Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как и кто должен бороться с аудио- и видео-пиратством


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Илья Орлов. Гости в студии – PR -директор сети магазинов "505" Алена Кондрикова, генеральный директор компании "Бомба-Питер" Олег Грабко.



Татьяна Валович: В Петербурге на минувшей неделе закрылись несколько магазинов одной из крупнейших в городе торговых сетей по продаже аудиовидеопродукции - компании «505». Причиной стала серия рейдов по борьбе с контрафактом, проведенных милицией совместно с организацией по охране авторских прав ОКО. В отношении компании «505» возбуждено уголовное дело. В ответ коммерсанты обратилась с заявлением в Генеральную прокуратуру и обвиняют городских силовиков в нарушении закона. В проблеме разбирался корреспондент Радио Свобода в Петербурге Илья Орлов.



Илья Орлов : В Петербурге под видом борьбы с контрафактом осуществляется силовая монополизация рынка аудио-, видеопродукции, причем происходит это при участии правоохранительных органов. Такое заявление сделали представители Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Петербурга после обысков, проведенных милицией в сети магазинов «505». По словам предпринимателей, речь идет о рейдерском захвате, который осуществляется в интересах коммерсантов, действующих под прикрытием так называемого некоммерческого партнерства «Организация контроля и охраны авторских прав (сокращенно - НП «ОКО»). Учредителями организации являются «Управление делами Регионального общественного фонда программ УФСБ по Петербургу и Ленобласти и писатель-сатирик Семен Альтов, сын которого занимает пост директора этой структуры.


Как утверждают представители фирмы «505», компанию вынуждают либо легализовать товар через некоммерческое партнерством ОКО на крайне невыгодных условиях, либо продать свой бизнес. Исполнительный директор Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Петербурга Даниил Коцюбинский подчеркнул, что подобные действия милиция проводила и в отношении нескольких других магазинов аудио-, видеопродукции. По его мнению, к борьбе с контрафактом, провозглашенной городскими властями накануне саммита "большой восьмерки", происходящее не имеет никакого отношения.



Даниил Коцюбинский : Просто происходит под видом борьбы с контрафактом монополизация рынка, подавление одним участников рынка и подгребание их бизнеса под другие коммерческие структуры, использующие для этой цели административный ресурс ГУВД. Насколько мы можем сегодня судить, это выглядит так. Конечно же, ГУВД будет это отрицать.



Илья Орлов : Что касается представителей ГУВД и некоммерческого партнерства ОКО, то встречу с журналистами, организованную Ассоциацией предпринимателей, они предпочли проигнорировать, хотя также были на нее приглашены. Впрочем в интервью «Коммерсанту» представители организации ОКО назвали обвинения со стороны предпринимателей клеветой, а замначальника потребительского отдела Управления по борьбе с экономическими преступлениями петербургского ГУВД Александр Пойгин в интервью газете «Деловой Петербург» заявил, что никакой специальной акции против магазинов "505" милиция не ведет. При этом он отметил, что правообладателя торговой марки обнаружить не удалось, а ее магазины зарегистрированы на подставных лиц.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях пиар-директор сети магазинов "505" Алена, доброе утро.



Алена Кондрикова: Доброе утро.



Татьяна Валович: И генеральный директор компании "Бомба-Питер" Олег Грабко. Олег, здравствуйте.



Олег Грабко: Здравствуйте.



Татьяна Валович: Алена, прежде всего, конечно, хотелось бы ответить на те вопросы, которые прозвучали, наверное, и в нашем репортаже, и опубликованы в течение этой недели в средствах массовой информации. Почему же правоохранительные органы никак не могут наладить взаимоотношения с сетью магазинов "505"? Выходит так, что неизвестно кто ей владеет, и не хотят бороться вообще с контрафактом.



Алена Кондрикова: Попробую ответить. Вы задали сразу несколько вопросов, и мне придется их разделить, соответственно, на некоторые части. В отношении борьбы, осуществляемой некоммерческим партнерством ОКО вкупе с правоохранительными органами, при помощи правоохранительных органов, происходит натуральная подмена понятий. Под видом борьбы с контрафактом главы некоммерческого партнерства ОКО и господин Михальченко в частности, который является, в общем-то, теневой главой этой организации, стремятся попросту переделить рынок. В общем-то, личные связи этих господ с правоохранительными органами позволяют им воздействовать силовым образом. Воздействие производится избирательным образом. То есть в данном случае закон применяется избирательно, что является едва ли не большим злом и, не побоюсь этого слова, действительно большим злом, чем любое частичное невыполнение закона.



Татьяна Валович: Избирательным для кого, для разных представителей торговых точек, для разных сетей, которые реализуют аудио-, видеопродукцию?



Алена Кондрикова: Безусловно. Сейчас основное силовое воздействие направлено именно против нашей сети "505".



Татьяна Валович: Потому что вы отказались сотрудничать с ними?



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Потому что сети, исходящие изначально в некоммерческое партнерство ОКО, например, сеть "Десятка", не подвергается никаким проверкам, между тем, как независимая экспертиза, проведенная в конце августа по результатам контрольной закупки в сети "Десятка", выявила, что 9 из 10 дисков, закупленных в этой сети, являются контрафактными. Результаты экспертизы были независимые. Между тем, как нашей сети ни одного результата независимых экспертиз предъявлено не было.



Татьяна Валович: А вот правоохранительные органы говорят, что представители сети "505" не пришли на ознакомление с теми экспертизами, которые были проведены.



Алена Кондрикова: Все очень просто: представителей "505" не потрудились пригласить. Дело в том, что "505" является группой предпринимателей, группой коммерческих структур, объединенных под одним брендом. Изначально, это все начиналось в 1995 году в общежитии на Студенческой улице, на пятом этаже, в комнате 505, собрались молодые питерские студенты, ищущие свободы от родителей, решившие идти своим жизненным путем, и вскоре возникло несколько коммерческих структур, самостоятельных...



Татьяна Валович: Но какое управление есть? Вот есть генеральный директор или менеджер?



Алена Кондрикова: Брендом, по сути дела, между этими предпринимателями действует некоммерческое соглашение о правилах использования бренда, вот и все. То есть, есть некий бренд, который определяет некую идеологию информации.



Татьяна Валович: Но должен же быть человек или группа людей, как говорят, совет директоров.



Алена Кондрикова: Безусловно.



Татьяна Валович: Кого-то вы можете назвать или это тайна?



Алена Кондрикова: Например, в газете "Дело" приведено интервью одного из наших директоров, господина Уткина, никто не скрывается.



Татьяна Валович: Между тем правоохранительные органы говорят, что нельзя вообще найти, кто владелец.



Алена Кондрикова: Все очень просто. Дело в том, что нормальных, независимых экспертиз в отношении нашей сети проведено не было, то есть все на самом деле действует, как говорится, без объявления войны.



Татьяна Валович: А с какими предложениями к вам приходили представители ОКО? От чего вы отказались?



Алена Кондрикова: Расскажу. Изначально весной нами было получено предложение от УВД, собственно говоря, от УБЭП (Управление по борьбе с экономическими преступлениями) связаться с неким господином Каминовым, при соглашении с которым нам было сказано: "Вы будете избавлены от всех проблем с любыми правоохранительными органами, по любому контрафакту". Получив такое предложение (это была бумажечка с телефоном этого товарища), мы, естественно, посоветовались с коллегами по бизнесу, и нашлись люди, уже сходившие в офис господина Каминова. Как нам рассказали, визит носил достаточно унизительный характер. При входе в офис у пришедшего изымался сотовый телефон, производился обыск на предмет записывающей аппаратуры. Поэтому, естественно, в данный момент никаких доказательств такого поведения со стороны организаторов ОКО сложно достаточно предъявить.



Татьяна Валович: А какие-то документы? Когда подписывается какое-то сотрудничество или предлагается, заключаются какие-то договора, что мы будем помогать вам отслеживать контрафакт, за это вы нам что-то должны. Вот это есть?



Алена Кондрикова: Да. Все это, естественно, в устной форме абсолютно, сетям предлагалось внести некий вступительный взнос в некоммерческое партнерство ОКО. В городе действует порядка 10 сетей, каждой предлагалось внести порядка 10 тысяч долларов. На эти деньги суммарно, видимо, некоммерческое партнерство предполагало решать все проблемы с правоохранительными органами по борьбе с контрафактом. Кроме того, предлагалось в последующем покупать диски на оптовом складе, контролируемом данной организацией. Разумеется, следует вывод, по ценам этой организации. Все это вместе, естественно, предполагает монополизацию рынка, по сути дела. Потому что других альтернативных мест покупки эта организация не предполагала.


Далее, как единственный аргумент в ответ на вопрос, хорошо, а как реально вы будете это осуществлять, потому что есть масса технических особенностей и рынка, которые необходимо учитывать, граждане из будущего ОКО (предложение поступило еще до организации некоммерческого партнерства) сказали: "У нас есть сила, у нас ест силовое воздействие". То есть, в случае любого неподчинения имеется договоренность с органами правопорядка и будет применено силовое воздействие.


Нашей сети вручили вот такой документ. Сейчас вы видите оригинал этого документа, это единственный документ, единственное предложение, которое поступило нашей компании от НП ОКО, его разносили по всем сетям и все его получили. В нем есть следующая формулировка, естественно, мы внимательно изучили эти предложения: "Следует закупать DVD -продукцию, маркированную учетной маркой НП ОКО или полностью лицензионную продукцию". Вы понимаете, что такую формулировку следует расценить...



Татьяна Валович: А что значит "полностью лицензионную"? Я не специалист, для меня уже, если она полностью лицензионная, зачем ее еще раз маркировать.



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Мы тоже задались этим вопросом. То есть, по сути дела, по этой формулировке либо на абсолютно лицензионную продукцию, поставщиком которой, например, является уважаемая компания "Бомба-Питер", автором уже, собственно говоря, отданы все авторские вознаграждения в тот момент, когда эта продукция компанией "Бомба-Питер" продается, либо на пиратскую продукцию, откровенно пиратскую, ставится учетная марка НП ОКО.



Татьяна Валович: И в этом случае пиратская продукция становится...



Алена Кондрикова: Вроде как лицензионной. То есть на такую продукцию не действует силовое воздействие.



Татьяна Валович: У меня вопрос к Олегу. В одном из интервью вы сказали, что "я готов сотрудничать с любыми людьми, которые готовы заниматься борьбой с пиратством". К вам приходили представитель ОКО?



Олег Грабко: Нет, я в первый раз узнал об этом буквально пару дней назад из интервью.



Татьяна Валович: Каким образом вы отслеживаете свою продукцию? Как вы ее лицензируете? И не опасаетесь вы того, что, например, к вам это же ОКО придет и скажет: "А вот мы не верим в вашу лицензию, давайте мы вам нашу будем давать".



Олег Грабко: Во-первых, мы существуем уже не первый год, мы с 1992 года занимаемся этим бизнесом и у нас документально подтверждается каждый аудио- или видеоноситель, который поступает на наш склад. Во-вторых, это опыт, я достаточно хорошо знаю всех издателей, как в Европе, так и в России, существует какой-то уже круг издателей, которые между собой общаются, соответственно, подтверждают свои полномочия. Очень редко возникает вопрос о подтверждении каких-то определенных полномочий, возникнет такая ситуация только если сам правообладатель выскажет претензию по какому-то проекту.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, то, что сейчас происходит в Петербурге, это действительно борьба с контрафактом, борьба за авторские права?



Олег Грабко: Нет, это очередной бандитский передел рынка. К сожалению, ничего не меняется в этой стране, такие приоритеты, как презумпция или вообще цивилизованное ведение бизнеса, они не присущи нашей культуре, нашей стране. Такая же история была лет 10 назад, если кто помнит из покупателей, ездил такой предприниматель Сергей Пряничников и обклеивал всю пиратскую продукцию своей голограммой с буквой "А". А после этого, видимо, он договорился с правоохранительными органами, через полгода буквально ездили те же правоохранительные органы и изымали всю продукцию с голограммой "А", поскольку он не предоставил, видимо, им определенный транш денежный.



Татьяна Валович: Алена, скажите, пожалуйста, такое давление именно на вашу сеть вы не связываете с тем, что у вас действительно достаточно большое количество контрафактной продукции? Эта борьба началась перед саммитом. Если бы вы убрали часть продукции, как вы считаете, изменилась бы ситуация? Скажем, другие магазины, тоже объединенные в сети, они сейчас такому не подвергаются давлению, хотя сама помню, накануне саммита были закрыты некоторые сетевые магазины тоже.



Алена Кондрикова: На самом деле давлению подвергаются многие сети и многие предприниматели, просто это делается на так шумно. Например, точно таким же давлениям в свое время подвергалась сеть "Титаник" в июне месяце. Что касается причин давления именно на нашу сеть, здесь я еще раз подчеркну, налицо избирательное применение закона. Например, в интервью газете "Дело" господин Александр Пойгин, представитель УБЭП Санкт-Петербурга, в ответ на вопрос, почему же он считает, что в сети "505" больше процент контрафакта, чем в других, ответил: "Мне так кажется".



Татьяна Валович: То есть никаких реальных документов нет.



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Кроме того, и в средствах массовой информации неоднократно применялся такой же точно метод. Например, в газете "Фонтанка.ру" в свое время было такое заявление, что "по личному мнению одного из представителей УБЭП", на таком-то складе или в таком-то магазине был найден процент контрафакта, 98 процентов контрафактной продукции. То есть применение личного мнения. Еще раз скажу о том, что избирательное применение закона - это гораздо большее зло, чем даже частичное его невыполнение. Потому что получается, что для одним это закон, а для других это не закон. Таким образом получается, что нас наказывают вовсе не за то, что мы продаем контрафактную продукцию, а за что-то другое, в данном случае за незанесение начального взноса в НП ОКО. Вот и все.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Скажите, пожалуйста, у Академической в отделе магазина "505" был отдел по продаже аудио-, видеотехники и телефонов. Всегда даже внешний вид выставленной продукции и цены вызывал большие сомнения. Я слышал, что там было много и краденного, и не по документам. Потом он исчез. Первый вопрос, почему он исчез? И второй вопрос: почему представитель сети "505" все время ратует за то, чтобы остальные выполняли закон? Почему они сами не стараются следовать букве закона, не продавая незаконную продукцию? Они как бы спрашивают, а вот почему другим можно, и потом все время, постоянно уходят от ответа на прямые вопросы, с начала передачи расчленив целое на непонятные составные части.



Алена Кондрикова: Во-первых, на Академической никогда не было магазина с брендом "505". Просто достаточно известный бренд и неоднократно я видела, как какие-то сети, ларьки или просто торговцы наш бренд...



Татьяна Валович: То есть, собственно, занимаются пиратством уже бренда.



Алена Кондрикова: Ну, по сути дела, это все мелкие такие явления, но, в общем, достаточно много таких фактов.


По контрафакту. Во-первых, естественно, я разделяю этот вопрос на части, потому что вопрос очень емкий по сути дела и одной фразой на него не ответишь. Во-вторых, отвечу прямо на вопрос. Во-первых, для того, чтобы утверждать, есть или нет контрафакт, необходимо решение суда, которого нет. В нашей стране все-таки никто еще не отменял презумпцию невиновности. Даже экспертиз независимых нам не предъявлено, результатов экспертиз нет.



Татьяна Валович: А что касается самой борьбы, вы хотите бороться?



Алена Кондрикова: Конечно, хотим. Безусловно. Изначально, когда НК ОКО вышло к нам с предложением, мы, внимательно ознакомившись с предложенными документами, с предложенной программой борьбы, не выказывали никакой конфронтации. Наоборот, мы сказали господина из ОКО, что, "хорошо, давайте приступать к открытому диалогу, давайте думать, как реально сделать это, давайте это делать, собственно говоря, в открытом режиме, в свободном режиме для всех участников рынка". И если бы господам из ОКО нужна была именно борьба с контрафактом и нужен был именно открытый диалог и свободное вступление в некоммерческое партнерство и, собственно говоря, именно легализация рынка, они бы прислушались к нашим словам. Еще раз повторяю, никакой конфронтации мы не выказывали. Но им не нужно было сотрудничество с нами изначально.



Татьяна Валович: То есть вы ратуете за то, чтобы были одинаковые условия игры?



Алена Кондрикова: Конечно. Закон должен быть равен для всех. Это изначальный постулат закона, иначе это не закон.


И что касается процента и движения контрафакта и не контрафакта на рынке. На самом деле следует заметить, и я думаю, что уважаемый Олег Грабко это подтвердит, что, наверное, последние два года идет активный процесс автоматической экономически обоснованной легализации рынка. Чем больше в нашей стране нормальных производителей, весь ассортимент продукции которых «505» продает с удовольствием, тем легальнее рынок. И на самом деле именно экономическими методами и в открытом диалоге можно было бы привести эту ситуацию к вполне приемлемым в Европе нормам.



Татьяна Валович: Олег, вот экономическая тема возникает. Насколько производить лицензионный диск дороже, чем контрафактную продукцию? И какими тогда моментами руководствуетесь вы при производстве своих лицензионных дисков? Насколько сложно, может быть, все это оформить, чтобы быть честным на рынке?



Олег Грабко: Нет, сложности никакой нет, чтобы оформить свои права или договориться с правообладателями на издание той или иной пластинки. Достаточно заключить договор с правообладателем либо воспользоваться Российским авторским обществом для того, чтобы получить разрешение на то или иное произведение.


А что касается сегодняшней ситуации, то я могу дать маленький комментарий, что все-таки несмотря на то, что есть сеть откровенно пиратских магазинов, которые заполонили весь город – от Невского проспекта до окраин, есть и легальные магазины, как магазины «Союз», магазин «Правительство звука», «Диез». Я никогда не видел там контрафактную продукцию. Ну, может быть, какие-нибудь случаи и были, но это как бы частные случаи, случайные попадания.



Татьяна Валович: Но это опять же разные сегменты предложения...



Олег Грабко: И они все равно выживают. И как бы это доказательство того, что, в общем-то, если бы было желание участников рынка стремиться к легальности, то оно, в принципе, осуществимо.



Татьяна Валович: Вот на ваш взгляд, а вообще что главное в борьбе с контрафактом в России – победить всех пиратов как таковых или все-таки научиться цивилизованно торговать лицензионной продукцией?



Олег Грабко: Я думаю, второе. И вообще, побеждать никого не хочется.



Алена Кондрикова: Борьба никому не нужна. Нужна работа.



Олег Грабко: Да. Но дело в том, что ситуация с контрафактными компакт-дисками – это самая маленькая проблема на сегодняшний день, если вспомнить контрафактные запчасти к самолетам и так далее, или совершенно ненормальные аптечные препараты. Так что я тут спокойно... я уже давно устал от мысли, что пиратство можно победить в России. Это можно сделать, может быть, цивилизованным способом, только не такими переделами, не такими бандитскими разборками. А именно, должна быть такая ситуация, когда вся экономика будет построена на невыгодность некорректных или нечестных отношений, то есть когда будет прозрачность более приемлемой, когда будет достаточно просто платить налоги и совершать сделки, не чувствуя за спиной 15-16 проверяющих, которые будут тебя контролировать, причем сами они об этом ничего не знают. Но я знаю ситуацию по таможне. Мы ввозим сюда с Запада диски. И требуют от меня авторские договоры с Бахом, с Вивальди. В общем, это странные люди. И явно, что это не профессионалы. В милиции, я думаю, на сегодняшний день точно такая же ситуация. Там просто отсутствуют люди, которые хоть чуть-чуть разбирались бы в области интеллектуальной собственности, ее защите, и хотя бы раз прочитали закон об авторском праве, где черным по белому написано, что любой носитель информации, введенный в легальный оборот, уже имеет как бы все отчисления. И только правообладатель имеет право возбудить дело и как-то установить истину.



Татьяна Валович: И у нас есть дозвонившийся. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Александр Добрый. Я хочу выразить свою благодарность магазинам «505», как посетитель, как коренной житель. Ничего не могу сказать плохого о них, нет к ним претензий. Я вот захожу на улицу Бабушкина, и недалеко от Ивановской их магазин. Большой выбор фильмов, цены доступные, персонал всегда вежлив и сервис на высоте. А рядом магазины «Десяточка», где тоже торгую DVD -дисками. Есть с чем сравнить. И я выбираю только вас. Спасибо.



Алена Кондрикова: Спасибо. На самом деле мы стараемся работать с персоналом, и это является одним из условий некоммерческого договора между членами нашего сообщества, объединенного под нашим брендом. Ну, кто-то лучше, кто-то хуже, но все-таки есть общее стремление - действительно, сервис для жителей нашего города, образованность персонала как-то повышать.



Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, а вот самое главное требование, кроме того, что сделать взнос вот в это некоммерческое партнерство «ОКО». Вопрос такой. Хорошо, это как бы на региональном уровне, а ведь диски приходят от производителей из других регионов. Вот в одном взятом регионе разве можно как-то победить такую ситуацию с пиратством?



Алена Кондрикова: Конечно, эта идея выглядит смешно. Нам изначально тоже так показалось. Потому что затеявшие эту махинацию большого масштаба господин Михальченко с сотоварищами и не предполагали распространять свою акцию за пределы города Санкт-Петербурга. И методы, которыми они пользовались и пользуются, достаточно разнонаправленные и, собственно говоря, преследующие разные цели. То есть изначально были разговоры о противоправных марках, о примере использования которых Олег только что говорил. Действительно, много лет назад предприниматель Прянишников организовал Ассоциацию управления авторскими и смежными правами, выпускал марки, продавал их...



Татьяна Валович: То есть завтра найдется другой предприниматель, который захочет наклеивать свои марки, да?



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Было, очевидно, изначально такое предложение – внедрять марки. Поэтому мы, в общем-то, с сомнением отнеслись к предложенному договору.


Далее. К концу июля разговоры о марках от НП «ОКО» стихли. И не потому, что, собственно говоря, велась действительно борьба с контрафактном, а потому что по-настоящему внедрить марки не удалось. Экономически это не оправданная мера. И, собственно говоря, «ОКО» приступило к другой, негласной части операции - поглощение. Именно такую цель ставили организаторы. Проверки с беспричинными изъятиями проведены на нескольких абсолютно лицензионных складах. Я слышала, что у фирмы «Стереозвук» тоже были проблемы. Изъято 3 тысячи лицензионных дисков. Хотя директор мне рассказывал, а он является нашим поставщиком, несмотря на предъявленный полный комплект документов. А представители правоохранительных органов заявили, что попросту не верят предъявленным документам. Вот такой был аргумент. Это просто «ОКО», стремясь подавить оптовиков-лицензионщиков, рассчитывало сдвинуть с мертвой точки работу на собственном, вновь организованном складе, внезапно поняв, что для работы такой структуры нужно много профессионально работать, к чему они оказались попросту не готовы.


