Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

65 лет назад началась блокада Ленинграда


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Валович.



Кирилл Кобрин : 65 лет назад началась блокада Ленинграда. Эта медленная трагедия продолжалась 900 дней. Более миллиона солдат погибли, защищая город, и почти миллион мирных жителей умерли от голода и бомбежек. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович.



Татьяна Валович: "125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам". Эти строки Ольги Берггольц врезались в память не одного поколения коренных ленинградцев. Одно из мест, где сегодня можно увидеть эти 125 блокадных грамм - в Музее, расположенном в монументе героическим защитникам Ленинграда на площади Победы. К 65-летию начала блокады в Музее запланирована целая серия мероприятий, которые призваны напомнить нынешнему поколению о тех страшных днях. Рассказывает директор мемориального комплекса "Монумент героическим защитникам Ленинграда" Елена Лезик.



Елена Лезик: 11 сентября у нас пройдет здесь встреча международного сообщества. Приедут представители европейских государств для встречи с жителями блокадного Ленинграда.



Татьяна Валович: Вы специально связали эти две трагические даты - 8 и 11 сентября?



Елена Лезик : Нет, это не связано. Просто очень сложно собрать представителей правительств европейских государств в одном месте и в одно время. Поэтому дата максимально близко находится к 8 сентября, но выпала на такой не менее трагический день в истории человечества, как 11 сентября. А 20 сентября, наверное, апогей всех наших памятных мероприятий. Мы будем отмечать 65-летие со дня создания Ленинградской армии народного ополчения и преобразования ополченческих дивизий в регулярные.



Татьяна Валович: Какое количество людей приходят к вам на такие памятные мероприятия?



Елена Лезик : В памятные дни, подобные 8 сентября, видно с какой страшной силой убывает число этих людей, как намного меньше и меньше их становится с каждым годом. Конечно же, остались, в основном, те, кто детьми были в блокаду в Ленинграде. Но в памяти этих людей, детей 5, 6, 10, 13 летнего возраста, врезалась блокада навсегда. Это для них тяжелейшая рана, с которой они живут. В общем-то, на сегодняшний день около 300 тысяч человек у нас насчитывается, кого коснулась своим огнем война, блокада.



Татьяна Валович: И вот отрывок из детских воспоминаний петербуржца Евгения Тархова. Когда началась война, ему было 11 лет. "Я писал просто-напросто одно свое утро. Но в нашем и соседних домах было немало таких же мальчиков и девочек, утро которых было копией моего", - пишет Евгений Тархов в предисловии к своему рассказу.



Диктор : "Мальчик зашевелился, пытаясь устроиться поудобнее. Ему хотелось поспать еще, но ничего не получалось - будила боль. Это раньше можно было подолгу лежать хоть на одном боку, хоть на другом. Теперь то и дело приходится переворачиваться - мяса на теле совсем не осталось. Кожа прижимается прямо к костям. Есть хочется все время, но сейчас особенно сильно. Нужно вставать и идти за хлебом. Пока дойдешь до булочной, простоишь в очереди и вернешься домой, пройдет часа три. Мама за это время натопит буржуйку и вскипятит чайник. Будет тепло. И все вместе сядем пить кипяток с хлебом и солью. Братишку к тому времени покормят принесенными вчера из клиники Отто смесью "Моро" и соевым молоком. Мало, правда, этой смеси - всего 50 грамм.


Надо вставать. Вставать нужно еще и потому, что нельзя залеживаться. Залежишься - умрешь.".


Далее Евгений Тархов описывает, как боялся по пути в булочную встретить людоеда. "Накануне в подъезде убили женщину топором по голове. Вырезали мягкие части тела у убитой. Топор остался лежать рядом с трупом. Замерзшая кровь и сейчас там. Людоедов не так уж и мало. Недаром на Смоленском кладбище у многих покойников, которых привозят для захоронения в братских могилах, вырезаны ягодицы. Об этом говорят многие. Рассказывала и соседка, которую мобилизовали в похоронную бригаду. На Андреевском рынке милиция все время ловит торговцев студнем из человечины".



Татьяна Валович: Видимо, не понимая, как можно было вынести все испытания в блокаду, все чаще звучит вопрос - был ли смысл в обороне Ленинграда? Или надо было его объявить открытым городом? Вот как комментирует такие высказывания доктор исторических наук Геннадий Соболев.



Геннадий Соболев : Это давний вопрос. Главное здесь состоит в том, что Ленинграду не была уготована судьба открытого города. Потому что если обратиться все же ко всем документам и действиям немецко-фашистского командования, то никаких надежд на то, что город будет объявлен открытым, а его население избежит этой участи и голода - не было.



Татьяна Валович: Вопрос о жертвах блокады в советское время стал предметом идеологической борьбы. С чем вы столкнулись при изучении этого вопроса? Каковы были ваши выводы?



Геннадий Соболев : Точных источников о смертности в Ленинграде в трагическое время - нет, даже несмотря на то, что наше Управление НКВД посылало спецсообщения, шифрограммы, депеши в Москву на имя Берии, Меркулова и даже иногда Сталина о смертности по неделям, декадам и так далее. Потому что невозможно было ее регистрировать. Многие люди не ходили, вымирали семьями. Поэтому это изучение шло по совокупности источников - прямых, косвенных и так далее. Действительно, было табу эту проблему изучать. Потому что это было связано и с общей цифрой гибели советского народа в Великой Отечественной войне. Когда в 60-е годы мы попытались вот эту официальную цифру (632253 человека), оглашенную на Нюрнбергском процессе, мягко говоря, уточнить, то последовал окрик и даже запрет на публикацию любых других цифр. Мы были выключены из этой информационно-исследовательской деятельности аж лет на 20, будучи объявленными пособниками буржуазных фальсификаторов.



Татьяна Валович: Сейчас на какой цифре сходятся историки?



Геннадий Соболев: Историки сходятся на минимальной цифре от 800 тысяч до 1 миллиона гибели гражданского населения. Говорить, что 1,5-2 миллиона - это нереально по той простой причине, что есть другие данные, связанные с тем, сколько было эвакуировано, сколько осталось в блокированном Ленинграде.



Татьяна Валович: Ведь ленинградцев эвакуировали. Они по "Дороге жизни" погибали. Складывали просто штабелями трупы. Они входят в эту цифру, или это уже не учитывается?



Геннадий Соболев: Боюсь, что - нет. Потому что работала Ленинградская городская комиссия, которая в 1944-1945 году, конечно же, этих данных не имела. Сколько их погибло уже в Вологодске, Кировске и других областях? Есть у них свои Книги памяти погибших ленинградцев. Это тоже достаточно сложная и практически, я бы сказал, не выполнимая задача.



Татьяна Валович: Таково мнение доктора исторических наук, члена Исполкома международной ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград Геннадия Соболева.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG