Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Новые Известия» о грядущей отставке премьер-министра Михаила Фрадкова и других членов правительства


Виктор Резунков: Газета «Новые Известия» взорвала очередную «информационную бомбу». Ссылаясь на достаточно серьезные источники в руководстве Госдумы, она сообщила, что, возможно, в начале октября в отставку будет отправлен не только премьер-министр Михаил Фрадков, но еще несколько министров. Называются имена: министр внутренних дел Рашид Нургалиев, министр природных ресурсов Юрий Трутнев и главный санитар Геннадий Онищенко. Но это еще не все. Неделю назад та же газета «Новые известия» сообщила о существовании в Кремле проекта «Валентина Великая», в соответствии с которым до 2012 года президентом страны может быть нынешний губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Ее же, как сообщают другие российские газеты, прочат на пост премьер-министра вместо Михаила Фрадкова. Об этих прогнозах газеты «Новые известия» мы и поговорим сегодня.



Руслан Линьков и Дмитрий Гавра

В Петербургской студии Радио Свобода главный редактор газеты «Европеец» Руслан Линьков и политолог, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Гавра, а по телефону из Москвы у нас на связи генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.


«Новые известия» о грядущей отставке премьер-министра Михаила Фрадкова и других членов правительства. Давайте послушаем, что сообщает газета.



Диктор: «В ближайшее время может состояться серьезная кадровая чистка Кабинета министров», - пишут «Новые известия» в статье «Отставить». «Источники в руководстве Госдумы на условиях анонимности сообщили, что в октябре может состояться отставка председателя правительства Михаила Фрадкова, а также некоторых членов кабинета министров. Наиболее вероятным кандидатом на пост премьер-министра эксперты называют первого вице-премьера Дмитрия Медведева. По мнению политологов, если назначение потенциального кандидата на пост главы правительства состоится, можно с уверенностью говорить о запуске следующего этапа операции «преемник».


Впрочем, некоторые собеседники «НИ» уверены в том, что отставка премьера и некоторых министров может стать следствием реорганизации структуры правительства, связанной с изменением экономической политики кабинета.


Тем временем предстоящая отставка главы правительства и членов кабинета Михаила Фрадкова уже вовсю обсуждается в кулуарах Госдумы. Ведь на некоторые освободившиеся посты могут претендовать и депутаты Госдумы. Тем более что «единороссы» уже давно продвигают идею партийных министров. Думский фактор может стать решающим при принятии решения об отставке правительства. Эксперты считают, что смена премьера и перестановки в кабинете министров, кроме изменения экономической политики правительства, могут быть связаны с подготовкой к предстоящим в 2007 и 2008 годах парламентским и президентским выборам. По Конституции премьера должна утвердить Госдума. В нынешнем составе с этим проблем не возникнет. Однако думские выборы 2007 года, несмотря на тщательную зачистку партийного поля, а во многом и благодаря ей, могут преподнести некоторые сюрпризы. В результате отмены выборов по одномандатным округам «Единая Россия» может не набрать абсолютного большинства. А запущенный с легкой руки заместителя главы кремлевской администрации Владислава Суркова альянс РПЖ, «пенсионеров» и «Родины» тут же сцепился с «единороссами» в схватке за административный ресурс. Накануне выборов президентских новый премьер должен получить свой пост без скандалов. Ведь часть экспертов связывают предстоящую чистку кабинета министров с началом операции «Преемник».



Виктор Резунков: Я бы хотел сразу определить отношение участников нашей программы к этому прогнозу. Давайте узнаем мнение генерального директора Центра политической информации Алексея Мухина. Насколько серьезен, по вашему мнению прогноз, который опубликован в газете «Новые известия»?



Алексей Мухин: Относительно отставка кабинета Фрадкова?



Виктор Резунков: Да.



Алексей Мухин: Дело в том, что думские кулуары – это место чрезвычайно нервное, и там очень много слухов всегда ходит. А что касается аппарата самого правительства, то они находятся в совершенно спокойном состоянии (люди нервные тоже, кстати), что позволяет нам утверждать, что в принципе отставка в ближайшее время не предвидится. Кроме того, для этого нет совершенно никаких политических оснований. Отставка Фрадкова теоретически возможна, но только, к примеру, по состоянию здоровья. Что касается остальных членов правительства, то у них достаточно сильные позиции. И даже предполагаемая отставка Грефа не состоялась. Как говорят наблюдатели, он додержится вполне до 2008 года. Поэтому просто журналистам следует внимательнее относиться к слухам, отделять слухи от обоснованного анализа ситуации.



Виктор Резунков: Алексей, политологи тоже пользуются слухами. И вот буквально вчера появилась информация, что из-за событий в Карелии Рашида Нургалиева могут отправить в отставку.



Алексей Мухин: Ну, нет. Дело в том, что ситуация в Карелии выросла на бытовой почве, и некоторые политические силы воспользовались просто ей для собственной раскрутки. Что касается действий милиции там, то я думаю, что кроме выговора, тут трудно какие-то санкции больше применять.



Виктор Резунков: Скажите, значит, у вас конкретных нет никаких источников высокопоставленных, которые бы говорили нечто похожее, что бы привлекло ваше внимание как политологу к тому, что возможна отставка членов кабинета министров, вплоть до премьера?



Алексей Мухин: Вы знаете, в Кремле сейчас совершенно другим озабочены, нежели предполагаемой отставкой кабинета министров. Это не предполагается как серьезная какая-то перспектива.



Виктор Резунков: А чем озабочены в Кремле сейчас?



Алексей Мухин: В Кремле озабочены сейчас продвижением и раскруткой двух кандидатов – Медведева и Сергея Иванова. Кстати, о перспективах Медведева на премьерский пост – это вполне реально, но несколько позже, через полгода-год, но не сейчас. Что касается премьерских перспектив Сергея Иванова, то, насколько мне известно, он вообще сейчас не планирует занимать премьерский пост. Озабочены… В принципе текучка. Все выходят из отпусков, работы много, мелочь.



Виктор Резунков: Тот же самый вопрос у меня к политологу Дмитрию Гавре.



Дмитрий Гавра: Я полагаю, что здесь я бы разделил оценки Алексея Мухина. Действительно, ни объективных, ни субъективных предпосылок к тому, чтобы отправлять в отставку Фрадкова, на сегодня нет. Более того, это было бы чистой ошибкой назначать потенциального преемника Медведева или кого-либо иного на премьерский пост в преддверии зимы, потому что мы знаем, что зимой у нас, к сожалению, замерзают города и поселки, появляются проблемы с северным завозом, Чубайс или не Чубайс отключает электричество. Короче говоря, виноватым обязательно оказывается исполнительная власть или самое высокое, что у нас может оказаться виноватым – это правительство и лично премьер-министр. Потому операция «преемник», которая начинается в преддверии зимы, очевидно не эффективна. И в этом плане я считаю, что оснований ожидать, что Фрадков будет уходить по указанию сверху сейчас, никаких нет.


Кроме того, в административном плане и в плане политическом он скорее за последние месяцы свою позицию усилил, и те силовые поля, которые есть в Белом доме на Краснопресненской, и те поля, которые есть в пределах кремлевской администрации, говорят о том, что позиции Фрадкова не институционально, а персонально вполне хороши.


Другое дело, что аналитики, представители экспертного сообщества не исключают каких-то подвижек в экономическом блоке правительства, потому что все мы видим, что происходит в энергетическом секторе. Там на сегодня все ждут, удастся ли Виктору Христенко получить себе энергетику или нет. Мы понимаем, что вот эти нападки в свое время на Грефа в плане ответственности за внешнеэкономическую деятельность тоже имеют некоторые перспективы в развитии. Поэтому экономический блок достаточно подвижен, и здесь возможны разного рода интересные фигуры, которые придут или уйдут.


Что касается в целом перспектив этого правительства, то я считаю, что об этом можно будет говорить, начиная с апреля.



Виктор Резунков: Итак мнение главного редактора газеты «Европеец» Руслана Линькова.



Руслан Линьков: Я, может быть, позволю себе несколько не согласиться с Дмитрием в части назначения премьер-министров в преддверии зимнего сезона. У нас, как известно, и Владимир Владимирович Путин был назначен в свое время в осенний период на пост премьера. И до Владимира Путина этот пост осенью занял Евгений Максимович Примаков, а до Евгения Максимовича осенью пришел Егор Тимурович Гайдар. Поэтому традиция осенних назначений имеется на Руси и вполне себя зарекомендовала, и даже нынешний президент продолжает свою осеннюю деятельность по подготовке к зиме.



Дмитрий Гавра: Боюсь, что были периоды кризисов как Примакова, так и приход Путина, так и приход Гайдара. Это была ситуация, когда нужен был кризисный менеджер. И этот кризисный менеджер так или иначе появлялся. Сегодня у нас оснований для поиска и вызова откуда-то кризисного менеджера я просто не вижу.



Руслан Линьков: Ну, Россия у нас, как известно, - это страна с непредсказуемым прошлым и будущим. Поэтому мы не можем себе спрогнозировать, что произойдет завтра, какая подводная лодка утонет или какая телебашня рухнет. Это первый пункт.


Второй пункт, по которому бы я хотел уже согласиться с Дмитрием, - действительно, возможны определенные перестановки в правительстве. Об этом сейчас идут всевозможные разговоры. Но я, например, слышал о несколько иных фамилиях. Например, Виктор Христенко, которого прочат сейчас в губернаторы Челябинской области в связи с тем, что там, вполне возможно, намечается отставка действующей власти. Но эти перестановки не будут носить такой кардинально глобальный характер.



Виктор Резунков: Почему?



Руслан Линьков: Скорее всего, действительно власти пока не нужно производить какие-то серьезные изменения, поскольку действительно до выборов президента еще остается определенное время. И не стоит нагружать преемника возможного, кандидата на пост президента, определенными проблемами, связанными с его премьерством, на длительный период.



Виктор Резунков: Алексей, скажите, пожалуйста, Петербург постоянно находится в состоянии перманентного назначения губернатора Валентины Матвиенко на различные посты в Москву. Насколько, по вашему мнению, велики шансы стать премьер-министром у Валентины Матвиенко?



Алексей Мухин: Шансы стать премьер-министром у Валентины Матвиенко минимальны. Дело в том, что это внесет очень серьезную неразбериху в баланс сил в группах влияния в самой Москве. В Москве, скажу прямым текстом, несколько устали от питерских назначений. Дело в том, что питерские вливания в политический истеблишмент Москвы приносит определенную сумятицу в местные группы влияния. И, честно говоря, Путин в последнее время старается дружить с региональными группами (московскую группу мы тоже считаем региональной в данном случае) и старается чувствительно относиться к их проблемам и их настроениям. Поэтому, если честно, кадровые передвижения Матвиенко в Москве я бы в ближайшее время не предусматривал. Я объясню. Дело в том, что, насколько я знаю, в Петербурге сейчас активно развивается бизнес, и активно переселяется из Москвы часть головных в том числе организаций, «Внешторгбанк», например, и так далее. И в Питере очень серьезный участок работ намечается в связи с этим. Я думаю, что Валентина Матвиенко сейчас на своем месте.



Виктор Резунков: Алексей, а какая-то цель есть для того, чтобы изменять статус Санкт-Петербурга, что-то такое осуществлять? Почему происходит такое усиление экономическое Санкт-Петербурга? Есть какая-то политическая подоплека под этим всем?



Алексей Мухин: Вообще, под этим есть вполне здравая позиция. Дело в том, что Москва, собрав на себе все политические, экономические, финансовые и так далее функции, оказалась несколько перегружена, что сделало московскую элиту доминирующей силы, что в принципе не правильно. Система балансов во власти требует того, чтобы в Москве сделали небольшое кадровое кровопускание или кровопускание влиятельности. И честно говоря, мне кажется, что это была хорошая мера придумана, чтобы столичные функции были поделены между Москвой и Санкт-Петербургом. В принципе это справедливо, чисто с исторической точки зрения.



Виктор Резунков: Давайте послушаем, что пишут российские газеты о возможном назначении Валентины Матвиенко премьер-министром.



Диктор: «Независимая газета» пишет, что на условиях анонимности в петербургских властных кругах сообщили, что фигуру петербургского губернатора примеривают к креслу премьер-министра Российской Федерации. Как пишет газета, Валентина Матвиенко – наиболее вероятный преемник Михаила Фрадкова, который в роли технического или переходного премьера оказался крайне неудачен. Впервые молва о скором отъезде Матвиенко в Москву появилась весной 2004 года, затем такие же разговоры начались после отмены губернаторских выборов. Однако Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований, считает, что Михаил Фрадков будет занимать пост премьера до тех пор, пока Путин не определится с наследником и не поставит его на пост премьер-министра. «Что касается Матвиенко, я не думаю, что она рассматривается как возможный наследник», - заявил Андрей Пионтковский, - пишет «Независимая газета».


По мнению самой Валентины Матвиенко, которое она высказала журналу «Итоги», по менталитету русскому человеку нужен барин, царь, президент – словом, единоначалие.


«Новые известия» пишут, что в ближайшее время может состояться серьезная кадровая чистка кабинета министров. Источники в руководстве Госдумы на условиях анонимности сообщили, что в октябре может состояться отставка председателя правительства Михаила Фрадкова, а также некоторых членов кабинета министров. Наиболее вероятным кандидатом на пост премьер-министра эксперты называют первого вице-премьера Дмитрия Медведева. По мнению политологов, если назначение потенциального кандидата на пост главы правительства состоится, можно с уверенностью говорить о запуске следующего этапа операции «преемник».



Виктор Резунков: Дмитрий Гавра, ваше мнение?



Дмитрий Гавра: Я бы начал, пожалуй, издалека. Я бы сказал о том, что разные были периоды в истории влиятельности губернаторов нашего города. И если Анатолий Собчак был вполне очевидным представителем федеральной элиты. Таковой же, безусловно, является и Валентина Матвиенко, то Владимир Яковлев, покуда он сидел в Смольном, в федеральную элиту, в число людей, принимающих решения или как-то определяющих политику, очевидно, не входил. И поэтому вполне понятно, что и геополитически, если говорить о положении Санкт-Петербурга, и стратегически такого рода, если угодно, информация, вбросы, слухи вполне оправданы для того, чтобы статус и Санкт-Петербурга, и губернатора Санкт-Петербурга постоянно поддерживать как статус города-лидера или города –отчасти столицы, отчасти города с областной судьбой.


Теперь о другой позиции, о личностном потенциале. Мне довелось работать с Валентиной Ивановной Матвиенко в ряде политических проектов. И я хочу сказать о том, что любой персонаж, в том числе среди российских мужчин, они говорят: вот если бы нам бы сюда в Россию Маргарет Тэтчер, даже мы бы за нее проголосовали. Не за ту русскую женщину, которая коня на скаку остановит, а вот за Маргарет Тэтчер. Так вот, я вам скажу, уважаемые коллеги, что если вы хотите получить русский вариант Маргарет Тэтчер, то в лице Валентины Ивановны вы его вполне способны получить. С российским лицом, но тем не менее именно такой. То есть по личностному потенциалу я никаких проблем в том, чтобы она заняла позицию премьер-министра, в целом не вижу. Другое дело, что опять же по личностному потенциалу и по всяким прочим серьезным деловым показателям это никак не будет технический премьер. Это будет премьер политический. И это один из аргументов в пользу того, что шансов у нее на эту позицию не очень много. И здесь я с Алексеем Мухиным соглашусь, хотя здесь уже говорит моя ипостась как социолога. Если говорить о вариантах отношения населения, в том числе и мужской части населения, то такой политик жесткий, с явно мужским стилем администрирования как Валентина Матвиенко вполне способна при медиа-поддержке получить в том числе и голоса мужчин. Я не соглашусь с теми экспертами, которые говорят, что в России за женщин не голосуют. За таких вполне могут.



Руслан Линьков: Я бы тоже опять немножечко поспорил с Дмитрием. Дело в том, что Валентина Ивановна Матвиенко – очень опытный чиновник, впитавший с младых лет нормы административной командной этики. И поэтому вряд ли бы Валентина Ивановна и чиновники, которые вокруг нее расположены и работают в ее команде, возжелали бы в нарушение всех этих командно-административных норм при действующем президенте, тем более предлагать действующему президенту уступить власть Валентине Ивановне Матвиенко.


Скорее всего, этот слух, эту информацию, вброс осуществили оппоненты Валентины Матвиенко. Мы знаем, что в следующем году в городе предстоят возможные кадровые назначения нового губернатора. Будет ли это Валентина Ивановна или еще кто, время покажет. Выбор будет за партией власти, которая победит на выборах в Законодательное собрание и предложит свою кандидатуру президенту. Президент ее уже утвердит, согласно новому законодательству. Скорее всего, в рамках подготовки к новому назначению губернатора Санкт-Петербурга какие-то оппоненты или критики Валентины Ивановны Матвиенко сделали свой шаг. Мы знаем, что в Москве, например, существует давний такой проект – сделать из Юрия Лужкова Юрия Многорукого, отправив его куда-нибудь в Индию послом. Сейчас в Санкт-Петербурге появился проект «Валентина Великая». Посмотрим, жизнь покажет.



Виктор Резунков: Валентина Великая – это проект, который мы еще непосредственно обсудим чуть позже.


Виктор Петрович из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу сделать некоторое дополнение к тому бренду «Новых известий», который говорит о какой-то новой проблеме, возникшей с Валентиной Ивановной. Дело в том, что приблизительно год тому назад проблему выдвижения Валентины Ивановны в президенты выдвинули в Татарстане. Когда было 1000-летие Казани, после того, как Валентина Ивановна подарила улицу Казани, мусульманские женщины официально выступили в прессе и по радио, что они считают Валентина Ивановна, хотя и родилась в Европе, но по своим действиям очень похожа и действует, как мусульманские женщины. И поэтому они выдвигают ее на этот пост. Кроме того, три месяца тому назад с этой же проблемой выступал и «Новый Петербург». Ну, а теперь вопрос о том, что же на самом деле может быть? Я думаю, что последнее мероприятие, если назвать те случаи, которые были в Санкт-Петербурге, понизили рейтинг Валентины Ивановны. И очевидно, для того, чтобы его поднять, затевается вся эту шумиха, чтобы об этом говорили. Между прочим, «Московские новости» тоже поднимали этот вопрос. Это было где-то 3-4 месяца тому назад. Так что можно говорить о том, что это самая настоящая пиар-акция. А в отношении того, что получится, я думаю, что мало что получится. Поскольку вспомнится то, что было в период выдвижения Валентины Ивановны на пост губернатора Санкт-Петербурга.



Виктор Резунков: Давайте послушаем о том, что пишет газета «Новые Известия» в публикации, которая посвящена кремлевскому проекту «Валентина Великая».



Диктор: Газета «Новые Известия» в статье «Ищите женщину» сообщает, что в России на очень высоком уровне рассматривается проект выдвижения в президентские преемники губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. Причем у проекта уже даже есть кодовое название «Валентина Великая». Если верить нашим источникам, губернатор сама вышла с этой идеей на президента, пообещав при этом не засиживаться в Кремле дольше одного срока, т.е. до 2012 года. Однако эксперты уверены, что вручить властные атрибуты представительнице слабого пола большинство населения России пока не готово.


По версии «Новых известий», Валентина Матвиенко сама вышла с этой идеей на президента, пообещав не засиживаться в Кремле дольше одного срока.


По данным социологических исследований, проведенных Фондом «Общественное мнение», 54% опрошенных не исключают, что женщина может стать президентом России, 57% не исключают возможности для себя проголосовать за женщину.


Однако почти 60% опрошенных газетой экспертов полагают, что шансов на то, что в ближайшие 10-20 лет пост главы государства займет дама, практически нет.


Но когда социологи предложили россиянам ответить на вопрос, кого из женщин вы хотели бы видеть президентом России, всех опередила губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Ей отдали голоса 21% респондентов. На втором месте оказалась Ирина Хакамада с 10% голосов.


Интернет-ресурс «Фонтанка.Ру» в статье «Матвиенко – наш президент?», подхватывая эстафету от «Новых известий», пишет, что губернатора Санкт-Петербурга объявила президентом России одна из московских газет со ссылкой на авторитетный источник. Однако в самой пресс-службе губернатора отрицают саму возможность того, что Валентина Матвиенко пойдет в президенты», - пишет «Фонтанка.Ру».



Виктор Резунков: Алексей Мухин, скажите, пожалуйста, насколько, по вашему мнению, есть основания утверждать, что проект «Валентина Великая» - не выдумка журналистов?



Алексей Мухин: На самом деле, это информационная бомба, безусловно, я согласен, со своими коллегами, она шумовая. Это ни какая не боевая граната, это просто в какой-то степени пиар-акция. Само название проекта «Валентина Великая», признаюсь честно, это мой термин. Я его ввел в оборот и, честно сказать, не совсем рад этому. Дело в том, что вполне светская беседа с корреспондентом «Новых известий» вылилась в определенной степени в какой-то политический скандал. Сама возможность назначения Валентины Ивановны на роль преемника в Кремле, естественно, обсуждалась. И конечно же, на высоком уровне. Но все это ходило на уровне слухов в Москве. Поэтому, если честно, я сомневаюсь в разработанности информационного проекта «Валентина Великая». Это условное название, авторство принадлежит мне.


Зачем все это? Я вообще полагаю, что подобные акции проводятся с целью предупреждения кадровых перемещений, в частности Валентины Ивановны, куда-то. Может быть, на пост премьера, может быть, еще на какой-то пост. Так или иначе, реалии обстоят именно так.



Виктор Резунков: Ну, а утечка информации из Кремля была все-таки у вас?



Алексей Мухин: Да, безусловно, это было.



Виктор Резунков: Юрий Григорьевич, Санкт-Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Во-первых, вся эта шумиха затеяна только для того, чтобы не были выборы президента безальтернативными. Повторяется механизм прихода Путина к власти. Также постепенно. Вот сейчас Фрадкова заменят на Медведева, и все пойдет своим путем.



Виктор Резунков: Сергей из Санкт-Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Я думаю, что это очень серьезно, потому что сейчас организуется фотоконкурс на положительный образ Валентины Ивановны, как раз в Санкт-Петербурге будет проходить. Поэтому, я думаю, это очень серьезно. И там разрабатывается проект. Но я думаю, Россия при Валентине Ивановне будет уже другой страной. Даже название ей можно будет дать Блефония. Так что как-то грустно за страну, если она действительно придет к власти.



Виктор Резунков: Дмитрий Гавра, а что вы думаете? Смотрите, разные какие-мнения, совершенно противоположные.



Дмитрий Гавра: Я начну с того, что, наверное, кремлевская администрация и те люди, которые определяют стратегические направления долгосрочной кадровой политики в нашей стране, была бы непрофессиональна, если бы она не рассматривала очень широкий круг возможных кандидатур. И мы ведь называем только Иванова и Медведева или Медведева и Иванова. Хотя на самом деле, этот список гораздо длиннее даже из тех фигур, которые были на слуху. Их можно продолжать называть и называть. И в этом ряду, несомненно, присутствует Валентина Матвиенко по всем параметрам: формальным, психологическим, биографическим и так далее.


