Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детская стоматология


Ольга Беклемищева: Сегодня мы говорим о детской стоматологии, о болезнях десен и зубов у детей и о том, что могут сделать просвещенные родители для того, чтобы помочь избежать своему ребенку проблем в будущем. У нас в гостях друг нашей программы доктор Андрей Орлов, он не только доктор, но уже и доктор медицинских наук, он врач-стоматолог, челюстно-лицевой хирург, проректор по лечебной работе Института реабилитации и клеточных технологий имени А.Фриденштейна. И второй наш гость - доктор Юрий Аникин, ортодонт-ортопед, ассистент вышеназванного института, он может рассказать о том, как исправлять прикус. В нашей программе принимает участие наш постоянный американский эксперт профессор Даниил Борисович Голубев.


Итак, вот у меня первый вопрос к доктору Орлову. Детские зубы – чем они отличаются от взрослых зубов и что из этого следует для ребенка?



Андрей Орлов: Хотелось в первую очередь сказать, что мир детства – это совершенно необычный мир, который включает в себя очень много нового, приходится нашим маленьким гражданам познавать мир…



Ольга Беклемищева: В том числе и на зуб.



Андрей Орлов: Да, в том числе на зуб. Конечно, работать с такими пациентами всегда очень приятно, но и очень сложно, потому что в первую очередь приходится с ними играть, так как у наших маленьких пациентов, безусловно, не всегда бывает мотивация.



Ольга Беклемищева: Практически никогда не бывает.



Андрей Орлов: Да, никогда, если нет болевых ощущений или на слизистой полости рта, или в зубах, которые беспокоят детей. Но все равно проблема остается, и проблема с каждым днем, на мой взгляд, становится серьезной, нарастает. Причин этому много. Особенно это развитие индустрии питания, которая дает нам возможность видеть новые патологии.



Ольга Беклемищева: Вы знаете, Андрей, скоро вообще, по-моему, на нашей передаче в качестве флага будет написано: «Долой фастфуд! Все болезни от него». Так?



Андрей Орлов: Безусловно. Все вот эти фастфуды воздействуют в первую очередь на систему организма, и зубочелюстная система является неотъемлемой частью всего организма, она страдает, наверное, параллельно с организмом.



Ольга Беклемищева: И даже в первую очередь.



Андрей Орлов: да. Если говорить о мучных продуктах или о сладких, то, что очень любят дети, не всегда, конечно, бывает так, что идет поражение непосредственно от сладкого. Мы даже считаем, что время нахождения во рту конфетки, которая в среднем рассасывается и разжевывается ребенком в течение 2-3 минут, это уже есть время возможности прилипания этих веществ, осаждения на них микроорганизмов, которые очень любят эти продукты питания, и выделения кислоты, которая в итоге разрушает твердые ткани зуба.



Ольга Беклемищева: То есть надо ребенку давать какие-то очень быстро всасывающиеся конфеты?



Андрей Орлов: Ну, не совсем так. Безусловно, невозможно отказаться от этих продуктов, потому что они есть. Если один раз ребенок попробовал, наверное, это уже где-то даже преступление. Но все-таки надо ограничивать. И конечно, нужно помнить о том, что существующая проблема неправильного питания вызывает ряд серьезных заболеваний. При наличии большого количества газированной воды, как один из примеров, мы отказываемся от приема молока. С молоком поступают различного рода минеральные вещества, белковые вещества, которые необходимы для построения особенно детского организма.



Ольга Беклемищева: То есть до какого возраста нужно обязательно следить за тем, чтобы ребенок употреблял молоко и молочные продукты?



Андрей Орлов: Хотя бы до 14 лет, пока ферментативная система в состоянии адекватно производить расщепление молочных продуктов. Но если человек употребляет молоко и кисломолочные продукты в течение всей жизни, я думаю, что, кроме пользы, от этого нет ничего.



Ольга Беклемищева: Я хочу напомнить слушателям, что в викторианскую эпоху в Англии было принято детям на ночь давать стакан подогретого молока. Это, наверное, был очень правильный обычай.



Андрей Орлов: Во-первых, подогретое молоко – это и питательный продукт, это и кальций, который поступает с минеральными веществами другими, ну, и плюс это очень хорошее средство…



Ольга Беклемищева: Седативное.



Андрей Орлов: Да, для того, чтобы успокоить ребенка, именно успокоить.



Ольга Беклемищева: Как раз по поводу молока, мы перед передачей обсуждали проблему, которая стала неожиданно очень актуальной – детский остеопороз.



Андрей Орлов: Да, детский остеопороз набирает обороты, и справиться, наверное, можно будет с этой проблемой только при помощи родителей, которые должны осуществлять надзор за своими детьми, в частности, и в культуре питания, и в гигиене, которую осуществляет ребенок после приема пищи.



