Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Кировской области начинает работу завод по уничтожению химического оружия


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Екатерина Лушникова.



Михаил Саленков : Сегодня в Кировской области начнет работу завод по уничтожению химического оружия. Это будет уже четвертый объект такого рода, построенный в России за последние несколько лет. С подробностями корреспондент Радио Свобода в регионе Екатерина Лушникова.



Екатерина Лушникова : В Кировской области военные планируют уничтожить 4 тысячи тонн V - x газа - одного из самых опаснейших боевых отравляющих веществ. Уничтожение V-x пойдет по экспериментальной технологии, которую военные-химики называют «затравка». Суть технологии: в корпус авиабомбы заливается вода, а затем реакционные массы сжигаются. Военные уверенны в безопасности такого метода, однако независимые специалисты считают, что в результате давления на корпус, снаряд может просто лопнуть и произойдет утечка. Между тем в так называемой зоне защитных мероприятий проживает больше 50 тысяч человек. Эти люди стали заложниками эксперимента. Говорит жительница райцентра Котельнич, учительница русского и литературы Нина Алексеевна.



Нина Алексеевна : Я не за себя переживаю. Я переживаю за свою дочь и внучку. Мне очень страшно за них. Всегда смотрю на свою внучку (а ей 11 лет), что ее ждет? Так как учитель, смотрю на всех детей, которых я вижу, - что их ждет?



Екатерина Лушникова : В советские годы химическое оружие уничтожали, не утруждая себя поиском технологий. Устаревшие боеприпасы просто топили в болотах, ипритно-люизитные смеси сжигали, фосген спускали в озера. Все это происходило без ведома местных жителей. Однажды во время сенокоса на живых людях вот воздействия газа истлели платья. Вспоминает бывший зоотехник колхоза «Страна Советов» Софья Юферева.



Софья Юферева : Нарядились, пошли на сенокос - в белых платьях, кофточках, платочках. Косим, ничего не замечаем. Вдруг одна поглядела на другую, вторая на другую - спина голая, платки все разъехались, по хребту все платья, кофточки разъехались. А потом начало и все остальное в ленточки разъезжаться. Мы еще ничего не знали, ничего не поняли. И вдруг к нам приезжают на машинах такие тузы с погонами! Нас всех собрали - как, мол, вы себя чувствуете? Ничего, бабушки, у нас тут утечка маленько прошла. Ничего, бабушки, все пройдет.



Екатерина Лушникова : Неудивительно, что после таких «утечек» в Оричевском и Котельническом районах до сих пор наблюдается повышенная смертность от онкологических заболеваний. Рассказывает биолог Альберт Хлюпин.



Альберт Хлюпин : Даже просто не вдаваясь в данные статистики, мои знакомые (несколько человек уже) за последние несколько лет умерли от онкологических заболеваний. Кругом и всюду - и молодые, и люди постарше, то есть возрастные пределы в пределах 30-50 лет. Как бы никто не говорит о том, что нет необходимости уничтожать оружие, действительно - необходимо. Это не вопрос. Потому что эти запасы, безусловно, должны быть ликвидированы, уничтожены, но безопасным образом. Так, чтобы не было ни единой возможности, ни одной там тысячной, миллионной доли процента того, что произойдет катастрофа.



Екатерина Лушникова : Жители химической зоны обратились с коллективным письмом к президенту России и губернатору Кировской области. Но даже если ответ последует, он уже вряд ли сможет что-то изменить. Никто не будет останавливать производство, в строительство которого вложены миллиарды бюджетных средств. Остается надеяться только на извечное русское авось и удачное стечение обстоятельств.




XS
SM
MD
LG