Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как развивается российский туризм


Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях вице-президент Российского союза туристской индустрии Сергей Корнеев. Мы поговорим о том, как развивается российский туризм, въездной и выездной, с какими проблемами сталкиваются иностранцы в России и россияне за границей, как влияют на туризм межгосударственные конфликты и о многом другом.


Сергей Евгеньевич, в последние несколько лет, по самым разным статистическим данным, в частности, Росстата, количество въездных туристов в Россию сократилось чуть ли не на 25 процентов. Только по итогам прошлого года, по данным экспертов, Россия упустила почти полмиллиона туристов. Так ли это? И если да, то чем это можно объяснить?




Сергей Корнеев

Сергей Корнеев: Да, это так. Причин очень много, но, наверное, основная, системообразующая причина – это то, что меняются туристские технологии в мире и меняются желания детей, а мы немножко не успеваем под них подстраиваться. Что я имею в виду? 20 лет назад люди еще боялись туризма, по большому счету, было принято ездить группами, очень четко организованно. Сейчас абсолютно другое время, сейчас время Интернета, время свободы выбора в туризме, и все больше и больше людей предпочитают ездить самостоятельно, индивидуально, небольшими группами, с семьями, друзьями, в достаточно свободном режиме. И мы в таком переходном этапе, когда у нас есть уже соответствующая инфраструктура для таких туристов – красивые гостиницы, базы отдыха, неплохие рестораны, – но ее еще не много, и она еще не так известна за рубежом. И конкуренция в мире очень велика, потому что туризм – это одна из самых активно растущих отраслей мировой экономики вообще. По прогнозам Всемирной туристской организации, к 2010 году туризм по обороту средств может выйти на первое место, обогнав даже военно-промышленный и топливный комплексы. Потому что, по этому же прогнозу, ежегодно к 2010 году миллиард человеку будут осуществлять туристские поездки. Это колоссальные, конечно, средства. Растет конкурентная борьба, растут рекламные бюджеты стран. Мы немножко отстаем. Отстаем даже, может быть, за счет того, что позже начали. Не потому что мы хуже, а потому что мы позже начали, потому что российскому частному туризму всего 15 лет, а в Европе вся эта инфраструктура создавалась столетия практически. Люди часто говорят о дороговизне цен. А она отчего появляется. Оттого что не так много хороших гостиниц, не так много хороших маршрутов, не так много хорошего транспорта. Соответственно, если он есть, то – закон бизнеса – стараются заработать. Я думаю, что ситуация будет существенно меняться в ближайшие два-три года, но пока вот так.



Виктор Резунков: Давайте рассмотрим некоторые любопытные данные по некоторым странам. По данным Росстата, в 2003 году в Россию с целью туризма въехали почти миллион поляков, а в 2005 году – всего 133 тысячи. Чем это можно объяснить?



Сергей Корнеев: Я думаю, что это статистические таки изыски. Потому что сменили систему учета статистическую, это очень сложный вопрос, считают по визам, по видам виз. И очень часто едут в Россию по туристской визе на деловые мероприятия, и, наоборот, по деловой визе ездят в туристские поездки. Объективно по полякам это не так. По крайней мере, для нашего города и нашего региона это – растущий поток. Когда-то, кстати, в городе Ленинграде каждый пятый иностранный турист был поляком, в советские времена существовали «поезда дружбы» и подобное. Потом поляки практически вообще покинули нашу страну, потому что так же, как и для нас для них открылся весь мир, они начали ездить много-много. Сейчас очень большой интерес в Польше. Мы недавно там были, говорили с туроператорами, привозили их сюда, к нам. Они поездили по миру, посмотрели, что у нас не хуже, у нас интереснее, и стали сюда приезжать. Но для поляков в целом Санкт-Петербург – дорогой город, они все время об этом говорят, у них не так население богато, для них дорого. Но они ездят все больше, больше и больше. Рост небольшой, но это рост.



Виктор Резунков: Дороже, чем в Германии, да?



Сергей Корнеев: Для них - да. И все-таки с учетом дороги. Все-таки в Германию они сели и приехали, а сюда – либо автобус, либо поезд, либо самолет. Мы просто подальше находимся.



Виктор Резунков: Ситуация с Украиной. В 2003 году в Россию из этой страны с целью туризма въехало более 236 тысяч человек, а в 2005 году – только 62 тысячи. Чем вы это можете объяснить?



Сергей Корнеев: Опять же я думаю, что данные связаны прежде всего со статистическими погрешностями при смене системы учета. Но отчасти та же самая ситуация, что и с поляками. Граждане Украины – может быть, для них немножко попозже, но для них тоже открылась Европа. Очень активно та же Польша привлекает украинцев туристов, мигрантов, разные варианты. Очень доброжелательно к ним стали относиться после «оранжевой» революции консульства западных стран, в общем, фактически поощряют туризм. Людей много, достаточно выгодны как россиян, так и украинцы – туристы для Европы, и их туда тащат, рекламируют активно, приглашают. Но все равно сюда будут ездить.