Ольга Беклемищева: Мы про гигиену обслуживания зубной полости, конечно, поговорим еще раз подробнее. Но чтобы завершить разговор о питании, как все же проявляется себя этот детский остеопороз? Как его можно заметить? В первую очередь он проявляется именно в зубах или прежде страдают другие, более мягкие, что ли, кости?



Андрей Орлов: Говорить о том, что это может носить такой какой-то очаговый характер, да, безусловно, это может отражаться и на зубочелюстной системе, но, как правило, это патология всего организма, всех костей, и аномалии развития в кости, и хрупкость кости, тем более в период закладки, когда в преднатальном, постнатальном периоде все-таки поступление кальция в организм – необходимое условие для его функционирования.



Ольга Беклемищева: Так что, уважаемые радиослушатели, возьмите себе на заметку: остеопороз, к сожалению, не только женская проблема, это теперь и проблема многих наших детей. А переходя к гигиене полости рта, что называется, «уж столько раз твердили миру», тем не менее появляются новые методы ухода за зубами, новые технологии. Насколько они распространены именно для детей? Скажем, взрослые уже знают, что хорошо бы приходить к доктору раз в полгода, удалять зубной налет, чистить камень. А к детям это имеет отношение?



Андрей Орлов: Да. Все одинаково. Наверное, даже стоит сказать о том, что мы должны использовать определенные схемы, которые наработаны и наработаны очень давно, которые существуют, к сожалению, мы их не выдерживаем в повседневной жизни. Учитывая то, что нас слушают и родители, и бабушки, и дедушки, я могу дать примерную схему того, как надо именно следить за своими зубами и, естественно, следить за зубами детей, начиная с самого маленького возраста, когда мы уже имеем прорезывание зубов.



Ольга Беклемищева: В шесть месяцев.



Андрей Орлов: Ну, шесть месяцев, безусловно, у нас же есть профилактические мероприятия, когда мама обрабатывает полость рта ребенка перед кормлением грудью. Во-первых, она наблюдает за ребенком. Потом, как правило, врач-педиатр должен осуществлять контроль не только внешний, не только дыхания, осмотр животика ребеночка, но и осмотр полости рта. Правильное сосание ребенка – это есть правильная закладка формирования верхней и нижней челюсти, это правильная регуляция дыхания и всех других уже… как каскад, но такой хороший каскад процессов, которые происходят в организме. Для ребенка это физическая нагрузка, потому что, насосавшись, ребенок совершенно спокойно спит и не тревожит родителей. Когда мы наблюдаем уже прорезывание зубов первых молочных, это, как правило, резцы, то они точно также могут быть обработаны ватными стерильными валиками, вот этот налет, который образуется на зубах…



Ольга Беклемищева: Это именно до сосания или после?



Андрей Орлов: Желательно, чтобы полость рта была чистой у ребенка всегда. После формирования молочного прикуса обязательно нужно использовать систему гигиены два раза в день – утром и вечером. Как правило, мы рекомендуем применение ватерпиков, это такие аппараты-фонтанчики. Там есть регулятор давления подачи этой воды. Для детей это, во-первых, игра. Поверьте, если ребенок сталкивается с такой игрушкой, которая стоит в доме, под эту игрушку попадают все – и кошки, и собаки, которые живут. Это, наверное, хорошо, потому что ребенок привыкает следить не только за собой, но и за…



Ольга Беклемищева: Окружающими живыми существами.



Андрей Орлов: Да. Потому что как у мальчика, так и у девочки уже формируется ответственность. Это тоже очень важный социальный фактор, потому что он отражается на самосозерцании, самовосприятии себя, что ты уже личность, ты делаешь и себе и другому.



Ольга Беклемищева: Тем более что сейчас девочки уже настолько рано начинают обращать внимание на собственную внешность и на реакцию на эту внешность со стороны подруг прежде всего, что, ну, не будет преувеличением сказать, что проследить за зубами девочки – это проложить ей еще одну дорожку к будущей счастливой жизни.



Андрей Орлов: С мальчиками, наверное, да, будет немножко посложнее. С девочками, да, я вам могу сказать это на личном примере, у меня две дочери, поэтому, конечно, мы наблюдаем эти положительные черты, которые им все-таки пытаемся привить.



Ольга Беклемищева: Доктор Орлов, вот у вас две девочки, вы их научили пользоваться ватерпиками. А когда надо переводить на зубную щетку?



Андрей Орлов: Ватерпик – это начало. После процедуры с ватерпиком, которая длится где-то примерно в течение полутора-двух минут, ребенок берет щетку, которая индивидуальная, его щетка. Их нужно подбирать именно не родителям, а чтобы детишки сами себе подбирали.



Ольга Беклемищева: То есть не важна ее степень жесткости, размеры?



Андрей Орлов: Как правило, это мягкие щеточки. И использование любой детской пасты, именно вкусной, потому что ребенок может и глотать воду и слюну, чтобы не было раздражения желудка.



