Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможные последствия соглашения между Росатомом и компанией СУАЛ


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Кирилл Кобрин: Недавно Федеральное агентство по атомной энергии подписало меморандум о сотрудничестве с компанией СУАЛ. Документ предполагает совместную разработку и реализацию строительства второй очереди Кольской АЭС. СУАЛ будет участвовать в строительстве энергоблока второй очереди Кольской атомной станции в обмен на долгосрочные контракты на поставку электроэнергии по фиксированным ценам.


О возможных последствиях этого соглашения между Росатомом и компанией


СУАЛ моя коллега Марина Катыс беседует с представителем группы "Экозащита" Андреем Ожаровским.



Марина Катыс: Для начала расскажите немножко о том, что сейчас происходит на Кольской атомной станции?



Андрей Ожаровский: Кольская атомная станция имеет два реактора, я бы сказал, проблемных. Это реакторы, которые введены в строй 1973-1974 году и должны были, по мнению их разработчиков, работать 30 лет. То есть они уже несколько лет должны быть выведены из строя. Было осуществлено продление их деятельности, по мнению прокуратуры Мурманской области, незаконное, но реакторы продолжают работать. Это ничего нового я вам не сказал. А теперь новое. Намечается довольно интересный сговор между Евдокимовым, губернатором Мурманской области, олигархом Вексельбергом, собственником или главой, я не знаю, как правильно назвать, концерна СУАЛ, у которого есть алюминиевый завод в Кандалакши...



Марина Катыс: И который заинтересован в электроэнергии.



Андрей Ожаровский: Да, алюминиевый завод главный потребитель энергии Кольской атомной станции. Частное предприятие, замечу. И Росатомом, то есть господином Кириенко. Вот эти три человека намерены совершить не далее, как 6 октября, вот такой вот алюминиево-атомный сговор, а именно: Вексельберг даст деньги на строительство еще одного или двух реакторов Кольской атомной станции...



Марина Катыс: Довольно большие деньги.



Андрей Ожаровский: Да, да, речь о миллиардах долларов. Кириенко, соответственно, министр Росатома, построит эти реакторы и за это будет Вексельбергу продавать электричество, я бы даже сказал, не продавать, а отдавать, не по рыночной цене, а по той, о которой они сейчас договорятся, 6 октября. А господин Евдокимов, как губернатор области, вместо того, чтобы заботится об окружающей среде и о безопасности жителей, будет выступать гарантом всего этого, и через сети свои будет пропускать, и вообще говорить о том, что нужно развивать атомную энергетику. И все это делается в Мурманской области, на Кольском полуострове, обладающем самым благоприятным климатом для использования энергии ветра. Ветер дует даром, ему не нужно ядерное топливо, ветер отходов не производит. И давно были сделаны расчеты Кольским научным центром Российской Академии наук о том, что достаточно ветропотенциала Кольского полуострова, чтобы компенсировать всю энергию, производимую Кольской атомной станцией, ну и даже больше, там зависит уже, конечно, более удаленные или более близкие к дорогам брать места расположения ветряков.


Так вот до недавнего момента никто о второй очереди Кольской атомной станции на Кольском полуострове не заикался, потому что там есть протестное движение, люди выходят на митинги и об этом губернатор знает. Ему неоднократно направлялись петиции разных организаций. В прошлый раз, когда говорилось о второй очереди Кольской атомной станции, это было в 1998 году, в Мурманскую область съехались экологи со всей страны, более 250 человек встали лагерем напротив станции и стояли до того момента, как не были даны какие-то гарантии, что бредовый проект строительства новых атомных реакторов не будет реализован. И сейчас протаскивается то же самое решение. То есть вот эти три человека - Вексельберг, Евдокимов и Кириенко - открыто желают идти на конфликт с обществом. Потому что если это соглашение будет реализовано, то Вексельберг и его алюминиевые заводы будут получать энергию, намного более дешевую, чем жители Кольского полуострова. Понимаете, какая бомба социальная закладывается этим под вообще всей структурой Мурманской области?



Марина Катыс: Я вас перебью. То, что касается алюминиевых заводов Вексельберга, то он фактически строит для себя свои собственные два энергоблока, для того, чтобы снабжать электроэнергией свои заводы. Если у человека есть деньги, почему бы ему себе не построить маленькую атомную станцию для своего производства. Другой вопрос, почему он, допустим, не поставит ветряки для того, чтобы решить эту же проблему более дешевым и экологически чистым способом. Но где здесь конфликт интересов с местным населением? Местное население деньги в строительство АЭС не вкладывает, у него их просто нет.



Андрей Ожаровский: Не совсем так. Атомные станции строятся, в том числе и на деньги государственного бюджета. Атомные станции субсидируются, в том числе из государственного бюджета. Даже если сам реактор построен, вот этот самовар ядерный построен на деньги какого-то олигарха, в этот реактор нужно загружать топливо. Вексельберг не будет производить это топливо, он не откроет урановые копи в Чите, он не будет обогащать это топливо на центрифугах в Новоуральске или в Ангарске - все это будет делать государство за государственные деньги. А господин Вексельберг, если предположить, как вы сказали, что это будет его частная атомная станция, будет получать это топливо фактически даром, и не будет платить за ядерные отходы. Давайте сделаем частную атомную станцию, и пускай он покупает уран по рыночным ценам (а нет рыночных цен на уран, это же такой материал странный) и главное - пускай он платит за схоронение отходов по рыночным ценам. Вот там все есть, там есть эта цена, она установлена, вот тысячу долларов за килограмм отработавшего ядерного топлива и пускай договаривается сам с Красноярским горно-химическим комбинатом, возьмут его частные радиоактивные отходы и за какие деньги. Вот если он это сделает, вот именно в таком виде будет работать, то будет все правильно. Правда, он разорится довольно быстро. А если он строит эту атомную станцию в надежде вложить сейчас деньги только на постройку самого объекта и получать скрытое субсидирование наравне с государственными атомными станциями, вот это есть жульничество, вот это сделает беднее жителей не только Кольского полуострова, но и всей другой России, потому что бюджет-то государственный, федеральный.



Марина Катыс: Соответственно, алюминиевое производство будет развиваться, и владельцы его будут обогащаться.



Андрей Ожаровский: Планы именно такие. Сейчас есть первая очередь Кандалакшского алюминиевого завода и, по словам владельцев, они действительно заботятся об окружающей среде и вот этот непосредственный вред алюминиевого производства во много раз ниже, чем на каких-то аналогичных предприятиях. Но проблема вот в чем. Довольно странно, когда алюминиевый король заботится об имидже одной части своего производства, то есть алюминиевой, и плюет на энергетическую часть. Было бы очень хорошо, если бы компания СУАЛ инвестировала вот эти же самые деньги, которые, видимо, у них есть, в строительство того же самого ветра-поля в Телиберке или в Серебрянке, которые уже давно учеными разработаны, размечены, только дай деньги, поставь энергоблоки и будет электричество. Вот тогда компания была бы чистая. А такая алюминий этот замажется, он будет ядерным, он будет грязным. Я не знаю, сколь чувствителен рынок, на котором этот алюминий продается, а он не в страну отнюдь, он идет на экспорт, сколь покупатели этого алюминия будут рады узнать, что конкретно эти поставки из конкретно России связаны с ядерными рисками. Обычно на Западе отношение к атомной энергетике в среднем все же негативное.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG