Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

16-я годовщина со дня смерти протоирея Александра Меня


Программу ведет Павел Давыдов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Яков Кротов.



Павел Давыдов: Сегодня 16-я годовщина со дня смерти протоирея Александра Меня. В подмосковном селе Новая Деревня, где он похоронен, отслужена панихида, а в церкви, построенной на месте его гибели, совершена литургия. Убийство Александра Меня в результате вооруженного нападения в сентябре 1990 года было одним из самых громких преступлений того времени.



Яков Кротов: В этом году годовщина гибели отца Александра Меня, уже 16-я, приходится на субботу. Он был убит в 1990 году в воскресный день, когда шел по дороге в церковь. И смерть его имела тогда огромный резонанс. Предполагали, что он пал жертвой КГБ, КГБ отвечало, что скорее всего речь идет о каких-то церковных драгоценностях, о каких-нибудь амурных делах 55-летнего священника. И вот прошло 16 лет, в Семхозе под Троице-Сергиевым Посадом, где жил Отец Александр, функционирует уже большая церковь, посвященная памяти о нем. В этом году там пройдет конференция, посвященная катакомбной церкви, потому что отец Александр Мень был крещен отцом Серафимом Батюковым накануне Второй мировой войны, и это были стойкие «катакомбники» – священники, не признававшие Московской патриархии, прежде всего потому что эта патриархия сотрудничала с безбожным правительством, гнавшим религию.


Сегодня хорошо известно уже из исторических изысканий то, чего, может быть, не знал и сам отец Александр Мень, что катакомбная церковь была довольно консервативная и сопротивлялась советской власти не из каких-то либеральных устремлений, а скорее из устремлений консервативных. И вот произошел некоторый переворот, потому что сегодня те люди, которые в 30-е годы сопротивлялись власти, охотно приняли предложение власти протанцевать некоторый танец вместе. И вот уже та же Московская патриархия провозглашает себя единственной законной наследницей катакомбной церкви.


Сердиться ли на это? Наверное, нет. И сам бы отец Александр, наверное, не сердился таким гримасам истории. Потому что спасает не церковь, спасает Христос, который в центре этой церкви. Спасают не отдельные люди, не отец Александр, не отец Такой-то, не отец Такой-то. Спасает то, что среди отцов, матерей, братьев и сестер, грешных каждый по-своему, святых каждый по-своему, есть невидимый, есть Спаситель, есть распятый и воскресший.


XS
SM
MD
LG