Другое дело, что мы знаем, что запасная скамейка у президента Путина гораздо длиннее, чем, как говорится, снилось нашим мудрецам от политики. И я не знал ни одного эксперта, который говорил о том, что Фрадков входит в пятерку, в десятку. И когда он вдруг приехал из Брюсселя и занял позицию, и работает, то это показало, что это не только президент Ельцин в свое время рокировочками был знаменит, но и действующий президент так же. И в этом плане наличие в этом списке Валентины Матвиенко должно подсказывать реальным конкурентам, что на самом деле ситуация не определена. И когда все с уверенностью говорят, что вот сейчас назначат Медведева, Иванов пока не собирается и так далее, то я вовсе не исключаю, что и тот, и другой претендент вовсе не те фигуры, которые на самом деле находятся в обойме президента Путина. Вы помните его слова, когда он сказал, что есть человек, но он не находится близко, вы этой фамилии пока еще не знаете. И в этом плане я не исключаю в том числе и разного рода рокировочек.


А теперь возвращаясь к тому, хорошая или плохая Валентина Матвиенко, будет Блефония или не Блефония. Я полагаю, что в целом Россия – страна такая, в которой совмещается самое высокое и самое низкое, самое невероятное и самое стоящее на ногах. И в этом плане я не вижу того, чтобы мы не получили в качестве одного из общенациональных лидеров такую фигуру, как Матвиенко.



Виктор Резунков: Все-таки существует какое-то ограничение и по времени раскрутки кандидата, и по тем требованиям, которые к нему предъявляются. Это же не может быть просто человек, какой-нибудь заместитель, например, губернатора, которого вдруг Путин объявит своим преемником.



Дмитрий Гавра: Разумеется, но губернатор…



Виктор Резунков: Сколько осталось времени?



Дмитрий Гавра: Я прекрасно помню комментарии специалистов в августе 1999 года, когда уходил Степашин со словами: «Вы еще вспомните это правительство», и назначался Путин, и все говорили: «Ну, это камикадзе. В Чечне война, Шамиль Басаев пришел в Дагестан. И это просто самоубийца». Три месяца серьезного пиар-проекта, и мы получили общенационального лидера. Поэтому при полной монополии на средства массовой информации, при грамотной драматургии пиар никаких препятствий к тому, чтобы за 4-5-6 месяцев сделать из хорошей, не очень видной фигуры общенационального лидера я не вижу. Особенно, когда мы имеем на сегодня такое телевидение, в прайм-тайм там Петросян, «новые русские бабки» и так далее. Эти ведь вещи на самом деле идут рука об руку. Такое население, которое мы имеем, будет голосовать так, как ему могут объяснить, подсказать.



Виктор Резунков: Алексей Мухин, вы согласны?



Алексей Мухин: Я согласен с тем, что есть толпа преемников, в толпе легко затерять одного-двух человек, которые реально рассматриваются на пост президента в 2008 году. Однако я не согласен категорически с тем, что ситуация не определена. Она вполне определена. Кроме того, совершенно здравая мысль о том, что при наличии определенных административных, медиа-ресурсов и так далее срок раскрутки кандидата и делание кандидата из малоизвестной фигуру в фигуру общенационального масштаба сократился, безусловно. Но я не уверен, что это по-прежнему 3-4 месяца. Дело в том, что путинский вариант исключительный. Дело в том, что здесь Путин сыграл на контрасте с Ельциным. А сейчас кандидату придется разыгрывать формулу «улучшенный Путин», потому что его будут сравнивать с сильным президентом. И это все-таки играет свою роль. Поэтому Медведев и Сергей Иванов – наиболее приоритетные преемники.



Руслан Линьков: Исторический опыт опять-таки нам показывает, что подобное выдвижение и разговоры накануне президентских выборов о том, что тот или иной видный политик собирается баллотироваться или возможно станет преемником, приводит к достаточно печальным результатам по отношению к тем политикам, чьи фамилии упоминаются. Но на самом деле реальности выдвижения никакого не происходит. Мы можем вспомнить историю 1996 года, когда звучала и фамилия Анатолия Собчака в качестве одного из соискателей президентского кресла, потом Виктора Степановича Черномырдина, кстати, выдвигали тоже в Санкт-Петербурге и приписывали эту инициативу Анатолию Александровичу Собчаку. И это закончилось тем, что просто в Кремле сформировалась определенная группа, которая, может быть, и ранее была вполне инициативна в этом направлении, которая добилась поражения Собчака на выборах губернатора города Санкт-Петербурга. Нужно помнить и извлекать уроки из подобных ситуаций.


Здесь нужно еще сделать один очень серьезный вывод об уровне развития вообще общественного сознания граждан нашей страны, который определяет и форму государственного устройства. Назвать демократией то, что сейчас мы наблюдаем, когда идут постоянные разговоры о преемниках, мы в общем как сторонние наблюдатели, как журналисты, как участники этого процесса не можем. Скорее, это определенный вид монархии. И это не конституционная монархия, ограниченная соответствующим законодательством, где монарх правит, но не руководит – то, что мы видим в Европе, в Японии, когда граждан е мало интересовались, кто будет преемником. Но вот через 40 лет родился мальчик, и вся Япония обрадовалась, узнав об этом. У нас постоянно идут разговоры, скорее это похоже на какую-то такую африканскую форму монархии, о том, что кто-то будет преемником.


Идет борьба между различными политическими группами, кланами, представленными внутри партии власти, за то, чтобы стать этим преемником. Одни полагают, что они более достойны. Я думаю, что господин Путин уже определился, свой выбор сделал. Внутри самой власти, в «Единой России», например, тоже не совсем понимают, какой выбор сделан окончательный. Сергей Миронов тоже думает, что, может быть, что-то светит и ему. В этой связи в «Единой России» уже возникли поползновения отозвать Сергея Михайловича Миронова из председателей Совета Федерации, то есть отозвать его из представителей Санкт-Петербурга в Совете Федерации. В Законодательном собрании зреет такая инициатива, а контрольный пакет у «Единой России» естественно. То есть это скорее даже не политика, а борьба бульдогов под ковром.



Виктор Резунков: Клим из Пскова, мы вас слушаем.



Слушатель: Я хотел задать вопрос по поводу Валентины Матвиенко. Она очень известна борьбой с русским сопротивлением. Многие люди были арестованы, даже кто-то из них убит. С такой репутацией претендовать на пост государственный в России – это просто немыслимо. У нас, по крайней мере, 80% русского населения, из них 40% сторонников лозунга «Россия для русских», а их президент назвал «придурками и идиотами». Единственная партия, которая устраивала русское население, - это партия «Родина». И после травли и разгрома партии и выхода из нее фактически лидера Дмитрия Рогозина что осталось для русских людей во власти? Мне кажется, что ничего. И все те события, которые происходили в Кондопоге, я думаю, что это начало процесса, потому что народ уже просто устал от этого беспредела и насилия над собой.



Виктор Резунков: У меня вопрос к Алексею Мухину. Скажите, пожалуйста, сегодня «Коммерсант» сообщает об активизации деятельности североосетинского общественного движения «Согласие и стабильность», которое начинает сбор подписей для проведения референдум а об изменении Конституции, возможности третьего срока Владимира Путина. Насколько может быть успешен этот проект?



Алексей Мухин: Дело в том, что подобные инициативы, как известно, в регионах постоянно возникают. Это было в Чечне, в Приморье и так далее. Но я являюсь сторонником той теории, что подобные изменения, особенно сейчас, подвергнут сомнению легитимность верховной власти в России вообще, я имею в виду изменение Конституции перед окончанием второго срока Владимира Путина. И Владимир Путин, к счастью, это совершенно четко понимает и периодически, раз в два месяца, говорит: «Не буду я баллотироваться, не будет третьего срока, Конституция меняться не будет». Безусловно, изменения в Конституции вообще назрели, потому что у нас очень много изменений произошло фактически в системе власти, в системе территориального деления. Но изменение Конституции произойдет после 2008 года для того, чтобы подчеркнуть легитимность власти преемника.


Я не согласен с тем, что Россию можно сравнить с африканской какой-то республикой или с африканской системой правления, потому что в России сейчас фактически произошел возврат к старой, нормальной российской системе наследования власти. Весь народ, все общество, мы с вами сейчас обсуждают возможные кандидатуры преемника верховной власти. Это нормальный демократический процесс. Ну, такая у нас демократия просто.



Руслан Линьков: Если позволите, я отреагирую. В нормальной демократической стране обсуждают не преемника, а обсуждают программу все-таки кандидатов на пост президента. И эти программы обсуждаются гласно, открыто, всенародно в свободных средствах массовой информации.



Виктор Резунков: Алексей, вы согласны?



Алексей Мухин: Я не согласен. Дело в том, что программы пишутся в Минюсте под одну гребенку, под вполне определенные юридические нормы. В России всегда оценивали человека именно как личность. Все знают, что короля играет свита. И в России происходит то же самое. Это было в советское время. Это было в постсоветское время. Ельцина играла свита. Путина даже играет свита, хотя Путин является довольно системообразующим механизмом в этой системе власти.



Руслан Линьков: Вот Алексей сам сказал о том, что у нас все программы пишутся в Минюсте у политических партий. И это говорит о той самой замечательной модели «управляемой демократии», созданной в нашей замечательной стране.



Виктор Резунков: Суверенной. Михаил, Санкт-Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Я думаю вот что, что народ все-таки не настолько глуп и туп, чтобы проголосовать за Матвиенко. Хоть и говорят у нас, что выборы определяются не только Москвой и Питером, но могу сказать по Питеру, что большинство нашего населения, мягко говоря, просто озлобленное на Матвиенко. И знаете, как в народе ее зовут? У меня друг говорит «тетя Валя», я добавляю «номер два». На самом деле, народное название, иногда говорят «красно-желтые штаны» или «Валька – полстакана».



Виктор Резунков: Давайте не будем употреблять такие выражения все-таки. Тут я с вами не соглашусь. Недавно я беседовал с социологами, которые говорят, что все-таки рейтинг популярности Валентины Матвиенко именно в Санкт-Петербурге вырос достаточно сильно за последний год.



Дмитрий Гавра: Я действительно очень коротко скажу о том, что есть личное впечатление, впечатление от встреч с окружением и социологии, которое говорит о том, что рейтинг Матвиенко в Санкт-Петербурге высок и, более того, за последний год доверие к ней выросло, как бы мы ни относились к этим цифрам. Эти цифры получены разными центрами, они, судя по всему, характеризуют реальную ситуацию. А вопрос о том, похожи мы на Африку или не похожи, я хочу сказать о том, что мы – такая страна, которая сто очков вперед любой Африке даст. Однажды октябрьским утром народ проснулся и узнал, что Никиты Сергеевича Хрущева в качестве руководителя государства больше нет, потому что собрался какой-то Октябрьский пленум. А потом оказалось, что он еще и массу ошибок сделал. Поэтому разговор о том, что мы возвращаемся к старым добрым принципам преемственности политической, полагаю, не очень уместен.


Другое дело, что, здесь я не соглашусь с Русланом Линьковым, что это все не демократия. Такая у нас демократия. На самом деле, российская вечевого типа демократия подразумевает в том числе и форматы предварительного обсуждения. И когда мы говорим о том, что общественное мнение существует, то оно существует. И в этом плане общественное мнение в пользу президента Путина – это вполне очевидная реальность, как бы мы ни говорили. Я думаю, что третьего срока не будет. Но если бы он был, то не нужно было бы никаких политических инструментов и агитаций, чтобы население пришло само и проголосовало. То же самое, кстати, в Санкт-Петербурге с Валентиной Ивановной. Если бы сейчас мы устроили выборы губернатора, то губернатором бы стала Валентина Ивановна Матвиенко. Я за эти слова отвечаю.



Виктор Резунков: Светлана Александровна, Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я тоже за свои слова готова ответить. Я занималась выборами. Как выбирали Валентину Ивановну, просто стыдно это сказать. Практически изнасилованы от чиновников до дворников. И так же Владимир Владимирович уважаемый: кто против Путина – шаг вперед. Если с утра до вечера показывать одни и те же лица, и если мы люди, которые мало-мальски информированы, видим, какую беду оставит после себя Валентина Ивановна, несмотря на внешний лоск, а город ждет страшная катастрофа. У нас нет выборов, у нас нет демократии. У нас есть пародия на демократию. Обобранный, нищий народ, которому люди без чести установили прожиточный минимум, и вы говорите, что они будут выбирать. Нет. Великий упадет, ничтожество взлетает. Неужели в России никого нет? У нас столько людей, а у нас выбирают…



Виктор Резунков: Это надо задать вопрос народу непосредственно, а не нам. Наша передача подходит к концу, я бы хотел попросить Алексея Мухина дать свой маленький прогноз относительно той схемы решения этой проклятой проблемы «преемник-2008».



Алексей Мухин: А все очень просто. Дмитрий Анатольевич Медведев станет премьером, а президентом станет Сергей Борисович Иванов. Это очевидные исторические реалии современности.



Виктор Резунков: Спасибо. У меня такой же вопрос к Дмитрию Гавре.



Дмитрий Гавра: Я полагаю, что есть еще одна фигура. Это Владимир Якунин, руководящий ныне «Российскими железными дорогами», которого не надо сбрасывать с кандидатов на премьеры. Что касается президентской кандидатуры, то я полагаю, что сегодня еще с уверенностью говорить об этой фамилии нельзя.



Виктор Резунков: Руслан Линьков, пожалуйста.



Руслан Линьков: Вы знаете, я выскажу только пожелание. А прогноз у меня, к сожалению, пессимистичный. Пожелание: хотелось бы все-таки, чтобы определение кандидатуры на пост президента зависело и от самостоятельного, осознанного выдвижения этой кандидатуры, а не навязывания ее сверху, и от осознанного выбора самих граждан .



Виктор Резунков: А что бы вы пожелали преемнику?



Руслан Линьков: Преемнику не быть преемником, а быть самостоятельной фигурой.



Виктор Резунков: А как вы думаете, кто все-таки может быть преемником в случае, если эта система будет развиваться?



Руслан Линьков: Вы знаете, там список ведь достаточно большой. Действительно, это Сергей Борисович Иванов. Есть еще целый ряд людей, носителей той самой идеологии чекизма. Мы помним, она как-то даже развивалась в средствах массовой информации. Николай Платонович Патрушев есть, Виктор Васильевич Черкесов. Можно долго продолжать этот список.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG