Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что ждет Петербург в новом театральном сезоне


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - главный редактор Петербургского театрального журнала Марина Дмитревская.



Татьяна Валович: 30 сентября в Петербурге начинается XVI международный театральный фестиваль «Балтийский дом», один из двух крупнейших международных фестивалей на территории России. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Главная идея фестиваля «Балтийский дом» - объединение постсоветского театрального пространства, которое долгое время было искусственно разъединено, в основном, по экономическим причинам. После большого перерыва, когда театры бывших советских республик были лишены возможности ездить на гастроли, «Балтийский Дом» впервые смог привезти в Петербург спектакли лучших режиссеров Латвии, Литвы и Эстонии, причем как режиссеров известных, так и совсем молодых.


В первое время фестиваль был исключительно балтийским, но потом на нем стали появляться участники и из других стран. Фестивали стали тематическими, нынешний «Балтийский дом» посвящен польскому театру, есть и соответствующий подзаголовок - «Польский акцент». Об истории фестиваля говорит председатель петербургского Комитета по культуре Николай Буров.



Николай Буров : Начал складываться кружок людей, которые закончили одну школу, которые имели одинаковых учителей, я имею в виду бывшие республики Прибалтики, которые сейчас самостоятельные балтийские государства. Как было не включиться в этот поток полякам, которые в ХХ веке имели прямое родство, немцам, которые захотели участвовать, и далее, далее, далее. Главная идеология - у нас есть теперь единое европейское или, так скажем, североевропейское пространство. Примыкают Балканы - получается единое уже европейское пространство. А вообще, театр - это дело единого мирового пространства.



Татьяна Вольтская : В афишу включен спектакль Национального театра Варшавы «Космос», режиссура Ежи Яроцкого, а также спектакль театра Повшехны «Запасевич играет Беккета», где выступит великий польский артист Сбигнев Запасевич. Говорит директор фестиваля Сергей Шуб.



Сергей Шуб : Дело не в этих двух уникальных польских спектаклях, но и в польской программе, которая будет состоять из семинара по польскому театру, лекций о польском театре, выставке, посвященной творчеству Гамбровича, и многому другому. Мне думается, что это будет такая богатейшая почва для размышлений для всех любителей театра о польском театре, который, как и литовский театр, является и остается одним из лидирующих театров Европы.



Татьяна Вольтская : В этом году приедут театры из Литвы, Бельгии, Швеции. Петербург будет представлен спектаклем БДТ «Мария Стюарт» в постановке Тимура Чхеидзе и экспериментальной постановкой Андрея Могучего «Не Гамлет», театр «Приют комедианта».



Татьяна Валович: У нас в гостях главный редактор Петербургского театрального журнала Марина Дмитревская.


Марина, доброе утро.




Марина Дмитриевская

Марина Дмитревская: Здравствуйте.



Татьяна Валович: Марина, что вы ждете от нынешнего фестиваля "Балтийский дом"?



Марина Дмитревская: От "Балтийского дома" я жду, как всегда, хорошего искусства. А вот, что касается польского театра, то акцент на нем вполне правомерен. Потому что польский театр был не только легендарным театром нашей молодости (в 70-е годы даже польский язык учили для того, чтобы читать о великом театре), но и сейчас. Я два года назад была в Варшаве и Кракове, смотрела польский спектакль, с несколькими членами редакции мы там были. Дело в том, что я последние годы, до последнего времени, в Петербурге работал замечательный консул польский Евгениуш Мельцарек. Он в прошлом году получил на "Балтийском доме" премию "Балтийская звезда" за свою немыслимую культурную деятельность. Поскольку он такой театрал безумный, то он всю эту кашу варил. Так посчастливилось, что мне удалось польский театр посмотреть еще и в Польше.


Хоть и великий польский режиссер Эрвин Аксер говорит, что польский театр в кризисе, все равно, если польский театр раньше жил на 16-м этаже небоскреба, а сейчас они, может быть, живут на 10-м, в то время как мировой театр все ближе и ближе к андеграунду.



Татьяна Валович: А можно ли сравнивать, скажем, процессы, которые происходят сейчас в российском театре и в польском театре?



Марина Дмитревская: В смысле коммерциализации - да, можно. Польские коллеги сетуют на то, что театр коммерциализируется. Но там все-таки культура театральная такова, что она сразу не падает. Кроме того, им не грозит в 2007 году так называемая театральная реформа.



Татьяна Валович: Это Дамоклов меч, который висит...



Марина Дмитревская: Нет, он уже практически не висит.



Татьяна Валович: Все уже упало?



Марина Дмитревская: Да, потому что в мае состоялся театральный Всероссийский форум, который наш Союз театральных деятелей собрал для того, чтобы показать, какую могучую театральную деятельность ведет Александр Александрович Калягин и его окружение, как они переговариваются с правительством для того, чтобы театры просто не пошли с молотка с начала 2007 года в течение двух лет. Так как-то разворачивалась прекрасная драматургия, что именно, когда форум собрали, состоялось заседание правительства. И без всяких поправок, о чем заверялось, что все поправки, касающиеся специфики театрального дела, отправлены в правительство, все это, оказывается, никуда никаким пакетом не ушло. Это был такой полутора годовой театральный лохотрон наших некоторых вождей.


Мне сейчас звонят люди в редакцию. Что делать? Потому что я пыталась от этого форума дать телеграмму президенту. Мы ее утвердили. Театр абсолютно кинут. Очень скоро он может оказаться.... Здесь есть некоторые противоречия. У него два пути - либо театры оказываются под пятой и в полной власти губернаторов, из которых, если кто-то театр любит, он будет давать деньги государственные и диктовать репертуар.



Татьяна Валович: Как барин: хочу - дам, а хочу - не дам.



Марина Дмитревская: Я знаю одного губернатора, который говорит сейчас очень хорошему театру: "Чем вы сезон открываете? Вишневым садом? Нет, это слишком серьезно. Комедию надо - "Ревизора", скажем". С одной стороны, государство, казначейство. Театр лишается любой экономической свободы. Или, друзья, акционируйтесь и становитесь автономной некоммерческой организацией. Тогда это все просто очень быстро разоряется. Государство законодательно скидывает с себя обязательства перед театром как таковым. С другой стороны, у нас же вышли европейские стандарты нашего города, подписанные. Там написано, что премьер в нашем городе должно быть, если мы европейский город, 125, а не 122, как сейчас, что самое по себе смешно. Это такой кодекс строителя коммунизма, конечно, издан. Но спрашивается в задаче. Чему будем соответствовать - тому, что МЭРТ нам предлагает.



Татьяна Валович: МЭРТ - это что?



Марина Дмитревская: МЭРТ - это Министерство экономического развития и торговли под руководством Грефа, который, собственно, и...



Татьяна Валович: Будет диктовать культуру...



Марина Дмитревская: Который подверстал культуру под бани, прачечные и другие коммерческие мероприятия. Постирали белье - получили деньги, сыграли спектакль - получили деньги. С одной стороны, у нас МЭРТ с его законодательной историей, а, с другой стороны, у нас... Сейчас вот Матвиенко издала вот эти самые 700 с чем-то пунктов, по которым европейской державой Петербург окажется в 2008 году. Мне бы хотелось, чтобы 125 премьер, а не, наоборот, акционирование театров, но все это ужасная нервная, чудовищная обстановка, в которой театры наши живут.



Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.



Слушатель : Доброе утро, уважаемые дамы. Меня зовут Сергей. Я по поводу фестивалей "Балтийского дома" и прочего. Я сам имел возможность наблюдать деятельность Русского драматического театра в Таллинне. Но это, извините, настолько жалкое зрелище было - это 80-е - 90-е годы. Мне кажется, что это чисто пропагандистская акция. А вот лучше бы Москва, вместо того чтобы вбухивала в это деньги, тратила на Россию - в тот же Сыктывкар, в ту же Вологду. Потому что там 99 процентов молодежи никогда не были в театре. Русские, которые живут в Таллинне, считают, что Русский музей в Москве, они путают его с Третьяковкой.



Татьяна Валович: Сергей, а вы сами ходили когда-нибудь на фестиваль, смотрели те спектакли, которые привозят в Петербург для того, чтобы познакомить, что, вообще, происходит в театральной среде?



Слушател ь: Извините, это жалкое зрелище. Это чисто искусственная акция. Там, в основном, русские. Они слушают радио "Шансон".



Марина Дмитревская: Сергей, я хочу уточнить и по полкам разложить. Что касается "Балтийского дома". Он никогда не был фестивалем русских театров нашего ближнего балтийского зарубежья. Это фестиваль иноязычных театров, то есть национальных театров этих стран. Отдельно "Балтийский дом" проводит фестиваль "Встречи в России". Он проходит, как правило, весной. Он довольно молодой. Собирается он, по-моему, лет 5. Туда как раз привозят русские театры, но не балтийских уже республик бывших, а русские театры, существующие на территории ближнего зарубежья. Это другой фестиваль.


Что касается России и таллиннского театра, то как раз буквально 5 дней назад я вернулась из Эстонии, из Тарту, где был фестиваль национальной драматургии Литвы, Латвии и Эстонии. Я общалась и видела один спектакль и Русского эстонского театра. В Таллиннском Русском театре начинается совершенно другая жизнь. Там сделан совершенно колоссальный ремонт. Пришел новый художественный руководитель, москвич, бывший декан ГИТИСа Михаил Николаевич Чумаченко. На деньги Эстонии Эстония выучила в школе-студии МХАТ замечательный курс наших русских ребят, проживающих на территории Эстонии. Они сейчас вливаются в этот театр. Театр - это как жизнь. Он затухает, умирает. Но сейчас он, например, в эстонской, русской драме начинается просто какой-то отдельный период.


В рижскую главную драму главным режиссером сейчас поехал наш питерский молодой режиссер Андрей Прикатенко. Он поехал с несколькими нашими ребятами. А в Риге несколько лет назад тоже рижане выучили в Москве курс, чтобы пополнить свою труппу. Так что, жизнь русских театров на территории развитых европейских стран не такая уж кошмарная.


Что касается того, что Москва хорошо бы тратила деньги на театры России, так об этом мы и начинали сегодня речь. Я очень много езжу по России. В ближайшее время еду в Пермь, где новый губернатор тоже дал какой-то новое финансовое, а в связи с этим и художественное, дыхание театру. Потому что прошла сейчас реконструкция.


Жалкое зрелище в России, действительно, очень частое явление - плохо оснащенные сцены... Я не могу сказать, что полупустые залы. Если театры будут закрыты на основании этой реформы, вот это будет катастрофа. Тогда вся Россия станет глубокой провинцией. Но как вологжанка не могу вам сказать, что 99 процентов вологжан не посещают театр. Да, там чудовищная драма. В то же время почти 30 лет вологодским ТЮЗом руководит очень хороший режиссер Борис Гранатов, который приезжает, кстати, сюда на наш фестиваль со своими спектаклями. Так что, везде все по-разному. Я бы не валила все в одну кучу.



Татьяна Валович: Вся беда, что мы опять же приходим к тому, что все зависит от личности, от губернатора - даст или не даст денег.



Марина Дмитревская: Да, но в Вологде, скажем, прекрасный губернатор, который тратит на культуру огромные деньги. Тот же Гранатов мне говорит, что можно просто договориться о каких-то очень интересных проектах с властью. Другое дело, что придет другой губернатор, который будет ходить на стадион, а закона нет. Поэтому театр полетит куда-то. У нас очень большая страна. У нас 500 театров. Я почти везде была, у меня такая судьба. Везде своя история. А "Балтийский дом" повторяю - это фестиваль европейский театров.



Татьяна Валович: Который хоть дает возможность людям прикоснуться и посмотреть какие же течения происходят там, в театре.



Марина Дмитревская: Да, и то, что на каждом фестивале "Балтийский дом" возникает Эймунтас Некрошюс с каким-то своим спектаклем (30 сентября мы будем смотреть его новый спектакль "Фауст") - это самый большой козырной туз "Балтийского дома".


Что спрашивать с властей московских, например? В нашем городе, как-то, если он культурная столица, тоже надо разбираться. У нас был очень дохлый театральный сезон.



Татьяна Валович: Как раз и хотела спросить. Что вдохновляет Петербургский театральный журнал? Есть что вдохновляет на написание статей, на обозрение, на все?



Марина Дмитревская: Могу сказать, что нас вдохновляет. Нас вдохновляет фестиваль. "Балтийский дом" вдохновляет, конечно, когда там появляются хорошие спектакли. Вдохновляет фестиваль реальный театр, который раз в два года проводит Екатеринбург. Это фестиваль лучших спектаклей России. Там вдохновляются, надо сказать, и очень многие российские театры.


Сейчас, когда "Золотая маска" спрашивает у меня, просто по дороге, Марина, а какие спектакли, я могу назвать за прошлый сезон "Марию Стюарт" Тимура Чхеидзе, очень серьезный, очень чистый по стилю спектакль. Это абсолютно лишено современного антуража. Ведь сейчас как? Есть новые театральные рецепты. Сделать Марию Стюарт диссиденткой, Елизавету - секретарем райкома. Обрядить всех в костюмы 70-х годов.



Татьяна Валович: А это, наверное, процесс коммерциализации, который ждет...



Марина Дмитревская: Да, это процесс коммерциализации. Это просто такая театральная пошлость. А Чхеидзе сделал спектакль очень чистый, но очень глубокий. Потому что технологии-то не изменились. Все равно власть перемалывает точно также.


Мы имеем "Короля Лира" Додина, который, с моей точки зрения, во втором акте еще не до конца устоялся. Но это попытка, по-моему, искреннего додинского высказывания о себе, об учениках. Там есть тем отцовства - кому передать царство.



Татьяна Валович: А последний спектакль "Пышка"?



Марина Дмитревская: Я перечисляю то, что в позитиве. Еще в прошлом сезоне вышел очень интересный "Винни Пух" у Анатолия Правдина. 10 лет назад умер Кристофер Робин. Этот спектакль посвящен 10-летию его смерти. Игрушки остались без хозяина. Как им, в отсутствии хозяина и Бога, выживать. Есть спектакль Андрея Могучева "Между собакой и волком".



Татьяна Валович: "Не Гамлет"



Марина Дмитревская: "Не Гамлета" я еще не видела.



Татьяна Валович: У нас есть дозвонившийся. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.



Слушатель : Я бы хотела высказать свое мнение на состояние театра, как простой зритель. Я хочу, сказать, что болит душа подчас. То, что утопят наши театры - это даже никто не сомневается - в этих законах, в этих реформах. Потому что заступиться за нас некому. На Пятом канале был опрос на тему - как должны выживать театры: сами выживать или их должно государство спонсировать? Так вы знаете, наверное, процентов 70 зрителей сказали, что, да, должны зарабатывать сами. Это что?! Это, наверное, люди, которые вообще не ходят в театр. Потому что даже сейчас сходить на иные спектакли - проблема. Но, с другой стороны, летом (многие театры закрыты - гастроли) я повела в один оставшихся театров своих московских гостей. Мы посмотрели два спектакля, на мой взгляд, абсолютно провальных, хотя они постоянно в репертуаре стоят. А в другое время я смотрела два абсолютно блестящих спектакля.


В этот раз я была в Москве. Меня повели в пятерку сильнейших (дабы никого не рекламировать) театров. Спектакли эти я смотрела в двух наших театрах, а теперь я смотрела в московском. Мы, конечно, провинция, что я хочу сказать. Но какого же было мое удивление, когда уже около 11 на поклон вместе с артистами (это была не премьера) вышел художественный руководитель и постановщик этого спектакля! Я думаю, боже мой, как же надо любить и бороться за зрителя, чтобы досидеть до конца спектакля и выйти вместе с артистами на поклон! Вот у нас я этого не помню, чтобы на рядовом спектакле просто так. Это, наверное, уже идет борьба за московского зрителя среди театров.



Марина Дмитревская: Спасибо большое. Что касается наших режиссеров, то практически всегда в 11 часов после своих спектаклей выходит на поклон Семен Яковлевич Спивак в нашем Молодежном театре. У нас такое тоже есть.


Не могу с вами не согласиться по поводу того, что провальных спектаклей у нас много. Их всегда было, на самом деле, много. Но, мне кажется, что город наш за последние пять лет, действительно, стал театральной провинцией. Эта новая режиссерская волна, о которой мы лет 8-9 назад писали, не выросла, а плавно осела к невским берегам таким штилем. Город не заинтересован в приглашении каких-то сильных режиссеров. Я не в курсе политики Управления культуры, но, видно, не заинтересовано оно в приглашении сильных режиссеров. Почему бы не позвать назад Юрия Бутусова, который так успешно работает в Москве? Он мастер.



Татьяна Валович: Человек, ушедший в Москву, наверное, уже не захочет в Петербург возвращаться.



Марина Дмитревская: Почему же? Здесь его ученики. Значит, надо пригласить его на таких условиях, чтобы он согласился.



Татьяна Валович: А этих-то условий сейчас у театра и не будет.



Марина Дмитревская: Я не верю, Таня, что у нашего города нет возможностей приглашать. Мы культурная столица или что?



Татьяна Валович: Вот это борьба за зрителя, о которой говорила наша слушательница.



Марина Дмитревская: Конечно, когда я узнаю бюджеты, которыми оснащен московский фестиваль "Территория", который пройдет с 15 по 23 октября в Москве (закрытие его будет на Воробьевых горах), я понимаю, что это администрация президента дает определенным своим друзьям какие-то деньги. Я не знаю. Москва - это Москва. Она провалится под землю скоро от богатства своего. Потому что столько золота земля выдержать не может. Но мы-то в своих разумных пределах должны. Почему театр Ленсовета должен стоять сезон без художественного руководителя?! Много есть возможностей пригласить сюда. Но многие наши художественные руководители просто в этом не заинтересованы. "Балтийский дом", как фестиваль - это сильная организация. Театры наши становятся бульварными.


Поскольку я много езжу, придя в театр я часто закрываю глаза, а потом открываю и думаю - где ты, Дмитревская, сидишь? Барнаул. Там сейчас работает замечательный режиссер Володя Золотарь. Или я сечас сижу в Самаре. Это не для оскорбления. У каждого города есть свой колорит. У Петербурга - свой. У нас свои культурные координаты, вне которых наше искусство существовать не может.


Что ждать от сезона? Ждать не знаю чего. Есть только три режиссера, от которых я чего-то жду. Не иссекает мой интерес во внутреннем диалоге с Андреем Могучим и с Анатолием Правдиным, которые делают свое искусство. Мне интересно, как двинется дальше искусство Тимура Нодаровича Чхеидзе.



Татьяна Валович: Так хорошо разрекламированная Александринка после создания новой отличной сцены.



Марина Дмитревская: Да.



Татьяна Валович: Будет ли там колорит?



Марина Дмитревская: Нет, я думаю, что, конечно, нет. Завтра первая премьера этого сезона. За два года руководства Александринкой Фокиным... Он гениальный прораб. На самом деле, стройка театра и реконструкция театра проведены замечательно. Ему здесь равных в этой сфере, наверное, нет. Что касается художеств, то художественных побед пока что не свершилось. Сейчас там будет интересный фестиваль. Под 250-летие Российского театра привозят национальные театры разных стран. Приедет Польский национальные спектакль. Привозятся образцы национальных сцен великих стран. В течение двух месяцев (в таком растянутом режиме) эти спектакли будут показываться. Это, конечно, замечательно. Потому что такая гастрольная и фестивальная жизнь Петербурга с Москвой не сравнима. Там всего намного больше. А дальше...



Татьяна Валович: А дальше тишина.



Марина Дмитревская: Да, пока тишина. Что-то, конечно, репетируется. Но я вот вчера перебирала в памяти, что репетируется, но... У нас не возникает новых театров. Система наша театральная заскорузлая. Дай бог, чтобы она вообще как-то сохранилась.


Хочу на оптимистической ноте закончить. Театр - живая жизнь. Идешь, идешь по улице асфальт, асфальт, а потом - раз! - цветочек вырос. Так и театр.



Татьяна Валович: Пускай этих цветочков будет побольше, чтобы можно было в большой хороший букет собрать.


Спасибо, Марина.




XS
SM
MD
LG