Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Георгий Сатаров: «Диктатура, ограниченная бардаком»


Георгий Сатаров в студии Радио Свобода

Георгий Сатаров в студии Радио Свобода



Политики и политологи, близкие к движению «Другая Россия», работают над программным документом под условным названием «Манифест объединенных демократических сил» (так его называют в газетах). Это проект программы под названием «Гражданское согласие». В двух десятках главных пунктов изложение демократического видения развития России - свобода слова, разделение и выборность властей. На вопросы Радио Свобода отвечает один из авторов проекта, известный политолог, президент фонда «Индем» Георгий Сатаров.

- Нет никакого «манифеста». Я не знаю, о чем идет речь. Есть абсолютно внутренний рабочий документ для планирования подготовки программы. Вот и все.


- Это политологи «Индема» собираются под вашим руководством, или это движение «Другая Россия»?


- «Другая Россия» не является каким-либо движением, это журналистское заблуждение. Это просто переговорная площадка, созданная Гражданским конгрессом, не более того. А если говорить о подготовке программы - имеется в виду подготовка программы гражданского общества, программы Гражданского конгресса, который мы предъявим политикам.


Функции у этих программ, как мы предполагаем, две. Первая - это [открыться] городу и миру. В той мере, в какой партии и политики будут эту программу поддерживать и реализовывать, в той мере Гражданский конгресс готов поддерживать их. А вторая функция, которая сейчас обсуждается, - это программа единого кандидата от оппозиции. Пока это только идея, но идея постепенно овладевающая небольшой группой масс. Но главное тут - разработка процедуры выдвижения этого кандидата.


- «Городу и миру» - в чем главная идеологическая задача? Что основное в этой программе?


- Первое - это точный и трезвый диагноз ситуации. Второе, главная часть, - это программа (можно было бы назвать, восстановления, но это, наверное, слишком сильно) учреждения в России действующей машины права и демократии.


- Довольно много политических партий работают или предъявили обществу свои программы. Есть проект программы СПС, «Единая Россия» заканчивает концептуальное изложение своей политической позиции. Я думаю, вы знакомы с этими документами. Какое-то из них представляется вам жизнеспособным, сильным документом?


- Нет нормального диагноза. А если нет диагноза, то и трудно формулировать лечение.


- А назовите какие-то основные параметры этого диагноза?


- Наверное, основной параметр уже давно произнесен - это, скажем так, монопольная власть бюрократии в России, монопольная и неконтролируемая власть бюрократии. Но тут важно не только это, но и негативные последствия этого обстоятельства, как это выражается длительностью жизни, в числе ДТП на дорогах и так далее. Наш диагноз должен основываться на числах, на динамике негативной того, что происходит в России. Это все должно быть конкретно и точно.


- У вас есть какой-то термин для обозначения существующей сейчас в России социальной и политической системы?


- На мой взгляд, идеальную характеристику я вычитал у Алексея Михайловича Салмина в его книжке «Современная демократия». Он в свою очередь цитирует кого-то из французов. Это называется «диктатура, ограниченная бардаком».


- Хорошее, действительно, определение. Скажите, пожалуйста, вы верите в то, что демократам удастся выдвинуть своего единого кандидата, или просто полны решимости сделать все, что от вас зависит, а там как получится?


- Это еще одно неплохое определение. Я считаю, что нужно делать, конечно. Но я бы немножко изменил понимание, что значит «демократам». Главное достижение «Другой России», если угодно идеологическое достижение «Другой России», состоит в том, что мы поставили диагноз предшествующему периоду. Предшествующий период был не периодом борьбы за демократию, а был периодом борьбы за победу демократов. Это две совершенно разные вещи. В последние годы - нужно отдать за это должное режиму Путина - он поспособствовал тому, что разные политические силы это осознали. Они осознали, что могут существовать только в условиях демократии, но не в демократии в смысле царства победившей партии, а в демократии в ее нормальном понимании, как машинке, которая умеет ехать налево, умеет ехать направо, когда нужно гражданам, и при этом они никого не давит и не саморазрушается. Вот эту машинку люди, входящие в «Другую Россию», готовы делать.


- Георгий Александрович, как вы относитесь к последним перестроениям в российской политике? Скажем, вот эта идея формирования «Новой левой партии», в то же время трудности, которые испытывает "Партия пенсионеров", которую снимают в раде регионов с выборов?


- Большого политического смысла я в этом не вижу. Потому что все это действия, не относящиеся к сфере политики. Они относятся к сфере административного манипулирования сферой политики. Когда административное манипулирование движимо иррациональной логикой страха, искать в этом какое-то рациональное зерно абсолютно бессмысленно.


- Бюрократия руководствуется законами административного движения общества. А то, что пытаетесь сделать вы - это попытка вырастить цветы на асфальтированной площадке. Вам близко это определение?


- Нет. Я бы сказал не на асфальтированной площадке, а на куче дерьма.


XS
SM
MD
LG