Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ливане на границе с Израилем продолжают разворачиваться миротворческие силы ООН


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов и Михаил Саленков.



Кирилл Кобрин : В Ливане на границе с Израилем продолжают разворачиваться миротворческие силы ООН. С подробностями организации этой операции наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.



Ян Рунов : Как заявил на слушаниях в сенатском Комитете по иностранным делам помощник Госсекретаря США по ближневосточному региону Дэвид Уэлч, «разоружение в Ливане боевых формирований, особенно это касается организации "Хезболлах", остаётся проблематичным. Выполнение этой задачи остаётся сложным, однако, с нашей точки зрения, необходимым условием мира в Ливане и сохранения суверенитета страны». Уэлч заметил также, что ключевая обязанность миротворческих сил ООН - не допускать переброски оружия для боевиков организации "Хезболлах" из-за границы, имеются в виду Сирия и Иран, которые, как предполагается, основные поставщики оружия и денег боевикам. Теперь нарушители эмбарго ООН на поставки оружия любым ливанским формированиям будут нести ответственность.


В целом помощник Госсекретаря дал положительную оценку ситуации в Ливане, особенно тому факту, что миротворческие силы ООН начали патрулировать приграничные районы. Он сказал, что всё больше стран соглашаются участвовать в миротворческих силах в Ливане, и эти силы пополняются изо дня в день. Представители ООН также выражают оптимизм, поскольку, хотя положение на ливано-израильской границе остаётся напряжённым, соглашение о прекращении огня соблюдается.


Войскам ООН в Ливане, которые в конце концов должны достигнуть цифры в 15 тысяч человек, предписано конфисковывать оружие лишь в том случае, если человек носит его открыто и может спровоцировать конфронтацию. О задаче ООН заместитель Генерального секретаря ООН Марк Мэллок Браун сказал:



Марк Мэллок Браун : В резолюции Совета Безопасности совершенно ясно сказано, что в конце процесса никто не должен обладать оружием к югу от реки Литани, кроме правительственной армии Ливана и войск ООН. Мы предпринимаем серию шагов для достижения этой цели. Но мы понимаем - невозможно обезопасить ливано-израильскую границу только путём военного патрулирования. Необходим также политический процесс. Работа предстоит сложная и опасная. Миротворческие силы ООН в Ливане с начала своей миссии в 1978 году потеряли убитыми более 250 солдат.



Ян Рунов : Это был Марк Меллок Браун, заместитель Генерального секретаря ООН.



Кирилл Кобрин : Российский инженерно-саперный батальон отправится в Ливан в сентябре-октябре этого года. Восстанавливать объекты, разрушенные во время конфликта Израиля и группировки «Хезболлах», будут 400 военнослужащих из России. Какие задачу будут в первую очередь выполнять российские военные? Почему Россия не хочет участвовать в международной миротворческой военной миссии? Об этом мой коллега Михаил Саленков беседует с военным экспертом Александром Гольцем.



Александр Гольц : Россия позиционирует себя сейчас как одного из важнейших игроков на ближневосточной сцене. Коли так, то Кремль счел нужным направить военнослужащих, причем сделать это так, чтобы они не находились в подчинении иностранных генералов, не входили в состав миротворческих сил.



Михаил Саленков : 400 военнослужащих едут в Ливан. Это контрактники - это особо подчеркивается. Почему выбран именно инженерно-саперный батальон? В чем будет их основная задача?



Александр Гольц : Из того, что мы знаем, речь идет о восстановлении разрушенных объектов, прежде всего, мостов. У российской армии есть хороший опыт наведения понтонных мостов. Видимо, это будет одна из первоочередных задач, которыми они будут заниматься. Опять-таки перед российскими властями стояла задача нетривиальная. С одной стороны, как бы продемонстрировать флаг, с другой стороны, не участвовать в том, что называется миротворческой операцией. Это, с точки зрения российских властей, довольно противоречивая миссия, которая чревата всевозможными осложнениями. Выбрали тот путь, что будем присутствовать, но будем просто оказывать помощь в восстановлении ливанского народного хозяйства.



Михаил Саленков: Александр, а в чем противоречия? Почему российские военнослужащие не хотят быть частью международного миротворческого контингента? Понятно, что они сами военнослужащие, а военное руководство страны?



Александр Гольц : Россия, в общем-то, старалась быть над схваткой в этой войне, которую вел Израиль против "Хезболлах". Более или менее понятно еще и то, что, в общем-то, сама по себе операция (до сих пор не ясен мандат военнослужащих ООН и то, что они должны будут делать), мог поставить российских военнослужащих вот этот мандат этой операции в довольно сложное положение. Допустим, если мандат предполагает принуждение к миру и применение оружия против тех, кто нарушает перемирие, то российские военнослужащие могли оказаться перед необходимостью, скажем, применить оружие против "Хезболлах". А это как-то не входит в политические расчеты российского руководства. Хватит ли у этого батальона работы? Я думаю, что работы у них хватит.



Михаил Саленков : Что можно сказать вообще о миротворческой миссии в этом регионе? Насколько она будет успешной?



Александр Гольц : Пока что представляется, что она будет чрезвычайно сложной. Вопрос о мандате этих миротворческих сил. Уже ясно, что в этот мандат не будет входить разоружение "Хезболлах". Фактически это приведет к тому, что миссия будет осуществляться в районах, где находятся вооруженные люди "Хезболлах", люди с оружием. Можно только догадываться, как будут действовать войска ООН в случае, если, допустим, из зоны их ответственности по Израилю будет запущена ракета. Как будет действовать израильское военное командование в этом случае? Одна из самых сложных задач любой миротворческой операции - это перевод политической воли в ясный язык военных приказов.



XS
SM
MD
LG