Ольга Беклемищева: А детские пасты именно вкусовыми качествами отличаются от взрослых?



Андрей Орлов: Безусловно, не только. Содержанием тех минеральных веществ, которые в них находятся, фтора. И, безусловно, применять детям пасты для взрослого человека не рекомендуется. Если оказываетесь в ситуации, что пасты нет, закончилась, то пасту, которую мы применяем для взрослых, ее нужно брать минимальное количество в виде небольшой точки.



Ольга Беклемищева: А то, что сейчас широко рекламируют – пасты для всей семьи?



Андрей Орлов: Я считаю, что все-таки нужно разделять пасту детскую и пасту взрослую. Чистятся где-то примерно две минуты верхние зубки и нижние зубки. Сейчас продаются вместе с щетками специальные песочные часы, которые как игра для детей, дают возможность ребенку выдерживать те необходимые параметры для того, чтобы фтор смог послужить тем проводником для кальция и кальций смог проникнуть в поверхностные слои эмали.



Ольга Беклемищева: В моем детстве использовали считалку: раз-два-три-четыре-пять, вышел зайчик погулять. Я помню, мама говорила: надо прочитать пять раз для верхних зубов и пять раз для нижних.



Ольга Беклемищева: Можно так. Здесь любой способ будет хорош, лишь бы ребенок соблюдал эту гигиену. И, конечно, очень важно, к сожалению, мы забываем об этом, но постоянно в нашей практике мы напоминаем всем нашим пациентам о том, что необходимо после приема пищи обязательно ополаскивать рот тщательно хорошим полосканием.



Ольга Беклемищева: Вот это ополаскивание зубной полости можно заменить всякими гигиеническими жевательными резинками?



Андрей Орлов: Да, безусловно, резинки помогут очистить поверхность зубов, но все-таки смыть грубые пищевые остатки лучше хорошим полосканием, а потом уже применить жевательную резинку.



Ольга Беклемищева: Итак, вот схема перед нами всеми, и я думаю, что можно как-то сверить свои привычки с рекомендациями стоматологов. А если все-таки мы видим, что у ребенка начинают разрушаться молочные зубки, что в этом случае делать? Ведь многие говорят: ну, это же молочные зубы, выпадут все равно… Может быть, не стоит ради них так напрягаться? Или все-таки это важно?



Андрей Орлов: Очень важно сохранить зубы до нормального времени их смены.



Ольга Беклемищева: А то что?



Андрей Орлов: Дело все в том, что правильное жевание формирует зубочелюстную систему. Тот фолликул постоянного зуба, который находится под молочным зубом… Зубочелюстная система устроена таким образом, что ей необходима нагрузка, то есть компрессия - декомпрессия в тканях, которая улучшает кровообращение там, при этом образуются нормальные условия для формирования фолликулы.



Ольга Беклемищева: То есть на все нужна «сноровка, закалка, тренировка».



Андрей Орлов: Да, безусловно. И это формирование зубочелюстной системы, правильных пропорций лица. Безусловно, очень важный момент – ребенок, как и взрослый, должен тщательно пережевывать пищу. При отсутствующих зубах это, конечно, уже сложнее. И ребенок, безусловно, должен получать удовольствие от еды. Очень важным моментом считается то, что за молочный зуб мы должны бороться до конца.



Ольга Беклемищева: А ведь это сравнительно недавно появилась такая парадигма. Раньше как-то, насколько я помню, не очень-то боролись за молочные зубы и часто предлагали его просто вырвать.



Андрей Орлов: Мне сложно сказать, почему предлагали удалить такой зуб, но я должен вам сказать, что наша традиционная русская школа…



Ольга Беклемищева: Московская.



Андрей Орлов: Московская, ленинградская школы, школа западная…



1Ольга Беклемищева: То есть ленинградцы в данном вопросе согласны?



Андрей Орлов: Это очень сильная школа, я с большим удовольствием изучал, будучи студентом, учебник профессора Виноградовой и считаю, что очень сильный, хороший учебник. Так вот, и любая другая школа всегда говорили о том, что сохранение зубов необходимо. Да, безусловно, если возникают воспалительные процессы, при которых есть опасность поражения фолликула постоянно зуба, тогда да, тогда уже стоит вопрос об удалении этого зуба или о снятии воспалительного явления путем маленьких разрезов для того, чтобы эвакуировать гной, чтобы вскрыть канальчики, потом их запломбировать и поставить пломбочку так, чтобы ребенок мог пользоваться.



Ольга Беклемищева: И какие пломбы сейчас ставят на такие молочные зубы? Насколько я знаю, тут большой прогресс.



Андрей Орлов: У нас также остаются фосфатцементные пломбы, которые прекрасно стоят.



Ольга Беклемищева: Но быстро выкрашиваются.



Андрей Орлов: Да, они имеют такое свойство. А также мы используем и композиты светоотражающие, которые прекрасно восстанавливают и функцию зуба, то есть его форму, ну и конечно, эстетику, что очень важно.



Ольга Беклемищева: Это фактически уже те же самые пломбировочные материалы, которые используются во взрослой стоматологии?



Андрей Орлов: Да.



Ольга Беклемищева: Сейчас удалось преодолеть вот этот барьер между детским пломбировочным материалом и взрослым, который раньше стоял из-за того, что детские пломбы должны были иметь гораздо меньше вредных для будущего присадок.



Андрей Орлов: Да, которые могли образовываться от акрильных пластмасс. Но, понимаете, сама технология все-таки постановки пломбы немножечко отличается, потому что ширина дентинных канальчиков совершенно разная и сравнивать, конечно, нельзя. Безусловно, очень важным вопросом в профилактике кариеса зубов детей стоит запечатывание фиссур, которое сейчас выполняется новыми композитными материалами - жидкотекущими, светоотверждаемыми. Во-первых, это эстетично, потом, это, конечно, очень функционально.



Ольга Беклемищева: Но это все же, наверное, дорого?



Андрей Орлов: Нет, детская практика отличается от взрослой практики.



Ольга Беклемищева: В какую сторону?



Андрей Орлов: Ну, в сторону детей.



Ольга Беклемищева: И это хорошо. Еще один вопрос, который наверняка волнует многих – вот это отношение к фтору. Все время приходится балансировать: кто-то призывает пользоваться исключительно фторированными зубными пастами детей и взрослых, кто-то говорит, что в современных условиях мегаполиса вода, которая употребляется из водопровода, все равно фторирована, и фтора достаточно много и так. Как вы считаете, какую именно позицию избрать в данном вопросе?



Андрей Орлов: В Советском Союзе проводились постоянно очень серьезные и глобальные исследования по поводу содержания фтора в питьевой воде. Выделены были эндемические зоны, мы о них знаем. Безусловно, содержание фтора в промышленных городах в воде совершенно разное. Где-то его вообще нет, потому что для точного производства фтор будет только помехой. Поэтому в каждом районе существует определенные нормативы и там, где проживает ребенок, врачи-педиатры знают и знакомы с этим. Происходит и фторирование, и йодирование соли, о чем всегда говорится и упоминается, но, безусловно, избыток фтора – это плохо, это яд. Мы сталкиваемся с проблемами флюороза, которые возникают, и это могут быть проявления не только на зубах.



Ольга Беклемищева: А как он проявляется на зубах?



Андрей Орлов: В виде пятен.



Ольга Беклемищева: То есть если у ребенка появляются коричневатые пятнышки на зубах, то это может быть признаком избытка фтора?



Андрей Орлов: Нет, здесь нужно проводить все-таки анализ именно с мамой для того, чтобы выяснить, может быть, это был прием каких-либо препаратов или, может быть, это какие-то другие проблемы, связанные с деструкцией именно эмали.



Ольга Беклемищева: Но на самом деле, конечно, нужно следить за тем, чтобы поверхность зубов ребенка всегда была такая белая и ровная. Это признак здоровья?



Андрей Орлов: Да, безусловно.



Ольга Беклемищева: А то, что они иногда становятся немножечко прозрачными к краям? Что это означает?



Андрей Орлов: Вот эта прозрачность в тонах, особенно то, что имеет большое значение уже при формировании постоянного прикуса, это оттенки зубов и не надо бояться этого. Если есть какое-то подозрение, то нужно обратиться к врачу-стоматологу. Вообще, в детском периоде обращение к врачу-стоматологу должно быть не менее трех раз в год. Если для взрослого человека достаточно профилактически два обращения в год, то для ребенка – не менее трех раз.



Ольга Беклемищева: А вот здесь (конечно, вы за это не отвечаете) не могу не поделиться наблюдениями. К сожалению, не во все детские зубные поликлиники приятно приходить. К сожалению, опять же, многие, может быть, не многие, может быть, мне попадались такие детские стоматологи, которые начинают мой визит к ним с того, что рассказывают тебе, какая ты плохая мать и что совершенно запустила ребенка. Есть какое-то правило для врачей-стоматологов, как обращаться с пациентами? Почему вы так часто ругаете нас на приеме?



Андрей Орлов: Для врачей есть только одно правило – это пациент или больной. Конечно, приходится сталкиваться с тем, что и не только дети в таком состоянии, но и взрослые люди. Если другим способом воздействовать на маму нельзя, наверное, нужно каким-то образом, но в пределах нормально этики, поставить на вид, что это необходимо делать. Я думаю, что грамотно врач-стоматолог может поступить, если он покажет на картинках пример, что может быть с зубами у ребенка.



Ольга Беклемищева: И сейчас у меня естественным образом подходит вопрос об исправлении неправильного прикуса у детей. Дорогой доктор Аникин, скажите, пожалуйста, нужно ли и как рано нужно начинать исправлять неправильный прикус у детей?



Юрий Аникин: Исправлять прикус уже необходимо с того момента, когда выявлена данная аномалия.



Ольга Беклемищева: Это только врач может выявить или родитель сам может заметить?



Юрий Аникин: Или родители, или по наблюдению врача-педиатра детский стоматолог тогда уже направляет к ортодонту пациента, и мы уже лечим данного пациента.



Ольга Беклемищева: А этот неправильный прикус может проявить себя уже в самом раннем возрасте? Есть какие-то временные пороги: вот до какого-то возраста не трогаем зубы, потом обязательно нужно за этим следить, потом опять не трогаем?



Юрий Аникин: Аномалия может быть и в молочном прикусе, и в сменном прикусе, ну, и в постоянном.



Ольга Беклемищева: Ну, вот молочный прикус. У ребеночка явно какие-то проблемы с челюстью, скажем, нижняя челюсть вперед выдается. Когда уже можно заниматься исправлением?



Юрий Аникин: В молочном прикусе есть средства, упражнения, которые помогают избавиться от данной аномалии. Если, как было сказано, в молочном прикусе был удален зуб, то для того, чтобы избежать аномалии в будущем, необходимо детское протезирование, чтобы данное место было свободно для постоянного зуба, не было занято молочным зубом, потому что молочные зубы перемещаются на место удаленных зубов, и тогда уже в постоянном прикусе возможно скучивание зубов, дефицит места для постоянного зуба.



Ольга Беклемищева: То есть ребенку даже могут поставить протез зубной?



Андрей Орлов: Там уже связано будет с другим моментом – это лечение, возможно, даже удаление постоянных зубов при дефиците места для постоянных…



Ольга Беклемищева: Но если мы видим эту дырочку в молочном ряду зубов, мы должны поставить туда протез?



Андрей Орлов: Да.



Ольга Беклемищева: Удивительно. До нас дозвонились слушатели. Первой дозвонилась Лена из Москвы.



Слушатель: У меня такой вопрос. Я думаю, он как-то связан с детскими проблемами зубов. Я сейчас беременна. Я прекрасно знаю, что мне пока нельзя зубы лечить. Но мне хотелось бы задать вопрос. Допустим, если я буду кормить грудью, можно ли мне будет в этот период лечить зубы или подождать, пока этот процесс окончательно не закончится, чтобы прийти в норму, и только после этого начинать лечение?



Андрей Орлов: Безусловно, период лактации сопровождается выходом кальция из организма женщины – и свободного, и связанного. Если возникают проблемы с зубами, то зубы лечить нужно.



Ольга Беклемищева: По-моему, их можно лечить даже когда беременна?



Андрей Орлов: Конечно. Единственная проблема в лечении беременных наших пациенток: мы боимся развития возможных эклампсических приступов, которые могут дать непроизвольное сокращение матки. Но для этого существует специальная подготовка будущих мам, и совершенно спокойно мы лечим. Безусловно, в определенные сроки беременности мы ограничиваемся от исследования рентгенологического, хотя, я думаю, что опытный доктор и без рентгена в состоянии оценить состояние зуба, поставить диагноз и при необходимости провести нормальное лечение.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, это все-таки уже устаревшее понимание того, что за каждого ребенка женщина расплачивается двумя зубами. Сейчас этого вполне можно избежать, если лечиться правильно и у правильного врача.


Следующий слушатель – это Нина Сергеевна из Подмосковья.



Слушатель: Моей внучке три года. Как только появились молочные зубы верхние и нижние, зубы имеют у основания, там, где кайма, черный цвет, ужас какой-то. Фактически нижняя часть зуба вся черная.



Андрей Орлов: Говорить о каких-то синдромах и симптомах очень сложно, тем более не видя пациентку, не имея анамнестических данных на пациента. Но в любом случае развитие эрозивных процессов, то есть развитие кариозных процессом может быть связано и с наличием самого процесса, опять же, тех же эндемических поражений, и очень важным моментом является период беременности женщины, те процессы, которые могут происходить в организме, та же интоксикация, которая не снимается…



Ольга Беклемищева: Они могут потом показать себя на зубах?



Андрей Орлов: Конечно. Это практически было всегда. Особенно в наше время существует очень много препаратов, которые позволяют женщине практически без проблем перенести период беременности.



Ольга Беклемищева: Но в данном случае это поздно.



Андрей Орлов: Это уже есть.



Ольга Беклемищева: А что ребенку можно посоветовать?



Андрей Орлов: Это должен смотреть врач, детский стоматолог. И если диагноз четко не будет поставлен в районной поликлинике, то, безусловно, можно обращаться на кафедру детской стоматологии Стоматологического университета.



Ольга Беклемищева: Бывший 3-й медицинский.


И следующий слушатель – это Татьяна из Москвы.



Слушатель: На самом деле у меня два вопрос. Один вопрос по уходу за зубами. У моей девочки третья группа крови. Как я прочитала в какой-то американской книге, очень плотный зубной налет связан именно с этой группой крови, наверное, с особенностями ферментативной системы. Но бороться с этим всегда было очень сложно. Действительно ли это особенность этой группы крови или это наши индивидуальные вещи, ни с чем не связанные?



Андрей Орлов: Безусловно, ферментативная активность и пассивность может откладывать отпечаток, в частности, на зубочелюстную систему. Но иногда бывает так, что мы должны все-таки знать о ребенке больше, чем, допустим, только осмотр полости рта. Я могу вам точно сказать, что во взрослой практике довольно часто мы сталкиваемся с такими проявлениями, как почечно-каменная болезнь, мы видим активное осаждение на зубах именно камней и именно уратоподобной формы и состава. Поэтому, безусловно…



Ольга Беклемищева: Это может быть проявлением другого заболевания.



Андрей Орлов: Может быть.



Ольга Беклемищева: Нужен осмотр, уважаемая Татьяна.


А сейчас я хочу спросить доктора Голубева о том, как исправляют прикус в Америке и кто это все оплачивает?



Даниил Голубев: Основной метод оплаты исправления прикуса у детей в Соединенных Штатах – это ортодонтическая страховка, которая покупается при рождении ребёнка. Если семья малоимущая, то оплату проводят специальные государственные страховки для людей с низким доходом – так называемые «медикейд» или «медикал». Кстати, это касается не только детей. В Америке не считается зазорным исправлять прикус и у взрослых практически любого возраста, и для этого приходится покупать «взрослые» ортодонтические страховки или платить наличные деньги, как правило, совсем немалые. Ортодонты поощряют такую практику, исходя из своих профессиональных деловых интересов, но при этом совершенно справедливо подчёркивая, что неправильный прикус отрицательно влияет на все функции ротовой полости – жевание, глотание, речеобразование. Правильный прикус был создан природой для того, чтобы при жевании зубы равномерно распределяли жевательную нагрузку, однако при его нарушении некоторые зубы берут на себя функции тех зубов, которые в силу неправильного положения выключены из процесса. Все это в свою очередь приводит к большей подверженности кариесу, ранней потере зубов и к последующему сложному протезированию. И всё это – очень частые явления. Правильный, так называемый «ортогнатический прикус» встречается очень редко, примерно у 10% населения.



Ольга Беклемищева: Доктор Аникин, если так редко встречается этот правильный прикус, может быть, и не стоит мучаться, добиваясь правильного прикуса?



Юрий Аникин: Если не исправлять прикус у ребенка, то потом у взрослого человека неправильное положение зубов - все-таки это неправильное жевание, неправильное жевание – это неправильная очищаемость полости рта, которая приводит к образованию налета, налет приводит к гингивиту, то есть воспалению десен. А это в свою очередь ведет к уменьшению рецессии десны, расшатыванию зубов и последующему их удалению.



Ольга Беклемищева: Доктор Орлов, что это за зверь такой – гингивит. Вот сейчас бьют в колокола, что юношеский гингивит стал актуальнейшей проблемой. Он недавно так расширился или просто раньше его не диагностировали?



Андрей Орлов: Гингивиты, поражения, болезни зубов – это очень старая проблема, она всегда была и шла вместе с другими болезнями. В 1925 году на Втором всесоюзном съезде врачей-стоматологов поднимались вопросы и принималась резолюция по оказанию помощи детям, чтобы были земские, губернские врачи. Третий всесоюзный съезд принимал дополнительные резолюции. Наш основатель стоматологии, такой титан челюстно-лицевой хирургии профессор Евдокимов говорил о плановой санации именно подрастающего поколения, именно детей. Поэтому все эти вопросы были. Что касается гингивита. Если рассматривать гингивит, как заболевание просто слизистой полости рта, эта проблема может быть вызвана факторами, которые присутствуют и в организме, и внешние факторы. Во-первых, это попадание немытых продуктов в полость рта, это привычка нахождения во рту пальцев, которые, допустим, были только что в песочке, или игрушки грязной. Опять-таки, иммунная система организма, как местная, так и общая, должна гасить эти проблемы, которые возникают местно, и они довольно быстро должны проходить.



Ольга Беклемищева: Но далеко не всегда она с этим справляется.



Андрей Орлов: Возвращаясь к тем факторам и причинам, которые развиваются в самом организме, мы должны говорить о том, как развивается организм ребенка еще в период, когда он внутри матери. Безусловно, та иммунная система, которая была передана ребенку матерью, сохраняется не длительное время, потом включаются механизмы образования общие иммунной системы.



Ольга Беклемищева: Но лет до шести это все равно далеко не совершенная система.



