Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественное участие в вопросах землепользования и застройки


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - директор Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов.



Татьяна Валович: Жители Петербурга продолжают протестовать против осуществления нескольких амбициозных городских проектов - создания намывных территорий и строительства участка Западного скоростного диаметра на Васильевском острове, а также против строительства Орловского тоннеля под Невой в том виде, в котором он предложен на сегодняшний день. 12 сентября на Васильевском острове прошла акция протеста «Нет намыву - да заливу!».



Татьяна Вольтская: Общественные слушания по Орловскому тоннелю, который должен появиться между Литейным и Большеохтинским мостами, прошли в нервной обстановке - жители дома 5 по Апрельской улице пригрозили самосожжением, если тоннель начнут копать. Люди уверены, что строительство тоннеля по этой улице создает реальную угрозу домам из-за слабости и влажности грунта, тем более что копать проектировщики собираются очень близко к фундаментам. Как идет расширение территории Васильевского острова за счет намыва новых территорий, местные жители уже почувствовали на себе: грузовики идут по Морской набережной днем и ночью, и недалеко время, когда к этому прибавится шум от забиваемых свай.


Проект не соответствует экологическим нормам, - говорит участник общественного движения ЗОВ - Защитим остров Васильевский, - инженер Сергей Николаев.



Сергей Николаев: Западный скоростной диаметр - 12 полос планируется. Потом уже - 6, 8… Никто не знает, что они хотят сегодня. 12 полос, даже 8 по 90-100 тысяч автомобилей в сутки, как это планируется, - несложно определить, сколько выхлопных газов и сколько вредных веществ будет выбрасываться. А город, всем известно, дышит в основном западными ветрами, которые идут с залива. Весь выхлоп пойдет в ваши дома, в ваши окна, на улицы и так далее.



Татьяна Вольтская: Главное, что никто не может получить информации ни по одному из проектов, - говорит одна из участников акции протеста, представитель партии «Яблока» Ольга Галкина.



Ольга Галкина: Слухов много, но какой-то конкретной информации получить так и не удалось. Не удалось увидеть проект Западного скоростного диаметра. По генеральному плану, он должен пройти в 200 метрах от домов по Морской набережной, но у чиновников это расстояние постоянно варьируется. В первую очередь невозможно добиться, на каком расстоянии пройдет Западный скоростной диаметр. Во-вторых, мы не можем добиться, как он будет - над землей, под землей, полу-утопленный, будет ли с шумоизоляцией совмещаться. Никто этой информации получить не может, вплоть даже до наших депутатов, которые делали депутатские запросы Матвиенко.



Татьяна Вольтская: Протестующие говорят и о том, что Западный скоростной диаметр - трасса международного значения, - по существующим нормам, должна быть удалена от населенных пунктов, и лучше вынести порт за черту города, а не тянуть к нему дорогу. Между тем, 13 сентября петербургский парламент принял в первом чтении закон о целевой программе строительства морского пассажирского терминала на Васильевском острове.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях директор Центра экпертиз ЭКОМ Александр Карпов.


Александр, насколько я знаю, Центр экспертиз ЭКОМ вместе с петербургским отделением Гринпис хотел войти в состав рабочей группы по обсуждению вот таких адресов застройки уплотнительной, где возникают конфликты. Об этом было громко заявлено в начале лета нашей госпожой губернаторшей. Вас включили в эту группу?




Александр Карпов

Александр Карпов: Нет. Мы получили очень интересный отказ, который мотивирован был тем, что эта рабочая группа никаких полномочий не имеет, никаких решений не принимает, готовит некие рекомендации для правительства. И никакой экспертизы, экспертными оценками она не занимается, поэтому Центру экспертиз ЭКОМ там делать нечего.



Татьяна Валович: А для чего тогда создается эта рабочая группа? Для того чтобы только сказать в очередной раз: "Горожане, посмотрите, мы что-то сделали по вашему требованию"?



Александр Карпов: Сейчас я очень жестко готов говорить о цели создания этой группы. Похоже, что это просто пиар-акция господина Вахмистрова, вице-губернатора. Потому что заявление о создании этой рабочей группы последовало вслед за массовыми акциями протеста горожан весной. И поскольку они продолжались и набирали обороты, было заявлено такое решение. Группы действительно собиралась, она выезжала на несколько адресов, в газетах были какие-то отчеты о ее деятельности, в том числе известный адрес - Площадь Мужества, где собираются построить ресторан "Блиндоналдс". И как раз по этому адресу было заявлено, тоже публично, что здесь строить ресторан не будут, - вот такая была рекомендация. Может быть, это было несколько преждевременное заявление журналистов, мне трудно судить, потому что никаких документов по рабочей группе мы не нашли, официальных. Но вот два дня назад стало известно, что там, на этом месте, строители пытаются поставить забор. То есть эффективность работы группы с точки зрения жителей, населения, пока что нулевая.



Татьяна Валович: То есть предпринималась попытка перед саммитом, наверное, снизить накал общественности. А вы знаете, кто входит в эту группу?



Александр Карпов: Мы не получили никаких сведений по персональному составу, но в нее входят те самые чиновники, чиновники тех подразделений и администрации, и федеральных агентств, которые, собственно говоря, утверждают эти решения. То есть они проверяют сами себя.



Татьяна Валович: То есть те, на кого люди жалуются, они и разбираются с населением.



Александр Карпов: Да, разбираются с этими делами. Причем, что характерно, если даже там и происходят какие-то встречи с жителями, на месте, то к механизму принятия решения и выработке какого-то документа по осмотру места и так далее жители не допускаются. Мы хотели компенсировать этот пробел, но нам это не удалось, к сожалению.



Татьяна Валович: Вы затронули адрес - Площадь Мужества. Действительно, появилась такая радужная информация, что отстояли жители. Вы проводили там общественную экспертизу?



Александр Карпов: Мы проводили экспертизу по аналогичному проекту, но в другом месте - это угол улицы Верности и Гражданского проспекта. Проекты типовые более-менее. Наша экспертиза показала, что проект на Гражданке выполнен с нарушениями действующего законодательства и с нарушениями принятой градостроительной документации, тем не менее, решение государственной экологической экспертизы было положительным. Отсюда естественным образом вытекает то, почему результаты государственных экспертиз недоступны жителям.



Татьяна Валович: А как вы оцениваете информационный вакуум, который существует? Мы и в репортаже слышали, что не удается получить. Может быть, снизился бы накал, если бы людям нормально объясняли хотя бы, что будет?



Александр Карпов: Это совершенно точно так. Вчера прошли переговоры представителей еще одной протестующей группы " SOS Юнтолово", группы, которая протестует против строительства Западного скоростного диаметра через Юнтоловский заказник, через буферную зону заказника. Прошла встреча представителей этой группы с экспертом Всемирного банка. Всемирный банк - это кредитное учреждение, которое оказывает финансовую помощь государствам и крупным проектам развития, в России они сейчас работают как консультанты, оценивая, показывая, как нужно делать бизнес по-западному, крупный бизнес такой. И тема, которая была затронута, это как раз доступ к информации. Мнение эксперта однозначное, что если бы это был проект, который обращался к нам за финансированием, то вот по этой самой причине - непредоставления людям информации, отсутствия обсуждения с людьми этого проекта - этот проект финансирование не получил бы.


Самое парадоксальное и самое, я бы сказал, бесцеремонное, беспардонное в этой ситуации то, что в офисе Западного скоростного диаметра, проектной организации, вся проектная документация, детальная, существует, и вот эти все вопросы, которые сейчас задавались, 6 там полос или 12, как пройдет трасса, сколько машин, - все это есть сейчас в проектной документации. Чего ждут проектировщики? Они ждут отмашки заказчика - руководства города, давать или не давать. Почему руководство города отказывается от диалога с людьми, мне совершенно непонятно.



Татьяна Валович: Но существует же законодательство о предоставлении, во-первых, полной информации - это уже нарушение идет. Возможно ли инициативной группе подавать на правительство города, может быть, в суд за то, что оно...



Александр Карпов: Абсолютно верно, так и будет, рано или поздно это случится. Просто речь идет сейчас о накоплении доказательной базы. Кстати, возможность судебных исков является одной из причин, почему Мировой банк и другие международные финансовые учреждения не стали бы финансировать такой проект. Это инвестиционные риски.



Татьяна Валович: Сейчас в Петербурге начались общественные обсуждения правил землепользования и застройки Петербурга, которые будут проходить до 15 ноября. Правда, насколько мне удалось поговорить, мало кто вообще об этом знает из жителей. То есть и эта информация об информации тоже недоступна.



Александр Карпов: Да, потому что это сложный документ. Это новый документ в нашей жизни, и просто для того, чтобы эту информацию довести до горожан, нужно предпринимать специальные усилия. Правительство города, Комитет по градостроительству и архитектуре этого не делают, и деньги на это не выделяются, собственно говоря. Может быть, чиновники считают, что это сделать невозможно, тем не менее, коммерческие фирмы ежедневно, ежечасно, ежеминутно доносят до нас огромный объем информации о товарах, услугах, о том, что нужно покупать, и так далее, а почему нельзя сделать то же самое с правилами, которые определяют, как будет застраиваться город?



Татьяна Валович: А что произойдет после 15 ноября? Вот кончится это обсуждение - и что, после этого люди вообще не смогут никакое общественное влияние на те адреса, пятна, на застройку оказать, не смогут обсуждать это?



Александр Карпов: Ситуация будет гораздо хуже, чем это сейчас могут представить себе ответственные за это обсуждение в правительстве города. Сначала - что произойдет после того, как пройдет обсуждение? Во-первых, этот документ поступит на рассмотрение Законодательного собрания Санкт-Петербурга, и я уверен, что тогда Заксобрание будет захлестнуто валом обращений к депутатам с требованием изменить определенные пункты, изменить определенные параметры, потому что эти правила, конечно, готовились с нарушением градостроительной логики, под давлением они готовились. Там очень много таких вот спорных моментов, не выгодных жителям. После того, как Законодательное собрание утвердит эти правила, на их основе будут готовиться проекты планировки кварталов, районов, может быть, микрорайонов и проекты межевания. Вот эти документы тоже будут обсуждаться, но уже немножко по-другому. То есть нельзя будет выскочить за рамки этих самых правил. А вот после того, как будут утверждены для каждого района проекты планировки и проекты межевания (проект планировки - это как будут стоять дома, проекты межевания - это как будут нарезаны земельные участки под эти дома внутри кварталов), после этого любой, кто покупает на тендере или еще как-то на других условиях земельный участок, может строить все что угодно, в соответствии с градостроительным регламентом, определенным для этой территории, в соответствии с правилами для этого участка, без обсуждения с жителями.



Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Деловая Матвиенко, такая собранная, но уже начала проколы совершать. Это уставный суд, это уплотнительная застройка, которую она обещала не допускать, и вот этот ужасающий проект. Если верно то, что вы говорите, то придется опять, как к озеру Байкал, привлечь Путина. Видимо, другого выхода не будет. Спасибо.



Александр Карпов: На митинге был такой лозунг, обращенный непосредственно к президенту: "Путин, спас Байкал - спаси залив!" Да, получается, что в действующей системе единственный человек, которые может принять окончательное решение, - это президент Российской Федерации.



Татьяна Валович: Мне хотелось бы продолжить тему тех слушаний, которые сейчас проходят до 15 ноября. Обращаю внимание граждан, жителей Петербурга, что сейчас еще есть возможность как-то повлиять, а после этого уже не будет.



Александр Карпов: Сейчас есть. И после этого будет возможность повлиять. На самом деле Градостроительный кодекс предусматривает возможность инициативного обращения граждан с требованиями об изменении правил застройки. И вот это тот кошмар, который сейчас себе не представляют чиновники, потому что если эти правила землепользования и застройки будут приняты без согласования, то на них опять потом обрушится волна требований их изменить. И вместо постоянно действующих правил для всего города, на основании которых город может действительно развиваться, мы получим череду бесконечной котовасии, перемен, изменений, но в результате опять ничего не будет строиться, будет строиться очень долго, и цены на жилье отнюдь не будут снижаться.



Татьяна Валович: Может быть, чиновники надеются на то, что суды у них подконтрольны и никакими мерами общественность не сможет повлиять на то, что происходит в городе?



Александр Карпов: Вы знаете, я не могу сказать, это уже такие детали личной психологии чиновников, я не психолог. Но я точно знаю, что на многие работы, которые необходимо выполнить качественно и с привлечением большого количества специалистов, выделяются просто недостаточное время, сроки, и документация готовится просто некачественно, поэтому ее боятся предоставлять общественности.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте. Георгий Георгиевич из Санкт-Петербурга. Дело в том, что я категорически не согласен с предыдущим товарищем. Дело в том, что всем жителям Петербурга нужен как Орловский тоннель, так и Западный скоростной автомобильный диаметр. А это люди, которые живут на Васильевском, им привычно смотреть... То есть это эгоизм местных жителей, протестующих против этого, - как же, им вид загораживается.



Татьяна Валович: Очень много звучит действительно мнений, что при любом раскладе будет какое-то количество недовольных или выступающих против. Но дело не в том, что жители выступают против на слушаниях по Орловскому тоннелю. Все говорили и все понимают, что нужно строить развязки, город задыхается, город - живой организм, его нужно строить и перестраивать, для того чтобы было удобно жить. Но все дело в том, что строится не для жителей, и те проекты, которые представляются, они противоречат всем и техническим, и технологическим моментам.



Александр Карпов: Я считаю, что есть очень простой способ решит эту коллизию. Можно предложить Георгию Георгиевичу, например, выяснив его жилищные условия, поменяться с кем-то из протестующих. Он считает, что это групповой эгоизм. А почему он не может свою квартиру предоставить кому-то из тех, кто оказывается в зоне строительства? Может быть, у него и нет по этому поводу эгоизма, может быть, он просто готов принять людей, разместить у себя, а может быть, готов поменять квартиру. Я считаю, что он, конечно, не должен в этой ситуации проявить эгоизм, честно готов делиться с городом, с горожанами всем своим имуществом для решения общегородских задач.



Татьяна Валович: Александр, а ваш Центр рассматривал Орловский проект, как-то вы его обсуждали?



Александр Карпов: Нет, мы не рассматривали этот проект, потому что мы преимущественно занимаемся теми проблемами, которые затрагивают каким-то образом именно природные территории, как Юнтоловский заказник и отчасти Васильевский остров, потому что это связано с заливом.



Татьяна Валович: Полюстрово - там источники, и, возможно, при том проекте, который предложен сейчас, эти территории как раз будут уничтожены.



Александр Карпов: Ну, есть ограничения просто по нашим ресурсам. Мы все-таки очень маленькая организация, мы не можем заниматься всеми городскими проблемами.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Доброе утро. Вы все знаете, какие трудности с метро в Санкт-Петербурге, сколько было проблем. Как эти все стройки, будут угрожать опять метро? И все-таки зная, что качество бензина в ближайшее время не улучшится, а увеличилось количество транспортных средств, которые используют некачественный свинцовый бензин, это, конечно, ужасно. В Каире сфинкса убирают, потому что на него действует город. А наши горожане так и будут на себе проверять качество бензина и всего остального. И все-таки как это отразится на метро?



Александр Карпов: Спасибо. Метрополитен развивается. Может быть, действительно, имело бы смысл направить приоритетным образом средства на развитие общественного транспорта, и не только метро, но и наземного.



Татьяна Валович: Как раз ведь кольцевая автодорога была призвана отвести транспорт от Петербурга.



Александр Карпов: Спорить сейчас о необходимости кольцевой дороги вроде уже даже глупо, потому что она уже почти построена. Но есть один большой миф о том, что сооружение кольцевой дороги, или Западного скоростного диаметра, уменьшит количество машин в городе. Это миф, это неправда. Просто по заявлениям тех же самых наших городских чиновников, сейчас у нас в городе примерно 60-80-процентный дефицит асфальтового пространства для машин. То есть машинам не хватает места. Что происходит в итоге? Машины, уже купленные горожанами, стоят, они не ездят большую часть времени. И как только мы строим для них новые дороги, люди просто садятся и выезжают. И, таким образом, эта вот мифическая экономия выбросов, которую все время приводят проектировщики, она действительно мифическая.



Татьяна Валович: Тут нужна как раз политика, как в Европе, стимулирования участников дорожного движения на использование высокооктанового бензина и двигателей, которые оснащены...



Александр Карпов: Дорожно-транспортная политика в Европе - это целый комплекс средств. Это и стимулирование городского транспорта, это и снижение стоимости поездок на городском транспорте, это удобное планирование, чтобы снизить количество поездок, это и запрещение въезда в город, это и всякие парковки, которые позволяют оставлять машины при въезде в город. То есть это целый комплекс мер, вплоть до введения платного въезда в город.



Татьяна Валович: Сейчас ваш Центр предложил обсудить закон об экологическом образовании в городе и конкретную программу формирования экологической культуры населения. Что это такое? Будет ли этот очередной закон действовать, если мы видим, что те законы, которые касаются экологии, сейчас не работают.



Александр Карпов: Почему не работают? Я не могу согласиться с такой точкой зрения. Достаточно хорошо работает недавно принятый городской закон об охране зеленых насаждений. Жители могут им пользоваться, там есть конкретные нормы, там есть конкретные возможности для граждан: вот что делать, если, допустим, начинается вырубка деревьев, куда звонить, какие документы требовать и так далее. Продолжает работать закон об экологической экспертизе федеральной, потому что если бы его не было, мы не могли бы получить никакого доступа к информации. Работает закон о публичных слушаниях, потому что все протоколы печатаются, слушания происходят. Люди, по крайней мере, получают информацию. Нет, законы работают, но дело в то, что огромное количество принимаемых нормативных актов не работают, потому что они не дают никаких возможностей людям. Вот как ни парадоксально, я рассматриваю - как разработчик - этот закон "Об экологическом образовании, воспитании и формировании экологической культуры" как закон, открывающий новые возможности.



Татьяна Валович: Как вы видите подготовку и дальнейшее воплощение этого закона в жизнь?



Александр Карпов: Я сразу хочу сказать, что сейчас самая первая фаза, буквально нулевая, - обсуждение этого законопроекта. Он готовится по заданию Комитета по природопользованию и охране окружающей среды Санкт-Петербурга, должен пройти утверждение комитетом разработанный вариант, потом он должен пройти утверждение правительством, потом он будет вноситься в Законодательное собрание. Но вот именно сейчас в концепцию законопроекта закладываются основные пункты, то есть вот эти вот самые будущие возможности для петербуржцев, и граждан, и организаций пользоваться этим законом.



Татьяна Валович: Вы не думаете, что в результате обсуждения во всех комитетах и дальнейших инстанциях произойдет выхолащивание, как очень часто происходит с, может быть, хорошими законами, которые предлагаются в городе?



Александр Карпов: Я не думаю, я просто уверен, что именно это и будет происходить. Но задача общественного обсуждения - сделать так, чтобы у этого закона появились сторонники - будущие пользователи, то есть те, кому он нужен. И если они появятся, то тогда этот процесс не произойдет, а если он окажется никому не нужен, ну, значит, будет очередная такая юридическая бумажка.



Татьяна Валович: Что, в соответствии с этим законопроектом, какие преимущества получит городская общественность по поводу влияния на ту ситуацию, которая происходит в городе с экологической точки зрения?



Александр Карпов: Мы считаем, что в законе должны быть определены механизмы поощрения и поддержки добровольной экологической деятельности, добровольных экологических инициатив, инициатив по экологическому образованию и воспитанию, в том числе, тех инициатив, которые реализуются отдельными гражданами и группами, - вот инициативы по озеленению своего двора, инициативы по борьбе с мусором, инициативы, кстати, у области экологизации транспорта, о чем мы говорили. И граждане должны получить права участвовать в обсуждении приоритетов экологической политики Санкт-Петербурга, участвовать в реализации программ по формированию вот этой экологической культуры. И те, кто что-то самостоятельно делает, должны иметь право на поддержку со стороны города.



Татьяна Валович: А будет ли что-то прописано специальное, как чиновников, ответственных за экологическую среду, обучать, контролировать, как их призывать к ответственности?



Александр Карпов: Вы знаете, вот это как раз то, в чем закон безусловно может помочь. Потому что закон разрабатывается во исполнение федерального закона "Об охране окружающей среды", и там есть такая статья 73, которая говорит, что все руководители предприятий, которые принимают решения, оказывающие влияние на окружающую среду, должны иметь экологическое образование. По аналогии с другими региональными законами, которые уже приняты и действуют. Я буду предлагать расширить это на обязательное образование чиновников, государственных и муниципальных, принимающих решения, которые могут оказать влияние на окружающую среду. То есть они будут обязаны пройти определенный объем обучения. Это тот минимум, который этот закон может сделать.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.



Слушатель: Руководитель творческой мастерской Союза архитекторов Станислав Короленко. Я вчера был на обсуждении Орловского проекта, где участвует проектная группа московская, которая подключилась к проектированию, они получили тендер. Совершенно убедительно ясно, что в этом проекте, на мой взгляд, да и не только на мой взгляд, на взгляд профессионалов, нет концепции. Настолько узко, утилитарно и очень плохо продуман проект, что его практически невозможно было защитить на встрече с жителями. И беззубо представлена экспозиция, нет моделирования четкого, многие дома не учтены. Житель спрашивает: "Где мой дом?" - дома нет в проекте. Спрашивают: "Что же, он сносится?" - ответа нет. И так далее. Представлена очень плохо общественность была на этом обсуждении. Ни зам главы архитектуры не присутствовал. Присутствовали какие-то, условно говоря, чиновники. Это неубедительно! Таким образом для населения нельзя отстаивать очень сложные вехи в городском проектировании. Нужно было сделать наглядный макет. Пожилые люди совершенно не понимают вот эту электронную транскрипцию проекта. Это настолько докладывалось неубедительно, слепо, что было смотреть на защиту этого проекта просто печально. Таким образом, складывается впечатление, что, может быть, нужно было бы повторить предложение - сделать открытый международный конкурс. Пусть бы это сделали французы, англичане, не важно, но это было бы, в конце концов, понятно, грамотно и доказуемо. То, что сегодня сделала московская проектная группа (они практически и в инвестициях готовы участвовать, поэтому в этом тендере они и победили), это совершенно неуважительное отношение к городу. Такие вопросы в городе решать так легко нельзя.



Александр Карпов: Спасибо большое, замечательный комментарий. И я с удовольствием приглашаю всех профессионалов, и нашего слушателя в том числе, к профессиональному обсуждению всех проектов, в том числе и упоминавшихся правил землепользования и застройки. Совершенно согласен, основная причина того, почему эти проекты не выносятся на общественные слушания или выносятся с большим скрипом, это то, что они готовятся некачественно. Слава богу, в городе достаточное количество специалистов, в любом районе находятся архитекторы, проектировщики, инженеры, которые могут достаточно квалифицированно оценить любой проект. Но почему-то, когда они идут на работу, приходят в офис и надевают, условно говоря, галстук, они считаются профессионалами и специалистами, а когда они приходят на слушания как жители, с ними обращаются абсолютно неуважительно. Я не понимаю этой логики.



Татьяна Валович: Было еще очень интересное предложение после всех этих общественных слушаний, может быть, Законодательному собранию Петербурга разработать закон об интернет-обсуждении и интернет-голосовании городских проектов с обязательным ответом чиновников администрации? Понятно, что сейчас интернет становится, наверное, единственной информационной средой, через которую люди хоть что-то могут узнать. Потому что городские СМИ, если и говорит об этом, то так, как удобно администрации города. Как вы считаете, могут ли быть для широкого обсуждение такие интернет-проекты? Тем более что ведь у нас законодательство в России принято, что каждый орган власти должен...



Александр Карпов: ... иметь свой сайт, да. Это программа "Электронная Россия". Во-первых, я рекомендую всем нашим слушателям обратить внимание на то, что с выходом нового закона 400-61 "О публичных обсуждениях" объявление о начале и подготовке градостроительной документации и объявление о слушаниях размещаются на официальном сайте органа власти либо района, либо Комитета по градостроительству и архитектуре. То есть надо заходить на портал правительства Санкт-Петербурга, администрации и искать там эти новости.



Татьяна Валович: Самое обидное, что у нас сейчас самая, наверное, большая аудитория, которая способна отстаивать, это все-таки пенсионеры, у которых нет такой возможности.



Александр Карпов: Вы знаете, дело даже не в этом. Я считаю, что интернет-обсуждение на данном этапе и, может быть, еще в течение довольно долгого времени не будет являться эффективным и не заменит традиционных общественных слушаний, которые, может быть, нужно проводить немножко по-другому. Дело в том, что задача слушаний - это не только обсуждение с чиновниками, это еще и обсуждение людей друг с другом, и вот это интернет не может обеспечить. Через интернет можно получать информацию. И на самом деле, если она там будет размещена, то всегда найдутся активисты и журналисты, которые доведут ее до сведения своих соседей и общественности. А вот общественных обсуждений собственно это не заменяет.



Татьяна Валович: Проводите ли вы какую-то экспресс-оценку, анализ общественного участия, как в городе проявляется интерес жителей к тому, что будет строиться, будет изменяться?



Александр Карпов: Во-первых, мы проводим ежемесячный мониторинг такого интереса по всей России. Вот это наш "индекс развития участия", который можно посмотреть на нашем сайте - www.ecom-info.spb.ru . Просто на главной странице видно, как меняются цифры этого индекса, он немножко напоминает биржевой. Что касается населения Петербурга, то мы видим, что все время усиливается спрос на различные эффективные формы участия. То есть к нам обращается все больше и больше жителей. И это абсолютно понятно, потому что, действительно, наблюдается экономический рост, рост заработной платы, и люди от интересов выживания переходят к интересам защиты своего дома, своего здания, своего двора, своей территории обитания.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, существуют ли сейчас эффективные механизмы защиты вот этих вот желаний?



Александр Карпов: Да, к сожалению, скажем так, эффективных механизмов защиты не существует. Существуют очень затратные механизмы, то есть нужно потратить очень много времени и сил, но добиться результата можно. Два дня назад в Смольненском федеральном суде было выиграно очередное дело жителей против правительства по застройке на улице Космонавтов. Как только поступит судебное решение, мы разместим его тоже на своем сайте.



Татьяна Валович: Просто нужно быть готовым к тому, что придется затратить время...



Александр Карпов: Нужно быть готовым к тому, чтобы объединяться с соседями, что придется тратить время и деньги на экспертизы. Нужно быть готовым к тому, что придется пойти в суд и в суде отстаивать свои интересы.



Татьяна Валович: Ваш Центр может помочь в организации? Понятно, что если у меня активная позиция, я захочу участвовать, я ведь не юрист, мне нужны какие-то сведения.



Александр Карпов: Да, именно этим мы занимаемся. И для того чтобы облегчить жизнь себе и людям, мы размещаем на сайте, в первую очередь, необходимые материалы, но, в конце концов, оказываем консультации и предоставляем услуги по поддержке дел в суде.



Татьяна Валович: Спасибо, Александр.


XS
SM
MD
LG