Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. "Стерва"


Тамара Ляленкова: В сегодняшней программе речь пойдет о весьма популярном типе женского поведения – о стерве. То, что в современном медиа-мире женская стервозность в цене, сомневаться не приходится. Глянцевые журналы наперебой печатают советы, как стать настоящей стервой. В устах телевизионных психологов это слово звучит как термин. И ни один сериал не обходится без роковой героини. Получается, что слово «стерва» сменило бранную, если верить словарю Ожегова, окраску на нейтральную, а кроме того, приобрело совсем иное, едва ли не противоположное значение.


Объяснить подобную странную метаморфозу я попросила писателя Андрея Ильина, автора исследования «Стерва от А до Я», книги, которая за последние шесть лет переиздавалась 12 раз.



Андрей Ильин: Это все из серии легенды. Сейчас у нас ведь глянцевый мир и все то, что мы имеем сейчас в средствах массовой информации, абсолютно не имеет никакого отношения к жизни. Нет ни одного человека, который готов был бы жить с реальной стервой. Нет ни одной женщины, которая была бы готова жить со стервецом.



Тамара Ляленкова: Какой набор качеств у стервы? Считается, что они наиболее популярны, наиболее привлекательны для мужчин.



Андрей Ильин: Ничего подобного. Жена-стерва – это катастрофа до конца жизни. Почему все эти стервы обычно очень стервозные, но очень несчастные в личной жизни, до конца жизни меняют, меняют, меняют мужиков? Потому что а как с ней жить-то? Стерва – это есть система выделения из социума. Она обращает на себя внимание, да. Период ухаживания – это как павлиньи перья, раскрывает хвост свой, но с хвостом жить очень сложно, его надо складывать потом и жить нормально.



Тамара Ляленкова: Однако и тот, и другой, и мужской и женский образ – они имеют некую притягательность в глазах окружающих.



Андрей Ильин: Это эпатаж, это знакомство, это нормальные биологические основы. Период брачный, все животные раздувают зобы, поют замечательные песни. Я за то, чтобы женщины изображали стерв, не являясь ими, привлекали к себе внимание, а потом были нормальными женщинами.



Тамара Ляленкова: А откуда этот образ появился? Он ведь тоже не мог появиться на ровном, пустом месте. Его популярность и то, что он так продвигается, и часто это слово употребляется, это же не может быть какой-то специальной политикой, это откуда-то пришло?



Андрей Ильин: Товарно-денежные взаимоотношения. Ибо стерва покупать вещей, машин, как потребитель будет в сто раз больше, чем нормальная женщина, которая будет думать, что «мне не надо вот эти перья покупать, а мне нужен конкретный мужчина». Просто она всегда найдет для себя спокойного и беззатратного мужчину, с которым создаст замечательную семью и будет счастлива всю оставшуюся жизнь. И это законы капитализма. Это тоже манипулирование нами. Какие стервы могут быть на Западе, когда разводов практически не бывает? Потому что развод равен абсолютному разорению. Нет понятия алиментов. Я немца спрашиваю: «А как алименты, какие они?..» - «А что такое алименты?» Я им долго рассказывал. А они говорят: «Какие алименты? Вот сколько надо с мужика, столько и снимут». Если надо снять 80 процентов его зарплаты, с него молча снимают 80 процентов. Государство не хочет участвовать в воспитании детей. Государство не хочет отдавать денежки детям, пусть тот, кто его зачал, тот и денежки дает. Поэтому все очень крепко, полное отсутствие стерв, все регулируется законом.


У нас почему-то нужно вначале быть стервой, разломать три брака, остаться матерью с ребенком на руках – и после этого понять, что, оказывается, нет, мужикам надо другое. И, сломав себе судьбу, с четвертым или третьим мужчиной организовать нормальную полноценную семью, пройдя через катаклизмы, разбив мужикам в чем-то жизнь.



Тамара Ляленкова: Получается, что женщине, для того чтобы быть успешной в социуме, быть успешной на работе, в среде мужской по большей части, ей приходится вести себя очень активно. И вот как раз таких женщин теперь и называют стервами. То есть из области интимной жизни это понятие ушло в общественную, в социальную.



Андрей Ильин: Это неумение строить карьеру – отсюда идет стервозность. Нет в бизнесе, нет в обычной жизни мужчин и женщин, есть личности. Вот она либо сильная, либо слабая. Я видел женщин, реальных, не которые изображают из себя, имея, извините, за спиной мужика, который их субсидирует, играя в бизнес, а именно реальных бизнесменок, которые абсолютно хладнокровны, спокойны и умеют использовать слабости мужчин. Я не могу это назвать стервозностью, это можно назвать профессионализмом.



Тамара Ляленкова: Однако очень часто женщины в бизнесе используют свое именно женское обаяние, в деловой сфере.



Андрей Ильин: Невозможно в серьезном бизнесе сыграть это. Никто не даст вам миллиард кредита за то, что вы женщина. Ну, может быть, чуть-чуть женщину пожалеют в разборках таких, уже жестких чуть-чуть, очень небольшая льгота.



Тамара Ляленкова: Для женского делового успеха необходимо хорошо и сексуально выглядеть, быть сексуально привлекательной.



Андрей Ильин: Это да.



Тамара Ляленкова: Это такое условие игры в этом мире, не только дань современной моде, которая сама по себе сексуальна?



Андрей Ильин: Это униформа. На первом этапе, когда еще не являются даже бизнесменами – да, безусловно. Как только начинается о реальном бизнесе разговор – другие правила. Давайте сейчас представим ситуацию, когда у вас ребенка украли из-за того же бизнеса, и мужик, он упрется, он скажет: «Убивайте его, я не отдам, потому что это – мужские дела, это драка мужская». Любая женщина скажет: «Вы что, с ума сошли?! Да все брошу, все!» И это есть ее слабость. И это, к сожалению, подменить невозможно. Поэтому она все равно не может реальный бизнес завоевать, она может быть возле него. Причем обычно, когда смотришь на женщину-бизнесмена, начинаешь копать – за ней кто-то стоит из мужиков, отбивая самые страшные атаки. И поэтому женщина себе может позволить продавать внешний имидж. Как только она окунается в реальный бизнес или в реальную политику, в реальную драку, а этот мир очень жесток, - все.


Любая стерва, если копануть глубоко, очень ранимое, испуганное и растерянное существо. Потому что она влезла в драку на самом деле. Почему жалко? Она сделала вызов, а вызов-то приняли, общество приняло вызов. Отказаться она уже не может от своего образа, и тянуть его надо до упора.



Тамара Ляленкова: Почему мужья плохо воспринимают деятельных, активных жен?



Андрей Ильин: Это уже из другой серии. Потому что любая деятельная женщина – это потенциальный уход из семьи. Мужской мир очень жесткий, мужики не за то нервничают, что у них рога выросли, а за то, что они становятся второго сорта в мужском коллективе. Поэтому если женщина мне тылы не обеспечивает, я начинаю беспокоиться. Потому что одна из главных опор у мужчины в жизни – женщина. И если она уходит в большой мир, ты начинаешь суетиться, ты понимаешь: это – первый шаг. А это действительно так, к сожалению. Потому что, как только женщина начинает что-то делать, она перерастает мужика и ищет следующего мужика, но более сильного. Она все равно ищет мужчину, к сожалению.



Тамара Ляленкова: Итак, по мнению писателя Андрея Ильина, слово «стерва» имеет все-таки прежнее значение, то есть подразумевает женщину неверную, склонную к измене. С другой стороны, учитывая современный контекст, можно предположить, что подобный эпитет преуспевшие в бизнесе женщины получили за то, что в конкурентной борьбе они используют также свою женскую привлекательность. Что такое стерва на работе, вне личных отношений, я попросила рассказать Наталью Акулову, шеф-редактора специальных проектов на Первом канале российского телевидения.



Наталья Акулова: Как мне один раз сказал мой приятель, космонавт: «Ты стерва, нормальная стерва». Я сначала не поняла, а поняла, что он имел в виду, только потом. У меня было несколько командировок с моими космонавтами, когда вдруг ни с того, ни с сего я понимала, в самолете сидючи, что 40 мужиков – и я одна женщина. А потом я поняла: как же это клево-то! Тут тоже, главное, палку не перегибать, потому что все уделяют тебе внимание, каждый хочет, чтобы ты так же уделила какое-то внимание и дала соломинку, какую-то ниточку. Я помню, оператор говорит: «Ты знаешь, Наташ, у меня был первый случай, когда я увидел, что все мужчины хотят общаться с тобой». Я говорю: «Ты знаешь, я могу тебе мотивировать почему. Потому что я тут одна, потому что больше нет никого». А на самом деле, естественно, если есть возможность свое обаяние где-то использовать, я имею в виду в отношении работы, я его буду использовать. Мне кажется, это говорит только о профессионализме. Потому что если ты не стерва, то на какие-то поступки ты просто неспособна, на какие-то вещи ты просто не готова, ты не можешь принять решение.



Тамара Ляленкова: Вы не первая, кто говорит о том, что женщина, которая что-то делает, должна быть стервой. Почему «стерва» это называется?



Наталья Акулова: Потому что ты должна четко владеть ситуацией и понимать, что ты делаешь. Теоретически вроде, да, совсем нет, но когда ты на практике начинаешь это проявлять, ты понимаешь, что ты поневоле становишься стервой. Сейчас, как, скажем, руководитель отдела какого-то, я подозреваю, что меня все-таки считают стервой, но я умело этим пользуюсь, наверное, потому что по-другому там нельзя. Потому что если ты не будешь принимать решения, если не скажешь, что я прав, а это не может человек, который не обладает некой стервозностью. Умение принимать решения, отстранив кого-то, сказав, что «ты – дурак, что так нельзя», что на самом деле по-другому, и «то, что ты говоришь, мне не нравится, и я тебе сейчас докажу». Как правило, это говорит мужчина, а женщине тяжело это сказать, тем более если сидит какая-то группа людей. Скажем, мы сидим и обсуждаем какой-нибудь фильм, у нас режиссер мужчина, оператор мужчина, все мужчины – и одна я. И если меня никто не будет слушать, а мне это совсем не нравится, когда мое мнение не принимают в учет, я могу сказать: «Я хочу тоже сказать!» А если я буду молчать, если я буду со всем соглашаться, то какая мне цена, тем более на телевидении?


Как мой бывший муж мне сказал: «Господи, ты посмотри не себя, ты – карьеристка. У тебя же даже прическа карьеристки». И я поймала себя на мысли, что, может быть, да, наверное, я карьеристка, но на самом деле в душе-то не карьеристка, мне просто нравится заниматься тем, чем я занимаюсь. Мне всегда досадно, когда я вижу журналиста, автора, который говорит: «Да бог с ним, как я сниму. Да сниму я сейчас это интервью. И вот это я сделаю, лишь бы мне гонорар получить». Вот это меня больше всего убивает. А посмотрите на женщин, которые известны, посмотрите на Миткову, посмотрите на Сорокину – а что, они не карьеристки? А что, они не стервы? Да в классическом варианте!



Тамара Ляленкова: Да, но тут такое правило игры, что при этом всегда надо хорошо выглядеть. Я имею в виду буквально хорошо выглядеть, внешне.



Наталья Акулова: Я бы даже сказала больше – безупречно. Не очень приятно, когда про меня говорят, что я железная такая тетка, потому что я не считаю, что я железная. Но при всем при том мне очень всегда приятно, когда мне говорят, что «ты клево, ты очень сексуально выглядишь сегодня». Я, например, всегда и всем кричу девчонкам на телевидении: «Ходите в юбках. Бегите и надевайте юбки, ходите в юбках. Потому что вы и так занимаетесь мужской профессией, а если вы еще будете в штанах ходить, из джинсов не вылезать, то это вообще ужасно».


Я помню, мы куда-то поехали на съемки, и нас поехало несколько корреспондентов-девушек. У нас девчонка такая была, очень закомплексованная, она уставшая вся была, у нее какие-то жуткие проблемы семейные, она одна воспитывает ребенка, мы едем на съемку, и оператор учит ее жизни: «Ну что ж ты вот такая вот… Ты бы хоть сходила волосы, что ли, себе как-то уложила по-хитрому. Ну, надень чулочки, носочки, еще что-то. Ну, будь ты привлекательной для мужчины, будь ты женщиной». А она сидит и говорит: «Я не женщина, я журналист». Вот я подозреваю, что это, наверное, издержка нашей профессии, что женщиной очень тяжело быть на телевидении. Наверное, можно быть женщиной, но надо быть стервой хорошей.



Тамара Ляленкова: Так получается, что качества, считавшиеся в личных отношениях стыдными и зазорными, современной женщине необходимы для того, чтобы участвовать в социальной жизни наравне с мужчинами. Отсюда и современная мода на стерв, женщин активных и умеющих за себя постоять. Другое дело, что это своеобразная гендерная измена. Неслучайно в толковом словаре Ожегова это слово расшифровывается в мужском роде – мерзавец и негодяй.


XS
SM
MD
LG