Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

100-летие со дня образования старейшего учебного заведения пожарно-технического профиля России


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гость студии - помощник начальника Санкт-Петербургского Университета государственной противопожарной службы МЧС России по связям с общественностью Сергей Алексеев.



Дмитрий Казнин: 14 сентября в Петербурге начинаются торжественные мероприятия, посвященные 100-летию со дня образования старейшего учебного заведения пожарно-технического профиля России и Европы - Петербургского Университета государственной противопожарной службы МЧС России.



Татьяна Вольтская: Свою историю Петербургский Университет государственной противопожарной службы МЧС России ведет со дня образования Курсов пожарных техников в 1906 году. Это было начало профессионального пожарного образования в России. За 100 лет учебное заведение прошло курс от курсов и противопожарного училища к противопожарному факультету Петербургского университета МВД. Факультет превратился в Институт государственной противопожарной службы, а в апреле 2006 года институту был присвоен статус университета. За это время здесь было подготовлено более 25 тысяч специалистов для противопожарной службы России и около тысячи - для пожарной охраны других стран. По словам главы МЧС Сергея Шойгу, только в 2005 году силами МЧС успешно проведено около 17 тысяч спасательных операций, пожарные расчеты спасли около 90 тысяч человек.


Более 3 лет прошло с тех пор, как противопожарная служба переведена в ведение МЧС, но проблемы с финансированием все равно остались. Говорит заместитель начальника Главного управления МЧС России по Петербургу Валерий Ардашев.



Валерий Ардашев: Сказать, что нам хватает финансирования, невозможно. Скажем, Москва приобрела для тушения пожаров достаточно высотную лестницу - 92 метра. Она стоит 3 миллиона евро. Конечно, Петербургу необходима тоже такая техника, потому что наш город растет, может быть, более низкая - 50, 60, 70-метровая. Пожарная безопасность - это жизненная необходимость. Пожары, в том числе, в Петербурге показывают, что средства нужно приобретать, средства нужно иметь - как на предприятиях, так и жилом фонде.



Татьяна Вольтская: Еще в Петербурге мечтают о новом учебном полигоне.



Валерий Ардашев: По типу автофургона, в котором сосредоточены специальные технические средства. Можно было бы, чтобы он находился, допустим, в Петербурге, и по графику наши подразделения, особенно дымно-защитная служба, бойцы приезжают, тренируются. А затем, скажем, отбыв месяц в Петербурге, он может в любой субъект Федерации Северо-Западного региона переехать своим ходом, развернуться и дальше обучать пожарных.



Татьяна Вольтская: Все это тем более актуально, что статистические данные дают мрачную цифру: ежегодно от пожаров в России гибнут около 20 тысяч человек.



Дмитрий Казнин: У нас в гостях помощник начальника Санкт-Петербургского Университета государственной противопожарной службы МЧС России по связям с общественностью Сергей Алексеев. Тема нашей программы - 100-летие со дня образования старейшего учебного заведения пожарно-технического профиля России и Европы.


Сергей Николаевич, начнем, наверное, с истории. В репортаже коротко было сказано о том, когда был образован университет, как он называется с 2006 года. Как это было?




Сергей Алексеев

Сергей Алексеев: Совершенно верно, наше учебное заведение было образовано в 1906 году. Но так называемый пожарный вопрос, он находился на рассмотрении различных государственных властей, начиная с конца XIX века. Приводились различные примеры и цифры, в том числе, на заседании Городской Думы Санкт-Петербурга, что в 1890 году число пожаров в Санкт-Петербурге составляло 590, и общий убыток страховых обществ составлял 897 тысяч рублей. Уже через 10 лет, в 1900 году, число пожаров увеличилось до 1053, а ущерб составлял более 3,5 миллиона рублей. В общем, для того времени это были серьезные цифры, и этот вопрос не мог оставить равнодушной Государственную Думу Санкт-Петербурга. В связи с этим была создана специальная комиссия, которая должна была подготовить как бы решение вопроса о создании, возможно, каких-то подразделений, курсов, которые готовили бы специалистов для тушения пожаров. В связи с этим эта комиссия, как я уже сказал, была создана в 1904 году и довольно продолжительное время, более года она работала, и результатом ее деятельности стал доклад, который был озвучен на заседании Думы. Это случилось в апреле 1905 года. Результатом заслушивания этого доклада стало решение о создании подобных курсов. В дальнейшем была еще проведена дополнительная работа, нужны были средства, место, где располагались бы эти курсы, и много других вопросов нужно было решить.


В конечном итоге было принято решение о том, что курсы будут размещаться на углу Лиговки и Обводного канала. К сожалению, первое здание курсов не сохранилось. Решением Думы было выделено довольно приличное количество средств - около 150 тысяч рублей - на достройку третьего этажа этого здания, так как оно было двухэтажным, оборудование курсов и техническое оснащение. Надо сказать, что на курсах предполагалось создание образцовой пожарной команды, то есть изначально курсисты должны были не только постигать теорию, но и иметь практические навыки. Для этого была создана именно образцовая пожарная команда, для того чтобы учиться как бы на лучшем. Но техника закупалась в Германии, а тяговая сила покупалась у нас. И даже сохранились цифры, что лошадей покупали от 250 до 300 рублей на каждую, чтобы был полный комплект.


К сентябрю 1906 года все подготовительные работы были закончены, и 5 октября по старому стилю, по нынешнему - 18 октября 1906 года курсы пожарных техников были открыты. Их заведующим был назначен Эдуард Федорович фон Ландезен, который был человеком, фанатично преданным пожарному делу. Он курировал пожарные команды в городе, и во многом его заслуга в том, что курсы были созданы, поскольку бюрократия и в то время была довольно приличная. Основой курсов стал устав, в котором были заложены основы деятельности курсов. Там отмечалось, что курсы имеют целью обучение способам предупреждения и тушения пожаров. Главная цель создания курсов и их деятельности - это не просто готовились специалисты, которые могли тушить пожары, но они должны были уметь организовать тушение пожаров, и самое важное, что и сейчас, может быть, остается важнейшей задачей для противопожарных служб, это профилактика, умение проводить профилактические меры.


Первое время заявка на обучение на созданных курсах составила 75 человек. Но в результате конкурсной комиссией было набрано всего 20 человек, которые обучались на курсах и практической деятельностью занимались. Они выезжали на реальные пожары и могли практически изучать свою будущую работу. Надо сказать, что эти люди готовились не как специалисты по пожаротушению, а именно как руководители в дальнейшем, именно для крупных городов или для крупных объектов, металлургических и других различных.



Дмитрий Казнин: А до создания этих курсов служба была организована из добровольцев?



Сергей Алексеев: Профессионального обучения не было. Да, люди приходили служить в пожарную охрану, понятно, были в городах пожарные команды, но профессионалов, специалистов не было. Скорее это было практическим образом, то есть кто-то себя проявлял и в дальнейшем мог немного расти. А руководство - как правило, это были инженеры, люди, имевшие определенный уровень образования, необходимый для этого, то есть знакомые со строительством, электротехникой, химией, физикой.



Дмитрий Казнин: А сейчас университет готовит тоже тех, кто занимается руководством? Или выходят и другие специалисты?



Сергей Алексеев: В настоящий момент в университете основная специальность связана с пожарной безопасностью, и основной пожарно-технический факультет выпускает у нас специалистов с образованием "инженер", но со специализацией "пожарная безопасность". С 2006 года мы набрали группу судебной экспертизы, то есть это будут выходить специалисты с высшим юридическим образованием, но со спецификой МЧС и более глубокой в пожарном деле, их задачей будет дознание причин пожара. Это важнейшая функция, которая сейчас необходима: от того, как будут выявлены источники, причины пожара, будет зависеть дальнейшее расследование. Помимо этого, сейчас мы создали факультет экономики и права, где будут обучаться специалисты по специальностям "бухгалтерский учет и аудит", "юриспруденция", и в дальнейшем еще будет "психология", так как психология риска сейчас имеет важнейшее значение. Часто проходит информация, что происходят серьезные чрезвычайные происшествия, и необходима помощь не только техническая, не только помощь спасателей, но и психологическая помощь - как самим спасателям, так и пострадавшим людям. Так называемая психология риска сейчас очень важное значение имеет, и таких специалистов мы тоже будем готовить.



Дмитрий Казнин: Вернемся к мероприятиям, связанным со 100-летием университета. Они начинаются завтра. Что они в себя включают? Кто прибудет на них?



Сергей Алексеев: Да, с завтрашнего дня начинаются у нас торжественные мероприятия, и начинаются они с Международной научно-практической конференции, посвященной подготовке кадров и обмену опытом подготовки специалистов в области пожарно-спасательных служб как в России, так и в других государствах, в основном европейских. Будут представители США, в частности, к нам на конференцию приезжают специалисты из Швейцарии, из Великобритании, Германии, Эстонии, Белоруссии, Латвии, Литвы. Среди них будет руководитель Международной Ассоциации пожарных и спасателей Вальтер Эгер, представитель Швейцарии. В том числе, Россия является членом этой Ассоциации, и одним из вице-президентов в ней является заместитель министра МЧС России.



Дмитрий Казнин: Интересно еще, что выпускники вашего университета возглавляют соответствующие учреждения в Эстонии, например, в других странах Балтии.



Сергей Алексеев: Да, у нас в гостях будет генеральный директор Департамента пожарно-спасательных служб Эстонии Мати Райдма и заместитель министра республики Беларусь Александр Гончаров, тоже наш выпускник, начальник пожарно-спасательной службы Латвии Аймер Энсис - это тоже наш выпускник, начальник колледжа спасательной службы Эстонии Петер Андое. Это все наши выпускники, и они будут у нас в гостях завтра.



Дмитрий Казнин: Подобные учебные заведения существуют в других странах, именно университеты, готовящие таких специалистов? Почему, например, в Эстонии и других странах выпускники российского вуза возглавляют соответствующие службы? Потому что здесь качество образования лучше или просто нет такого вуза там?



Сергей Алексеев: Надо сказать, что они заканчивали еще в период Советского Союза, когда была единая страна. Конечно, уровень образования был высокий, плюс еще опыт их, личные качества какие-то. Но я могу сказать, что европейская система подготовки несколько отличается от нашей. Там есть несколько вузов, в частности, во Франции есть Государственный институт пожарно-спасательной службы. Но там обучение несколько иного плана, там уже люди приходят, офицеры, которые получают высшее образование и какую-то специфику, в частности, инженерную или какую-то еще. Естественно, в наших бывших республиках Советского Союза есть институты. Я знаю, что в Белоруссии планируют тоже создание университета МЧС. А в странах дальнего зарубежья, в США таких вузов нет, тем более университетов, в лучшем случае это в основном колледжи. Допустим, один из самых известных английских колледжей - это Пожарно-спасательный колледж, но его задача в основном - обучение практике. Они отрабатывают навыки и человек, заканчивая его, приходит не на руководящую должность, а в лучшем случае начальником караула по-нашему, а может быть и просто пожарником.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Сергей. Я послушал гостя, и все у нас, конечно, замечательно, все прекрасно. Но вот давайте посмотрим, Троицкий собор горел – сколько раз там промазали, мимо купола лили, впустую. А потом говорят, что и хорошо, что промазали. И опять лестницы короткие. Возьмем ту же Карелию, вот сейчас горели там леса – ничего не могли сделать. Отказывались от помощи тех же финнов, рядом они были, опят то же самое безобразие. Как вы объясняете все эти явления?



Сергей Алексеев: Я прежде всего хочу сказать, что я представляю учебное заведение, которое готовит специалистов в области пожарной, спасательной служб. Что касается этого вопроса, то, наверное, надо больше обращаться непосредственно к сотрудникам, работающим в городе, в Главном управлении МЧС по Санкт-Петербургу. Но в любом случае надо подходить к каждой ситуации предметно и досконально ее изучать. Почему не получалось что-то при тушении пожара на том же Троицком соборе? Внешне кажется, что люди промахнулись, что это ошибка, а на самом деле очень много факторов, которые могут влиять на это. Это и боковой ветер, в конце концов, и давление воды, которые не зависят, как правило, от пожарных, а тут много других аспектов. Что касается, допустим, тушения пожаров в лесах, особенно торфяных пожаров, то это вообще одна из самых сложнейших областей пожаротушения, потому что, как вы знаете, торф горит на глубине, и даже просто проливка воды не всегда помогает. Огромные объемы воды выливаются на эти очаги пожаров, но не всегда получается сразу локализовать. Поэтому не зря говорят, что самый лучший способ тушения этих пожаров – это, конечно, профилактическая работа прежде всего, но и, конечно, помощь погоды.



Дмитрий Казнин: Вернемся к истории университета. Мы говорили о том, что он создан был в 1906 году. Потом начались достаточно сложные времена для страны, как переживал университет все эти катаклизмы?



Сергей Алексеев: До 1917 года Курсы работали в том же режиме, в каком и были созданы, причем они были очень хорошо отмечены. В частности, в 1912 году приезжали представители Британского комитета предупреждения пожаров, которые отметили, что "самым интересным и наиболее поучительным в области пожарного дела в России, без всякого сомнения, является существующая в Петербурге Школа пожарных техников, имеющая цель подготовит брандмейстера со столь солидными техническими познаниями, чтобы они соответствовали обязанности организатора и начальника пожарной охраны в городах и селениях". После революционных потрясений 1917 года работа Курсов была на недолгое время приостановлена. После этого возглавлявший на тот период Курсы Яваровский, заведующий курсами, пытался создать на их базе первый на тот период институт пожарно-технический. И был произведен первый набор, но тот период был очень сложным, и самая главная проблема была – наличие средств. И, к сожалению, в 1922 году этот институт пришлось свернуть. И факультет, который уже готовил специалистов, отдали Политехническому институту.


Но в 1924 году опять же усилиями сотрудников пожарной охраны и, в частности, возглавлявшего тогда пожарную охрану Василия Бекташева был создан Ленинградский пожарный техникум, который Бекташев и возглавил. И вот с 1924 года практически до самого начала войны техникум осуществлял подготовку специалистов в области организации пожаротушения. Он довольно активно развивался. В частности, в 1938 году учебный год начался уже в новом здании, в котором мы и сейчас располагаемся, на Московском проспекте, дом 149. Это было здание, специально построенное для Ленинградского пожарного техникума. Дальнейшему развитию техникума помешало начало войны.


В 1941 году, в самом начале, когда возникла угроза блокады, техникум был переименован во Вторую пожарно-техническую школу военизированной пожарной охраны. Но это на период военного времени. К сожалению, это тоже недолго просуществовало, потому что все-таки блокадное кольцо стянулось – и пришлось расформировывать это на период войны. Тем не менее, часть опытных сотрудников сразу перешла в Управление пожарной охраны города на тот период, и сразу вместе с курсантами они принимали участие в тушении крупных пожаров, которые были в городе, в частности – на Бадаевских складах, в порту, в госпитале на Суворовском проспекте, в Пулковской обсерватории. Другая часть вошла в состав 20-й дивизии знаменитой, которая воевала на невском пятачке. И большое количество сотрудников пожарно-технического техникума там остались лежать навсегда. Этому, кстати, посвящена мемориальная доска, которая есть у нас в университете, где все фамилии погибших отражены.


В 1944 году были возобновлены занятия в техникуме, а в 1946 году техникум уже стал Ленинградским пожарно-техническим училищем МВД СССР и в дальнейшем продолжал развиваться. В начале 50-х годов уже получили право готовить специалистов для зарубежных стран, и там обучались специалисты из Венгрии, Монголии, Кореи, Кубы, Болгарии, Афганистана, из Африки, в частности, Гвинеи-Биссау.



Дмитрий Казнин: У нас есть звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Георгий. Года полтора назад я посмотрел серию фильмов хроникальных о США про пожары. Там истрачено было колоссальное количество средств, сил, но диктор пришел к неутешительному выводу, что ни один пожар не был потушен…



Дмитрий Казнин: Видимо, наш слушатель хотел сказать, что тушить пожары очень трудно, и в большинстве случаев невозможно, пока они сами не потухнут. Насколько это так?



Сергей Алексеев: На самом деле это не соответствует действительности. Если бы так было, наверное, мы до сих пор боролись бы с серьезными пожарами каждый день. Тем более мы все были свидетелями крупных пожаров, и если бы они продолжались до сих пор, мы бы, наверное, остались без исторической части города.



Дмитрий Казнин: Как обстоят дела с профилактикой пожаров? Многие люди обвиняют МЧС и вообще государственные службы в том, что они не предотвращают пожары и другие чрезвычайные ситуации, а просто по факту с ними борются.



Сергей Алексеев: Нет, это опять же не соответствует действительности. На самом деле МЧС огромное внимание уделяет профилактике, предупреждению чрезвычайных ситуаций. Другое дело, что, понятно, территория нашей страны огромна, тем не менее, все равно эти действия ведутся постоянно. В частности, в министерства создан Центр прогнозирования и мониторинга чрезвычайных ситуаций, и ежемесячно дается сводка о возможных чрезвычайных ситуациях по стране, такая общая. И такие сводки делаются ежедневно. Поэтому любое заинтересованное лицо может такую информацию получить, зайдя на официальный сайт МЧС. Эта работа не прекращается. Сейчас создается единый информационный центр, и центр предупреждения чрезвычайных ситуаций по всей стране, который будет объединять все субъекты Федерации, туда будет стекаться информация со всех субъектов, именно информация, которая будет позволять делать оценку возможных чрезвычайных ситуаций. Другое дело, что это сложнее сделать с пожарами, за исключением пожаров лесных, потому что мы не можем предугадать, где и кто, как будет обращаться с огнем. Тем не менее, это работа очень кропотливая и ежедневно ведется. Ей уделяется огромное внимание. Может быть, она не так видна людям, но на самом деле ей очень большое внимание уделяет и руководство министерства, и в субъектах Федерации люди, отвечающие за профилактику и предупреждение чрезвычайных ситуаций.



Дмитрий Казнин: К нам продолжают поступать телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два небольших вопроса. Понимаете, только в России есть такое понятие, как пожарный. Все называют – пожарный, а вообще нужно называть – пожарник. Но пожарники очень обижаются у нас, потому что связывают понятие "пожарник" с понятием "погорелец". Нужно все-таки понять, что называя прилагательным – пожарный, конечно, и такая работа получается. Вот 100 лет пожарным нашим, и 100 лет в прошлом году отметили профсоюзы. Почему вы не разрешаете своим пожарным участвовать в профсоюзах, как вы наказываете их? И вообще, почему все-таки безграмотные, необученные люди на Западе так неплохо справляются с пожарами, лучше, чем обученные у нас? Посмотрите, как президент Америки одел пожарную форму, как их поощрили, когда они людей спасали. Пожарники на Западе – это великие люди. Но если пожарник возьмет какой-нибудь сувенир на память, его очень сильно накажут. Почему у нас не борются с пожарниками-мародерами? Спасибо.



Сергей Алексеев: Сразу несколько вопросов. На самом деле здесь, наверное, нельзя говорить о том, что у них… Мы не говорили ни в коем случае, что у них безграмотные пожарные. Наоборот, просто в тех же США система пожарной охраны строится несколько в ином порядке. Там, допустим, она во многом строится за счет волонтеров. Люди, которые работают в пожарной охране, они занимаются еще и другими делами. Они приходят на дежурства в эти пожарно-спасательные части и там сутками дежурят, а потом выполняют свою другую работу. Действительно, менталитет отношения к пожарным в европейских странах… я бы не сказал, что он там сильно отличается, но действительно это уважаемый человек. Просто здесь надо подходить немножко по-другому. У нас все более глобально всегда, все в больших масштабах.


Там вот эти небольшие районы, люди хорошо друг друга знают, и поэтому все знают, что, допустим, тот человек является пожарным, и знают, что он завтра, если что-то случится, он приедет, будет помогать и спасать. Даже если брать крупные города, в частности, например, графство Манчестер, небезызвестный город Манчестер – там город разделен на большое количество объектов, за которые отвечают те или иные пожарные части. Естественно, люди, которые работают в пожарных частях, они профессиональные пожарные, многие их знают, многие с ними здороваются. Потому что там такого количества высокоэтажных домов нет, дома небольшие, поэтому, несмотря на то, что город большой, населения не так много, допустим, как в том же самом Петербурге. Все пожарных хорошо знают, и отношение действительно складывается из того, что человек отвечает за жизнь дальнейшую.


Но у них точно такие же проблемы, с мародерством или с неудачным подъездом к дому, когда личное имущество… вы знаете, у них к этому очень серьезное отношение, потом иски предъявляют пожарным частям. То же самое касается и профилактической работы, у них тоже есть большое количество проблем, когда подчас им тоже приходится продавливать что ли какие-то решения или, исходя из ситуации, самим какие-то меры принимать в качестве попытки доказать людям, что нужно так. Допустим, есть такой пример, когда в Ливерпуле пытались все помещения оборудовать пожарной сигнализацией, и люди не хотели этого делать, несмотря на то, что знали, что это нужно. Тогда Управление пожарной охраны само, за свой счет, были выделены определенные средства местной администрацией, и они стали устанавливать. И только вот этот посыл помог сделать это. Но я сомневаюсь, что такая схема сработает у нас.



Дмитрий Казнин: Когда подводят итоги некие деятельности, тем более 100 лет университету, принято говорить о проблемах. Традиционно сейчас жалуются на финансирование. Какие проблемы есть у университета сегодня? Есть ли проблемы с финансированием?



Сергей Алексеев: Я могу сказать, что для нашего учебного заведения переход с 2002 года в систему Министерства по чрезвычайным ситуациям только сказался с положительной стороны. Потому что для учебного заведения это был просто огромный скачок вперед. Динамичное развитие вуза никогда не испытывало такой динамики, вуз не испытывал. Цифры я не буду назвать, но для примера могу сказать, что финансирование на период до 2002 года учебного заведения, на тот период созданного института и сейчас различается в четыре раза. То есть финансировании увеличилось в 4 раза! И это хорошо видно, если сегодня даже приехать к зданию университета, сколько вложено средств в учебное заведение. И наши ветераны, которые у нас уже давно, по 30 лет работают, видно, что у них лица озаряются просто. Они рады работать сейчас, потому что настолько все изменилось! Созданы великолепные условия и для работы, и для учебы.



Дмитрий Казнин: Общежитие, я знаю, открывается в эти дни.



Сергей Алексеев: Да, 15-го числа будет открыто общежитие для курсантов и слушателей, которые у нас иногородние. У нас ведь 50 регионов комплектует наш вуз. И для ребят, которые приезжают из других регионов, это общежитие. Мало того, это общежитие будет с довольно комфортными условиями, квартирного типа, в помещении будут и столовая и душ, предусмотрено в общежитии у нас небольшое интернет-кафе и не большой кинозал, которые курсанты смогут посещать. То есть уже условия хорошие. Я уже не говорю о том, что в самом здании у нас в университете очень большой объем работы проделан. Обновлен спортивный комплекс, созданы новые залы для силовых единоборств, куплена техника современная, спортивная, создан зал для фитнеса, чтобы женщины могли (у нас их тоже много) заниматься спортом.



Дмитрий Казнин: А женщины, кстати, идут в пожарные?



Сергей Алексеев: По существующему законодательству, женщины непосредственно в подразделениях пожаротушения служить у нас не могут, в отличие, допустим, от той же Англии. У нас это запрещено законодательством. Но, как и в любом другом министерстве, в других структурах, существуют подразделения обеспечения: финансовые службы, тыловые службы, кадры, связь. И там основе всегда – женщины. Без их помощи очень тяжело. Потому что они, как правило, всегда ответственны.



Дмитрий Казнин: А сколько человек всего обучается в университете?



Сергей Алексеев: На настоящий период у нас на факультетах курсантов и слушателей обучается 1100 человек. Плюс еще у нас есть студенты, как в других обычных вузах, у нас есть факультет, где просто гражданские студенты, их порядка 800 человек. А также есть факультеты заочного обучения – это уже люди, работающие в системе нашей, обучаются заочно, получая высшее образование. И там более 3 тысяч человек обучается по разным программам обучения. Плюс еще есть адъюнктура. То есть в общей сложности где-то около 5 тысяч в целом.



Дмитрий Казнин: Поздравляю вас со 100-летием Университета. Спасибо.


XS
SM
MD
LG