Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федор Лукьянов: "После 11 сентября мир менялся постоянно и многократно, и, к сожалению, в сторону меньшей управляемости"


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.



Олег Винокуров: Сегодня пятая годовщина крупнейшего в истории террористического акта. Многие считают, вопреки формальной хронологии, что именно в этот день закончился XX век. Как изменился мир после трагических событий 11 сентября? Об этом, мой коллега Юрий Багров беседовал с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.



Федор Лукьянов: За пять лет, которые прошли уже теперь после 11 сентября, мир менялся постоянно и многократно. И, к сожалению, в сторону, как бы сказать, меньшей управляемости. Ответ США на то, что тогда произошло, фактически девальвировал все международные механизмы, которые существовали. Их эффективность, уже и без того к тому моменту стала весьма условной, но после того, как самой главной, самой сильной державе был нанесен такой мощности удар, и она решила, что впредь она будет действовать так, как считает нужным, означало, что все остальные механизмы фактически перестают быть определяющими. Трудно сказать спустя пять лет, что мир стал более безопасным. Все время повышающиеся и ужесточающиеся меры безопасности, с одной стороны, вроде бы эффективны, поскольку, по крайней мере в Америке, терактов с тех пор не было. Но, с другой стороны, меняющаяся атмосфера в сторону этого диктата безопасности и отвержения всех прочих элементов, она сам по себе провоцирует какую-то новую фазу.



Юрий Багров: Если говорить о том, что ввод войск в Афганистан, а потом, как следствие, и в Иран – это неадекватные меры, то что могло бы стать адекватной реакцией на возрастающую угрозу терроризма во всем мире?



Федор Лукьянов: Что касается Афганистана, то, наверное, эта реакция была неизбежной, поскольку там, во-первых, базировался главный враг, во-вторых, кстати говоря, на тот момент еще существовала такое общее единство взглядов большей части мирового сообщества на то, что это надо делать, и существовала резолюция, решение ООН. Дальше все уже пошло по-другому. Мне кажется, что серьезнейшей ошибкой, серьезнейшим промахом стало то, что борьба с терроризмом, то есть вопрос безопасности благодаря политике Вашингтона неразрывным образом связался, переплелся с вопросом о демократии, с вопросом об изменении политической ситуации, на Ближнем Востоке в частности, но и шире, это вообще общая такая тенденция. Вот это переплетение, оно в итоге приводит к тому, что и безопасность не повышается, и демократия не очень удается там, где ее пытаются внедрить. Соответственно, если уж речь шла об уничтожении терроризма, то это нельзя было смешивать вот с такими идеологическими вещами.


XS
SM
MD
LG