Есть еще такой момент. Очень часто сюда приезжают украинские граждане в качестве туристов, но не через туристские фирмы. Это, может быть, даже самая доминирующая причина, потому что если едут сюда, так же как и наши россияне, к сожалению для нас, не покупая путевку в турфирме. И даже далеко не всегда останавливаясь в гостинице – едут к друзьям, едут к знакомым, просто садятся на самолет, садятся на поезд, приезжают сюда. Они те же самые туристы, ходят в музеи, кушают в ресторанах, гуляют по городу, но из туристского такого вот технологичного потока выпадают. То же самое с россиянами.



Виктор Резунков: В Крыму, например, невозможно установить, сколько россиян отдыхает.



Сергей Корнеев: Безусловно, да. Большинство людей – наших бывших соотечественников по нашей стране ездят пока таким образом: приеду я в Санкт-Петербург и на месте разберусь. Сейчас это уже неправильно, потому что это всегда дороже. Если ты не остановился у друзей, у родственников, то в гостинице заселиться в день приезда – это всегда максимальная цена. Когда покупаешь путевку в турфирме, это всегда дешевле, потому что турфирмы, как оптовые покупатели, имеют скидки в гостиницах, имеют массу разных возможностей сэкономить, и все эти затраты здесь падают на человека. Он платит максимальную цену в гостинице, он платит не маленькие деньги за такси, он платит не маленькие деньги за экскурсии на улицах, - если бы он приехал через турфирмы, это было бы дешевле. Но люди просто так привыкли. Потихоньку ситуация меняется, но все-таки и россияне, и украинцы по нашим городам, особенно по таким известным, как Санкт-Петербург, черноморское побережье, по традиционным местам туризма ездят, что называется, дикарем.



Виктор Резунков: Спасибо, Сергей Евгеньевич. Дадим возможность высказаться слушателю. Павел из Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, что лучше по соотношению «цена – качество» - российские курорты (Сочи, Геленджик, Анапа) или Турция, Египет, Тунис?



Сергей Корнеев: Сложный вопрос. Если быть откровенным, наверное, все-таки Турция и Египет. Хотя Турция и Египет – это очень разные направления, разное качество. Качество египетское намного отличается существенно от качества турецкого. Есть несколько составляющих. Почему, например, активно едут люди в Турцию. Не только потому, что «цена – качество», а потому что этот процесс четко организован. Те же турфирмы пока очень мало занимаются российскими курортами не потому, что не хотят этого, а потому что гостиницы, базы отдыха на российских курортах не всегда готовы работать с турфирмами. А в Турции четкая технология, как выпечка в «Макдоналдс» пирожков, все известно, все расписано, все понятно, все абсолютно четко и ясно. И конечно, там, где большой организованный поток, там зарабатывают не с конкретного человека, а с потока. Пускай турфирма доллар, два доллара на человека набросит, но если туда летят тысячи, то это совсем другие деньги. А на наши курорты опять же либо едут дикарем, а если едут через турфирму, соответственно, маленькое количество заказов. Туда не летают чартеры практически, а это очень существенная экономия – билет на чартерный рейс. Для турфирмы и для туриста намного дешевле, когда самолет летит, заранее арендованный, чем когда регулярный маршрут. И самолет чартер-тура может быть дешевле, чем просто железнодорожный билет, купленный в кассе. Но там тоже очень все меняется.


Я думаю, что все равно больше едет людей в Краснодарский край, и будет так, потому что это все-таки наша страна, наш язык, наши деньги. И в Краснодарском крае очень в последние два года все резко меняется. Просто это не так быстро происходит, но строится очень много новых отелей. Например, в Анапе недавно появился первый отель по турецкой системе «онклюзив», которую любят очень люди, когда заранее все оплачивают, а там сколько хотят, отдыхают, едят, все уже оплачено. Эта система популярна у Турции. У нас в России ее никогда не было, но вот сделали. И я лично знаю этих людей, которые организовали этот отель. Они сначала боялись, но оказалось, что наши люди вполне ничем не отличаются от европейцев, то есть употребляют столько, сколько хотят, но не больше того.



Виктор Резунков: Кстати, интересно, сколько денег оставляет российский турист в среднем за границей, а из заграницы – в России?



Сергей Корнеев: Это, наверное, вообще основная отличительная черта российских туристов. Возьмем, допустим, европейцев, люди очень разные в том, что европейский или американский турист, когда он покупает тур, он выбирает самый дорогой тур, который может себе позволить, но на месте тратит очень мало денег. У него распланировано, допустим, 30 долларов в день потратить – и все, он встает в ресторане и уходит, когда закончились эти 30 долларов. Наши туристы до недавнего времени (сейчас немножко по-другому стало) предпочитали купить самый дешевый тур, но зато все деньги, которые они привозили, они тратили, - 500 долларов, 600 долларов, 700, 1000, сколько ни привез. Может быть, это свойство нашей ментальности, может быть, просто причина в том, что мы начали только ездить, по большому счету, в мировом туризме. Сейчас ситуация существенно меняется, потому что наши туристы становятся все больше и больше по всем критериям похожи на европейцев.


Ту же Турцию мы упоминали, если раньше там искали самые дешевые варианты, то сейчас многие люди предпочитают съездить не три раза, а один раз, но купить пятизвездочный отель, остановиться в пятизвездочном отеле. И даже сейчас по той же Турции такой интересный момент стал наблюдаться, что в Турции не хватает пятизвездочных отелей для российских туристов. А те, которые есть, из них российские туристы возвращаются и говорят в турфирмах: «Знаете, нас качество не устроило. Нам бы еще получше надо». Во-первых, тут дело, конечно, не в том, что наши люди становятся более обеспеченными, но еще дело и в другом – в том, что наши люди привыкают к нормальному уровню сервиса и понимают, что на отдыхе экономить все-таки не надо, потому что это все-таки отдых, это приятное впечатление. И очень многие говорят: «Лучше пускай я поеду один раз, но по полной программе, чем 10 раз…» Вот сначала хотели просто поездить, просто посмотреть, а сейчас уже хотят отдыхать в хороших условиях, в симпатичном месте, с хорошим сервисом, так же как и все.



Виктор Резунков: А в России не хватает тоже пятизвездочных отелей для туристов.



Сергей Корнеев: Да, в России, если взять отели Санкт-Петербурга пятизвездочные, допустим, лет 10 назад они на 80-90 процентов были отелями «Интуриста», даже на все 100. Сейчас многие пятизвездочные отели четко абсолютно говорят о том, что российских постояльцев у них больше, чем иностранных. И они уже ориентируются и в своем сервисе, и в своей работе, в своей рекламе на российских клиентов. К сожалению, прежде всего на москвичей (или к счастью), но не только. Приезжают как из-за границы, так и здесь наши люди стараются выбирать хороший, качественный сервис. И это хорошо.



Виктор Резунков: Скажите, а каков социальный статус среднего туриста?



Сергей Корнеев: Наверное, в самом вопросе есть ответ. Это средний возраст, это средний класс, как его можно назвать, это люди со средним доходом. Знаете, сейчас нет практически отличия, очень многие из разных социальных категорий ездят отдыхать, например, за границу. Другое дело, что, например, люди обеспеченные, люди богатые ездят за границу отдыхать несколько раз в год, и они, кстати, дают самый большой прирост, потому что они ездят не один раз в год, а пять, допустим. Но массовый поток все-таки средний человек формирует, то есть средний не в смысле как личность, а обычные люди – служащие, инженеры… Сейчас в турфирме уже даже никто не интересуется, в общем-то, какая ваша профессия, а интересуется (я имею в виду условно) конкретно – что вам нужно предоставить, что вы ждете от отдыха.



Виктор Резунков: Сергей Евгеньевич, насколько, по вашему мнению, государство участвует в процессе продвижения туристических возможностей России? Многие принимающие российские компании считают, что государство в этом процессе не участвует, и вынуждены тратить свои средства на пропаганду туризма в России.



Сергей Корнеев: Да, это действительно так. У нас туризм в государстве недооценен как отрасль экономики. Во-первых, для этого не было соответствующей базы. У нас после развала Советского Союза получилось совсем не так, как за границей. За границей, условно говоря, примитивно, но верно: строили маленькие отели, зарабатывали деньги, потом строили побольше отели, зарабатывали еще деньги, строили сеть отелей и так далее, все постепенно. У нас огромный государственный комплекс – «интуристовский», Совета по туризму, профсоюзный – вдруг оказался без государственного финансирования. И он стал резко отставать в качестве, резко терять в соответствии требованиям. И вот 5-10 лет мы резко отставали за счет этого. Весь мир шел вперед, а мы стояли на месте. Не потому, что мы такие плохие, а потому что без государственной поддержки вдруг огромные гостиницы остались. Сейчас научились работать, сейчас любая гостиница, если говорить опять же по Санкт-Петербургу, научилась работать, набрала как бы жирок, набрала профессионализм, заработала средства, везде идут реставрации, реновации, обновление и так далее.


Приглашать, рекламировать было нечего. Сейчас уже есть что рекламировать. Я имею в виду не по красотам, которые были всегда, но туризм – это красивое, интересное место плюс сервис. Вот с сервисом были проблемы, а сейчас сервис резко выправляется. Кстати говоря, за счет российских туристов, которые по стране ездят. И сейчас, конечно, реклама должна быть намного более активна. Ну, делается много, впервые появились осознанные рекламные действия с государственными бюджетами за границей. И Россия, и прежде всего Санкт-Петербург, который сейчас общественные средства выделил на продвижение Санкт-Петербурга как туристского центра, но, конечно, это пока еще крохи. Если взять самую маленькую землю в Германии, даже в Восточной Германии бывшей, то у них туристский маркетинговые государственный бюджет в среднем – 10 миллионов евро. А у нас даже в Санкт-Петербурге, который сейчас в лидерах находится явных, это намного меньше – 150 миллионов рублей на пять лет.


Мне кажется, это взаимосвязано: чем больше будет туризм как экономика развиваться, тем больше будет частных средств вкладываться в инфраструктуру, тем больше будет и лоббирование, в конце концов. Сейчас, конечно, наши бюджеты с турецкими даже близко не поставить, я уже не говорю с европейскими. Казалось бы, Париж - город, который все знают, который все воспринимают как туристскую столицу мира, и все равно Париж каждый год выделяет бюджетные деньги на рекламу, на маркетинг, потому что понимает, что в современной конкуренции, в жесткой борьбе за туриста стоить чуть-чуть остановиться – и новые места захватят людей. Мода меняется, и меняется очень быстро. Турция, если я не ошибаюсь, только государственных бюджетных средств на рекламу только на Россию выделяет в год около 5-7 миллионов долларов. Плюс огромные средства, которые вкладываются турецкими отелями в рекламу турфирм. У них там существует партнерство, условно говоря, 50 процентов вложило государство в рекламу, 50 процентов - бизнес.


У нас в предыдущие годы практически вся туристская реклама шла за счет бизнеса, за счет турфирм, за счет гостиниц, за счет всех, кто в этом процессе задействован, а сейчас начала ситуация меняться. Последние три года, наверное, государство осознает на разных уровнях, что туризм – это серьезно. Некоторые субъекты Федерации вообще прорыв осуществляют, в том числе Санкт-Петербург, который несколько лет назад вообще не имел никакого рекламного туристского бюджета, а потом сразу появился достаточно существенный. Конечно, мало пока, очень мало.



Виктор Резунков: Сергей Евгеньевич, эксперты отмечают замедление темпов роста выездного туристического потока. Чем вы это объясняете? Падением популярности шоп-туризма?



Сергей Корнеев: В том числе и этим. Потому что шоп-туризм – это как раз, на самом деле, к туризму отнести нельзя, но для приграничных регионов статистике он давал очень много цифр. Иногда это доминировало в некоторых регионах – на Дальнем Востоке и в Китае, например, сейчас практически ушел этот вид бизнеса, а не туризм, практически потерял свой смысл. Но помимо этого, есть еще такой существенный момент: люди, съездив за границу, посмотрев на другие страны, очень активно возвращаются обратно путешествовать по нашей стране. Потому что, на самом деле, конечно, «Время отдыхать в России» – это очень правильный лозунг. В нашей стране есть практически все, что есть в других странах, - это и природа, и культура, и абсолютно разные этнографические, исторические местности. Она очень большая и очень разнообразная. И люди возвращаются, иногда открывают новые места в России, очень часто возвращаются в те места, которые посещали в молодости. Тот же Краснодарский край или, например, республика Карелия, тот же Санкт-Петербург во многом воспринимаются туристами в таком романтичном ареоле: я помню, как я красиво и хорошо отдыхал здесь, я хочу сюда вернуться. Раньше это немножко забивало тем, как интересно за границей, а сейчас этого уже нет.



Виктор Резунков: Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я о двух аспектах туризма хотел сказать, - во-первых, о въездном в Питер и о нашем, настоящем туризме внутри России. Во-первых, за это время, за которое можно без визы находиться туризму, устать можно, но посмотреть город, многочисленные места, еще не разворованный Эрмитаж невозможно просто. Даже по пригородам нельзя проехать и там просто даже куда-нибудь на природу отдохнуть. Это, конечно, глупость. Например, маленький Таллинн, в котором и музеев-то раз два и обчелся, посещают… я не помню точно, но по позапрошлому году, по-моему раз в три больше, чем Петербург. Вот это, конечно, важная вещь. Потом, вот чувства безопасности нет. Мои знакомые приехали, поехали смотреть сами город. Влетела толпа они говорят, что цыган, оборвали у них сумочки и ускакали – это в метро было, причем среди бела дня.


А по поводу такого туризма, вот гость очень хорошо сказал по поводу ностальгии. Я тоже занимался в молодости много чем, в том числе водным туризмом, и в Ленобласти было порядка 50 маршрутов, мой приятель написал даже книгу о них, и я тоже решил из ностальгии проехаться по некоторым из них. Во-первых, берега загажены до такого состояния, что просто невозможно там даже из байдарки выйти. Потом еще, в связи с введение Лесного и Водного кодекса, во-первых, полное безобразие! Сейчас еще даже не введен Лесной кодекс, а в лес войти невозможно – выходит мордоворот, достает пистолет короткоствольный, с травматическими пулями и мне предлагает попробовать на себе, так сказать, эту пулю, если дальше пойду.



Виктор Резунков: Понятно, Сергей. Как раз хотел задать вопрос Сергею Евгеньевичу, как, по вашему мнению, недавний указ главы ФСБ Николая Патрушева, расширяющий территорию пограничных зон, повлияет на рост внутреннего туризма?



Сергей Корнеев: Я считаю, что, конечно, для туризма это не очень приятная новость. Не вполне понятно, чем это вызвано, но не нам судить. Как правило, приграничные зоны всегда привлекали туристов по очень простой причине: туда приезжали туристы из ближайших стран. И закрытие приграничных зон, расширение закрытых территорий, естественно… Для приграничных субъектов федерации это самый основной вид туризма, в Карелию больше всего едет финнов, к нам больше всего едет финнов, в Псков больше всего ездят эстонцы. И они ездят не так, как было сказано, не на два-три дня, а они приезжают много раз, в разные места. И конечно, с одной стороны, пограничная служба говорит о том, что это не означает 100-процентного закрытия, расширения погранзон, что будут специальные пропуска, но на самом деле нехорошо, неправильно это, мне кажется, не вполне понятное решение. Но, в принципе, в стране много хороших, интересных мест.


Что касается вопроса, он очень объемный, но несколько вещей можно охватить. Во-первых, приезд в Таллинн и в Санкт-Петербург. Совершенно справедливое замечание, потому что есть одна связанная, кстати, с вашим вопросом причина – это сложность получения российской визы. До сих пор российскую визу получить непросто, достаточно долго либо дорого. Есть тариф на срочное оформление визы – дорогой, а обычный порядок – долго ждать. Раньше это было нормально, а сейчас это уже не нормально для Европы. Потому что мы уже все-таки в Европе, и та же Украина, например, вообще безвизовый въезд делает для иностранных туристов, страны Балтии – там практически пустая формальность эти визы, и скоро их вообще не будет, для европейцев я имею в виду. Бывшие социалистические республики наши практически все упростили эти формальности, мы – пока нет. Естественно, куда проще – туда и едешь. Туристы сейчас очень мобильны, люди вообще принимают решения сейчас быстро, четко, и им надо быстро их реализовать, ждать две недели нельзя. Эту проблему нельзя решить сразу, потому что есть и обратная проблема: россиянам тоже не очень легко получить визу во многие страны.



Виктор Резунков: И в Эстонию, в частности.



Сергей Корнеев: В частности, в Эстонию, да, в стране Балтии. И в позиции МИДа есть доля объективности в том смысле, что идите нам навстречу, упростите получение виз для россиян, а мы упростим для вас. Но, с другой стороны, для туризма это, безусловно, минус – вообще любые визы, и туда, и сюда, вообще любые границы – это враг туризма. С другой стороны, все-таки мы миграционно-опасная страна, как бы то ни было, а Европе нет для нас, вряд ли из Европы сюда поедут толпы мигрантов. Поэтому, я думаю, что ситуация будет меняться, потому что позиция была достаточно четко обозначена нашим верховным руководством, что мы идем к упрощению. А если так, то я думаю, что этот вопрос будет упрощаться.



Виктор Резунков: Безопасность – это вопрос, о котором постоянно говоря. Вообще, насколько защищены западные туристы? И по уровню преступлений, совершенных против туристов, на Западе, допустим, или в России можно какое-то сравнение провести?



Сергей Корнеев: Очень интересный момент.



Виктор Резунков: Деликатный.



Сергей Корнеев: Деликатный и даже по статистике интересный. Преступлений против туристов в Париже совершается больше, чем в Санкт-Петербурге, в Нью-Йорке совершается больше, чем в Санкт-Петербурге. И тут есть два аспекта. Аспект первый, почему именно у нас люди часто уезжают недовольные, если с ними что-то случилось, а из Парижа возвращаются значительно менее недовольными. Вопрос очень простой. Все туристы европейские сейчас со страховыми полисами, и если у них в Париже украли сумочку или фотоаппарат, то они приезжают домой и получают страховку. Но для этого они предъявляют справку, которая быстро дается. Если у них то же самое произошло в Санкт-Петербурге, то, возвращаясь домой, им здесь очень сложно получить справку, потому что там у нас регистрация правонарушений – по территориальному принципу, они должны идти в отдел милиции в том районе, где случилось это, они должны это дело еще найти.



Виктор Резунков: Российская бюрократия.



Сергей Корнеев: Да. Они должны объясниться – а они не владеют русским языком – с нашими сотрудниками. И они эту справку не получают очень часто и не получают деньги, естественно, они возмущены после этого. Это первая часть проблема, но она сейчас очень активно решается. Вообще, надо сказать, что мы начали где-то года три назад бить серьезно в колокола, прежде всего по поводу нападения на улицах, на Невском проспекте, мелкие, но часто повторяющиеся, очень неприятные. Ситуация была очень быстро разрешена, среагировала милиция, серьезные очень проводились действия, я знаю это достоверно, очень много сил было на это потрачено. Сейчас существует городская программа оснащения центра города видеокамерами, что с точки зрения профилактики вообще очень хорошая вещь, и патрулирование введено. И это лето, по мнению туристских фирм, намного было спокойнее и безопаснее. И вообще в любом мегаполисе никогда от уличной преступности не избавиться. Поэтому я думаю, что ситуация будет улучшаться, и с точки зрения образа города… Мы вот обратились, в городе получили поддержку – упрощенная процедура регистрации, выдачи справок, вроде бы собираются внутри города поставить специальные мобильные именно для этого какие-то милицейские точки. То есть работа ведется, и работа хорошая. Очень хорошие у нас контакты с ГУВД, и при администрации Санкт-Петербурга создана постоянно действующая рабочая группа по обеспечению безопасности туристов Санкт-Петербурге. И ситуация здесь будет меняться.


Но есть еще одна разница между Парижем, Санкт-Петербургом и Нью-Йорком, например. В Париже очень четкое зонирование, в Нью-Йорке очень четкое зонирование, а если ты пошел с Гарлем и с тобой что-то случилось – извини, сам виноват. У нас немножко по-другому устроен город.



Виктор Резунков: Владимир из Петербурга, пожалуйста, ваш вопрос?



Слушатель: Здравствуйте. В Петербурге на углу Каменностровского проспекта и набережной реки Картувки примерно в течение десятка лет стоит недостроенная гостиница и на глазах разрушается. Гостиница предполагалась туристская, класса «пять звездочек». Какова, по вашим данным, будет судьба этой гостиницы? Ждем, пока она совсем рухнет?



Сергей Корнеев: Ну, это «Северная корона» имеется в виду. Она будет достроена. Опять же, мы пережили в туристской инфраструктуре период упадка, и это касалось и этой недостроенной гостиницы, и тех гостиниц, которые работали, слава богу. Сейчас ситуация уже изменилась. Сейчас есть инвестиции, есть желание вкладывать в туристскую инфраструктуру, сейчас уже борьба идет за каждое пятно. По этой гостинице есть отдельные проблемы, насколько я понимаю: она за эти годы накопила столько долгов, что очень сложно рассчитаться. Но сейчас в город так мало мест для строительства гостиниц, хороших и интересных, что нет никакого сомнения, что этот вопрос будет решен.



Виктор Резунков: Сергей Евгеньевич, давайте поговорим немного о том, как события в различных точках нашей планеты влияют на потоки туристов. Вот события в Карелии, в Кондопоге повлияли на поток туристов как-то?



Сергей Корнеев: Я думаю, что это очень локальная вещь, это не туристский центр, и та же Карелия – один из самых, я думаю, привлекательных туристских регионов России, и туда ездят все-таки в большей степени на природу. Думаю, что нет. Хотя вообще неприятные события, естественно, людей останавливают, а иногда даже чересчур. Условно говоря, очень часто и много говорят, когда что-то происходит с нашими туристами за рубежом. Справедливо говорят, да, это большая проблема. Вот разбился автобус – ужасно. Но, с другой стороны, разбиваются автобусы и у нас, но по всем телеканалам, по всей стране это не проходит.



Виктор Резунков: События во Франции, где вчера разбился автобус и погиб русский турист. Существует какой-то механизм поведения русских туристов, схема, как надо себя вести в случае, если он попадает в такую ситуацию?



Сергей Корнеев: Существует достаточно четкий механизм, и в добросовестных турфирмах, а таких все-таки у нас в городе большинство, достаточно четко туристов информируют. Он как бы несколькоступенчатый, и тут, кстати говоря, многое зависит от туриста. Во-первых, страхование. Очень часто недооценивают вообще необходимость страхования, вообще наши люди, наверное, часто фаталисты. Но страхование – это не только возмещение ущерба, это еще и помощь. Когда турист покупает вместе с путевкой страховой полис, это значит, что там дается телефон ассистентской компании, то есть того медицинского учреждения, которое на месте оказывает туристу в случае необходимости помощь. Турист просто туда звонит, его забирают и там все необходимое делают, а потом наша, российская страховая компания за это рассчитывается. В странах Шенгенской зоны, европейских они сами не пустят, не дадут визу, если нет страховки. Но, допустим, Турция, Египет – там не обязательно. Очень часто, сейчас реже, но, скажем, иногда все же до сих пор туристы от этого отказываются. Неправильно. Потому что, я говорю, это не только возмещение денег, а это прежде всего помощь, это первое. Поэтому надо четко понимать, какой страховой полис вы покупаете, четко понимать, что это за страхования компания, а там всегда есть информация, есть ли у нее партнерская служба в той стране, куда вы едете, и страховая фирма обязана давать информацию, куда обращаться в случае, если что-то произошло. Это важно.


Второй момент, естественно, существует механизм государственный. Наши дипломаты практически моментально реагирует на это. В случае, если нет денег, если нет документов, всегда российские граждане возвращаются за счет государства иногда, как правило, туристские фирмы тоже этим занимаются. И даже в том случае, когда мы не обязаны это делать, как правило, туристские фирмы берут на себя все расходы, даже если турист не купил страховку, например. Другое дело, что потом туристская фирма с этого туриста просит вернуть затраты: «Вы страховку не покупали. Мы вам ее предлагали…» Просто сейчас очень велика борьба за клиента, за туриста, чтобы он вернутся и друзей привел.


Мы выпустили недавно – он стал уже бестселлером – вместе с МИДом справочник для выезжающих за рубеж: куда идти, как идти… Вообще, надо всегда иметь ксерокопию паспорта, если вдруг пропали документы, надо знать телефоны ассистентской компании, если у вас страховой полис, надо знать телефоны местной принимающей турфирмы или местной гостиницы, если вы заблудились. Надо обязательно знать телефоны российского посольства и консульства, потому что туда вы позвоните – и они должны вами заниматься, вы гражданин России. Вот это нехитрые вещи, которые часто люди, уехав за границу, забывают, расслабляются, и, к сожалению, часто попадают в нелепые ситуации. Иногда такие вот происходят, к сожалению, неприятности. Ну, авария – это форсмажор, и кто виноват там, установит следствие, но посмотрите, сколько об этом говорится. А что, у нас не происходят аварии с нашими людьми здесь?



Виктор Резунков: В Петербурге возле различных консульств можно встретить граждан, которые предлагают оформить страховку. Это что, спекуляция или можно верить этим страховкам?



Сергей Корнеев: Все-таки лучше покупать страховку вместе с путевкой. Если вы идете в туристскую фирму, это просто удобнее. Туристские фирмы имеют постоянный договор с какой-то страховой компанией, и если это крупная, солидная компания, заинтересованная в том, чтобы все было хорошо, потому что вы связаны договором с турфирмой, не надо тут экономить на чем-то. Но, с другой стороны, это тоже агент страховой компании. Другое дело, что, купив страховку в турфирме, вам есть куда прийти и спросить, что продали, а купив на улице, к кому вам идти?



Виктор Резунков: Ефим из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы спросить и, может быть, прокомментировать нашего гостя вот в каком плане. Этим летом я ездил во Францию, и в Париже гораздо более безопаснее и спокойнее находиться, чем в Москве. Там гораздо больше адекватных людей, на мой взгляд, чем в Москве. Я ездил туда с дороги фотооборудованием, и ни одна из российских компаний не согласилась застраховать это оборудование. Во Франции мои попытки сделать то же самое тоже были отвергнуты по причинам того, что там нужно быть французом, чтобы застраховать оборудование. Это первое. Второе, по-видимому, наш гость несколько преувеличивает доброжелательность или гостеприимство наших соотечественников. В частности, в Карелии есть такой известный водный маршрут Черка – Кенкемь, и вот там в конце маршрута у магазина висит некое от руки написанное объявление, которое в переводе на русский язык звучит примерно так: «Туристы, убирайтесь вон!» Я хотел просто спросить какого-то комментария по поводу того, что я сейчас сказал.



Сергей Корнеев: Да нет, не преувеличиваю. Да, есть у нас проблемы, и иностранные туристы часто об этом говорят, причем даже не в безопасности вопрос, они говорят: «Мы на улицах подходим к людям – от нас уходят, нам не улыбаются. А подойдем в Париже – нам улыбаются. Я не знаю, это не туристская проблема, это социальная проблема, наверное, плюс проблема языков.



Виктор Резунков: Проблема языков, менталитета российского народа.



Сергей Корнеев: Но, с другой стороны, это же тоже не догма. Да, Париж, а что, в арабских странах очень доброжелательно относятся к туристам? Нет, но туда едут, потому что там все это меняется. Когда человек начинает зависеть от туризма, он понимает, что туризм… Чего, к сожалению, не понимают очень часто наши горожане, спрашивая, нужен ли нам туризм, зачем приезжают тут какие-то богатые дяденьки и ходят. Во-первых, у нас в Санкт-Петербурге совсем другой туризм, не турецкий. Там приезжают посидеть на шезлонгах, чтобы вокруг тебя бегали. В Петербург приезжают восхищаться. Люди выходят на Дворцовую площадь – и открываю рот в восхищении. Учиться, восхищаться. А потом, да, туризм – это двигатель экономики. Во всем мире есть одна закономерность: когда количество туристов, приезжающих в год, становится больше, чем количество жителей, то туризм становится бюджетообразующей отраслью всей экономики страны. Не только тех людей, которые работают в туризме, но деньги там вращаются, крутятся и работают на страну. Посмотрите, взять арабские страны те же самые, казалось бы, по своей природе они закрыты очень, но они борются с этим, они борются с менталитетом своих людей, потому что понимают, что это – деньги, что это имидж страны. И, по-моему, в Эмиратах вчера как раз проходил российско-арабский форум, и он говорили о том, что у них доходы от туризма стали больше, чем доходы от нефти. И вообще в этом есть большой социальный фактор. Когда доходы от туризма в мире станут больше, чем доходы от торговли оружием, а такое может случиться, мне кажется, многое может измениться. Потому что за многими процессами стоят финансовые интересы, это известно.



Виктор Резунков: А почему же так мало арабских туристов в России?



Сергей Корнеев: Мало рекламы и информации. Они абсолютно не представляют, что такое наша страна. Опять же вчера на форуме был круглый стол на тему, в том числе, и туризма, между арабскими предпринимателями и российскими участниками. И мы у них спросили: «Почему из Эмиратов так мало едет сюда туристов?» Они говорят: «А мы вообще ничего не знаем». Да, это отсутствие рекламы, отсутствие информации. Это еще тяжелый достаточно имидж России, как опасной страны. Опасной я имею в виду не в том, о чем вы говорили, а глобальной опасной. Они не представляют, что в Санкт-Петербурге тепло, для них Санкт-Петербург – это сугробы и медведи на самом деле. Когда они видят в Интернете, что здесь плюс 20 градусов, когда они увидели это своими глазами, они ходили абсолютно изумленные. А потом, на самом деле, в туризме, помимо рекламных технологий, есть еще такое «сарафанное радио» что ли. Вот мы сами, наверное, большинство из нас не поедет ни в какую страну, сколько бы рекламы не было, как мне кажется, пока не поговорит с другим, знакомым ему человеком, который там побывал, который скажет, что там интересно. Поэтому это процесс геометрической прогрессии, надо начать его, заманить сюда 10-15 арабов, желательно шейхов, и потом они расскажут сотням своих подчиненных, своих сотрудников, своих друзей и родственников – и они сюда поедут. Реклама плюс современная реклама, новые подходы к рекламе и время.



Виктор Резунков: Александр, Москва, пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Добрый вечер. В Советском Союзе был определенным образом развит детский туризм, и даже государство дотации давало на детский туризм, причем из Москвы ездили в Карелию, в Прибалтику, Прикарпатье, Закарпатье, ездили группы с учителями по 10-12 человек. Как обстоит дело сейчас с детским туризмом?



Сергей Корнеев: Часто вопрос этот звучит. За государство мы отвечать не можем, хотя надо сказать, что очень активно на уровне субъектов Федерации, Санкт-Петербурга и Москвы очень активно развивается бюджетное финансирование детского отдыха. Это не через нас происходит, но мы знаем по загрузке лагерей в Краснодарском крае том же самом, что очень увеличилось в последнее время количество приезжающих детей за счет бюджета. Что касается детского туризма уже частного, туризм сейчас все-таки стал частным, хотим мы этого или нет, то очень много сейчас интересных программ, у нас есть турфирмы, которые занимаются преимущественно только отдыхом детей, очень интересные, очень профессиональные туры, программы. У нас появляется большое количество лагерей, и у нас, и в центре России, ориентированных на детей, тематических, с изучением языков, с изучением спортивных каких-то дисциплин. Нельзя сказать, что в этом вопросе какой-то совсем коллапс, очень активно развивается этот сектор. Детский отдых – это вообще очень интересное дело, там в основном работают люди очень увлеченные, и в туристских фирмах, и на местах. Но теперь это частное, теперь это стоит каких-то денег.



Виктор Резунков: Сергей Евгеньевич, завтра в Госдуму будут направлены уже поправки в закон о туризме, которые подразумевают, что в случае принятия этих поправок туроператоры должны будут предоставлять финансовые гарантии своим клиентам в случае форсмажорных обстоятельств на отдыхе, причем гарантии либо банков, либо страховые компаний. Некоторые эксперты считают, что это может сильно изменить вообще саму ситуацию на рынке, и малые туроператоры просто потеряют возможность платить проценты и вообще существовать. Как вы относитесь к этому? То, что вы знаете. Я понимаю, что сейчас еще пока рано говорить.



Сергей Корнеев: Рано говорить, но на самом деле надо вернуться к первопричине. Первопричина была какая, с перестроечных времен туризм лицензировался, то есть туристская фирма должна была иметь лицензию на туристскую деятельность. Эти лицензии подразумевали под собой определенный набор квалификационных требований к турфирме, к профессионализму ее сотрудников, что, по сути, было абсолютно справедливым, потому что туризм – это очень сложная услуга, она оказывается не в том месте, где куплена. Очень много задействовано разных организаций: транспортники, принимающие, отправляющие турфирмы. Если туризм международный, то это еще и другая страна, где возможности ограничены. Очень тяжелый вид бизнеса, очень сложный, и действительно, им должны заниматься профессионалы. Поэтому говорят, что процедура лицензирования была достаточно формальной, но все-таки это был определенный набор квалификационных требований. Правительство в рамках либерализации экономики взяло и принято решение об отмене этого лицензирования. И удалось отстоять, продлить на год, но с 1 января следующего года лицензирование отменяется. Мы были против этого, мы говорили, что, может быть, механизм несовершенен, но давайте его совершенствовать. А сейчас придумывается альтернативный механизм. Это достаточно сложно, в большинстве стран есть финансовые гарантии, и вопрос только в том, какие они будут.



Виктор Резунков: Спасибо большое, Сергей Евгеньевич. К сожалению, мы не успели закончить последнюю тему, но я надеюсь, что в будущем мы ее окончим.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG