой мучается вопросом: какой окажется цена решения этой проблемы? Не погубят ли переговоры с террористами испанскую государственность?


Между тем, решение баскской проблемы зависит не только от переговоров между правительством и группировкой ЭТА. По замыслу баскского регионального правительства, одновременно должен проходить переговорный процесс между всеми политическими силами региона, включая Батасуну, для поисков прочного мира. Однако, эти переговоры в рамках так называемого «баскского круглого стола», тоже пока не начались. Одним из препятствий для их начала является запрет на деятельность Батасуны, без которой «круглый стол», по мнению баскских политиков, теряет всякий смысл. Так что, сегодня на повестке дня – легализация политического крыла ЭТА.


Адвокат Жон Гойризелайа, баскская общественная деятельница…



Жон Гойризелайа: Правящая соцпартия и правительство должны изменить свою позицию. Общество сознает, что баскские левые националисты, включая Батасуну, делают все от них зависящее, чтобы обеспечить мирный процесс. Батасуне необходимо дать возможность заниматься политической деятельностью, иначе мы не сможем созвать «круглый стол» для достижения консенсуса в баскском обществе, что является нашим приоритетом.



Виктор Черецкий: Чтобы стать легальной партией, Батасуна, по мнению правительства, должна официально осудить терроризм, то есть всю прежнюю деятельность баскских вооруженных сепаратистов, политическим крылом которых она является. Батасуна с подобным решением не спешит. Министр внутренних дел Испании Альфредо Перес Рубалькаба недавно напомнил баскской партии о том, что она должна легализоваться, чтобы принять участие в политической жизни.



Альфредо Перес Рубалькаба: Батасуна прекрасно знает, что ей надо сделать, чтобы стать легальной партией. Закон о партиях опубликован в печати. Этот закон – рамки для деятельности любой партии, вне этих рамок партии действовать не могут.



Виктор Черецкий: Тем временем, баскские власти настаивают на легализации Батасуны без каких-либо условий. Они считают, что если центральное правительство согласилось вести переговоры с ЭТА, то баскским политикам можно вести аналогичный диалог с политическим крылом террористической организации.


Жосу Жон Имас, лидер Баскской националистической партии…



Жосу Жон Имас: Необходим диалог, если мы хотим достичь мира в Стране басков, мира для всех. Я требую в этой связи проявить здравый смысл.



Виктор Черецкий: В свое время, чтобы убедить ЭТА отказаться от террористической деятельности, много усилий приложила баскская католическая церковь. Сегодня иерархи церкви крайне обеспокоены сложившейся ситуацией. Они опасаются, что мирный процесс может быть сорван. Епископ Сан-Себастьяна монсеньор Хуан Мария Уриарте призывает стороны проявить политическую мудрость.



Хуан Мария Уриарте: Мир можно достичь лишь путем благородного и откровенного диалога. Задача установления мира должна быть выше политических интересов любой партии.



Виктор Черецкий: Однако пока слова епископа в Испании никем не услышаны. Консервативная оппозиция превратила вопрос о переговорах в основную тему для нападок на правительство. Ну а правительство, критикуемое и за то, что согласилось на переговоры, и за то, что их не начинает, предпочитает пока бездействовать.



Гражданская практика: новые экономические зоны и охрана окружающей среды



Ефим Фиштейн: И еще раз мы вернемся к проблематике охраны окружающей среды, но в другом контексте – не в географически-региональном, а в экономическом. Новые экономические зоны и экология – тема фрагмента, который подготовил Владимир Ведрашко.



Владимир Ведрашко: В детстве мне всегда нравились стройки. Прежде всего тем, что там происходило какое-то значительное действие. Грузовики выезжали со стройки со страшным ревом и с толстым слоем грязи на колесах, а другие машины заезжали туда. Весь инвентарь как-то разгружался, складывался под открытым небом, а тяжелые машины продолжали что-то привозить, разгружать… И от всего этого стройка становилась каким-то нелепым миром грязных людей и грязных механизмов, и все это постепенно мало-помалу вырастало в какое-то здание из красного кирпича с тусклым, мертвящим освещением по ночам и еле заметным движение в дневное время. Каждая такая строительная площадка становилась особой, как теперь сказали бы, экономической зоной. Именно особой и именно зоной, потому что назвать это стройкой теперь, с высоты наших сегодняшних представлений о современных светлых и быстрых стройках никак нельзя.


Впрочем, и особой экономической зоной ныне называют не сумрачные стройки, а большие территориально-хозяйственные объекты, которые призваны не только обеспечить рабочими местами тысячи людей, но и поднять социальную и культурную сферы. Особый льготный режим налогообложения, особый режим ввоза и вывоза товаров, облегченные бюрократические процедуры. Особое внимание – сохранению окружающей среды.


Как развиваются ныне крупные экономические комплексы в разных странах? Как обычно, сравним два примера – на сей раз российский и голландский.


Корреспондент Радио Свобода в Липецке Андрей Юдин.



Андрей Юдин: Особая экономическая зона в Липецкой области предусматривает благоприятные условия развития для малого и среднего бизнеса. Что касается зарубежных инвесторов, совместных фирм и предприятий предусмотрено льготное налогообложение. В экономической зоне под названием «Казинка - особая экономическая зона» будет задействовано около 50 малых и средних предприятий. Площадь промышленной зоны составит не менее 10 квадратных километров. Строительство идет полным ходом, выпуск первой продукции намечен в 2007 году.


Стартовые инвестиции для развития экономической зоны составят 1,5 миллиарда рублей. Основные виды производств – это комплектующие для белой техники, бытовая техника и электромеханические приборы, легкое машиностроение, строительные изделия, стекольное и химическое производства. Занятость по персоналу высшей и средней квалификации составит более 12 тысяч сотрудников. Если учесть развитие инфраструктуры и сферы обслуживания, то количество работников увеличится не менее чем в 3 раза. По оценкам специалистов, экономический эффект по доходам в бюджет Липецкой области через 10-12 лет составит от 30 до 40 миллиардов рублей в год. Положительным аспектом появления особой экономической зоны в Липецкой области можно считать строительство объектов социального назначения, реализацию совместных предприятий, расширение инфраструктуры, развитие малого и среднего бизнеса.


Говорит начальник федерального территориального управления Липецкой области по особым экономическим зонам Владимир Лаврентьев.



Владимир Лаврентьев: Предусмотрели инфраструктуру. Предусмотрено строительство поселка Романово. Финансирование за счет федерального бюджета и выделение денежных средств в 2007 году мы предусмотрели в размере чуть больше 2,5 миллиарда рублей на создание международного аэропорта (в том числе обустройство и создание таможенных постов, пограничных постов) и строительство большой федеральной дороги, которая свяжет нашу особую экономическую зону. Затратная часть – чуть больше 5 миллиардов рублей. Тот бюджет, который мы предусмотрели на ближайшие 3-4 года за счет особой экономической зоны, Герман Греф утвердил.



Андрей Юдин: Отрицательным аспектом этой грандиозной стройки является изменение ландшафта, экологическая опасность, закрытие дороги, соединяющей дачные участки с поселками, прекращение развития садовых территорий и строительства дачных домиков.


Говорит активист, правозащитник, представляющий интересы жителей поселка Матырский, Николай Барбашин.



Николай Барбашин: Притеснение началось садоводов, трассу изменили. Селянам, людям выделяли под огороды земли – их убрали. И пенсионеров отправляют за несколько километров дальше. Люди возмущаются. Выращивали они там картошку, помидоры, огурцы. И тут поставили задачу, что б нам разъяснила администрация. Какая будет экологическая обстановка!? Там будет строиться, стекольный завод, рубероидный завод, изготовление «биотоплива» - и нет заключения экологической экспертизы по этим предприятиям. Значит, это незаконное строительство. Подписи на данный момент собраны, около 350 человек. Мы будем отстаивать свои права.



Андрей Юдин: Между тем начальник федерального территориального управления по особым экономическим зонам Липецкой области Владимир Лаврентьев заявил по этому поводу следующее…



Владимир Лаврентьев: Любое предприятие не может быть без положительной экспертизы, не только санитарно- экологической.



Андрей Юдин: Ситуацию поясняет правозащитник, представитель Московской, общественной некоммерческой организации «Центр экологической политики России» Валерий Меньшиков.



Валерий Меньшиков: Все вот эти шаги с развитием этой зоны должны обязательно коррелироваться с мнением жителей близлежащих поселков, деревень, может быть. Участие гражданского общества, я считаю, просто необходимо. Проводить государственно-экологическую экспертизу, оценку воздействия на окружающую среду – без такой экспертизы никакое строительство масштабное по закону не развертывается, даже на уровне выделения финансов. Город в развитии остается в десятке самых загрязненных городов России. Опасение, что может быть еще какой-то дополнительный вклад в загрязнение окружающей среды, - обоснованное опасение!



Андрей Юдин: Липецкое отделение Российского Социально-Экологического союза организовало открытую конференцию для привлечения властей, правозащитников и общественности к проблеме особой экономической зоны и социальных условий развития в регионе.



Владимир Ведрашко: Повезло голландцам – завоевание и обустройство новых земель не связано с покорением других территорий. Одна четвертая часть нынешней территории Голландии – это земли, отобранные у моря. Естественно, когда человек так плотно соприкасается с природой, в буквальном смысле слова переделывая естественный ландшафт, влияя на флору и фауну, то невозможно обойтись без квалифицированной экологической экспертизы. Об этом и других аспектах создания в Королевстве Нидерланды новых крупных хозяйственных объектов – корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.



Софья Корниенко: «Бог создал землю, а голландцы создали Нидерланды» – гласит знаменитая пословица, которую голландцы считают иностранной. Еще с XVI века самые главные инфраструктурные реформы здесь были связаны с расширением территории страны путем ее отвоевывания у главного и самого грозного соседа – моря. Так называемый полдер, или искусственная суша, составляет четвертую часть территории королевства. Последний раз голландцы создали себе немного земли в конце 60-х – тогда появилась новая голландская провинция Флеволанд и наиболее стремительно растущий город Голландии Алмере. Этим летом городской совет Алмере объявил, что запланирован новый проект – строительство земли между Алмере и Амстердамом, в заливе Алмейр. Члены городского совета Адри Дайвестайн сказал в интервью телекомпании NOS …



Адри Дайвестайн: Здесь вырастет новый районе, где будет построено как минимум 30 тысяч новых домов и квартир. Сейчас Алмере – это своего рода город-интраверт, он существует в свое маленьком мире. Если мы хотим реализовать задачу по постройке более сотни новых квартир в Амстердаме и окрестностях, прекрасным решением было бы соединить два города.



Софья Корниенко: Как ни странно, новый проект по осушению части залива Алмейр пользуется поддержкой «зеленых».



Адри Дайвестайн: Любой эксперт вам расскажет, что экологически эта местность находится в очень плохом состоянии. Прежде всего потому что вода здесь заболочена, а следовательно, малопригодна как среда обитания птиц и животных. За последние два года мы провели исследования совместно с экологами из Общества памятников природы с целью выполнить сразу две задачи: найти возможности для дальнейшей застройки и одновременно поправить экологическую ситуацию в Алмере. На то, чтобы улучшить экологическую ситуацию, потребуются сотни и сотни тысяч евро. Само по себе появление дополнительной земли не повредит экологии, как нам в Голландии хорошо известно по предыдущим примерам. Конечно, будет меньше воды, больше искусственной земли, но благодаря этому появится достаточно средств на экологическое оздоравливание Алмере. Мы хотим придать Алмере венецианскую атмосферу на современный манер: красивое, доступное жилье на воде.



Софья Корниенко: Со своим коллегой согласен и член Амстердамского городского совета Мартан Ван Пулхейст.



Мартан Ван Пулхейст: Самое хорошее в этом проекте – это то, что природоохранные и строительные задачи решаются одновременно. В обмельчавшей части залива Алмейр будут созданы новые искусственные острова, и на них построено жилье. Это даст возможность улучшить экологию заливов Хоймейр и Матермейр.



Софья Корниенко: По мнению специалистов, самым сложным искусством на нидерландском строительном рынке сегодня является умение заручиться поддержкой экологов и всевозможных природоохранных клубов, которые с легкостью добиваются отсрочки крупных строительных проектов. За последние пять лет наметилась интересная тенденция. Участники строительного рынка стали часто и много общаться с экологами. Не просто для того, чтобы получить их поддержку, но и чтобы вместе найти оптимальное решение инфраструктурных проблем. Под давлением экологов, скорее всего, будет отменен план строительства подземного транспортного тоннеля, который бы облегчил путешествие из Алмере в амстердамский аэропорт Схипхол. Быстро перебраться из Алмере в соседний Амстердам пока под силу только чайкам, которые перелетают залив напрямую. Люди сидят больше часа в пробках на узких объездных шоссе.


Мечта алмерского правительства – наладить прямое сообщение с «большой землей», построив прямую ветку метро и расширив существующие шоссе, чтобы увеличить их проходимость. Без этих мер, санкционировать которые может только кабинет министров, рост Алмере невозможен. Однако неделю назад кабинет премьера Балкененде отложил принятие решения по алмерской проблеме до прихода к власти нового кабинета, после выборов в ноябре этого года. Результаты проведенного по заказу правительства исследования показали, что строительство подземного тоннеля не только не избавит от пробок, но и окажется нерентабельно. Наиболее эффективным решением проблемы признано расширение шоссе. Но когда произойдет это долгожданное расширение – неизвестно. Ведь козырную карту транспортной связи с Алмере так приятно разыграть в предвыборной гонке. Так что пока Амстердам и Алмере остаются двумя разными мирами. А жилая зона на воде между ними – миражом.


Министр жилищного строительства Сибилла Декер…



Сибилла Декер: Это очень трудоемкий проект. И Алмере, и Амстердам сделали выбор в пользу создания привлекательной жилой зоны к западу от Алмере на воде. Разумеется, потребуется провести дополнительные исследования, но уже сегодня мы видим, каким Алмере может стать: с жилой зоной на воде на западе, с зелеными насаждениями на востоке и своим городским центром. То есть уже просматривается баланс между Амстердамом как столицей и Алмере – соседним городом с неповторимой планировкой.



Владимир Ведрашко: Как видим, если в Липецкой области сетуют на недостаточное общественное обсуждение новых экономических проектов, то в Голландии общественные активисты чувствуют себя более уверенно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG