Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. 18-й сезон "Музея кино"


Мумин Шакиров: 7 сентября этого года в московском кинотеатре «Салют» открылся очередной, восемнадцатый сезон «Музея кино». В рамках новой программы прошла презентация завершающего тома трилогии Сергея Эйзенштейна «Монтаж - Метод - Неравнодушная природа». Из цикла «Музейные редкости» зрители увидели итальянский фильм «Пепел» с участием великой театральной актрисы Элеоноры Дузе. Картина была снята в 1916 году. Российская синематека, не по своей воле покинув здание киноцентра на Красной Пресне, теперь обитает на новых столичных площадках. Основную часть киноархивов приютил у себя «Мосфильм». Экспозиции проводятся в музее Современного искусства на Патриарших прудах. Основатель «Музея кино», ученый и культуролог Наум Клейман со сдержанным оптимизмом встречает новый сезон.




Наум Клейман

Наум Клейман: Мы не собираемся сдаваться. Мы не думаем, что это будет легко – получить свой дом, – это, видимо, на несколько лет. Мы надеялись, что все-таки Министерство культуры, Федеральное агентство будет мобильнее, но это наивные мечты. С другой стороны, мы убеждаемся, что есть востребованность, есть люди, которые ждут, есть организации, которые нас приглашают. Я знаю, что нельзя опускать руки, надо бороться и за будущее, и работать сегодня. Мы не хотим, чтобы нас водили за ручку или гладили по головке этой ручкой. Конечно, для нас немножечко горько, что приходится еще доказывать тем людям, которые должны были бы нас, наоборот, утешать или хотя бы опекать, если уж они руководители.



Мумин Шакиров: Основные фонды синематеки хранятся на «Мосфильме». За них Наум Клейман пока спокоен. Но куда складывать новые экспонаты музея?



Наум Клейман: У нас огромный фонд – это 400 тысяч единиц хранения. Не все основное, конечно, там есть так называемый научно-вспомогательный фонд, но и среди них очень много раритетов и ценнейших архивных документов, эскизов, величайшие плакаты, редкие кинотеки, которых нет в других музеях страны. Все это хранится на «Мосфильме» благодаря Карену Шахназарову. Мы там еле вмещаемся, и что будет в перспективе, мы не знаем. Нам уже сейчас предлагают новые архивы, новые фонды, закрываются студии, производятся фильмы, и это же тоже надо сохранять, завтра они будут историей. И, слава богу, есть хотя бы три, четыре, пять фильмов каждый год, от которых надо сохранить хоть что-то – сценарии, эскизы, реквизит, костюмы… Нам вот сейчас подарили экспонаты фильма «Доктор Живаго», мы очень благодарны Александру Прошкину. Прошкин уже не первый раз нам дарит, мы получили и по «Русскому бунту» (то есть по «Капитанской дочке»), но нам некуда все это вешать и ставить. Мы заняли все, что нам предоставил «Мосфильм». Понятно, что это временное пристанище, и понятно, что это ограниченное пристанище. Надо делать настоящее хранилище.



Мумин Шакиров: Кинотеатр «Салют» не единственная площадка, где будут показаны фильмы из коллекции «Музея кино». Перед российской синематекой распахнул свои двери и большой зал Центрального дома художника на Крымском валу.



Наум Клейман: Это для нас самое приятное во всей случившейся передряге. Как всегда, истинные друзья познаются в беде. К сожалению, мы потеснили немного гастрольно- концертное объединение Столица (некоммерческая организация) с его хорошими программами. Мы никому не хотим быть соперниками, но вот пришли все к такому консенсусу.


Показы в ЦДХ начнутся 28 сентября этого года ретроспективой Масаки Кобаяси – это замечательный японский режиссер, и это наша традиционная японская осенняя ретроспектива. Из классиков мы перешли от столетних к 90-летним. Кабаяси открывает эту новую серию. Мы покажем фильмы, которых никогда не было вообще в России. Какие-то фильмы показывали, даже в прокате, всего два. Самый его знаменитый фильм «Удел человеческий» (или «Условия человеческого существования») не был когда-то пропущен цензурой, потому что, по сюжету, история в третьей части фильма происходит в советском ГУЛАГе, куда попадает японский пацифист, пытавшийся облегчить судьбу китайцев. Это трагедийная такая эпопея на 10 часов демонстрации, это огромный труд, это «Война и мир», можно сказать. Вот мы впервые в России покажем его сейчас. Не говоря о классических фильмах, типа «Харакири» или «Кайдан», это отдельно.


В этом же зале мы через две недели показываем Яна Немеца. Это чешский режиссер пражской волны, тоже из тех, кого у нас не показывали. Потом будет всеми нами любимый Аки Каурисмяки. Выходит книжка Андрея Плахова, и мы решили поддержать презентацию показом фильмов Аки, тем более, что он нас благословил на это. А в течение почти всего декабря у нас будет Кшиштоф Кесьлевский. Причем это будет полная ретроспектива: от студенческих работ до последних. Это замечательный режиссер, и мы надеемся не только показать классику, типа «Декалог», но и то, что не видели наши зрители.



Мумин Шакиров: В 2004 году в рамках 61-го Венецианского фестиваля Наум Клейман стал лауреатом премии «Принц Венеции». Ее присуждает и спонсирует наследник последней королевской семьи, правившей в Италии - Эммануэле Филиберто. Денежный эквивалент приза директор московского «Музея кино» направил на создание фильмотеки для детей Беслана.



Наум Клейман: Не секрет, что искусство вообще и кино в частности обладает психотерапевтическим воздействием. Это знали греки, это подтвердили и самые трудные периоды истории человечества, когда вдруг в поверженных или разоренных странах кино начинало цвести – с чего бы? И мы абсолютно уверены, что доброе, честное, открытое кино поможет нормализовать и душевный мир детей, и, может быть, взаимоотношения взрослых тоже. Нам удалось несколько раз побывать там. Мы хотели бы, чтобы на Северном Кавказе была своя синематека.



Мумин Шакиров: В каком формате будет коллекция?



Наум Клейман: Разные носители. Во Владикавказе это и 35, и 16-миллиметровая пленка, там есть нормальное хранилище. В школе это – видео и DVD . Достигнуто соглашение с Министерством культуры и просвещения, в самой 1-ой бесланской школе и отдельно в музыкальной школе города Беслана установлена видеоаппаратура, мы подарили им 200 видеокассет, потому что киноустановки ставить нельзя, это высокое напряжение и так далее. Но вот в двух школах бесланских уже есть синематека. Дубликат – в самом Владикавказе. Мы предполагаем, что это будет не только для Северной Осетии – Алании, но и для всех северокавказских республик. И, в общем, достигнута договоренность о создании такой синематеки. Мы приостановили разрушение, но пока не удалось добиться восстановления старейшего в России кинотеатра, который был во Владикавказе, это кинотеатр «Пате», позже «Комсомолец». Но пока его восстанавливают, сеансы идут в кинотеатре «Терек» во Владикавказе и в Государственной национальной библиотеке, где замечательный зал с очень хорошей публикой, не хуже, чем в Москве.


Там начинается уже де-факто, хотя де-юре еще не все завершено, но де-факто уже начались показы. Уже был фестиваль нашей новой анимации, был показ канадской анимации. Этой осенью там начинают работать японцы. Туда везут фильмы и поляки. Итальянцы подарили много картин, просто подарили Беслану. Собраны для них кассеты у чехов. Мексиканцы. Началось буквально по всему миру – помощь северокавказской синематеке, причем такие фильмы, которых в Москве нет. И то, что нам дарят, этот легально, это очищенные права, это не пиратство. Это было первым условием, и нам пришлось долго объяснять, что можно, а что нельзя. Но там очень хорошие люди, вполне восприимчивые. Этот проект развивается, теперь шведы вместе с ООН будут делать в бесланской школе детскую киностудию. С двумя психологами, Александром Колмановским и Натальей Колмановской, которые лечат детей, мы пришли к выводу, что мало им показывать, им самим надо изжить эту травму, им надо снимать. И сейчас на видео снимать просто. Нашлись педагоги во Владикавказе, нашлось помещение, и вот буквально этой осенью будет установлена аппаратура, будет детская бесланская киношкола, которую делают шведы вместе с ООН.



Мумин Шакиров: Деятельность «Музея кино» не ограничивается только Москвой и Северным Кавказом. Науму Клейману удалось вовлечь в культурное пространство российской синематеки и другие регионы России.



Наум Клейман: В Перми тоже региональная синематека. У нас начались программы в Норильске. Только что мне звонили из Ямала. Предполагается, что будет в Петербурге. То есть фактически идет движение снизу. И это не по принципу пирамиды, меньше всего мы хотели бы советскую пирамиду, где все замкнуто на центр и везде филиалы. Это настоящая федерация родственных организаций. Каждая на региональном уровне устраивает, как это ей удобно. Но, естественно, мы помогаем методически, мы их связываем с нашими коллегами, с посольствами, с культурными центрами. Мы делимся опытом показов, мы даем им фильмы и наши выставки. То есть, чем можем, мы помогаем.



Мумин Шакиров: О ближайших планах московского «Музея кино» рассказывал его директор, известный ученый и культуролог Наум Клейман.


XS
SM
MD
LG