Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники считают смерть Огулсапар Мурадовой убийством


58-летняя Мурадова была арестована в июне. Адвокатов к ней не допускали. По данным правозащитников, к ней применялись психотропные средства, чтобы вынудить сознаться в подрывной деятельности

58-летняя Мурадова была арестована в июне. Адвокатов к ней не допускали. По данным правозащитников, к ней применялись психотропные средства, чтобы вынудить сознаться в подрывной деятельности

Международные журналистские и правозащитные организации выразили крайнюю озабоченность в связи со смертью в заключении сотрудницы туркменской службы Радио Свобода Огулсапар Мурадовой. Председатель Туркменской Хельсинкской группы Таджигуль Бегдмедова уверена, что Мурадова стала жертвой политических репрессий со стороны властей Туркмении.


58 -летняя Мурадова была арестована в июне. Адвокатов к ней не допускали. По данным правозащитников, к ней применялись психотропные средства, чтобы вынудить сознаться в подрывной деятельности. В августе Мурадова была приговорена к шести годам заключения по обвинению в незаконном хранении боеприпасов.


Причина смерти Мурадовой неизвестна. Ее родственников вызвали сегодня в морг для официального опознания. Международные правозащитники неоднократно выражали крайнюю озабоченность судьбой Мурадовой. Родственникам Мударовой, узнавшим о ее смерти, было отказано в проведении медицинского освидетельствования. Они находятся под постоянной слежкой. Глава Туркменского Хельсинкского фонда Таджигуль Бегдмедова, где ранее работала Мурадова, подчеркивает, что все действия туркменских властей указывают на то, что сотрудница Туркменской службы Радио Свобода была убита: «Если это обычная смерть, то причем здесь работники министерства национальной безопасности, которые всполошились? Почему до сих пор уже три месяца никто не видел ни одного из этих арестованных - ни Мурадову, ни Аманклычева, ни Хаджиева? У нас есть все основания говорить, что Мурадова умерла насильственной смертью после пыток и издевательств».


Таджигуль Бегдмедова отмечает, что права Мурадовой и арестованных вместе с ней правозащитников самым грубым образом нарушались с момента задержания, что, в конце концов, привело к гибели журналистки: «Вот это изначально закрыто следствием, закрыто судебным производством - незаконные действия властей во всех стадиях развития данного случая. Плюс то, что шли сообщения о том, что их подвергают жестоким допросам, что их подвергают психологическому воздействию, что были угрозы адвокатам, что не допустили родственников на суд. После суда, несмотря на то, что есть в законодательстве Туркменистана статья, которая говорит о том, что после суда осужденный имеет право на свидание со своими родственниками, до сих пор им не разрешали свидания. Родственники даже поехали в Яшлык, куда переправили осужденных. Но там начальник Яшлыкской колонии отказался предоставить свидание и сослался на запрет министерства национальной безопасности. Налицо политическое убийство журналистки Радио Свобода».


XS
SM
MD
LG