Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге своих первых студентов принял Институт муниципального развития


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Игорь Выдрин, директор Института муниципального развития.



Олег Вахрушев: В Екатеринбурге своих первых студентов принял Институт муниципального развития. О том, кого и как будут готовить в новом высшем учебном заведении, о том, насколько выпускники будут готовы к работе в рамках продолжающейся реформы местного самоуправления, мы и поговорим сегодня.


В Екатеринбургской студии Радио Свобода - директор Института муниципального развития Игорь Выдрин.


Здравствуйте, Игорь Вячеславович.



Игорь Выдрин: Здравствуйте.



Олег Вахрушев: Итак, Институт муниципального развития. Наверное, для начала, Игорь Вячеславович, расскажите о том, как возникла идея создать такой институт, и какие цели вы преследуете. И вообще, какова форма этого института, получают ли выпускники высшее образование?



Игорь Выдрин: Институту чуть больше года. Он был создан по инициативе администрации города Екатеринбурга, собственно, администрация выступает учредителем этого института. Основное предназначение его заключается в повышении квалификации, в переподготовке специалистов администрации города, а возможно, в перспективе – и специалистов отделов, управлений администрации и иных муниципальных образований Свердловской области, и не только. Вот главная цель. Я знаю, что администрация к этому проекту подходила в течение нескольких лет. Но учитывая то, что в стране проходит новая муниципальная реформа, идея была воплощена летом прошлого года - институт заработал. И первыми нашими своеобразными студентами как раз стали несколько групп специалистов администрации города Екатеринбурга.


Наш подход, и мой, как директора, опять-таки согласованный с руководством администрации, заключается в том, что мы не должны просто повышать квалификацию всех, вне зависимости от целевой аудитории обучаемых. Мы планируем, формируем группы, которые составляют целевую группу. Скажем, это работники Земельного комитета администрации города или работники Комитета по жилищной политике администрации города, управленцы – это председатели комитетов, руководители управлений, руководители секторов, отделов опять-таки исполнительного органа нашего муниципального образования.


И в рамках вот этой целевой группы, целевой аудитории мы и проводим учебу, специально формируя под каждую группу свой учебный план. Если это Земельный комитет, следовательно, из отведенных 72 часов учебного плана – более половины мы отводим под изучение, актуализацию знаний в области земельного законодательства. А здесь, поверьте, изменений очень много. Аналогичная ситуация с Жилищным кодексом. Он абсолютно новый, который по всей стране обсуждается и применяется. Следовательно, работники Комитета по управлению жилищной политикой получают большей частью из отведенных, повторяю, 72 учебных часов под изучение нового жилищного законодательства. А все остальное – в учебном плане это связано опять-таки с изучением муниципальной реформы в целом. Поскольку Жилищный, Земельный комитет или любой иной комитет – это муниципальные служащие, и знать свой статус, чем занимается муниципальная власть, ее права, обязанности, объем ответственности – все это необходимо.


Мы выпустили уже четыре учебные группы. И отклики самые положительные. Даже, я думаю, не все ожидали такого результата. Устраивает сам подход, поскольку подход гибкий. Я сам был неоднократно участником различных учеб – и в форме преподавателя, и будучи слушателем. И знаю, что в больших учебных, в высших учебных заведениях, к сожалению, повышение квалификации иной раз представляет собой своеобразную отписку, когда объединяют людей самых разных специальностей, самых разных уровней подготовки, а учебный план, в общем-то, единый. И он, поверьте мне на слово, зачастую очень далек от той практики, от той работы, которой повседневно занимается тот или иной специалист.


Еще раз говорю, наш подход – собрать группу целевую и дать ей полноценную учебную программу.



Олег Вахрушев: То, что администрация Екатеринбурга выступила учредителем вашего института, говорит о том, что высшее, скажем так, руководство города заинтересовано в том, чтобы муниципальные служащие продвигались в своем профессиональном росте. А насколько сами муниципальные служащие, чиновники охотно идут на подобное повышение квалификации?



Игорь Выдрин: Первоначально было отношение настороженное – не знают, что и как будет происходить. Но в процессе учебы и, самое главное, по ее итогам... Ведь мы вот как делаем. Мы запускаем по окончании учебы опросные листы, они анонимные, в которых по группам вопросов задается тема: «Что вы ожидали от учебы? И насколько оправдались ваши ожидания? Как оцениваете выступление того или иного преподавателя? Что хотелось бы вам в перспективе услышать?». И скажу, что в 90 с лишним процентах люди дают высокую оценку – и ожидания оправданы, и подход, самое главное, который нами воплощен в процессе учебы, в процессе деятельности института, он разделяется слушателями. А те вопросы, которые звучат в качестве пожеланий, то они для нас как план деятельности на будущее.


И еще один прием, скажем так, работы заключается в том, что я, как директор, обращаюсь к преподавателям, ведущим занятия... а это не только, скажем, сугубо теоретики, а большей частью это работники, совмещающие и теорию, и практику. У меня есть преподаватели, которые сами работают в администрации. Размышляя о том, лучше ли выступит специалист, работающих на практике, или все-таки теоретик, пусть даже с самой высокой ученой степенью, я скажу вам, что зачастую отдают предпочтение практикам на самом деле. Потому что работникам администрации нужны детали, нужны знания процесса прохождения документов, их оформление. Вот этот момент очень важен. Поэтому стараемся сочетать теорию и практику. Так вот, я обращаюсь к преподавателям с просьбой: «Напишите письменный отчет, ваши пожелания, что требуется, что необходимо, что вы услышали и вынесли из аудитории, с тем, чтобы мы могли еще более насытить наши учебные занятия».


И это показало, что формируются некоторого рода пожелания в адрес руководителей администрации: что необходимо сделать в повседневной практической деятельности. Например, выявлено следующее, что не всегда у нас работники администрации умеют (и это, наверное, не секрет) работать с посетителями. Почему? Нет конкуренции в этом вопросе. Пришел человек, получил неквалифицированную помощь, не устраивает его ответ, но ему некуда больше обратиться. Он все равно вынужден идти в администрацию за разрешением того или иного вопроса. Поэтому сократить рабочее время и самих работников, и посетителей, самое главное, - это задача руководителей конкретных подразделений, руководителей администрации, с тем, чтобы стимулировать работников, заставлять их при необходимости в той или иной форме вести работу с посетителями, которые приходят, а это наши жители, наши избиратели. Поэтому вот здесь такая интересная связь, она перерастает, повторяю, в пожелания к руководителям администрации города, как выстроить свою повседневную практическую работу, как стимулировать своих работников, какая мотивация у них должна быть. Это интересно.



Олег Вахрушев: Даже, наверное, здесь что-то есть из области психологии – то, как работать с человеком, да?



Игорь Выдрин: Да, и из области психологии, и из области управления. Формы и методы учебы различные. И это не только лекции, а это, главным образом, и «круглые столы», и тестирование, и деловые игры, которые, кстати говоря... слушатели, наверное, могут представить, что в администрации работают люди, в общем, не самые молодые, но вот деловые игры, какие-то иные формы обучения нетрадиционные, они вызывают большой интерес, и в них очень охотно принимают участие люди. Для многих из них это вообще впервые – провести учебу вот именно в такой форме.



Олег Вахрушев: А есть ли такой предмет, как «скорость решения той или иной проблемы, с которой пришел посетитель»? Потому что многие же жалуются на волокиту, на то, что затягивается решение вопросов и так далее.



Игорь Выдрин: Как самостоятельный - такого предмета нет. Но, тем не менее, в процессе учебы, конечно, на это внимание преподавателями обращается. И некоторые приемы, методы работы, они оцениваются, анализируются, и как раз направлены на то, чтобы, действительно, уйти от волокиты.



Олег Вахрушев: А есть ли отклики от руководителей каких-либо муниципальных подразделений, что человек окончил институт – и стал лучше работать? Или должно все-таки пройти какое-то время?



Игорь Выдрин: Дважды меня, как директора, заслушивали на различного рода мероприятиях в администрации, на оперативных совещаниях расширенных, где я выступал. И мне задавали вопросы, и давалась оценка. В целом пока деятельность института по повышению квалификации работников администрации устраивает, она получила поддержку. Мы в самой тесной связи работаем и с управлением кадров администрации города, и с заместителями главы города, курирующими те или иные направления. Вплоть до того, что даже корректируем, а иной раз и составляем учебный план под ту или иную группу. Вот в этом и гибкость, в этом польза, в этом целесообразность и, конечно, эффект учебы.



Олег Вахрушев: Понятно. Всем известно, что в народе слово «чиновник» мало что позитивного несет. Но, тем не менее, мы говорим сегодня о том, что чиновники садятся за парты и начинают чему-то учиться. Игорь Вячеславович, скажите, пожалуйста, чиновник, скажем так, пять лет назад, семь лет назад и чиновник 2006 года – это разные люди? Или чиновник, как есть недвижимый и консервативный до мозга костей, таким он и остается всегда?



Игорь Выдрин: Ваш вопрос очень интересный и непростой. Мне кажется, что все-таки чиновничество, если мы говорим о нем в целом, как о группе...



Олег Вахрушев: Ну, мы не будем говорить в негативном плане, а как о явлении.



Игорь Выдрин: Конечно, как о явлении. Чиновничество меняется. К нему предъявляется больше требований сегодня, и в первую очередь, конечно, в плане профессиональных знаний. А иначе невозможно. Потому что настолько стремительно меняется наше законодательство, правила работы, с которыми должен соизмерять свои действия тот или иной специалист администрации города... Я в связи с этим думаю, что чиновничество все-таки меняется, и меняется в лучшую сторону. Не могу так сказать обо всех, потому что я знаю, работая давно и контактируя с администрацией города, и многие лица уже, действительно, мне знакомы много-много лет, но, тем не менее, и обновление кадров происходит существенное.


Вот в администрации города, по информации, которой я располагаю, из управления кадров, 300 молодых работников – это те, которые пришли работать в администрацию совсем недавно. Они мало себе представляют, что такое муниципальная власть, чем она занимается. Поэтому даже с этой категорией приходится... должны мы работать в первую очередь. Поэтому чиновничество меняется, и мне кажется, в лучшую сторону. И это требование, повторяю, продиктовано очень серьезными изменениями в первую очередь в самой муниципальной сфере.


И появление института, задача, которая поставлена перед нами руководством города, в плане обучения, она очень, конечно, для нас ответственная и серьезная, и мы над ней работаем.


Приведу пример. Вот говорим о новой муниципальной реформе. Новый закон о местном самоуправлении, ведь он выдвинул не просто на бумаге, а в практическую плоскость поставил целый ряд вопросов, с которыми прежде никогда вообще не сталкивалась администрация. Самый яркий пример, о котором я могу сказать, - это практика проведения публичных слушаний по тем или иным проектам муниципальных правовых актов серьезных, начиная от Устава города и заканчивая, скажем, проектами межевания территории. Практически предметом диалога власти и граждан становятся документы, по которым живет город. Это уже мероприятия совсем не экзотические. Вот самое первое публичное слушание было проведено 6 мая этого года в городе Екатеринбурге, а в августе уже состоялось четвертое. А до конца года будет еще пять или семь публичных слушаний.



Олег Вахрушев: А это, действительно, полезное мероприятие либо оно для отписки?



Игорь Выдрин: Это полезное мероприятие. Другое дело, во что оно может, в общем-то, вылиться. Ведь идея-то законодателя какова? Вовлечь граждан в выработку важнейших, повторяю, муниципальных правовых документов - вот такая идея. Другое дело, что на самом деле не каждое публичное слушание является масштабным в зависимости от характера вопроса. Вот я знаю, что первые два вызывали такой, может быть, повышенный интерес, а последующие два в меньшей степени вызвали интерес у граждан. Практика очень небольшая.


Но единственное, хочу на сегодняшний день подчеркнуть, что из таких мероприятий экзотических публичные слушания становятся повседневным, очень распространенным сегментом в деятельности работников администрации самых разных направлений, самого разного профиля – от управления образованием до управления здравоохранением, финансово-бюджетного управления. Здесь и проект бюджета, здесь и отчет об исполнении бюджета, скажем, за прошедший финансовый год. Очень широкий круг вопросов, в который законодатель пытается вовлечь гражданина. Но я думаю, что в Екатеринбурге эта работа действительно будет не только формальной, но, как я думаю, она будет действительно с участием граждан и для них, для жителей.



Олег Вахрушев: Вот вы сказали, что в администрации за последнее время появилось более 300 молодых специалистов. А вам не кажется более логичным, что молодой человек закончил высшее учебное заведение, и после этого он приходит к вам в Институт муниципального развития, слушает какие-то курсы, получает дополнительную информацию, и только после этого приходит на работу в администрацию города? Не логичнее ли это выглядит?



Игорь Выдрин: Может быть, и логично. Хотя эта схема, мне кажется, конечно, далеко не всегда будет реализована.



Олег Вахрушев: Смотрите, вот администрация города – и практически все прошли через ваши руки. И вы можете с уверенностью сказать, что этот чиновник работает хорошо, как надо. Это была бы идеальная картина.



Игорь Выдрин: Да, когда мы говорим об администрации города, я имею в виду, конечно, еще и администрации районов – 7 администраций районов, 1,5 тысячи муниципальных служащих, и пятая их часть – это молодые люди, пришедшие работать совсем недавно.


Мы вместе с администрацией города, с управлением кадров так ставим задачу – формировать, начиная с конца этого или с начала будущего года, целевые опять-таки группы из совсем молодых, пришедших недавно на работу в администрацию города, специалистов и работать с ними. Пока, что называется, руки до них не дошли. Но в конце каждого года, и это уже становится практикой, мы формируем учебный план на будущий год, разбивая, так сказать, работников администрации на целевые группы. И таких, я думаю, три-четыре целевых группы из молодых специалистов в будущем году, они будут составлены. И будем их учить.



Олег Вахрушев: И такой еще вопрос. А за чей счет все это происходит?



Игорь Выдрин: Ничего страшного в этом вопросе нет. Администрация нам оплачивает эти образовательные услуги. Скажу так, что наши расценки в расчете на одного слушателя, они чуть ниже, чем в высших учебных заведениях города, скажем, имеющих в своей структуре институты повышения квалификации. Это бюджетные средства, и они выплачиваются институту администрацией города.



Олег Вахрушев: Игорь Вячеславович, в спорте есть такое понятие, когда за перспективным, молодым спортсменом следят практически с детства, его ведут, а потом, когда он подрастает, его забирают в хорошую команду. Нет ли такой практики здесь? Вот замечают, что, действительно, студент с хорошими способностями, и почему бы этого человека потом ни пригласить работать в администрацию.



Игорь Выдрин: Есть у нас высшее учебное заведение – это Академия государственной службы. Я, скажем, не до конца представляю, насколько ее выпускники всегда устраиваются в органы муниципальной и государственной власти. Но знаю, что как будто бы такая практика существует. Не все, видимо, и не каждый, а лучшие, но все-таки находят место работы именно в органах власти.



Олег Вахрушев: А они сами находят?



Игорь Выдрин: Да, сами находят.



Олег Вахрушев: А вот если приглашение?



Игорь Выдрин: Это, конечно, связано в первую очередь с той отработанной системой взаимоотношений между учебным заведением и органами власти. Вероятно, что-то существует. А срабатывает ли эта схема – это другой вопрос. Сами ли находят или, действительно, целенаправленно селекционная работа проводится... Но все-таки я думаю, что ищущий студент, яркий, заметный, выступающий в различного рода учебных мероприятиях, в научных, публикующийся... а сейчас, слава Богу, есть возможности публиковаться и в периодических изданиях, и в каких-то сборниках студенческих или аспирантских – эта возможность есть, поэтому вот такой студент, он всегда будет заметен как преподавателю, работающему с ним, так и, в общем-то, чиновнику, который работает в органах власти. Поэтому целеустремленный, ищущий что-то новое человек, я думаю, всегда имеет шанс получить в данном случае место работы в органе власти. А там от такого человека, безусловно, будет польза. И внутри администрации я знаю много примеров, когда люди вырастали из рядовых работников, пришедших со студенческой скамьи, вырастали до руководителей.



Олег Вахрушев: Игорь Вячеславович, продолжая разговор о том, что чиновники нужны хорошие, служащие должны работать быстро, правильно и доброжелательно по отношению к гражданам...



Игорь Выдрин: Совершенно верно.



Олег Вахрушев: ...нельзя обойти стороной проблему коррупции. Я понимаю, что человеку сказать «не кради, не бери взятки» - это просто сотрясать воздух. Тем не менее, вот можно ли именно на уровне обучения тому или иному курсу, специализации, можно ли что-то подобное сделать? Или это все-таки неискоренимая вещь?



Игорь Выдрин: Примеры других стран все-таки показывают, что с этой проблемой можно эффективно бороться. Но в российских условиях это сложно. Но я понял вашу идею: что-то предложить в нашем учебном курсе... Я подумаю на эту тему. Конечно, какого-то готового рецепта того, как изжить коррупцию в рядах чиновничества, у меня нет. Но ваше предложение я воспринимают как еще одно из пожеланий для работы института.


Явление это, безусловно, уродливое, чрезвычайно вредное, разлагающее психологию всего населения. Если, как на улице говорят, везде воруют и там воруют, показывая на здание, скажем, органа власти, естественно, это все переносится на основную массу жителей и негативным образом воздействует на психологию людей. Для России, к сожалению, это явление актуальное и неизжитое. Отношусь я к этому чрезвычайно отрицательно, поскольку это чрезвычайно тормозит развитие России, как государства, и наносит ущерб имиджу страны. Это безусловно.


А как его изжить – рецептов у меня нет. Но над этим думают, наверное, все, начиная от президента и заканчивая председателем Федеральной службы безопасности. Вот только что в «Новостях» передавали, что 19 высокопоставленных генералов из таких ведомств, которые должны бороться с коррупцией, оказались сами замешанными в ней. Ну, что можно по этому поводу сказать?.. Хорошо, что наказали.



Олег Вахрушев: Скажите, Игорь Вячеславович, а вам не кажется, что в России очень много чиновников? Было бы поменьше – и эта машина работала бы не хуже.



Игорь Выдрин: Я давно сотрудничаю с органами власти, сам работал в Горисполкоме в конце 80-х годов, и тогда как раз волна перестройки страну захлестнула. Были публикации в демократической прессе, сравнивались цифры, сколько у нас чиновников при советской власти. Говорили много. Но цифры-то показывают, что их стало значительно больше. Появилось столько ведомств, организаций, министерств... Да и сама власть. Раньше мы знали только государственную власть, а сейчас она стала еще и муниципальной.


А если продолжить этот разговор и говорить о муниципальной реформе 2003 года, которая семимильными шагами идет по стране, то ведь увеличилось у нас количество муниципальных образований, увеличилось в два раза - их было 12 тысяч, а сейчас их 25 с лишним тысяч. А раз так, то вы сами можете представить, что и количество чиновничества тоже возросло. Это же нужно главу муниципального образования либо главу администрации, какой-то депутатский корпус, часть сотрудников которого тоже работают на постоянной основе. Это нужен какой-то специалист, который работает с бюджетом, следовательно, это тоже чиновник. Поэтому количество чиновников возрастает. Вот эта реформа, она привела к тому, что, конечно, количество муниципальных чиновников выросло в два раза, если говорить о количестве муниципальных образований.


Много, на мой взгляд, много. И не всегда это эффективно. И есть, по-моему, дублирующие друг друга структуры. Достаточно сказать о том, что до настоящего времени, несмотря на то, что практически три года уже прошло с принятия закона, а ведь государственная власть не может определиться сама для себя, чем будет заниматься власть муниципальная, так сказать, ее младший брат. Потому что регулярно вносят поправки в закон, касающиеся компетенции местной власти. Последнюю поправку включили совсем недавно, в июле. Оказывается, сейчас амбулаторно-поликлинические учреждения, оказание медицинских услуг в этой сфере – сегодня это вновь возвращается к власти муниципальной. А это первоначально было вычеркнуто и передано власти регионов, субъектов Российской Федерации. А сегодня опять это вернули. То есть высшая законодательная власть в стране не может определиться, чем должна заниматься власть, самая близкая людям – муниципальная власть. Много чиновников, и пока тенденция только к увеличению, к сожалению.



Олег Вахрушев: Спасибо, Игорь Вячеславович, за участие в нашей программе.


XS
SM
MD
LG