Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Сыктывкаре власти приостановили постановку оперы Шостаковича


Дмитрию Шостаковичу пришлось при жизни испытать самую жесткую идеологическую цензуру и критику. Но и в наше время она продолжается.

Дмитрию Шостаковичу пришлось при жизни испытать самую жесткую идеологическую цензуру и критику. Но и в наше время она продолжается.

Постановку «Сказки о попе и его работнике Балде» в театре оперы и балета Республики Коми готовили к 100-летнему юбилею Дмитрия Шостаковича. Премьера должна была состояться 25 сентября. Спектакль ставил режиссер из Санкт-Петербурга Александр Зеленин. Ничто не предвещало неприятностей, пока главному хормейстеру театра не пришла в голову идея обсудить постановку с местными священнослужителями.


Корреспондент Радио Свобода в Сыктывкаре Сергей Торлопов расследовал подробности скандала. Главный хормейстер театра, а по совместительству руководитель епархиального хора Наталья Масанова позвонила и попросила епархию вмешаться. Ведь у Пушкина в сказке поп — герой малопривлекательный. Не бросит ли опера тень на епархию и вообще на Православную церковь? Режиссер-постановщик Александр Зеленин, приглашенный из Санкт-Петербурга, готов был пойти навстречу. Он предложил вариант, в котором щелчки достаются не попу, а чертенятам. Это не помогло.


Худсовет собирался два раза вместе с представителями епархии. Они пытались отговорить труппу от «богохульственной постановки». Но напрасно. Артисты никак не могли взять в толк, почему театр не может поставить классический спектакль, который уже ставили в России другие театры. Высказывались мнения, что церковь от государства отделена, и вряд ли правильно с ее стороны столь активно вмешиваться в репертуарную политику государственного театра. Коллектив от постановки не отказался. Тогда епархия обратилась в Министерство культуры и национальной политики республики. Министр Надежда Боброва не стала ссориться с епископом Сыктывкарским и Воркутинским, она сказала: «Я человек верующий». И издала приказ по министерству. На основе этого документа был издан приказ директора театра госпожи Судаковой о приостановке работы над спектаклем.


Художественный руководитель театра Ия Бобракова до сих пор не может в это поверить: «Сказка сама по себе, конечно, очень интересная. Потому что она действенная. Ничего там криминального, аморального, чего испугались священнослужители, нет: «Вы хотите создать сатирический спектакль, чтобы прихожане к нам не ходили». Мы отвечаем, что у вас одни прихожане, а у нас другие прихожане. А если те прихожане, которые приходят очищать свою душу у вас, они придут и сюда, потому что нравственное воспитание мы тоже несем, высоконравственное. Сверхзадача каждого спектакля — это воспитание высокой нравственности человека. Почему вы не защищаете нас в такой год, год Шостаковича?! Весь мир отмечает, а мы должны снять спектакль с репертуара».


Сейчас вместо музыкальной сказки «Балда» в день юбилея Дмитрия Шостаковича зрители увидят шесть камерных номеров из этого произведения, разумеется, без участия попа. Такого соломоново решение этой истории.


Ранее Сыктывкарская и Воркутинская епархия Русской Православной церкви пыталась не допустить показ в рамках фестиваля оперного и балетного искусства балета «Распутин» в постановке Имперского русского балета. Однако тогда организаторы отказались отменить спектакль, и он прошел при полном аншлаге.


Конфликт церкви и театра комментирует обозреватель Радио Свобода, ведущий передачи «С христианской точки зрения» Яков Кротов: «Сообщение о том, что в Сыктывкаре церковные власти добились запрета балета "Балда" произвело колоссальное впечатление. Потому что, в общем, враг у ворот, заявила прогрессивная российская либеральная интеллигенция. Тем не менее, верить в эти панические возгласы как-то очень не хочется.


А враг, действительно, налицо. Потому что трудно признать друзьями человека, друзьями Божьими, тех людей, которые, всерьез полагают, что издевательское изображение священника на сцене театра недопустимо. Да как же недопустимо? Да, изображайте, друзья мои! Для этого священники и созданы, чтобы над ними издеваться. Такова судьба людей, которые, взяв свой крест, следуют за Христом. Смешно идти за невидимым, пустым, как кажется неверующим, местом и при этом страдать и мучиться.


Но над чем же издевался Пушкин? Человек идет надутый, напыщенный, самодовольный. Разве он идет за Христом? Нет. Он идет за государством. Он идет за деньгами. Он идет за властью. Вот это и вызывало насмешки Пушкина.


Но в этой истории вина лежит не на тех напыщенных и самодовольных священниках, которые по-прежнему следуют в русле государственной политики, вина лежит на тех, кто им не сопротивляется. Поп — Балда, а мы-то кто? Те, кто знает, как на самом деле функционирует духовная жизнь? Сегодня мы — настоящие священники, настоящие интеллигенты сдали балет Шостаковича, значит, сдадим и Пушкина. В криминологии есть понятие "виктивное поведение" (от английского слова victim – жертва). То есть девушка, которая идет в короткой юбке, она является потенциальной жертвой. Но девушка не виновата. Виноват насильник. А в этой истории, кто жертва? Жертва — культура, жертва — Пушкин. Не Пушкин виноват, в том что он написал «Сказку о Попе и его работнике Балде», виновата интеллигенция, светские и церковные интеллектуалы, виноваты в том, что не защищают правду. Будем надеяться, что это последний рубеж, который сдан ханжам, прикрывающимся именем Христа, и что дальше уже сдавать ничего не будут».


XS
SM
MD
LG