Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Литовский актер театра и кино Донатас Банионис


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс.



Надежда Перцева: Известный литовский актер театра и кино Донатас Банионис представил вильнюсской публике - после литовского варианта теперь изданную на русском языке - книгу воспоминаний «Я с детства хотел играть». Перед этим поступившие в московские книжные магазины мемуары Баниониса, были сразу раскуплены и теперь являются редкостью.



Ирина Петерс: Эта книга не для тех, кто ищет в мемуарах сенсаций и открывания закулисных тайн, чем частенько изобилуют нынче литературные воспоминания известных актеров. В ней нет интриги, а есть - описание жизни. Да и нужно ли Донатасу Банионису стараться понравиться читателю интригующим приукрашиванием собственной жизни? Сам его творческий путь говорит за себя - что ни роль, то глубочайшая драма. Интрига - внутри характеров его героев, на это он тратил и тратит душевные силы. А вне сцены Банионис - молчалив, скромен, старается оставаться в тени.


За плечами 82-летнего актера, обладателя всевозможных званий и наград, в первую очередь - служба в Паневежском драматическом театре, созданном его учителем знаменитым режиссером Юозасом Мильтинисом. Сто ролей в театре. Более 50-ти - в кино: «Никто не хотел умирать», «Красная палатка», «Гойя или тяжкий путь познания», «Солярис», «Бегство мистера Мак-Кинли», «Мертвый сезон», «Бетховен - один день жизни».


«Любой свой персонаж, - говорит Банионис, - я всегда старался раскрыть через человеческие страсти, показывая суть личности. Режиссер Мильтинис, стремившийся к естественности, говорил нам: "Не надо играть, надо быть человеком"». Для кино актера открыл режиссер Витаутас Жалакявичюс.



Донатас Банионис: Когда он пригласил, я обрадовался. Вначале было очень трудно и не понравилось. Но потом - второй раз, третий раз. И последний раз - уже такой удачный четвертый фильм «Никто не хотел умирать» - то, что касается человеческой судьбы. Это правда, действительно, никто не хотел умирать.



Ирина Петерс: Факт из вашей биографии, такой, наверное, переломный - когда должны были решить: или вам остаться после войны здесь или уйти на Запад.



Донатас Банионис: Да, это было в 1944 году, когда уже советские войска приближались, решили уйти на Запад, потому что боялись большевиков. Господи, не знаешь, за что тебя арестуют. Многие бежали, и мы бежали. Потом нас догнали на западе Литвы. Когда уже пришла советская власть, мы тогда: ой, как мы вас ждали, ой, как хорошо, Ну, что делать? Если скажешь «не ждали» - в Сибирь и всё.


Людей арестовывали без суда и высылали, и не знаешь, почему. Во время оккупации мы ведь играли в театре - «А, значит, вы предатели…» Мы хотели спастись от того режима страшного, сталинского.



Ирина Петерс: Как бы ваша судьба сложилась, не представляю, если бы ушли?



Донатас Банионис: Я потом был в Америке, в 1970 году в первый раз, и видел всех своих коллег, которые уехали. Так что, они на заводе работали… Я актером не стал бы точно. Так слава Богу, что я остался.



Ирина Петерс: Приходилось Донатасу Банионису играть и президентов. «Вошел в роль, отыграл, получил гонорар и- свободен», - простодушно посмеивается актер, вообще-то, подчеркнуто стороняшийся политики, глядя на перипетии жизни президентов настоящих. «Я им не завидую», - говорит он. А вот президенты, кажется, в душе завидуют Банионису, раз с юности берут с него пример. Владимир Путин как-то признался, что пошел учиться на разведчика после фильма «Мертвый сезон». «Вы - мой крестный отец», - сказал российский руководитель, пожимая руку литовскому актеру во время одного из официальных приемов в Москве.



Донатас Банионис: Мы просто пошутили, есть у меня фотография у меня - мы с ним вместе стоим и разговариваем. Ну, что… симпатичный, как человек. А политикой я не занимаюсь.Тем более он уже - в чужой стране.



Ирина Петерс: В советские годы туристы целыми автобусами - даже издалека - специально приезжали в Литву, чтобы увидеть Донатаса Баниониса. И сейчас гости из бывших советских республик местным экскурсоводам чаще всего задают один вопрос: «Как поживает Донатас Банионис?» Спросим его самого.



Донатас Банионис: Десять божьих заповедей - там все сказано. Это самое главное для человеческой жизни. Живу воспоминаниями. Есть предложения, ещё в кино немножко поснимаюс - такие небольшие роли в российских картинах. Ничего не делаю. Почитаю что-нибудь, посмотрю немножко телевидение. Но оно плохое сейчас, для тех, у которых ум не работает. Для меня это просто пустота, мне неинтересно кривляние, что я вижу в кино и в театре.


Ум ушёл, ум! Один парень мне как-то сказал: «Слушай, ты играешь этого, как его, Бэ... Бэ...» Я говорю: «Бах!» - «Во-во, Бах. Кому он нужен? Ты посмотри - пятьсот человек собирается послушать твоего этого Баха, а мы - двадцать тысяч - собираемся на стадионе всю ночь мы там можем прослушать.. А, не важно,что слушать, - я кайф получаю. Двадцать тысяч там - кайф, а твои пятьсот - скучают над этим, как его... Бахом».



Ирина Петерс: А отчего кайф получаете вы?



Донатас Банионис: Я кайф не получаю. Я получаю, может быть, муку, мучение. Кайф получают животные. Ну, если посмотреть исторически все время было: то подъем, то упадок, то подъем, то упадок… А я пережил подъем культуры!



Ирина Петерс: О своей книге и своей жизни рассказывал литовский актер театра и кино Донатас Банионис.


XS
SM
MD
LG