То есть взять готовый бизнес, уже организованную сеть, инфраструктуру с подготовленным персоналом, организованную логистику всего этого предприятия – это проще, конечно, чем работать в течение многих лет, как это делала наша компания.



Татьяна Валович: Олег, тогда возникает вопрос с лицензиями. А как доказать, что лицензия, что ты...



Олег Грабко: Доказывать ничего не надо. Я еще раз говорю, что по закону претензию может предъявить только сам правообладатель. Если вы купили диск, допустим, с музыкой Вениамина Баснера, и наследники Вениамина Баснера не знают ничего об этом издании, то они имеют право подать в суд и, соответственно, законным порядком наказать и распространителя этой продукции, и издателя этой продукции.


Но у нас идут по самому простому пути. У нас ищут уже крайнюю точку – это как бы распространителей, а это уже, в общем-то, как правило, второй, третий рынок, уже перепродажа идет два-три раза – сначала оптовый склад, потом мелкооптовый склад, потом уже розничный склад.


Ну, на сегодняшний день ситуацию может изменить только одним небольшим... Что могут сделать правоохранительные органы? Поставить контролирующих специалистов на самих заводах-производителях. Их не так много, ну, может быть, сотня на всю страну. Но с ликероводочной продукцией как-то навели порядок. А с розницей бороться такими методами...



Татьяна Валович: Но ведь существует Российское антипиратское общество. Оно же тоже как-то занимается, работает. Тогда «ОКО» хотело подменить собой что ли его работу?



Олег Грабко: Это общество может быть, скорее всего, как консультант, чтобы, допустим, людям, которые хотят заниматься этим бизнесом, дать какие-то азы каких-то юридических актов, просто консультации. Вот это было бы неплохо. Допустим, люди хотят издавать музыку или продавать ее, или каким-то образом пропагандировать хорошую музыку, и они могут обратиться в какое-то такое общество. Вот в данной ситуации я не вижу... ничего это в корне не изменит.


И еще могу сказать, что на сегодняшний день даже если убрать всю контрафактную продукцию из магазинов города, то, к сожалению, магазины опустеют. Потому что всем же известно, что там не очень большой процент легальной продукции, и в основном это российский контент. А западная музыка на 99 процентов нелегальная. Поэтому мы, таким образом, обедним наш рынок, и люди потеряют возможность к доступу информации. Я лично в этом плане немного даже думаю, что это будет плохо. Это будут «голодные» 70-е годы, когда приходилось искать музыку на каких-то рынках и так далее.



Татьяна Валович: Пожалуйста, Алена.



Алена Кондрикова: Я хочу сказать, что, собственно говоря, наши школьники тут же перестанут побеждать на Олимпиадах по программированию на Западе. И перестанут возникать новые, хорошие лицензионные производители, например, как «Один-С», «Дока» и так далее, ну, масса отечественных производителей, продукцию которых в полном объеме продает «505». Потому что попросту не на чем будет учиться.



Татьяна Валович: Хорошо. Но вот что в этой ситуации... Понятно, что нужно что-то делать. Сразу убрать весь контрафакт просто не представляется возможным, но не убирать тоже невозможно. И тогда возникает вот этот вопрос: «почему убирают меня, а не его?», - и вот это поле для коррупции. Как в этой-то ситуации, вообще, возможны какие-то процессы по легализации этого рынка?



Алена Кондрикова: Безусловно, возможны. Еще раз говорю, что, прежде всего, это должно быть соглашение внутри сети, внутри рынка, внутри сетей, действующих на территории России. Это должен быть открытый диалог с договоренностями.



Татьяна Валович: То есть если бы НП «ОКО», например, занялось вот такой организационной работой по всей России, то это было бы, наверное, лучше, да?



Алена Кондрикова: Это было бы, безусловно, благое дело. И, безусловно, компания «505» активно бы поддерживала такую позицию и являлась бы, наверное, первым членом такой организации.



Татьяна Валович: Может быть, вы этим и займетесь, компания «505», чтобы объединить...



Алена Кондрикова: Вы знаете, спасать мир в одиночку – задача очень хорошая, но, к сожалению, это на самом деле требует большого финансового ресурса, которого, собственно говоря, граждане из НП «ОКО» во главе с господином Михальченко нас попросту лишают. То есть сейчас парализована наша профессиональная деятельность, и парализована с использованием частного охранного предприятия, принадлежащего господину Михальченко, «Магистраль», что позволяет, в общем-то, предположить вот такую прямую связь с этим авторитетным предпринимателем, который, собственно говоря, уже поглотил вокзалы.


И вы слышали, наверное, что для граждан есть единственная монопольно предоставляемая услуга переноски чемоданов носильщиками для бабушек, едущих из провинции навестить детей, донести чемодан – 70 рублей. Носильщики – это монопольно предоставляемая услуга от организации господина Михальченко. Вот такой пример.


Или, например, дорогие сограждане, представьте себе, что вдруг рынок кинотеатров в нашем городе станет монопольным. И тогда мы немедленно получим билеты по 1 тысяче рублей.



Татьяна Валович: И это станет предметом разбирательства антимонопольного ведомства.



Алена Кондрикова: Мы тоже подали, естественно, жалобу в Антимонопольный комитет. Но, к сожалению, все достаточно долго разбирается. Но, тем не менее, я абсолютно уверена в том, что грамотные решения будут приняты.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Николай. Когда приезжал Билл Гейтс, он с ужасом узнал о том, что всего закуплено пять лицензионных программ для банков, а все остальные (вы представляете, сколько у нас банков), они были все контрафактные.


Но я хочу немножко пошутить и сказать, что если вы хотите защиты, то, наверное, нужно вам продавать митрофановский фильм об одном президенте и одном премьер-министре и от ЛДПР песни Жириновского. Может быть, он вас и защитит. Успехов вам! И вообще вы хорошие люди. Спасибо.



Алена Кондрикова: Без комментариев.



Татьяна Валович: То, что касается вообще наведения порядка, конечно, в области аудио- и видео-пиратства, представляется сложной задачей, но возможной для решения, как вы считаете, Олег?



Олег Грабко: Я еще раз хочу сказать, что решение может прийти только в совокупности вообще всей экономической ситуации в стране. Когда не выгодно будет воровать, когда не выгодно будет быть как бы серой овцой, а выгодно будет нормально заниматься бизнесом, и при этом над тобой не будет 10 проверяющих, которые тебя могут спокойно обложить какой-то данью. В общем, это коррупция, это прямой путь к коррупции, который сейчас и наблюдается.


Я лично думаю, что пиратство умрет вместе с компакт-дисками, только потому, что лет через 5-6 уже компакт-диски сами по себе отомрут, как не очень интересные носители. Все уйдут в нормальный Интернет, и главное - это там сейчас навести порядок.



Татьяна Валович: Да, мы не коснулись такой проблемы, как продажа той же музыки через Интернет. Но это отдельная тема.


Алена, каковы действия вашей компании по защите как своих интересов, так и по защите интересов людей, которые пользуются вашими услугами?



Алена Кондрикова: Естественно, мы подали жалобы во все возможные правоохранительные органы и в Федеральную антимонопольную службу, и в различные другие инстанции. И, собственно говоря, конечно же, ратуем против произвола власти в отношении бизнеса.


И вот я слышала, что Ассоциация малого и среднего бизнеса будет проводить в пятницу митинг в 15 часов у здания ОБЭП по адресу: Захарьевская улица, дом 19, метро «Чернышевская». И направлен он будет, собственно говоря, против произвола власти, против рейдерских захватов и против коррупции в высших эшелонах ГУВД. Поэтому, собственно, каждый может поддержать эту акцию.



Татьяна Валович: Спасибо вам за участие в программе.



Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Илья Орлов. Гости в студии – PR -директор сети магазинов "505" Алена Кондрикова, генеральный директор компании "Бомба-Питер" Олег Грабко.



Татьяна Валович: В Петербурге на минувшей неделе закрылись несколько магазинов одной из крупнейших в городе торговых сетей по продаже аудиовидеопродукции - компании «505». Причиной стала серия рейдов по борьбе с контрафактом, проведенных милицией совместно с организацией по охране авторских прав ОКО. В отношении компании «505» возбуждено уголовное дело. В ответ коммерсанты обратилась с заявлением в Генеральную прокуратуру и обвиняют городских силовиков в нарушении закона. В проблеме разбирался корреспондент Радио Свобода в Петербурге Илья Орлов.



Илья Орлов : В Петербурге под видом борьбы с контрафактом осуществляется силовая монополизация рынка аудио-, видеопродукции, причем происходит это при участии правоохранительных органов. Такое заявление сделали представители Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Петербурга после обысков, проведенных милицией в сети магазинов «505». По словам предпринимателей, речь идет о рейдерском захвате, который осуществляется в интересах коммерсантов, действующих под прикрытием так называемого некоммерческого партнерства «Организация контроля и охраны авторских прав (сокращенно - НП «ОКО»). Учредителями организации являются «Управление делами Регионального общественного фонда программ УФСБ по Петербургу и Ленобласти и писатель-сатирик Семен Альтов, сын которого занимает пост директора этой структуры.


Как утверждают представители фирмы «505», компанию вынуждают либо легализовать товар через некоммерческое партнерством ОКО на крайне невыгодных условиях, либо продать свой бизнес. Исполнительный директор Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Петербурга Даниил Коцюбинский подчеркнул, что подобные действия милиция проводила и в отношении нескольких других магазинов аудио-, видеопродукции. По его мнению, к борьбе с контрафактом, провозглашенной городскими властями накануне саммита "большой восьмерки", происходящее не имеет никакого отношения.



Даниил Коцюбинский : Просто происходит под видом борьбы с контрафактом монополизация рынка, подавление одним участников рынка и подгребание их бизнеса под другие коммерческие структуры, использующие для этой цели административный ресурс ГУВД. Насколько мы можем сегодня судить, это выглядит так. Конечно же, ГУВД будет это отрицать.



Илья Орлов : Что касается представителей ГУВД и некоммерческого партнерства ОКО, то встречу с журналистами, организованную Ассоциацией предпринимателей, они предпочли проигнорировать, хотя также были на нее приглашены. Впрочем в интервью «Коммерсанту» представители организации ОКО назвали обвинения со стороны предпринимателей клеветой, а замначальника потребительского отдела Управления по борьбе с экономическими преступлениями петербургского ГУВД Александр Пойгин в интервью газете «Деловой Петербург» заявил, что никакой специальной акции против магазинов "505" милиция не ведет. При этом он отметил, что правообладателя торговой марки обнаружить не удалось, а ее магазины зарегистрированы на подставных лиц.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях пиар-директор сети магазинов "505" Алена, доброе утро.



Алена Кондрикова: Доброе утро.



Татьяна Валович: И генеральный директор компании "Бомба-Питер" Олег Грабко. Олег, здравствуйте.



Олег Грабко: Здравствуйте.



Татьяна Валович: Алена, прежде всего, конечно, хотелось бы ответить на те вопросы, которые прозвучали, наверное, и в нашем репортаже, и опубликованы в течение этой недели в средствах массовой информации. Почему же правоохранительные органы никак не могут наладить взаимоотношения с сетью магазинов "505"? Выходит так, что неизвестно кто ей владеет, и не хотят бороться вообще с контрафактом.



Алена Кондрикова: Попробую ответить. Вы задали сразу несколько вопросов, и мне придется их разделить, соответственно, на некоторые части. В отношении борьбы, осуществляемой некоммерческим партнерством ОКО вкупе с правоохранительными органами, при помощи правоохранительных органов, происходит натуральная подмена понятий. Под видом борьбы с контрафактом главы некоммерческого партнерства ОКО и господин Михальченко в частности, который является, в общем-то, теневой главой этой организации, стремятся попросту переделить рынок. В общем-то, личные связи этих господ с правоохранительными органами позволяют им воздействовать силовым образом. Воздействие производится избирательным образом. То есть в данном случае закон применяется избирательно, что является едва ли не большим злом и, не побоюсь этого слова, действительно большим злом, чем любое частичное невыполнение закона.



Татьяна Валович: Избирательным для кого, для разных представителей торговых точек, для разных сетей, которые реализуют аудио-, видеопродукцию?



Алена Кондрикова: Безусловно. Сейчас основное силовое воздействие направлено именно против нашей сети "505".



Татьяна Валович: Потому что вы отказались сотрудничать с ними?



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Потому что сети, исходящие изначально в некоммерческое партнерство ОКО, например, сеть "Десятка", не подвергается никаким проверкам, между тем, как независимая экспертиза, проведенная в конце августа по результатам контрольной закупки в сети "Десятка", выявила, что 9 из 10 дисков, закупленных в этой сети, являются контрафактными. Результаты экспертизы были независимые. Между тем, как нашей сети ни одного результата независимых экспертиз предъявлено не было.



Татьяна Валович: А вот правоохранительные органы говорят, что представители сети "505" не пришли на ознакомление с теми экспертизами, которые были проведены.



Алена Кондрикова: Все очень просто: представителей "505" не потрудились пригласить. Дело в том, что "505" является группой предпринимателей, группой коммерческих структур, объединенных под одним брендом. Изначально, это все начиналось в 1995 году в общежитии на Студенческой улице, на пятом этаже, в комнате 505, собрались молодые питерские студенты, ищущие свободы от родителей, решившие идти своим жизненным путем, и вскоре возникло несколько коммерческих структур, самостоятельных...



Татьяна Валович: Но какое управление есть? Вот есть генеральный директор или менеджер?



Алена Кондрикова: Брендом, по сути дела, между этими предпринимателями действует некоммерческое соглашение о правилах использования бренда, вот и все. То есть, есть некий бренд, который определяет некую идеологию информации.



Татьяна Валович: Но должен же быть человек или группа людей, как говорят, совет директоров.



Алена Кондрикова: Безусловно.



Татьяна Валович: Кого-то вы можете назвать или это тайна?



Алена Кондрикова: Например, в газете "Дело" приведено интервью одного из наших директоров, господина Уткина, никто не скрывается.



Татьяна Валович: Между тем правоохранительные органы говорят, что нельзя вообще найти, кто владелец.



Алена Кондрикова: Все очень просто. Дело в том, что нормальных, независимых экспертиз в отношении нашей сети проведено не было, то есть все на самом деле действует, как говорится, без объявления войны.



Татьяна Валович: А с какими предложениями к вам приходили представители ОКО? От чего вы отказались?



Алена Кондрикова: Расскажу. Изначально весной нами было получено предложение от УВД, собственно говоря, от УБЭП (Управление по борьбе с экономическими преступлениями) связаться с неким господином Каминовым, при соглашении с которым нам было сказано: "Вы будете избавлены от всех проблем с любыми правоохранительными органами, по любому контрафакту". Получив такое предложение (это была бумажечка с телефоном этого товарища), мы, естественно, посоветовались с коллегами по бизнесу, и нашлись люди, уже сходившие в офис господина Каминова. Как нам рассказали, визит носил достаточно унизительный характер. При входе в офис у пришедшего изымался сотовый телефон, производился обыск на предмет записывающей аппаратуры. Поэтому, естественно, в данный момент никаких доказательств такого поведения со стороны организаторов ОКО сложно достаточно предъявить.



Татьяна Валович: А какие-то документы? Когда подписывается какое-то сотрудничество или предлагается, заключаются какие-то договора, что мы будем помогать вам отслеживать контрафакт, за это вы нам что-то должны. Вот это есть?



Алена Кондрикова: Да. Все это, естественно, в устной форме абсолютно, сетям предлагалось внести некий вступительный взнос в некоммерческое партнерство ОКО. В городе действует порядка 10 сетей, каждой предлагалось внести порядка 10 тысяч долларов. На эти деньги суммарно, видимо, некоммерческое партнерство предполагало решать все проблемы с правоохранительными органами по борьбе с контрафактом. Кроме того, предлагалось в последующем покупать диски на оптовом складе, контролируемом данной организацией. Разумеется, следует вывод, по ценам этой организации. Все это вместе, естественно, предполагает монополизацию рынка, по сути дела. Потому что других альтернативных мест покупки эта организация не предполагала.


Далее, как единственный аргумент в ответ на вопрос, хорошо, а как реально вы будете это осуществлять, потому что есть масса технических особенностей и рынка, которые необходимо учитывать, граждане из будущего ОКО (предложение поступило еще до организации некоммерческого партнерства) сказали: "У нас есть сила, у нас ест силовое воздействие". То есть, в случае любого неподчинения имеется договоренность с органами правопорядка и будет применено силовое воздействие.


Нашей сети вручили вот такой документ. Сейчас вы видите оригинал этого документа, это единственный документ, единственное предложение, которое поступило нашей компании от НП ОКО, его разносили по всем сетям и все его получили. В нем есть следующая формулировка, естественно, мы внимательно изучили эти предложения: "Следует закупать DVD -продукцию, маркированную учетной маркой НП ОКО или полностью лицензионную продукцию". Вы понимаете, что такую формулировку следует расценить...



Татьяна Валович: А что значит "полностью лицензионную"? Я не специалист, для меня уже, если она полностью лицензионная, зачем ее еще раз маркировать.



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Мы тоже задались этим вопросом. То есть, по сути дела, по этой формулировке либо на абсолютно лицензионную продукцию, поставщиком которой, например, является уважаемая компания "Бомба-Питер", автором уже, собственно говоря, отданы все авторские вознаграждения в тот момент, когда эта продукция компанией "Бомба-Питер" продается, либо на пиратскую продукцию, откровенно пиратскую, ставится учетная марка НП ОКО.



Татьяна Валович: И в этом случае пиратская продукция становится...



Алена Кондрикова: Вроде как лицензионной. То есть на такую продукцию не действует силовое воздействие.



Татьяна Валович: У меня вопрос к Олегу. В одном из интервью вы сказали, что "я готов сотрудничать с любыми людьми, которые готовы заниматься борьбой с пиратством". К вам приходили представитель ОКО?



Олег Грабко: Нет, я в первый раз узнал об этом буквально пару дней назад из интервью.



Татьяна Валович: Каким образом вы отслеживаете свою продукцию? Как вы ее лицензируете? И не опасаетесь вы того, что, например, к вам это же ОКО придет и скажет: "А вот мы не верим в вашу лицензию, давайте мы вам нашу будем давать".



Олег Грабко: Во-первых, мы существуем уже не первый год, мы с 1992 года занимаемся этим бизнесом и у нас документально подтверждается каждый аудио- или видеоноситель, который поступает на наш склад. Во-вторых, это опыт, я достаточно хорошо знаю всех издателей, как в Европе, так и в России, существует какой-то уже круг издателей, которые между собой общаются, соответственно, подтверждают свои полномочия. Очень редко возникает вопрос о подтверждении каких-то определенных полномочий, возникнет такая ситуация только если сам правообладатель выскажет претензию по какому-то проекту.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, то, что сейчас происходит в Петербурге, это действительно борьба с контрафактом, борьба за авторские права?



Олег Грабко: Нет, это очередной бандитский передел рынка. К сожалению, ничего не меняется в этой стране, такие приоритеты, как презумпция или вообще цивилизованное ведение бизнеса, они не присущи нашей культуре, нашей стране. Такая же история была лет 10 назад, если кто помнит из покупателей, ездил такой предприниматель Сергей Пряничников и обклеивал всю пиратскую продукцию своей голограммой с буквой "А". А после этого, видимо, он договорился с правоохранительными органами, через полгода буквально ездили те же правоохранительные органы и изымали всю продукцию с голограммой "А", поскольку он не предоставил, видимо, им определенный транш денежный.



Татьяна Валович: Алена, скажите, пожалуйста, такое давление именно на вашу сеть вы не связываете с тем, что у вас действительно достаточно большое количество контрафактной продукции? Эта борьба началась перед саммитом. Если бы вы убрали часть продукции, как вы считаете, изменилась бы ситуация? Скажем, другие магазины, тоже объединенные в сети, они сейчас такому не подвергаются давлению, хотя сама помню, накануне саммита были закрыты некоторые сетевые магазины тоже.



Алена Кондрикова: На самом деле давлению подвергаются многие сети и многие предприниматели, просто это делается на так шумно. Например, точно таким же давлениям в свое время подвергалась сеть "Титаник" в июне месяце. Что касается причин давления именно на нашу сеть, здесь я еще раз подчеркну, налицо избирательное применение закона. Например, в интервью газете "Дело" господин Александр Пойгин, представитель УБЭП Санкт-Петербурга, в ответ на вопрос, почему же он считает, что в сети "505" больше процент контрафакта, чем в других, ответил: "Мне так кажется".



Татьяна Валович: То есть никаких реальных документов нет.



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Кроме того, и в средствах массовой информации неоднократно применялся такой же точно метод. Например, в газете "Фонтанка.ру" в свое время было такое заявление, что "по личному мнению одного из представителей УБЭП", на таком-то складе или в таком-то магазине был найден процент контрафакта, 98 процентов контрафактной продукции. То есть применение личного мнения. Еще раз скажу о том, что избирательное применение закона - это гораздо большее зло, чем даже частичное его невыполнение. Потому что получается, что для одним это закон, а для других это не закон. Таким образом получается, что нас наказывают вовсе не за то, что мы продаем контрафактную продукцию, а за что-то другое, в данном случае за незанесение начального взноса в НП ОКО. Вот и все.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Скажите, пожалуйста, у Академической в отделе магазина "505" был отдел по продаже аудио-, видеотехники и телефонов. Всегда даже внешний вид выставленной продукции и цены вызывал большие сомнения. Я слышал, что там было много и краденного, и не по документам. Потом он исчез. Первый вопрос, почему он исчез? И второй вопрос: почему представитель сети "505" все время ратует за то, чтобы остальные выполняли закон? Почему они сами не стараются следовать букве закона, не продавая незаконную продукцию? Они как бы спрашивают, а вот почему другим можно, и потом все время, постоянно уходят от ответа на прямые вопросы, с начала передачи расчленив целое на непонятные составные части.



Алена Кондрикова: Во-первых, на Академической никогда не было магазина с брендом "505". Просто достаточно известный бренд и неоднократно я видела, как какие-то сети, ларьки или просто торговцы наш бренд...



Татьяна Валович: То есть, собственно, занимаются пиратством уже бренда.



Алена Кондрикова: Ну, по сути дела, это все мелкие такие явления, но, в общем, достаточно много таких фактов.


По контрафакту. Во-первых, естественно, я разделяю этот вопрос на части, потому что вопрос очень емкий по сути дела и одной фразой на него не ответишь. Во-вторых, отвечу прямо на вопрос. Во-первых, для того, чтобы утверждать, есть или нет контрафакт, необходимо решение суда, которого нет. В нашей стране все-таки никто еще не отменял презумпцию невиновности. Даже экспертиз независимых нам не предъявлено, результатов экспертиз нет.



Татьяна Валович: А что касается самой борьбы, вы хотите бороться?



Алена Кондрикова: Конечно, хотим. Безусловно. Изначально, когда НК ОКО вышло к нам с предложением, мы, внимательно ознакомившись с предложенными документами, с предложенной программой борьбы, не выказывали никакой конфронтации. Наоборот, мы сказали господина из ОКО, что, "хорошо, давайте приступать к открытому диалогу, давайте думать, как реально сделать это, давайте это делать, собственно говоря, в открытом режиме, в свободном режиме для всех участников рынка". И если бы господам из ОКО нужна была именно борьба с контрафактом и нужен был именно открытый диалог и свободное вступление в некоммерческое партнерство и, собственно говоря, именно легализация рынка, они бы прислушались к нашим словам. Еще раз повторяю, никакой конфронтации мы не выказывали. Но им не нужно было сотрудничество с нами изначально.



Татьяна Валович: То есть вы ратуете за то, чтобы были одинаковые условия игры?



Алена Кондрикова: Конечно. Закон должен быть равен для всех. Это изначальный постулат закона, иначе это не закон.


И что касается процента и движения контрафакта и не контрафакта на рынке. На самом деле следует заметить, и я думаю, что уважаемый Олег Грабко это подтвердит, что, наверное, последние два года идет активный процесс автоматической экономически обоснованной легализации рынка. Чем больше в нашей стране нормальных производителей, весь ассортимент продукции которых «505» продает с удовольствием, тем легальнее рынок. И на самом деле именно экономическими методами и в открытом диалоге можно было бы привести эту ситуацию к вполне приемлемым в Европе нормам.



Татьяна Валович: Олег, вот экономическая тема возникает. Насколько производить лицензионный диск дороже, чем контрафактную продукцию? И какими тогда моментами руководствуетесь вы при производстве своих лицензионных дисков? Насколько сложно, может быть, все это оформить, чтобы быть честным на рынке?



Олег Грабко: Нет, сложности никакой нет, чтобы оформить свои права или договориться с правообладателями на издание той или иной пластинки. Достаточно заключить договор с правообладателем либо воспользоваться Российским авторским обществом для того, чтобы получить разрешение на то или иное произведение.


А что касается сегодняшней ситуации, то я могу дать маленький комментарий, что все-таки несмотря на то, что есть сеть откровенно пиратских магазинов, которые заполонили весь город – от Невского проспекта до окраин, есть и легальные магазины, как магазины «Союз», магазин «Правительство звука», «Диез». Я никогда не видел там контрафактную продукцию. Ну, может быть, какие-нибудь случаи и были, но это как бы частные случаи, случайные попадания.



Татьяна Валович: Но это опять же разные сегменты предложения...



Олег Грабко: И они все равно выживают. И как бы это доказательство того, что, в общем-то, если бы было желание участников рынка стремиться к легальности, то оно, в принципе, осуществимо.



Татьяна Валович: Вот на ваш взгляд, а вообще что главное в борьбе с контрафактом в России – победить всех пиратов как таковых или все-таки научиться цивилизованно торговать лицензионной продукцией?



Олег Грабко: Я думаю, второе. И вообще, побеждать никого не хочется.



Алена Кондрикова: Борьба никому не нужна. Нужна работа.



Олег Грабко: Да. Но дело в том, что ситуация с контрафактными компакт-дисками – это самая маленькая проблема на сегодняшний день, если вспомнить контрафактные запчасти к самолетам и так далее, или совершенно ненормальные аптечные препараты. Так что я тут спокойно... я уже давно устал от мысли, что пиратство можно победить в России. Это можно сделать, может быть, цивилизованным способом, только не такими переделами, не такими бандитскими разборками. А именно, должна быть такая ситуация, когда вся экономика будет построена на невыгодность некорректных или нечестных отношений, то есть когда будет прозрачность более приемлемой, когда будет достаточно просто платить налоги и совершать сделки, не чувствуя за спиной 15-16 проверяющих, которые будут тебя контролировать, причем сами они об этом ничего не знают. Но я знаю ситуацию по таможне. Мы ввозим сюда с Запада диски. И требуют от меня авторские договоры с Бахом, с Вивальди. В общем, это странные люди. И явно, что это не профессионалы. В милиции, я думаю, на сегодняшний день точно такая же ситуация. Там просто отсутствуют люди, которые хоть чуть-чуть разбирались бы в области интеллектуальной собственности, ее защите, и хотя бы раз прочитали закон об авторском праве, где черным по белому написано, что любой носитель информации, введенный в легальный оборот, уже имеет как бы все отчисления. И только правообладатель имеет право возбудить дело и как-то установить истину.



Татьяна Валович: И у нас есть дозвонившийся. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Александр Добрый. Я хочу выразить свою благодарность магазинам «505», как посетитель, как коренной житель. Ничего не могу сказать плохого о них, нет к ним претензий. Я вот захожу на улицу Бабушкина, и недалеко от Ивановской их магазин. Большой выбор фильмов, цены доступные, персонал всегда вежлив и сервис на высоте. А рядом магазины «Десяточка», где тоже торгую DVD -дисками. Есть с чем сравнить. И я выбираю только вас. Спасибо.



Алена Кондрикова: Спасибо. На самом деле мы стараемся работать с персоналом, и это является одним из условий некоммерческого договора между членами нашего сообщества, объединенного под нашим брендом. Ну, кто-то лучше, кто-то хуже, но все-таки есть общее стремление - действительно, сервис для жителей нашего города, образованность персонала как-то повышать.



Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, а вот самое главное требование, кроме того, что сделать взнос вот в это некоммерческое партнерство «ОКО». Вопрос такой. Хорошо, это как бы на региональном уровне, а ведь диски приходят от производителей из других регионов. Вот в одном взятом регионе разве можно как-то победить такую ситуацию с пиратством?



Алена Кондрикова: Конечно, эта идея выглядит смешно. Нам изначально тоже так показалось. Потому что затеявшие эту махинацию большого масштаба господин Михальченко с сотоварищами и не предполагали распространять свою акцию за пределы города Санкт-Петербурга. И методы, которыми они пользовались и пользуются, достаточно разнонаправленные и, собственно говоря, преследующие разные цели. То есть изначально были разговоры о противоправных марках, о примере использования которых Олег только что говорил. Действительно, много лет назад предприниматель Прянишников организовал Ассоциацию управления авторскими и смежными правами, выпускал марки, продавал их...



Татьяна Валович: То есть завтра найдется другой предприниматель, который захочет наклеивать свои марки, да?



Алена Кондрикова: Совершенно верно. Было, очевидно, изначально такое предложение – внедрять марки. Поэтому мы, в общем-то, с сомнением отнеслись к предложенному договору.


Далее. К концу июля разговоры о марках от НП «ОКО» стихли. И не потому, что, собственно говоря, велась действительно борьба с контрафактном, а потому что по-настоящему внедрить марки не удалось. Экономически это не оправданная мера. И, собственно говоря, «ОКО» приступило к другой, негласной части операции - поглощение. Именно такую цель ставили организаторы. Проверки с беспричинными изъятиями проведены на нескольких абсолютно лицензионных складах. Я слышала, что у фирмы «Стереозвук» тоже были проблемы. Изъято 3 тысячи лицензионных дисков. Хотя директор мне рассказывал, а он является нашим поставщиком, несмотря на предъявленный полный комплект документов. А представители правоохранительных органов заявили, что попросту не верят предъявленным документам. Вот такой был аргумент. Это просто «ОКО», стремясь подавить оптовиков-лицензионщиков, рассчитывало сдвинуть с мертвой точки работу на собственном, вновь организованном складе, внезапно поняв, что для работы такой структуры нужно много профессионально работать, к чему они оказались попросту не готовы.


То есть взять готовый бизнес, уже организованную сеть, инфраструктуру с подготовленным персоналом, организованную логистику всего этого предприятия – это проще, конечно, чем работать в течение многих лет, как это делала наша компания.



Татьяна Валович: Олег, тогда возникает вопрос с лицензиями. А как доказать, что лицензия, что ты...



Олег Грабко: Доказывать ничего не надо. Я еще раз говорю, что по закону претензию может предъявить только сам правообладатель. Если вы купили диск, допустим, с музыкой Вениамина Баснера, и наследники Вениамина Баснера не знают ничего об этом издании, то они имеют право подать в суд и, соответственно, законным порядком наказать и распространителя этой продукции, и издателя этой продукции.


Но у нас идут по самому простому пути. У нас ищут уже крайнюю точку – это как бы распространителей, а это уже, в общем-то, как правило, второй, третий рынок, уже перепродажа идет два-три раза – сначала оптовый склад, потом мелкооптовый склад, потом уже розничный склад.


Ну, на сегодняшний день ситуацию может изменить только одним небольшим... Что могут сделать правоохранительные органы? Поставить контролирующих специалистов на самих заводах-производителях. Их не так много, ну, может быть, сотня на всю страну. Но с ликероводочной продукцией как-то навели порядок. А с розницей бороться такими методами...



Татьяна Валович: Но ведь существует Российское антипиратское общество. Оно же тоже как-то занимается, работает. Тогда «ОКО» хотело подменить собой что ли его работу?



Олег Грабко: Это общество может быть, скорее всего, как консультант, чтобы, допустим, людям, которые хотят заниматься этим бизнесом, дать какие-то азы каких-то юридических актов, просто консультации. Вот это было бы неплохо. Допустим, люди хотят издавать музыку или продавать ее, или каким-то образом пропагандировать хорошую музыку, и они могут обратиться в какое-то такое общество. Вот в данной ситуации я не вижу... ничего это в корне не изменит.


И еще могу сказать, что на сегодняшний день даже если убрать всю контрафактную продукцию из магазинов города, то, к сожалению, магазины опустеют. Потому что всем же известно, что там не очень большой процент легальной продукции, и в основном это российский контент. А западная музыка на 99 процентов нелегальная. Поэтому мы, таким образом, обедним наш рынок, и люди потеряют возможность к доступу информации. Я лично в этом плане немного даже думаю, что это будет плохо. Это будут «голодные» 70-е годы, когда приходилось искать музыку на каких-то рынках и так далее.



Татьяна Валович: Пожалуйста, Алена.



Алена Кондрикова: Я хочу сказать, что, собственно говоря, наши школьники тут же перестанут побеждать на Олимпиадах по программированию на Западе. И перестанут возникать новые, хорошие лицензионные производители, например, как «Один-С», «Дока» и так далее, ну, масса отечественных производителей, продукцию которых в полном объеме продает «505». Потому что попросту не на чем будет учиться.



Татьяна Валович: Хорошо. Но вот что в этой ситуации... Понятно, что нужно что-то делать. Сразу убрать весь контрафакт просто не представляется возможным, но не убирать тоже невозможно. И тогда возникает вот этот вопрос: «почему убирают меня, а не его?», - и вот это поле для коррупции. Как в этой-то ситуации, вообще, возможны какие-то процессы по легализации этого рынка?



Алена Кондрикова: Безусловно, возможны. Еще раз говорю, что, прежде всего, это должно быть соглашение внутри сети, внутри рынка, внутри сетей, действующих на территории России. Это должен быть открытый диалог с договоренностями.



Татьяна Валович: То есть если бы НП «ОКО», например, занялось вот такой организационной работой по всей России, то это было бы, наверное, лучше, да?



Алена Кондрикова: Это было бы, безусловно, благое дело. И, безусловно, компания «505» активно бы поддерживала такую позицию и являлась бы, наверное, первым членом такой организации.



Татьяна Валович: Может быть, вы этим и займетесь, компания «505», чтобы объединить...



Алена Кондрикова: Вы знаете, спасать мир в одиночку – задача очень хорошая, но, к сожалению, это на самом деле требует большого финансового ресурса, которого, собственно говоря, граждане из НП «ОКО» во главе с господином Михальченко нас попросту лишают. То есть сейчас парализована наша профессиональная деятельность, и парализована с использованием частного охранного предприятия, принадлежащего господину Михальченко, «Магистраль», что позволяет, в общем-то, предположить вот такую прямую связь с этим авторитетным предпринимателем, который, собственно говоря, уже поглотил вокзалы.


И вы слышали, наверное, что для граждан есть единственная монопольно предоставляемая услуга переноски чемоданов носильщиками для бабушек, едущих из провинции навестить детей, донести чемодан – 70 рублей. Носильщики – это монопольно предоставляемая услуга от организации господина Михальченко. Вот такой пример.


Или, например, дорогие сограждане, представьте себе, что вдруг рынок кинотеатров в нашем городе станет монопольным. И тогда мы немедленно получим билеты по 1 тысяче рублей.



Татьяна Валович: И это станет предметом разбирательства антимонопольного ведомства.



Алена Кондрикова: Мы тоже подали, естественно, жалобу в Антимонопольный комитет. Но, к сожалению, все достаточно долго разбирается. Но, тем не менее, я абсолютно уверена в том, что грамотные решения будут приняты.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Николай. Когда приезжал Билл Гейтс, он с ужасом узнал о том, что всего закуплено пять лицензионных программ для банков, а все остальные (вы представляете, сколько у нас банков), они были все контрафактные.


Но я хочу немножко пошутить и сказать, что если вы хотите защиты, то, наверное, нужно вам продавать митрофановский фильм об одном президенте и одном премьер-министре и от ЛДПР песни Жириновского. Может быть, он вас и защитит. Успехов вам! И вообще вы хорошие люди. Спасибо.



Алена Кондрикова: Без комментариев.



Татьяна Валович: То, что касается вообще наведения порядка, конечно, в области аудио- и видео-пиратства, представляется сложной задачей, но возможной для решения, как вы считаете, Олег?



Олег Грабко: Я еще раз хочу сказать, что решение может прийти только в совокупности вообще всей экономической ситуации в стране. Когда не выгодно будет воровать, когда не выгодно будет быть как бы серой овцой, а выгодно будет нормально заниматься бизнесом, и при этом над тобой не будет 10 проверяющих, которые тебя могут спокойно обложить какой-то данью. В общем, это коррупция, это прямой путь к коррупции, который сейчас и наблюдается.


Я лично думаю, что пиратство умрет вместе с компакт-дисками, только потому, что лет через 5-6 уже компакт-диски сами по себе отомрут, как не очень интересные носители. Все уйдут в нормальный Интернет, и главное - это там сейчас навести порядок.



Татьяна Валович: Да, мы не коснулись такой проблемы, как продажа той же музыки через Интернет. Но это отдельная тема.


Алена, каковы действия вашей компании по защите как своих интересов, так и по защите интересов людей, которые пользуются вашими услугами?



Алена Кондрикова: Естественно, мы подали жалобы во все возможные правоохранительные органы и в Федеральную антимонопольную службу, и в различные другие инстанции. И, собственно говоря, конечно же, ратуем против произвола власти в отношении бизнеса.


И вот я слышала, что Ассоциация малого и среднего бизнеса будет проводить в пятницу митинг в 15 часов у здания ОБЭП по адресу: Захарьевская улица, дом 19, метро «Чернышевская». И направлен он будет, собственно говоря, против произвола власти, против рейдерских захватов и против коррупции в высших эшелонах ГУВД. Поэтому, собственно, каждый может поддержать эту акцию.



Татьяна Валович: Спасибо вам за участие в программе.




XS
SM
MD
LG