Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы ВИЧ-инфицированных в Свердловской области


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие - Роман Романов, специалист по информационным технологиям Свердловского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом, и Оксана Иванова, социальный работник общественного регионального Фонда «Новое время».



Светлана Толмачева: В Свердловской области реализуется российско-немецкий проект «Вместе против СПИДа», направленный на подготовку специалистов, способных оказывать поддержку людям с ВИЧ/СПИДом.


Тема сегодняшней программы - проблемы ВИЧ-инфицированных в Свердловской области.


В Екатеринбургской студии Радио Свобода - Оксана Иванова, социальный работник фонда «Новое время», и Роман Романов, специалист по информационным проектам Свердловского областного центра СПИДа. Фамилии наших гостей изменены, так как оба они уже несколько лет живут с диагнозом «ВИЧ-инфекция» и оказывают психологическую помощь тем, кто приходит в группы взаимопомощи.


Роман, вы работаете в Свердловском областном центре профилактики и борьбы со СПИДом. Это ваша основная работа?



Роман Романов: Нет, это моя вторая работа. Меня недавно пригласили работать в Центре, поскольку я являюсь ВИЧ-активистом. Я создал несколько проектов в Интернете, несколько сайтов, выпустил газету, выпустил ряд открыток. Меня заметили и пригласили.



Светлана Толмачева: Скажите, а это была ваша личная инициатива создать сайты в Интернете, выпустить газету – все то, о чем вы только что рассказали?



Роман Романов: Да, это была моя личная инициатива, поскольку у нас очень мало информации о проблеме ВИЧ/СПИДа в нашей стране. И я ощущал лично для себя нехватку этой информации. Поэтому постарался решить эту проблему для других.



Светлана Толмачева: Вы тратили свои личные деньги на создание всех этих проектов? То есть зарабатывали на своей основной работе, чтобы потом эти ресурсы распределить таким образом?



Роман Романов: Ну, грубо говоря, да, я пользовался ресурсами моей основной работы. То есть выход в Интернет у меня был.



Светлана Толмачева: На основной вашей работе знают о вашей общественной деятельности?



Роман Романов: С некоторых пор, да, знают. Недавно я признался, я открыл свой статус своему директору. Ну, у нас вообще-то небольшой коллектив, и как-то за кружечкой коньячку в дружеской атмосфере я им рассказал, и они довольно-таки нормально, спокойно отнеслись к этому.



Светлана Толмачева: То есть не было той ситуации, которая часто бывает, и стереотип даже такой уже сложился, что как только открываются ВИЧ-инфицированные, то сразу же начинаются проблемы, прежде всего, на работе. У вас такого не было?



Роман Романов: Нет, не было. То есть я должен подчеркнуть, что в последнее время ситуация меняется, люди становятся грамотнее, и они спокойнее относятся к этому.



Светлана Толмачева: И мы предлагаем нашим слушателям ответить на вопрос: что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы остановить распространение ВИЧ-инфекции в России?


Оксана, вот только что Роман рассказал о том, как организована его сегодняшняя жизнь, то есть теперь он может заниматься не только своей общественной деятельностью, на его основной работе тоже знают о том, кто он, чем занимается. Вы тоже совмещаете свою общественную жизнь с основным местом работы?



Оксана Иванова: Моя общественная жизнь и является моим основным местом работы. Это основной вид моей деятельности. Я сама начала посещать, сама пришла за помощью в Фонд «Новое время». А так как я еще и учусь в социальном институте, то мне нужна была практика. И я стала социальным работником.



Светлана Толмачева: А чем вы конкретно занимаетесь в Фонде «Новое время»?



Оксана Иванова: Я посещаю маленьких детей и беременных женщин, которые не доходят, к сожалению, до Центра СПИДа по разным причинам.



Светлана Толмачева: А как вы о них узнаете, что есть беременные ВИЧ-инфицированные женщины? Они не посещают, допустим, Центры планирования, не посещают женские консультации. А вы откуда о них узнаете?



Оксана Иванова: Нет, это именно те женщины, которые посещают женские консультации. Им приходят результаты анализов – и мы берем их данные из городской базы данных.



Светлана Толмачева: Эти женщины находятся в стрессовом состоянии, прежде всего, поэтому им нужна ваша помощь?



Оксана Иванова: Да. Но не обязательно. Некоторые даже еще на данный момент не знают о своем ВИЧ-статусе, поэтому они и не приходят к нам. То есть в женских консультациях не всегда сообщают о диагнозе, а отправляют их на консультацию. Но они почему-то... может быть, по причине того, что боятся, к нам не приходят.



Светлана Толмачева: Вы рассказываете им о том, что происходит с их здоровьем и оказываете также психологическую помощь, правильно я понимаю?



Оксана Иванова: Да, совершенно верно.



Светлана Толмачева: Или еще есть какие-то функции, которые возлагаются на Фонд «Новое время»?



Оксана Иванова: Мы также оказываем помощь беременным женщинам в предоставлении витаминов, помогаем продуктами, кому это необходимо. Также оказываем помощь в сопровождении тем, кто не может выехать самостоятельно.



Светлана Толмачева: А куда выехать?



Оксана Иванова: В городской центр, чтобы сдать анализы или на консультацию.



Светлана Толмачева: Для ВИЧ-инфицированных женщин, ожидающих ребенка, вы, Оксана, самый яркий пример того, что психологический кризис, во-первых, можно преодолеть, во-вторых, можно сохранить семью, а в-третьих, можно родить здорового ребенка, зная, что ВИЧ-инфекция стала диагнозом. Расскажите, пожалуйста, немного о себе.



Оксана Иванова: Я сама ВИЧ-инфицирована, знаю о диагнозе с 2002 года. Узнала я об этом во время беременности. У меня было шоковое состояние. Ребенка, конечно, мы решили сохранить.



Светлана Толмачева: Хотя врачи вам предлагали...



Оксана Иванова: Да, врачи сразу, с первого дня говорили о том, что ребенка оставлять нельзя. Но я категорично заявила, что буду сохранять ребенка. Я говорила: «Я рожу здорового ребенка».



Светлана Толмачева: И что в результате получилось?



Оксана Иванова: С таким настроем у меня родился ребенок. И пришли отрицательные анализы в 3 месяца, а в 1,5 года ребенка сняли с учета.



Светлана Толмачева: Вас с этим можно действительно поздравить.


А насколько впечатляет женщин, которые впервые попадают в Фонд «Новое время», ваша история? И ваша история, она, скорее, исключение из правил?



Оксана Иванова: Нет.



Светлана Толмачева: А сейчас женщины, которые приходят к врачам с подобными проблемами, им также предлагают избавиться от ребенка, ну, на всякий случай?



Оксана Иванова: Нет, сейчас с этим стало как-то проще. И врачи дают возможность женщине решать самой. Потому что это же личное дело каждого – рожать или нет. И поэтому врачи стали более лояльнее относиться к этому: «Если вы хотите, то сохраняйте», - а они помогут всем, чем могут.



Светлана Толмачева: Роман, вы, как сотрудник областного Центра по борьбе со СПИДом, наверное, знаете о том, что в Екатеринбурге растет количество отказных детей, которые родились от ВИЧ-инфицированных матерей. Вот с вашей точки зрения, та деятельность, которой занимается Фонд «Новое время», - рассказ о положительных примерах, которые существуют, что можно иметь здорового ребенка и так далее, - вот это как-то сказывается на общей ситуации в Екатеринбурге или это капля в море?



Роман Романов: Вы знаете, сложно судить. Но я хочу добавить, что, да, раньше врачи на самом деле настаивали на том, чтобы беременные ВИЧ-положительные женщины делали аборт, но в последнее время тенденция идет к тому... и это обусловлено тем, что существует очень много препаратов, которые способствуют рождению здоровых детей. И в последнее время статистика говорит о том, что рождается лишь 3 процента больных детей от ВИЧ-инфицированных матерей.



Светлана Толмачева: Это говорит о том, что государство начало выделять деньги на борьбу с распространением ВИЧ-инфекции, на дорогостоящие препараты?



Роман Романов: В том числе, да.



Светлана Толмачева: Или же врачи стали гуманнее относиться именно здесь, в Екатеринбурге и Свердловской области, к ВИЧ-инфицированным?



Роман Романов: Да, я думаю, что и по этой причине тоже.



Светлана Толмачева: Два месяца назад мы в эфире Радио Свобода рассказывали о том, какие проблемы были у больных СПИДом в Екатеринбурге и в Свердловской области в связи с перебоями в поставке лекарств в регион. А вы можете сейчас уточнить, какова ситуация на данный момент? Ведь насколько известно тем людям, которые что-либо слышали о ВИЧ-инфекции, прерывать терапию во время лечения больных СПИДом нельзя, потому что это приведет к плачевным результатам. А какова ситуация на сегодняшний день?



Роман Романов: Да, совершенно верно, терапия является пожизненной, то есть начав терапию однажды, нужно продолжать ее в течение всей жизни, иначе это может привести к плачевным результатам, к замене препаратов. В настоящий момент ситуация более-менее нормализовалась, препараты есть. Где-то в течение полугода у нас была очень сложная ситуация с поставками препаратов ВАРТ - высокоактивной антиретровирусной терапии, ее не назначали новым пациентам, как говорится, тянули «старых» пациентов. То есть если человек принимает эти препараты, то ему каким-то образом находили и давали дальше эти препараты, а новым пациентам их не назначали. И так сложилось, что меня дотянули, скажем так, до критической точки, и я начал применять терапию только два месяца назад, хотя, по идее, я должен был ее начать полгода назад.



Светлана Толмачева: Роман, а есть ли какие-то гарантии, что ситуация не повторится, что дальше лекарства будут поступать бесперебойно? Что говорят об этом врачи?



Роман Романов: Гарантий нет никаких.



Светлана Толмачева: То есть остается только надеяться на то, что из федерального центра поставки не будут прекращены?



Роман Романов: Да, остается надеяться только на это.



Светлана Толмачева: Роман, а как вы думаете, есть ли возможности давления на чиновников, которые обязаны осуществлять вовремя эти поставки, силами самих ВИЧ-инфицированных? Возможно ли на тех же самых сайтах, организованных, в том числе, и вами, собирать подписи и отправлять, то есть каким-то образом вести борьбу за свое существование в прямом смысле этого слова?



Роман Романов: Ну да. И здесь методы, в принципе, общепризнанные – демонстрации, митинги, сбор подписей, - только так.



Светлана Толмачева: А вы уверены, что на демонстрацию и митинг можно собрать людей, которые имеют ВИЧ-положительный статус, или хотя бы их родственников?



Роман Романов: Я как раз уверен в обратном, что у нас это сделать очень сложно. Но, в принципе, других способов я не вижу.



Светлана Толмачева: Оксана, а как вы думаете, есть ли какие-то возможности общественного давления на тех людей, от которых зависит жизнь ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом?



Оксана Иванова: Ну да, конечно, есть. Нужно ходить, добиваться, просить постоянно, писать – только так, по-другому что-либо сделать невозможно.



Светлана Толмачева: И, скорее всего, силами руководителей общественных некоммерческих организаций, которые представляют сегодня интересы ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом в России, да?



Оксана Иванова: Да, конечно.



Светлана Толмачева: А ваша общественная организация какую-то деятельность вела на протяжении последнего полугода, когда были перебои с поставками лекарств?



Оксана Иванова: Наша организация...



Светлана Толмачева: То есть вам, как социальному работнику, об этом ничего не известно?



Оксана Иванова: Нет, к сожалению.



Светлана Толмачева: В Свердловской области реализуется российско-немецкий проект «Вместе против СПИДа», направленный на подготовку специалистов, способных оказывать поддержку людям с ВИЧ/СПИДом. О том, что по этой программе делается сегодня на Урале, расскажет екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков: По данным областного Центра по профилактике и борьбе со СПИДом, эпидемиологическая ситуация в Свердловской области расценивается как крайне неблагоприятная. Показатель распространенности ВИЧ-инфекции превышает среднероссийский уровень в 2,5 раза. По области зарегистрировано более 28 тысяч случаев ВИЧ-инфекции. Чаще всего болеют молодые, трудоспособные люди. Две трети выявленных – это молодежь в возрасте 20-29 лет. В настоящее время зарегистрировано 179 отказных детей, в возрасте до 6 лет, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. Говорит координатор российско-немецкой программы «Вместе против СПИДа», директор регионального общественного Фонда «Новое время» Марина Халидова.



Марина Халидова: Причин очень много. Надо в этом разбираться. Но я думаю, что здесь несколько факторов сложились. И то, что в свое время Свердловскую область выбрали как трафик наркотиков, и отсутствие региональных программ и, я думаю, государственных программ по сексуальному воспитанию молодежи. Поэтому сейчас все больше и больше заражаются женщины, которые никогда не употребляли наркотики, но которые получают вирус от своих половых партнеров.



Денис Каменщиков: Региональный общественный Фонд «Новое время» участвует в реализации российско-немецкой программы «Вместе против СПИДа», направленной на подготовку специалистов, способных оказывать поддержку ВИЧ-инфицированным людям и больным СПИДом. Фонд работает в шести городах Свердловской области и нескольких колониях, рассказывает Марина Халидова.



Марина Халидова: Нам бы хотелось сформулировать нашу основную задачу так – чтобы любой человек в Свердловской области, независимо от того, где он живет, имел возможность получить помощь, и получал бы качественную помощь.



Денис Каменщиков: Международный проект «Вместе против СПИДа» финансируется Европейским союзом и немецкими партнерами Фонда «Новое время». По словам Марины Халидовой, работать с коллегами из Германии оказалось неожиданно тяжело.



Марина Халидова: Наши немецкие партнеры, когда мы их просили показать нам опыт работы с ВИЧ-позитивными детьми в Германии, разводят руками. Они говорят: «У нас за прошлый год не родился ни один ВИЧ-позитивный ребенок». У них люди не умирают от СПИДа, поэтому они нам не могут показать опыт хосписов. То есть там они достигли огромных успехов в борьбе с ВИЧ-инфекцией. А у нас, к сожалению, это очень актуальные направления. То есть я думаю, что все больше и больше общественных организаций должны оказывать им помощь, из тех, которые уже существуют. И я буду очень рада, если будут присоединяться и другие.



Денис Каменщиков: Проект рассчитан на два года. Главным результатом реализации этой программы должно стать снижение темпов распространения ВИЧ-инфекции в Свердловской области.



Светлана Толмачева: Оксана, вы, как сотрудник Фонда «Новое время», расскажите, пожалуйста, что на сегодняшний день удалось уже сделать в рамках международного проекта, о котором только что рассказал наш корреспондент.



Оксана Иванова: На сегодняшний день мы разыскали достаточно большое количество уже и беременных женщин, и женщин с детьми, которые не приходят в Центр СПИДа. Многие из них, пусть и с сопровождением, но посетили наш Центр. Из всех, кого мы разыскали, только три ребенка ВИЧ-положительных, а 25 детей у нас с отрицательными диагнозами. Это у тех, кто посетил наш Центр и сдал анализы.



Светлана Толмачева: То есть это те, кто вовремя начал получать лекарственную помощь?



Оксана Иванова: Нет, это те, которые при рождении... Там есть детки, которым уже по 5 лет. В сопровождении мы их довезли, и они получили подарки от нашего Фонда. Они сдали анализы, получили результаты. И только три ребенка, как я уже сказала...



Светлана Толмачева: То есть 25 семей теперь живут без страха за будущее своих детей?



Оксана Иванова: Да, конечно.



Светлана Толмачева: Оксана, скажите, пожалуйста, а с какими вопросами еще обращаются к вам беременные женщины, те женщины, у которых подтвержден статус ВИЧ-инфицированных? Жалуются ли они на какие-то проявления дискриминации? Как они оценивают работу врачей с ними?



Оксана Иванова: Да, конечно, проблема дискриминации стоит очень остро на данный момент. И многие женщины только из-за этого не хотят идти в Центр по борьбе с ВИЧ-инфекцией, так как боятся, потому что врачи в городских больницах, в женских консультациях уже проявили эту дискриминацию, они с женщинами общаются довольно жестко. И в связи с этим женщины не хотят идти.



Светлана Толмачева: Роман, а что говорят те люди, которые посещают школу взаимопомощи, службу взаимопомощи при областном Центре СПИДа? Как они оценивают сегодняшнюю ситуацию? Как много дискриминации в их жизни?



Роман Романов: Да, на самом деле проблема дискриминации стоит остро, и, к сожалению, нужно признать, что именно в медицинских учреждениях. И есть такие печальные истории, что девушки, будущие мамы, узнают о своем статусе в женской консультации перед рождением ребенка, и врачи им говорят, что им, во-первых, нужно сделать аборт. А во-вторых, когда уже девушки настаивают на рождении ребенка, то врачи им говорят: «Для чего вы это делаете? Вы обрекаете своих детей на скорейшую смерть. Вы сами, несчастные, убиваете своих детей». В общем, говорят гадости подобного рода.


Вот конкретный пример. Приходит врач, вроде квалифицированный человек, и кладет на стул газету, чтобы девушка с ВИЧ-положительным диагнозом, не дай Бог, не оставила, так сказать, свой шлейф на этом стуле.



Светлана Толмачева: Вы сейчас рассказываете о тех проявлениях... конечно, чудовищных проявлениях дискриминации, которые ощущают женщины в женских консультациях, в больницах. А есть ли проблемы у молодых людей? Ведь насколько известно, в Екатеринбурге ВИЧ-инфекция распространяется самыми большими темпами среди молодежи в возрасте до 30 лет. С какими проблемами приходят юноши в службу взаимопомощи?



Роман Романов: Ну, у молодых людей в этом плане все гораздо проще, потому что меньше поводов раскрыть свой статус. Потому что девушки оказываются в такой ситуации при посещении женских консультаций, в период беременности. А у молодых людей таких периодов, соответственно, нет, поэтому и проблем как бы меньше.



Светлана Толмачева: На вашем сайте, который вы, как создали, так и поддерживаете сейчас, о чем общаются люди? О чем они хотят больше всего узнать? Что хотят у вас спросить? Или же просто этот сайт – это способ виртуально получить психологическую помощь, которую получают люди, очно приходящие в Центр СПИДа?



Роман Романов: Сайт, и вообще Интернет, дает возможность общаться, как бы не скрывая ничего, ничего не боясь. То есть люди живут в реальной жизни, и им приходится все время скрывать свой статус, все время думать о том, как бы случайно не проболтаться или еще что-нибудь. А Интернет позволяет ничего этого не бояться. То есть разговоры идут на совершенно разные темы просто в кругу равных себе.



Светлана Толмачева: А сейчас, когда снята острота проблемы с поставками лекарств, какие темы вышли на первое место на вашем форуме?



Роман Романов: На первом месте сейчас, как ни странно, вдруг появились «ВИЧ-диссиденты».



Светлана Толмачева: А кто это?



Роман Романов: Это такая интересная проблема. Появились люди с медицинским образованием, которые утверждают, что вируса ВИЧ не существует, что ВИЧ не приводит к СПИДу и так далее.



Светлана Толмачева: Роман, скажите, пожалуйста, вот эта группа людей с медицинским образованием, которые считают себя «ВИЧ-диссидентами», они хотят поселить, таким образом, некую надежду в сердцах ВИЧ-инфицированных на то, что есть другие способы в лечении этой болезни? Каков смысл их деятельности?



Роман Романов: На самом деле они утверждают, что даже если ВИЧ и существует, то не он приводит к СПИДу, а к СПИДу приводит прием наркотиков, беспорядочная половая жизнь, прием той же самой терапии высокотоксичной. Я не знаю, какова их цель. Они прикрываются альтруизмом. Но они хотят, чтобы ВИЧ-положительные не принимали терапию. Может быть, это устроено конкурирующими фирмами, выпускающими эти терапевтические препараты. Я не знаю, сложно пока судить, потому что эта проблема появилась сравнительно недавно.



Светлана Толмачева: Но как вы к этому относитесь? Как вы оцениваете эти заявления?



Роман Романов: Ну, мне просто интересно...



Светлана Толмачева: Но, тем не менее, прерывать терапию, основываясь на этих доводах, вы не намерены?



Роман Романов: Нет, я лучше буду верить своему врачу, я буду верить общепризнанным медицинским нормам, чем каким-то неизвестным людям с сомнительными взглядами на жизнь.



Светлана Толмачева: Оксана, а слышали ли вы о таких «диссидентах»? И что вы думаете по этому поводу?



Оксана Иванова: Да, я слышала о таких людях. Но я, скорее всего, придерживаюсь такого же мнения, что и Роман, что нужно все-таки верить своему врачу. И если врач назначает терапию, то лучше ее принимать.



Светлана Толмачева: Понятно. Если говорить еще о каких-то, так скажем, заблуждениях, стереотипах, которые присущи той сфере, о которой мы сейчас говорим, то как много сейчас существует стереотипов? И есть ли возможность развеять последних из них? Роман уже говорил о том, с какими чудовищными фактами приходится встречаться даже в медицинской среде. А вы, работая с населением, с какими стереотипами чаще всего имеете возможность сталкиваться?



Оксана Иванова: Ну, мы сталкиваемся с тем, что многие родители боятся, что у них детей заберут, если ребенок будет ВИЧ-положительным. Мы рассеиваем эти опасения, что никто не заберет, что они будут сами его воспитывать. Многие из-за этого даже не идут, объясняя это тем, что «нам сказали...», «мы слышали...».



Светлана Толмачева: То есть несмотря на то, что информации, казалось бы, достаточно много о ВИЧ-инфекции, о ее последствиях, но люди, в принципе, живут в том мире, который создали сами, и не знают, какова реальность на самом деле?



Оксана Иванова: Да, люди боятся. Люди считают, что они единственные с таким диагнозом, что больше никого нет.



Светлана Толмачева: А как вы думаете, должны ли существовать какие-то общественные организации, созданные самими ВИЧ-положительными людьми, и распространять о себе информацию для того, чтобы собирать вокруг себя тех, кто считает себя одиноким наедине с этой проблемой?



Оксана Иванова: Да, конечно, такие организации необходимы.



Светлана Толмачева: Роман, вы специалист по информационным проектам при Свердловском Центре СПИДа. Как вы думаете, возможно ли создать такую организацию в Екатеринбурге в ближайшее время, ну, хотя бы при помощи немецких партнеров, которые сейчас проводят на территории Свердловской области проект «Вместе против СПИДа»?



Роман Романов: Да, я думаю, что, несомненно, это возможно при помощи наших немецких партнеров или без их помощи. Просто судя по опыту наших московских коллег, наших московских собратьев по несчастью, то там уже очень давно существуют подобные организации формата «равный равному», которые оказывают помощь таким же ВИЧ-положительным, как и они сами. Они действуют как в Интернете – это сайты, службы знакомств, так и вне виртуальной реальности, то есть в реальной жизни. Это и группы взаимопомощи, это и выпуск информационных буклетов, и так далее.



Светлана Толмачева: То есть эти люди не скрывают своих фамилий, как, например, вы сейчас в эфире инкогнито, а они открыто заявляют о том, чем они занимаются, и это их основная деятельность?



Роман Романов: Да, совершенно верно.



Светлана Толмачева: Как вы думаете, Екатеринбург, Свердловская область готовы к появлению такой общественной организации?



Роман Романов: Я думаю, что, да, мы готовы к этому, город готов к этому. Но конкретно я не готов. Поскольку те люди, которые занимаются этим в Москве, и это их основная деятельность, то есть они открыли свой статус, они живут этим, они зарабатывают таким образом себе деньги. А я не уверен, что я смогу так жить, что я смогу заработать себе деньги таким способом. Пока мне приходится вести вот такую двойную жизнь, заниматься ВИЧ-активизмом и работать на основной работе, заниматься другой деятельностью. И я не хотел бы открывать свой статус. Но я думаю, что общество в целом готово.



Светлана Толмачева: Оксана, а что вы думаете по этому поводу, готово ли общество, с вашей точки зрения, и готовы ли вы работать в такой общественной организации, созданной именно людьми с ВИЧ-положительным статусом?



Оксана Иванова: Ну, общество, я думаю, уже подходит к тому, что уже в скором времени все будут... Но я сама еще не готова к этому.



Светлана Толмачева: А что вас удерживает?



Оксана Иванова: Передо мной еще стоит болезненный вопрос, что можно столкнуться с дискриминацией, даже какие-то знакомые... будет какое-то осуждение.



Светлана Толмачева: То есть для вас важно это общественное мнение, важен тот эмоциональный фон, с которым вам придется столкнуться?



Оксана Иванова: Да, конечно.



Светлана Толмачева: И что, по вашему мнению, Роман, необходимо сделать, чтобы остановить темпы распространения ВИЧ-инфекции, ну, если не в России, то в Свердловской области?



Роман Романов: Ну, прежде всего, это, конечно же, безопасный секс, это использование презервативов – это самое основное. Потому что в последнее время набирает обороты половой путь передачи инфекции. Ну, о наркотиках говорить не приходится.



Светлана Толмачева: То есть прописные истины должны стать нормой жизни?



Роман Романов: Безусловно.



Светлана Толмачева: Оксана, вы что-то хотите добавить?



Оксана Иванова: Я хочу сказать, что нужно все-таки больше информации давать людям, чтобы до людей доходило больше информации.



Светлана Толмачева: Я благодарю гостей нашей сегодняшней программы, которые рассказали о том, как они живут со своим диагнозом, о том, что они делают для того, чтобы остановить распространение ВИЧ-инфекции в Екатеринбурге и в Свердловской области.


XS
SM
MD
LG