Андрей Орлов: Безусловно, несовершенная. Она формируется довольно сложными процессами. Поэтому мы должны говорить о том, что если мы видим те факторы, которые мы можем устранить, следить за ребенком, чтобы не попадали грязные продукты, тем более инфицированность и инфекции, с которыми мы сталкиваемся сейчас, более агрессивны лишь только по той причине, что…



Ольга Беклемищева: Все неагрессивное давно задавили.



Андрей Орлов: Да, мы уже задавили. Но когда-то то, что для нас уже не агрессивно, было той же самой агрессивной флорой. Безусловно, проявления гингивита могут быть различны. И само понятие «гингивит» – это воспаление слизистой десны или воспаление слизистой щеки, которое может иметь и вирусную природу, и грибковую природу, и микробную природу.



Ольга Беклемищева: А как он выглядит, для родителей?



Андрей Орлов: Проявление в виде гиперемии, в виде отека слизистой десен или в виде формирования язвочек.



Ольга Беклемищева: Это именно язвочка или нечто вроде с белой головкой, напоминающее созревающий…



Андрей Орлов: Это могут быть различные проявления, в частности, то, о чем вы говорите.



Ольга Беклемищева: То есть все постороннее в полости рта должно вызывать настороженность.



Андрей Орлов: Должно вызывать настороженность. И желательно, конечно, обратить на это внимание. Потому что если это грудничковый период, это мешает ребенку правильно осуществлять сосательные движения и при этом возникает раздражительность у ребенка, он недополучает необходимых продуктов для обменных процессов. То, что касается более позднего периода, это вызывает и повышение температуры, и раздражительность, в общем, все симптомы воспаления, которые могут быть. Что же касается неправильного прикуса, довольно часто мы сталкиваемся с проблемами гингивита именно при том, что есть неправильный прикус.



Ольга Беклемищева: Это сцепленные какие-то вещи?



Андрей Орлов: Ну, одно вытекает из другого. Что-то может быть первично, что-то может быть вторично. Неправильный прикус - в первую очередь это неправильное распределение жевательной нагрузки и воздействие на ткани парадонта.



Ольга Беклемищева: А это, соответственно, означает большие перепады в кровоснабжении тех самых тканей.



Андрей Орлов: Которые в итоге ведут все-таки к атрофии костной ткани. И сейчас, конечно, мы видим большое количество пациентов и в 20, и в 25 лет, у которых при неправильном прикусе уже имеется значительная атрофия альвеолярных отростков верхней и нижней челюстей. Конечно, бороться с этим очень сложно. В данный период времени с Юрием Валерьевичем у нас есть очень серьезные пациенты, которым всего 20 лет. Как правильно составить ей план лечения – вот в это проблема.



Ольга Беклемищева: Именно потому, что у нее зубы очень слабо укоренены?



Андрей Орлов: Да. Изначально у нее был неправильный прикус, неправильно было распределение жевательной нагрузки. Но при том мы не видим никаких воспалительных процессов, мы не видим по анамнезу никаких тяжелых заболеваний, которые она переносила или переносила мама в период беременности. Единственное, мы готовим пациентку, проверяем ее по всем нашим параметрам, которые необходимы, в частности, исследуем денситометрию, чтобы определить, может быть, наличие какого-то системного остеопороза, не только остеопороза челюстей. Но опять-таки, если это проявление было связано только с неправильным прикусом, это еще раз нас заставляет более тщательно убеждать родителей в том, что необходимо исправлять прикус.



Ольга Беклемищева: До нас дозвонилась Нина Сергеевна из Москвы. Это, наверное, повторный звонок, Нина Сергеевна?



Слушатель: Да. Я ответа не услышала. Если надо привести ребенка, то куда? И по какому телефону узнать, куда и что?



Андрей Орлов: Мы оставим телефон. Вы нам звоните, и я думаю, что мы вам поможем: 508-00-75.



Ольга Беклемищева: Есть кариес, есть гингивит и есть, конечно, стоматит. Стоматит трудно пропустить маме: ребенок отказывается есть, у него отвратительное настроение, ему все больно. Как его можно вылечить?



Андрей Орлов: Сейчас у нас прозвучал конкретный вопрос, хороший вопрос, на который я должен дать ответ. Но, по медицинской этике, вы прекрасно понимаете, что ответить на него, наверное, все-таки врачу нельзя, потому что мы живем в век, когда очень большое количество сенсибилизированных детей, когда на любой медикамент, который может поступить даже на слизистую полость рта или на кожу, может возникнуть тяжелая аллергическая реакция с самыми плохими последствиями. Поэтому существуют определенные вещи. Давайте мы лучше остановимся на том, что если возникла такая проблема, то, безусловно, нужно ограничить острое и соленое в пище ребенка и как можно быстрее нужно обратиться к врачу-стоматологу. Самостоятельно не желательно принимать какие-либо решения, потому что в одних из этих препаратов может содержаться йод, в других препаратах – другие более активные вещества, которые у ребенка могут вызвать прямую или спонтанную аллергическую реакцию и только усугубить… Мы должны с вами помнить о том, что любые проявления гингивита могут быть аллергического характера. Это все должен выяснить врач. Может быть, достаточно будет прекратить давать ребенку какой-то из соков или продуктов питания и на этом все остановится. При этом, конечно, снять болевой синдром у ребенка и заставить его все-таки выполнять правила гигиены.



Ольга Беклемищева: Ох, хорошо бы. Я помню своего старшего, который, естественным образом подцепив стоматит в песочнице, долго сопротивлялся всяким попыткам смазать слизистую полости рта и соглашался только при обещании, что ему дадут банановое пюре.



Андрей Орлов: В нашей практике мы работаем не только с детьми, но и с родителями. Эти вот игрушки, которые мы «вытаскиваем» из наших родителей, чтобы ребеночек дал возможность поставить пломбочку или удалить зуб, если, к сожалению, его не удается сохранить… Бедные наши родители.



Ольга Беклемищева: И следующий слушатель – Валерия из Подмосковья.



Слушатель: Я живу в Одинцовском районе. У нас повышенное содержание фтора в воде. Я хочу возвратиться к вопросу о флюорозе. Какие продукты нужно, может быть, исключить, может быть, наоборот, принимать чаще? Что это значит, на внутренней поверхности переднего зуба моей 15-летней девочки небольшие светло-коричневые пятнышки? Я думаю, что это флюороз, потому что препаратов никаких не принимала она.



Андрей Орлов: Да, если говорить о флюорозе, то здесь нужно, видимо, использовать воду покупную, не ту, которая вытекает из-под крана. Если использовать ту воду, то нужно воду процеживать, нужно воду кипятить, хотя, безусловно, это не помогает. Поэтому здесь должна быть привозная вода. Если это поражение довольно-таки большое и имеет большой косметический дефект, то использовать можно и пломбы косметические, я думаю, что до коронок дело не должно дойти, судя по тому, что мама сказала, что небольшие очаги поражения. Проводить пока какую-то специальную терапию, может быть, и нет смысла. Хотя, с другой стороны, применение паст, гелей, которые содержат кальций, не помешает, но без фтора.



Ольга Беклемищева: К вопросу о косметических дефектах. Дети растут, как я уже говорила, девочки теперь очень рано начинают замечать собственную внешность, к сожалению, ее недостатки, по этому поводу обращаются к родителям. Опять возвращаясь к исправлению прикуса, я бы хотела спросить профессора Голубева, какой основной метод исправления прикуса в Соединенных Штатах и как там с красивыми моментами зубных брекетов?



Даниил Голубев: Основными ортодонтическими аппаратами для выправления прикуса являются разнообразные пластинки и брекет-системы, то есть набор из множества пластинок, приклеиваемых на зубы и имеющих пазы, в которые вставляется металлическая дуга. Брекеты делаются из металла, пластика, керамики, металлокерамики и варьируют в зависимости от вида прикуса – дистального, глубокого, перекрёстного - и других особенностей ротовой полости пациента. Для достижения результата брекет-системы носятся в течение достаточно длительного времени – до 2-х лет, привыкают же к ним в течение нескольких недель.


Важным психологическим фактором для привыкания к брекет-системе является внешний вид аппарата. В последнее время особенно часто используются брекет-системы из искусственно выращенных кристаллов сапфира, а также лингвальные системы, имеющие замки на внутренней поверхности зубов.


Надо подчеркнуть, что в Америке брекет-систем никто не стыдится – ни дети, ни взрослые, включая актрис и топ-моделей. Знаменитая певица Шер снимается с брекетами во рту, а Синди Кроуфорд выходит с ними на подиум и получает высокие гонорары. Такое отношение к брекетам вполне оправдано, поскольку исправление прикуса в любом возрасте - абсолютно обоснованная медицинская процедура.



Ольга Беклемищева: Доктор Аникин, а в России можно себе поставить такие удивительно красивые брекеты и сколько это будет стоить?



Юрий Аникин: Конечно, можно поставить и металлические, и сапфировые, и керамические брекеты, лингвальные брекеты. Все, конечно, можно поставить и исправлять спокойно зубки. Цена, конечно, на эти брекеты разная.



Ольга Беклемищева: От и до.



Юрий Аникин: Зависит от стоимости комплекта. Керамические могут стоить где-то 80 долларов, металлические – 50-60 долларов.



Ольга Беклемищева: А сапфировые?



Юрий Аникин: Наравне с керамическими.



Ольга Беклемищева: То есть совсем не обязательно быть Синди Кроуфорд.


Спасибо, уважаемые доктора. Я прощаюсь с вами. Постарайтесь не болеть!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG