Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дети высокопоставленных чиновников занимают высокие посты в бизнесе и политике


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Александр Гостев: На этой неделе стало известно о назначении Андрея Патрушева, младшего сына главы ФСБ России Николая Патрушева, на должность советника председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина. В нефтяной компании никак не комментируют назначение, а об Андрее Патрушеве известно только то, что ему 25 лет, он выпускник академии ФСБ. Его старший брат Дмитрий работает во «Внешторгбанке», где, по некоторым данным, отвечает за выдачу кредитов нефтяным компаниям. Карьера Андрея и Дмитрия Патрушевых далеко не первый пример того, как дети высокопоставленных чиновников занимают высокие посты в бизнесе и политике, едва получив образование. Сын премьер-министра России Петр Фрадков - глава одного из департаментов «Внешэкономбанка». Сын министра обороны Сергей Иванов-младший - вице-президент «Гапром-Банка». А Сергей Матвиенко, сын губернатора Петербурга, - вице-президент «Внешторгбанка». Дети чиновников в большом бизнесе - над темой работал наш коллега Карэн Агамиров.



Карэн Агамиров: Внук Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, Андрей Юрьевич совсем недавно спустился с небес коммунизма в земной бизнес. Сегодня он - председатель совета директоров инвестиционной компании «Портал-групп». Вот что он думает о стремительном карьерном росте детей крупных чиновников.



Андрей Брежнев: Да, вы знаете, тут вопрос такой… У меня тоже такое в свое время в жизни было, когда на меня смотрели как на внука Леонида Ильича, но не как на человека. Я всегда исходил из того, что надо смотреть на человека как на личность. Если человек имеет образование, выполняет свою работу, почему это плохо? Это должно приветствоваться. Я за трудовые династии - можно назвать это так. Если у шахтеров это приветствуется, у сталеваров приветствуется, но почему не может это приветствоваться в высших эшелонах власти?



Карэн Агамиров: А они политики - папы. Сын Христенко, например, возглавил наблюдательный совет чешской компании «Мса», входящей в группу ЧТПЗ. Челябинский трубопрокатный завод не имеет отношения к политике абсолютно.



Андрей Брежнев: Большой бизнес - это политика, как ни крути. Если все эти дети общаются в обществе своих родителей, они волей-неволей впитывают то, о чем они говорят, что они делают, присматриваются к этому. Все равно как бы они уже в политике.



Карэн Агамиров: Банки возглавляют... То есть это нормально, да?



Андрей Брежнев: Да. Бизнес и политика - это как бы две ноги, которые идут не параллельно, но на них стоит общество. Я не вижу ничего плохого, когда родители заботятся о своих детях.



Карэн Агамиров: У детей-то у всех хлебные должности - банки разные и так далее, "Роснефть"... Они же не идут, как вы говорите, в династии шахтеров, а именно туда их тянет. Возраст - 25 лет, 30 лет этим детям. Вот сыну Патрушева 25 лет. В 25 лет Сергей Иванов, сын вице-премьера, занимает пост вице-премьера, занимает пост вице-президента «Газпром-Банка», который, кстати, убил женщину, это он как раз.



Андрей Брежнев: В жизни может случиться всякое. Но когда мы говорим, что мальчик в 7 лет играет на скрипке великолепно, - это хорошо. А почему человек в 22-23 года не может занимать высокий пост?



Карэн Агамиров: Задается вопросом Андрей Брежнев.


Дочь бывшего министра экономики России Евгения Ясина, экономист и журналист Ирина Евгеньевна рассуждает.



Ирина Ясина: Вы знаете, это процесс обычный для таких слаборазвитых монархий. Византия, для X - XIV века Византийской империи это было бы хорошо. А то, что это происходит в XXI веке в стране - члене "восьмерки", ну, наверное, это странно. В принципе, назначение своего ребенка куда-то - это естественное желание очень многих родителей. И ребенку самому непросто, потому что даже если он этого достиг сам, его все равно все будут обвинять, по крайней мере какое-то время сначала, в том, что папа порадел, папа устроил или мама. Мне самой приходилось переживать эти упреки, потому что я была дочерью министра, и мне говорили: «Ну, конечно, у тебя папа министр, он тебя толкает везде». Хотя папа меня никогда в жизни никуда не толкал. И только после того, как я делала что-то сама, добивалась чего-то и показывала на том месте работы, где я была, что у меня что-то получается, даже те люди, которые мне говорили, что "тебе повезло просто, у тебя папа такой", они мне говорили: "Ты знаешь, я тебя уважаю, потому что я думал, что ты так, "звоночник", а ты, оказывается, сама что-то из себя представляешь". Это было очень приятно на самом деле.


Поэтому, конечно, напрягает в той ситуации, про которую вы меня спрашиваете, то, что эти люди назначают своих сыновей в одни и те же места - это «Роснефть», «Газпром», «Внешторгбанк» - это такие государственные кормушки, которые вроде в бизнесе, естественно, в бизнесе, но в бизнесе государственном. Проверить, условно говоря, рынком, стоит этот ребенок чего-то или не стоит, вряд ли получится. Тенденция нехорошая, но для самих этих ребят, в общем, я думаю, проблема будет, потому что надо же как-то утверждаться, нужно, чтобы на тебя смотрели с уважением окружающие люди. А если они на тебя смотрят просто как на сыночка, ну, в общем, хорошего в этом мало.



Карэн Агамиров: Подвела черту Ирина Ясина.


Руководитель независимой общественной организации «Центр политической информации» Алексей Мухин давно и серьезно исследует тему политической элиты новой России. Он смотрит на райскую жизнь детей столоначальников по-мирскому.



Алексей Мухин: Надо сказать, что это характерная черта времени. И можно назвать ее институциализацией элиты. Сейчас чиновники, особенно из «питерских», столкнулись с проблемой устройства своих детей, которые к этому времени уже закончили вузы. Большая часть из них была направлена в бизнес, а некоторые решили пойти по стопам отцов и занять государственные посты. Однако характерной чертой является то, что они занимают посты, не связанные с какой-то ответственностью, зато связанные, скажем так, с консультационной деятельностью, которую очень легко оплачивать, и достаточно высоко. В принципе, в этом можно усмотреть некую коррупционную составляющую.



Карэн Агамиров: Простой человек сегодня может без протекции, без родственных связей занять те посты, которые дети чиновников занимают?



Алексей Мухин: Все зависит от личных качеств, профессиональных качеств этого человека. Я полагаю, на самом деле, что сейчас такие возможности есть. Большинство экспертов, специалистов, консультантов, советников, помощников, просто хороших профессионалов - это люди, сделавшие сами себя.



Карэн Агамиров: От этих молодых людей, которые прорываются на такие должности благодаря - это совершенно однозначно - родителям, от них все же можно ожидать пользы в деле построения новой России?



Алексей Мухин: Да, безусловно. Именно Россия поставлена во главу угла для их жизнедеятельности, и в этом они заинтересованы кровно и материально.



Карэн Агамиров: Резюмировал Алексей Мухин.


Большие дети крупных чиновников - из молодых да в ранние...


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG