Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономические вопросы большого спорта


Валерий Винокуров: У нас есть сегодня гость, но вообще, слово «гость» я говорю с некоторой натяжкой, потому что это наш постоянный автор, профессор, специалист в области экономики большого спорта Роберт Воскеричян, которого пригласили не мы, а наши слушатели. Дело в том, что каждое воскресенье в программе « Прессинг », а еще иногда в программе « Прессинг по будням» Роберт Воскеричян какие-то важные экономические вопросы развития большого спорта рассматривает, как нам кажется, весьма актуальные. Но слушатели постоянно пишут нам и звонят, и просят, чтобы как-нибудь, и этот день настал сегодня, Роберт Воскеричян пришел в студию, чтобы они могли с ним побеседовать и напрямую задать какие-то вопросы, которые их волнуют. Периодически это бывает и во время наших программ, когда просят его на какой-нибудь такой вопрос ответить, но не всегда это ложится в тему, что называется.



Дмитрий Морозов: Может быть, Александр готов какой-то вопрос задать Роберту?



Слушатель: Вчера вы слышали, наверное, что Малкину наша федерация запретила выступать за какой-либо клуб. Правомерно ли это решение, так как у нас трудовое законодательство, и, по-моему, действительно, можешь написать заявление и прервать свою трудовую деятельность.



Валерий Винокуров: Прежде чем Роберт ответит на вопрос, я просто вам скажу, что я слышал сегодня заявление Сергея Гимаева, это известный очень хоккеист, он возглавляет сейчас детско-юношескую хоккейную школу ЦСКА. И вот Сергей Гимаев страшно возмущен был этим решением. Он говорил, что это просто глупость, безобразие. Естественно, в НХЛ Малкин будет играть, а глупость, по мнению Сергея Гимаева, заключается в том, что Малкин не сможет теперь играть за сборную России. Вот что самое главное. А теперь Роберт объяснит это все Александру и всем остальным.



Роберт Воскеричян: Александр практически сам же и ответил на свой вопрос, потому что никаких изменений законодательства не произошло, несмотря на то, что Третьяк обещал лоббировать поправки к закону «О физической культуре и спорте». Если бы эти поправки прошли, то тогда можно было бы разговаривать через международный арбитраж с теми же НХЛовцами. А что касается этого неумного решения, конечно же, это надо видеть только в сборной, потому что Малкин никогда нигде не говорил, что я не россиянин, я не хочу выступать за Россию. И еще это мне очень сильно напоминает по последствиям для НХЛ, Малкина и клуба «Питтсбург пингвинз» реальную историю, которая произошла с одним высокопоставленным работником ЦК КПСС, который в составе делегации должен был поехать в Соединенные Штаты. Допустим, их было пять человек, четверым американцы открыли визы, а ему, пятому, - нет. И он ходил по всем коридорам ЦК КПСС и возмущался: «Как же так? Было же решение ЦК, что я еду?» Понимаете, вот примерно такая ситуация. Ну, глупость, идиотизм, грубо говоря.



Валерий Винокуров: Добавлю только, что такое же решение о дисквалификации принято в отношении Михнова и Таратухина.



Роберт Воскеричян: Ну, тройная глупость. Чего тут комментировать?



Валерий Винокуров: Причем их еще раньше дисквалифицировали. Значит, они тоже за сборную выступать не смогут.



Дмитрий Морозов: Кстати, вот руководство «Питтсбурга» отказывается комментировать решение Арбитражного суда Федерации хоккея России. Это сообщает «Газета.Ру» со ссылкой на «Питтсбург пост гэзет» - издание Питтсбурга.


Нам дозвонился москвич Олег.



Слушатель: У меня вопрос к Роберту. Он рассказывал про искусственно созданный дефицит билетов предполагающийся на новом стадионе ЦСКА.



Валерий Винокуров: Олег, «Спартак». Речь шла о стадионе «Спартака».



Слушатель: Он это для красного словца просто, риторически сказал, что это его удивляет, или это, мне кажется, совершенно обычное для нашей экономики дело? То есть сначала создается дефицит в любой отрасли, а потом под это дело повышаются цены. Скажем, Чубайс требует повышения тарифов на электроэнергию после того, как он обесточил всю Москву.



Дмитрий Морозов: На связи Павел из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете игру «Спартака» в Лиге чемпионов, и чем объясняете такое крупное поражение?



Дмитрий Морозов: На связи Подмосковье, Лыткарино, Геннадий, здравствуйте.



Слушатель: У меня вопрос к Роберту. Скажите, у теннисистов и теннисисток зачастую нет определенного места жительства, или они меняют свое место жительства. Какой стране они платят налоги? Если они занимаются не теннисной деятельностью, а одновременно совмещают, снимаются в рекламах, платят ли они налог с рекламы?



Роберт Воскеричян: Вопрос о «Спартаке». Я удивлялся, действительно, это не риторический был вопрос. Я действительно, удивлялся. Что касается заявления Шавло, то я не согласен с тем, что Шавло и вообще руководство «Спартака» это делают для того, чтобы искусственно создать дефицит и потом на билетах нажиться. Но это слишком зигзагообразный такой ход. Я думаю, это просто банальная ситуация, которая очень похожа на ситуацию с запретом Малкину выступать за сборную России. Просто непрофессионализм, уж если быть политкорректным. Потому что Шавло говорит, что нам нравится, когда трибуны забиты под завязку, и поэтому мы сделаем 40 тысяч. 40 тысяч сегодня ходит на «Спартак». Если он чуть-чуть задышит, пару раз выиграет у ЦСКА, у «Локомотива» - вот вам 40 тысяч -уже все, аншлаг. А остальные 10-15 тысяч что должны делать? Головы друг другу ломать? Вот поэтому я и выразил свое возмущение, что это абсолютно не бизнес-подход. Они говорят, что занимаются футбольным бизнесом, какие-то слова: «матрица целей», «эффективность». Некоторые слова и я то не разберу.



Дмитрий Морозов: Ну, судя по старту «Спартака» в Лиге чемпионов…



Роберт Воскеричян: А когда до дела доходит, они делают такую вообще ерунду. Непонятно, как можно утверждать, что ты занимаешься футбольным бизнесом, руководишь клубом с таким бюджетом, и говоришь вещи, которые не должен говорить пятиклассник. Вот почему мое возмущение было. Это не деланное возмущение.



Валерий Винокуров: Олег между прочим еще как бы расширил, сказал, что для России это типично. Вы с этим согласны?



Роберт Воскеричян: По поводу Чубайса в принципе не согласен в том смысле, что ситуация с билетами на стадион и с энергетикой в России настолько разнится, что знаете… Конечно, можно описать влияние лунного света на рост телеграфных столбов, но в данном случае ничего между Шавло и Чубайсом ни с точки зрения объема бизнеса, ни с точки зрения, будем откровенны, человеческих, умственных и прочих способностей. Тут просто нечего сравнивать.



Дмитрий Морозов: На очереди Игорь из Одинцово.



Слушатель: У меня вопрос общий. Я про интеллектуальный уровень игроков. Зависит ли от этого игра на поле? Титов – разносторонний человек, он прилично играет, может принять, отдать. А я вот смотрю, Кержаков, Быстров, Павлюченко – как-то они бум-бум, бум-бум… Зависит ли игра от уровня интеллекта человека?



Дмитрий Морозов: Евгений из Липецкой области.



Слушатель: Как известно, Лига чемпионов является коммерческим турниром, то есть за победу платят деньги. А сколько платят? Еще в кубке УЕФА за победу тоже платят?



Валерий Винокуров: Да, но в Кубке УЕФА там суммируется, там не каждый матч. За победу в Лиге чемпионов, по-моему, 800 тысяч евро сейчас, 400 – за ничью, и за поражение – ничего. А просто за то, что пробились в групповой турнир - по 2 миллиона евро каждому клубу.


Итак, Роберт, у нас вопросы накопились. Павлу из Санкт-Петербурга про игру «Спартака» мы сейчас не будем.



Роберт Воскеричян: По поводу теннисистов и налогов. Это зависит от того, какую часть времени, если берем год, 186 дней – это стандартные международные правила. Если говорить о теннисистах, точнее о теннисистках, о Маше Шараповой, которую почему-то все упорно именуют россиянкой, хотя, может быть, это правильно с точки зрения документальных вещей, но так, как она говорит по-русски, и как она поступает, в частности отказывается за сборную играть, то не совсем это российская теннисистка. Так вот она налоги платит и премиальные, подоходные и прочие, и за рекламу тоже, то есть все средства, которые зарабатываются:



Валерий Винокуров: :все платятся в США.



Роберт Воскеричян: А, скажем, легионеры бразильцы, которые играют в ЦСКА или в «Спартаке» и получают достаточно крупные, ну, несравнимые с доходами Шараповой, естественно, но они и играют хуже в своем виде спорта, они платят 13% подоходный налог – по российским меркам.



Валерий Винокуров: А вот некоторые теннисисты, которые считается, что у них резиденция в Монако, например, там очень низкие налоги, но для того, чтобы платить эти даже низкие налоги, надо все равно 186 дней там прожить. Поэтому очень многие теннисисты вообще налоги не платят, ибо ни в одной из стран не находятся в течение 186 дней.



Роберт Воскеричян: Вот мы и ответили на вопрос, почему они перекати-поле, переезжают из страны в страну. Это еще и экономические, налоговые…



Дмитрий Морозов: Но они не могут находиться 186 дней в одном месте, поскольку играют на протяжении всего сезона во всем мире.



Валерий Винокуров: Да, вопрос, видимо, там даже заключается не в самом месте нахождения, а может быть, куда переводятся эти деньги. Если они переводятся в банк в Монако и находятся там в течение 186 дней, то с них потом снимаются налоги. Я лично думаю, что так.



Роберт Воскеричян: Видимо, так.



Валерий Винокуров: Теперь вопрос об игре «Спартака». Этот вопрос, я бы сказал, несколько провокационный. Поэтому я вам так в шутку и отвечу. Вот если бы, Павел, вы вдруг узнали, что «Бавария» выиграла у молдавского «Шерифа» со счетом 4:0, вы бы удивились? Вы бы не удивились, я думаю. Вы вот узнали, что «Бавария» выиграла у «Спартака» 4:0, а «Спартак» у «Шерифа» выиграть не мог (1:1 и 0:0, как мы знаем). Поэтому у меня лично это поражение удивления не вызвало. А счет мог быть любым. И «Спартак» мог один гол забить, а «Бавария» могла еще забить. Поэтому соотношение сил между «Баварией», «Спартаком» и «Шерифом», видимо, вот сейчас таково.


На вопрос Игоря насчет Титова…



Роберт Воскеричян: Это очень глубокий, на самом деле, вопрос, он мне понравился. Но я не готов сейчас разбирать интеллектуальные возможности конкретных игроков. Но совершенно очевидно, что, может быть, Егор Титов и не является светочем знаний, но на фоне того же Быстрова, который на голубом глазу утверждает, что книги и газеты он не читает, потому что от этого портятся глаза, зрение, конечно, выглядит корифеем всех наук. И вообще он приятный парень, он нормально общается с журналистами. Обоснованно отвечает на критику, не обижается и так далее. Конечно, футбол – это интеллектуальная игра, на самом деле. Сказки про двух сыновей, один из которых был умный, а второй футболист, - это анекдот. На самом деле, нужно иметь голову, чтобы играть очень хорошо. Согласен с Цветковым Игорем.



Валерий Винокуров: Но, вообще, Игорь, должен вам сказать, что, к сожалению, на протяжении 45 лет, как я занимаюсь футбольной, в частности, журналистикой, я встречал людей, которые на поле выглядели исключительно умными с точки зрения футбола людьми, а в жизни, к сожалению, оказывались весьма примитивными и ограниченными. Но это были очень редкие исключения. Все-таки острота ума, когда она на поле проявлялась, то и в жизни тоже. Ни одну из истин абсолютизировать нельзя.



Дмитрий Морозов: Кирилл из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Я по поводу стадиона Кирова. Есть экономическая обоснованность все-таки его сноса? И всегда ли мы следуем букве УЕФА, когда она к нам предъявляет требования по различным стадионам, не идем ли мы на поводу у УЕФА? А в плане игроков и интеллекта, я согласен. В «Зените» был Николай Рязанов, которого носили в самолет. Но играл он неплохо. Также Джорджа Беста можно вспомнить.



Валерий Винокуров: Ну, Джордж Бест, несмотря на свое не очень хорошее поведение, на самом деле, был очень остроумный, умный человек. Но как мы знаем, и очень умные актеры и писатели иногда ведут такой образ жизни, какой вел Джордж Бест.



Дмитрий Морозов: Есть еще звонок от Петра Константиновича из Московской области.



Слушатель: Раньше стадионы отдавали под вещевые рынки, сейчас Мадонна выступала. Ведь это дополнительный доход для стадиона. Может быть, эти деньги и бросить на развитие детских спортивных школ, строительство стадиончиков?



Валерий Винокуров: Вопросы мы суммируем Роберту – про стадионы.



Роберт Воскеричян: Стадион в Санкт-Петербурге окупится частично за счет того, что у «Зенита» есть масса болельщиков. Я думаю, 62 тысячи, у «Зенита» не меньше болельщиков, чем у «Спартака», которые могут придти на стадион. Может быть, по стране меньше, но в городе людей, которые купят билет и придут, может быть, даже и больше. Поэтому и за счет этого источника окупится. Но там же еще есть и дополнение к проекту – торгово-офисный центр, гостиница. То, что есть сегодня в Англии.



Дмитрий Морозов: То, что приносит доход.



Роберт Воскеричян: Окупится это 100 процентов. А что касается стадиона Кирова, конечно, может, у питерцев, у ленинградцев ностальгия по этому стадиону. Но он уже никаким нормам не соответствует. Поэтому, конечно, мы идем на поводу у УЕФА, более того, мы подчиняемся этим нормам. А как же по-другому? Тогда придется новые УЕФА, альтернативные, создавать и в этих турнирах самим играть.



Дмитрий Морозов: В Англии тоже сносились старые арены, и Уэмбли.



Роберт Воскеричян: И Уэмбли – это вообще святыня. А что касается Лужников, ну это же спортивно-концертный комплекс, нормальное сочетание. Не только Лужники, но и любые дворцы спорта. Проводят концерт Мадонны – получают прибыль. А что касается именно Лужников, то они вкладывают и в команду мастеров, так раньше говорили – сейчас ФК, профессиональный футбольный клуб «Торпедо», и школа у них нормально работает.



Валерий Винокуров: Вообще, мне кажется, что Петр Константинович не учитывает того, что средства, которые поступают от концертной деятельности, они нужны, между прочим, и на развитие эстрадного искусства и музыкального и так далее. Другое дело, что, может быть, не столько надо, можно было бы поделиться с детско-юношескими спортивными школами.



Роберт Воскеричян: Ну, я хочу добавить, что у нас очень, не в обиду нашему слушателю будет сказано, но в стране у нас очень много специалистов по тому, как правильно распределить финансы, особенно финансы, которые принадлежат другим организациям и даже людям. Я думаю, что более-менее разумно распределяются средства, полученные и от «барахолки»…



Валерий Винокуров: Их на стадионах уже нет.



Роберт Воскеричян: И от концертов, потому что очень многие такие сооружения поддерживают и спорт.



Дмитрий Морозов: Там ситуация с финансами не очень, вы же рассказывали об этом.



Роберт Воскеричян: Ну, не очень, но по крайней мере, если бы не поддерживали, была бы совсем не очень. Пока еще проживет команда.



Валерий Винокуров: Если задуматься о том, откуда изыскать средства на развитие детско-юношеских футбольных школ, то на поверхности лежит: установить хотя бы игрокам премьер-лиги зарплаты, соответствующие уровню их игры. Потому что всем понятно, что уровень игры футболистов, которые в разных командах получают миллион долларов в год, они не играют на такую сумму. Если бы ему платили 200 тысяч долларов в год, предположим, ту сумму, на которую он действительно играет, тогда бы можно было оставшиеся средства бросить на развитие детско-юношеских спортивных школ.



Дмитрий Морозов: Два телефонных сигнала из Москвы. Первым дозвонился Владимир.



Слушатель: Меня всегда удивляет, как же мы любим раздувать скандалы практически из ничего. По сравнению с отъездом того же Могильного побег этих ребят – это просто детский лепет. В свое время Могильный был приговорен по статье за дезертирство, и у человека вообще отбили охоту не просто приезжать, а просто говорить слово Россия и Советский Союз. Того же самого они сейчас добьются и от этих ребят, они забудут про эту Россию навсегда и вообще сюда ногой не ступят. Это первое. Второе, по поводу матчей на Кубке УЕФА и Лиге чемпионов. Такая разительная разница в игре команд европейских и наших. Скорости просто космические у европейских команд, и мы как будто пешком ходим на их уровне. И говорят: вот это супер-игра ЦСКА – «Спартак». Ну, это же смешно слышать! Какая это супер-игра, когда тот же «Спартак» - это дворовая команда по сравнению с «Баварией». У меня вопрос к вам: на сколько лет мы сейчас приблизительно отстаем в своем футбольном развитии от ведущих европейских стран? Мое ощущение, что лет 30-40, если не больше.



Валерий Винокуров: Я вам отвечу даже с помощью очень хорошей заметки Павла Васильева в газете «Московский комсомолец». Он все вопросы осветил, которые вы задали, я прочитаю просто два абзаца, а мы с этим согласны. Я вам отвечу чуть позже, когда мы послушаем:



Дмитрий Морозов: :Александра.



Слушатель: Перед матчем ЦСКА – «Спартак» шумиху подняли по поводу билетов для спартаковцев, что они дороже. И потом вдруг внезапно Шавло объявил, что конфликт исчерпан. Поподробнее можно рассказать, что так быстро они?



Роберт Воскеричян: Конфликта как такового не было. Шавло просто начал громко возмущаться, в том числе через прессу, через электронные средства массовой информации, что, дескать, 150 рублей – цена билета для армейских болельщиков и на 100 рублей дороже для спартаковских, это дискриминация. Потом выяснилось, что ЦСКА через КЛС (клуб любителей спорта) при команде, который помогает определенные программы для болельщиков осуществлять, дотирует за счет средств клуба. А кто мешает это делать «Спартаку»? Пускай сделают стадион на 20 тысяч больше мест, и у них деньги тогда появятся. То есть Шавло, видимо, понял, что он не то сказал и потихонечку спустил это дело на тормозах. Там не было даже предмета для конфликта.



Дмитрий Морозов: Слушаем Георгия, москвича.



Слушатель: Вопрос экономический к Роберту. Вчера по «Евроньюс» объявили, что группа российских олигархов проводит переговоры о покупке «Арсенала». Правда ли это? И знает ли наш президент об этом?



Валерий Винокуров: Тут я вам отвечу сразу. Об этом еще пока не знает «Арсенал». Вот я сегодня слышал по «Би-Би-Си» заявление «Арсенала», что он об этом слышит первый раз.



Роберт Воскеричян: Еще я добавлю, что, возможно, на следующей неделе в одном из « Прессинг ов по будням» более подробно разберем ситуацию не только с возможной покупкой «Арсенала», но и с более чем возможной покупкой «Вестхен». Это все впереди.



Дмитрий Морозов: «Прямая связь между Шавло и Чубайсом. Они не видят дальше своего кармана. В Москве электродефицит, а в Костроме простаивает крупнейшая в Европе ГРЭС. Эффективные менеджеры не способны проложить электролинии». Это мнение Дмитрия, который спрашивает: «Правда ли, что у Блинова был самый сильный щелчок в нашем хоккее?»



Роберт Воскеричян: Да.



Валерий Винокуров: Это правда.



Дмитрий Морозов: «В конце 80-х Колосков обещал в каждом микрорайоне легкий закрытый манеж для футбола. Игорь Цветков». Ну, эти обещания, понятное дело, не сбылись.


«Такие личности, как Шарапова, говорящие на ломаном русском языке, вставляя американские слова, заслуживают только отвращение, - так считает Александр. – Великие спортсмены советской эпохи могли похвастаться медалями Олимпиад, а чем могут эти? Россия должна о них просто забыть и не вспоминать».


«Как скажется на тренерской деятельности Хиддинка скандалы в финансовой сфере?» Речь идет, судя по всему, о налогах.



Роберт Воскеричян: Да, ему предстоит суд, это уже серьезно. Раз они в досудебном порядке не смогли урегулировать налоговый спор, это уже серьезно.



Валерий Винокуров: В конце января в Голландии.



Роберт Воскеричян: Предстоит суд в Голландии. Как это скажется на его работе в сборной России, сейчас не скажет никто, не говоря уже об эксперте программы « Прессинг ». Это очень сложный вопрос. Надеюсь, что не скажется.



Валерий Винокуров: Адвокаты там пытались урегулировать, но не удалось.



Роберт Воскеричян: Не вышло.



Валерий Винокуров: И его оправдания, что он жил в Бельгии, в данном случаи не были приняты, что он жил период времени после чемпионата мира в Японии и Корее в Бельгии. Это, видимо, связано все-таки с тем, что мы когда отвечали Геннадию про налоги от рекламы, где больше он жил 186 дней или где лежали эти деньги, видимо, тут вот это все. Ну, там то нормальная судебная система, которая в этом разберется.



Дмитрий Морозов: Но как скажется на тренерской деятельности, был вопрос, как мы считаем?



Роберт Воскеричян: Я думаю, что никак. Если, конечно, не арестуют и не посадят в тюрьму, то никак не скажется. Если он свободен, он может летать в Россию работать и так далее. Суд будет идти своим чередом, а работа со сборной России своим чередом.



Валерий Винокуров: Адвокаты само собой. Я думаю, что во всяком случае ему не грозит за неуплату:



Роберт Воскеричян: :арест, я думаю, нет.



Валерий Винокуров: За неуплату налогов участь Ходорковского его, я думаю, никак не ожидает.



Роберт Воскеричян: Если не заплатил, и это докажут, он просто вернет эти деньги с каким-то еще штрафом дополнительным, и все на этом закончится.



Дмитрий Морозов: Слушатель, который не подписался, горячо поздравляет американскую теннисную школу и ее воспитанницу Марию Шарапову с победой в US Open .


«Егор Титов не читает газет, - сообщает Станислав Павлович, - и поступает правильно. Помните профессора Преображенского? Очень хорошо, что он так реагирует на критику. Нужно старые стадионы сносить, а новые строить».



Валерий Винокуров: Понятно, а уж Титов, раз о нем вспомнил Станислав Павлович, сейчас я буду отвечать с помощью газеты «Московский комсомолец» на вопрос Владимира, на сколько лет отстал футбол? А насчет Титова, например, его некоторые высказывания я помню до сих пор. В программе « Прессинг », в частности, он сказал: «Пока не перейдем на календарь осень – весна, вообще, ничего на европейской арене не добьемся». Это говорит о том, что человек действительно мыслящий.


Владимир, вот смотрите, что пишет Павел Васильев в газете «Московский комсомолец», которая вышла на этой неделе. Называется «Пьедестал под обстрелом». Он пишет, что «сперва превозносили Хиддинка. Все в восторге, а теперь Хиддинк просто еще не знает, что наступила его очередь по разоблачениям. Так вот. И тут 0:0 с хорватами. Остолбенелые граждане не знают, что и сказать. Как же так? Да тот ли это Гус в конце концов?! Настоящий ли?! Некоторым из коллег стало так тревожно, что они бросились перелистывать русскую классику, в частности потревожили Андрея Платонова в поисках левоватых параллелей. Иные срочно опросили всех наших тренеров, которые с удовольствием показали свое критическое мастерство, призрачно намекая, что, мол, этот хваленый Гус ничем их не удивил». Почему призрачно? Может, нарочно так пошутил. Прозрачно – намекая как бы.



Роберт Воскеричян: Может быть.



Валерий Винокуров: «Некоторые патриоты обиделись на Гуса: чего это он не остался посмотреть жуткий российский триллер ЦСКА – «Спартак»? На родину потянуло? Рановато, батенька. А вот я тренера понимаю. Он уже все понял с нашим футбольчиком: у «Спартака» выйдет 8 иностранцев, у ЦСКА – шесть, бразильцев будет на поле пять, россиян чуть поболе. Игра будет медленной, неспешной, а забьют после стандартов и примитивных ошибок защиты. Для кого-то триллер, а для кого-то заурядный матч. Мы то привыкли такие матчи рассматривать на фоне иных, которые смотреть невозможно. По той игре, что показали наши лучшие клубы (вышло во вторник, до результатов матчей Лиги чемпионов), делать им в Европе особенно нечего. Лига чемпионов, говорите? Да нет, пожалуй. В Кубок УЕФА светит попасть и тем, и другим, и это еще в лучшем случае».


Вот очень важно, отвечаю Владимиру, насчет скорости он говорил: «Дипломатичный Хиддинк, отвечая на многочисленные расспросы в конце лета, педалировал лишь одну деталь нашего с вами футбола. Сколь возможно мягко он повторял: низкая скорость, медленно играют, медленно бегут, Европа играет быстро, командное движение, будем работать над скоростью, низкая скорость и так далее». Дальше Павел Васильев эту мысль развивает: «Вы обратите внимание, как быстро ухватывают это (а именно что можно здесь играть медленно в России) приезжающие к нам легионеры. Курорт, а не чемпионат. Хотя по ногам бьют много, и вообще борьба отчаянная. С мячом могут не все, но борьба страшная на любом участке поля. Мне кажется, Хиддинк с этим всем уже разобрался. А легионеры поняли, что не надо только думать, что наши игроки не могут поднапрячься и побегать. Они могут, только не хотят. Зачем напрягаться, когда во внутреннем чемпионате никто особо не напрягается?» Вот в таком духе.


Владимир, вы спросили: на сколько лет отстали? Тут вам никто не скажет. Вчера, по-моему, мы в беседе с Робертом касались этой темы случайно. И речь шла вот о чем: да, надо признать, что российский футбол прогрессирует, то есть прибавляет потихонечку. Вот, предположим, отставал на 2 метра, условно говорю, от европейского или мирового футбола, теперь прибавил полметра, а за это время европейский и мировой прибавил метр. Значит, отставание стало 2, 5 метра. Это как знаете, догонит ли:



Роберт Воскеричян: :черепаха поезд?



Валерий Винокуров: Догонит ли кролик черепаху? Владимир, так что я даже не надеюсь даже, честно говоря, дожить. Но хотелось бы дожить, до того времени, когда все-таки догонят.



Дмитрий Морозов: Игорь Анатольевич, москвич, приветствуем вас.



Слушатель: Позавчера я разговаривал с нашим ветераном легкой атлетики Леонидом Бартеньевым, это призер Олимпиады 1956 года.



Валерий Винокуров: Знаем, знаем. Он даже много помогал футболистам. В частности, например, московского «Динамо» тренеры привлекали его. И его вообще методика работы футболистов над скоростью распространена была еще в союзное время во всяком случае во всех московских клубах.



Слушатель: Я нарушу его просьбу не рассказывать. Когда он проводил зачет среди футболистов на скорость и сам участвовал, например, Лобановский, аж на 40 метров от него отстал. Разве это спортсмены? Это тунеядцы.



Валерий Винокуров: Игорь Анатольевич, вы не стесняйтесь, поскольку этот пример я лично знал, поэтому вы ничего тут не выдали.



Слушатель: И, во-вторых, наш футбол – это игрушка в руках медиа-бизнеса. Например, был такой недавно случай, когда Алишер Усманов – президент Федерации фехтования России, президент европейской федерации фехтования, он купил издательский дом «Коммерсант». На Радио Свобода звучало такое, что караул, в стране диктатура, если мы сейчас не выйдем на улицы, то будет 37-й год. На другой день я рассказал это заместителю Усманову, вице-президенту Федерации фехтования. Он посмеялся и говорит: «Какая это политика? Это просто чистый бизнес. Радио Свобода, правда, удивляет, там же Гагик Карапетян должен знать». Я говорю: «Ну, его на политику не пускают. Спорт – своя епархия, политика – своя».



Валерий Винокуров: Вообще, по спорту мы ничего, никакого Гагика Карапетяна, он у нас много лет выступал, потом он не захотел, передумал. Что значит, не пускают? И, кстати, мы ничего про это не говорили. Про то, что Усманов имеет отношение к фехтованию, я, правда, не знал, что он европейскую возглавляет. А то, что он возглавляет российскую, мы прекрасно знали. Но это никакого отношения не имеет к его работе в «Газпроме» и в покупке издательского дома «Коммерсант». Игорь Анатольевич, вы все перемешали, но главное зерно мы уловили, да, Роберт? Можем ответить Игорю Анатольевичу, что это действительно бизнес, медиа-бизнес и так далее.



Роберт Воскеричян: Но я не думаю, что в руках медиа-бизнеса, потому что я не знаю ни одну телевизионную компанию или издательский дом, который держит клуб.



Дмитрий Морозов: «Торпедо» - «Российская газета». Второй дивизион.



Роберт Воскеричян: Ну, это так… Частные проявления. А вот крупный сырьевой, нефтяной бизнес – это другой разговор.



Валерий Винокуров: То есть Игорь Анатольевич прав в том, что это все бизнес.



Роберт Воскеричян: Вообще прав, а в частности нет.



Валерий Винокуров: Да, к медиа-бизнесу это не имеет отношения, но то, что средства массовой информации раздувают и превозносят футбол в случае вообще малейшего какого-то успеха. Не далее как сегодня смотрел газету, по-моему, «Новые известия». И так огромное «Непобежденные», и восторженный отзыв о ЦСКА, что они не проиграли в Лиссабоне «Порто». И написано, что ЦСКА сыграл лучше, чем «Спартак» и даже чем «Реал» мадридский.



Роберт Воскеричян: Понятно, «Реал» проиграл.



Валерий Винокуров: «Реал» проиграл «Лиону». Вот тут Игорь Анатольевич, безусловно, прав, что раздувают так, а потом наступает отрезвление.



Дмитрий Морозов: Черед Владимира из Московской области настал.



Слушатель: Скорость бега на поле не говорит о том, что скорость игрового мышления соответствует. Если бы у нас были такие игроки, как Юрий Житин и Быстров, которые бегают быстро. А скорость игрового мышления не догоняет их.



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: А теперь вопрос к Роберту по поводу ситуации в омском «Авангарде» по хоккею экономическому. Как они обходятся, потому что у них «Сибнефть» ушла? Второй вопрос по поводу сегодняшней ситуации игры «Луча» и ФК «Москва». «Москва» добирается на перекладных. И вот они должны прибыть туда за час до игры. Как вообще эта ситуация может рассматриваться? И возможно ли в перспективе, что придет в нашу сборную Алексей Еременко из «Сатурна»?



Дмитрий Морозов: Он заигран за сборную Финляндии.



Валерий Винокуров: Нет, он никогда не сможет играть за сборную России, он же играет за сборную Финляндии уже давно. Я коротко про Владивосток. Дело в том, что когда такие далекие перелеты, то, к сожалению, а может быть, и к счастью, и так хотят поступать спортсмены, прилетать как можно ближе до начала игры, чтобы еще не попасть в этот период акклиматизации. Иногда и получается, что они за час попадут. Они долго-долго тянули, могли же вылететь заранее, но не хотели попасть в период акклиматизации, а потом реакклиматизации. Сыграть и быстренько улететь назад, чтобы еще организм продолжал действовать по московскому времени. Из-за этого, конечно, опоздания могут случаться. А теперь вот про омский «Авангард».



Роберт Воскеричян: Омский «Авангард», действительно «Сибнефть» ушла, у них были проблемы. Но они все-таки преодолели эти проблемы, потому что губернатор и руководство области нашло способ заменить «Сибнефть» какими-то другими компаниями. Но самое главное, что «Сибнефть», которая сейчас уже «Газпромнефть», те обязательства, которые давались по инфраструктуре, по участию в строительстве нового спортивного комплекса, дворца спорта, видимо, выполняют. А что касается денег на зарплату игрокам, очевидно, этот вопрос решен. Может быть, не в такой степени, как это было в период расцвета сотрудничества с «Сибнефтью». Но тем не менее, никаких страшных историй типа спартаковской нет. Все нормально в этом плане.



Дмитрий Морозов: Есть звонок от Леонида из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Частное мнение. Что касается соотношения футбольного и интеллектуального. Франц Беккенбауэр был и остался интеллектуалом. Валерий Лобановский был и остался. Но таких единицы.



Валерий Винокуров: Леонид, давайте не будем спорить. Я считаю, что большинство, а, наоборот, единицы тех, кто на поле выглядит интеллектуально, а в жизни – нет. Поэтому что мы будем сейчас спорить? Подсчитать это все равно невозможно. Вы говорите, Франц Беккенбауэр. Я вам перечислю, если просто взять из его команды, Уле Хенес, Карл Хайнц Румениге.



Роберт Воскеричян: А Гюнтер Нецер – просто гений.



Валерий Винокуров: Да, Хелмер. Это можно продолжать и продолжать. Поэтому на эту тему давайте спорить не будем, тем более, что, уверяю вас, что на протяжении 45 лет, что я занимаюсь футбольной журналистикой, а в футболе даже более чем полвека, я знаю просто лично больше людей, чем вы. Хотя, может быть, вы тоже знакомы с кем-то из футболистов.



Дмитрий Морозов: Иван, москвич, добрый день.



Слушатель: Неделю назад я вам звонил по поводу Дмитрия Аленичева о том, что, по мнению журнала «Форбс», он занял первое место среди самых высокооплачиваемых российских футболистов. Я хотел бы, чтобы Роберт Воскеричян прокомментировал это.



Роберт Воскеричян: Вы абсолютно точно все подметили, потому что у него очень высокий контракт в «Спартаке» был. А «Спартак» хотел, видимо, его наказать и не заплатить. Но не вышло, потому что у него очень серьезный агент.



Валерий Винокуров: Итальянец, Гуссини, по-моему.



Роберт Воскеричян: Да. У него серьезный агент, а у агента очень серьезные юристы на контракте. И они сделали так, что уважаемые бизнесмены от футбола, которые пытаются создать дефицит мест на стадионе, и тут попали в очень непростую ситуацию и выплатили все до конца. А сейчас он еще и в «Химках» получит контракт тысяч на 15.



Валерий Винокуров: На днях же он заявил, что он закончил?



Роберт Воскеричян: Ну, есть разные мнения. Если Андрей Тихонов силой своего авторитета дружеского уговорит его, то, может быть, да. Потому что как футболист он еще себя не исчерпал, ему всего лишь 33-34 года. Я думаю, он вполне пару сезонов, тем более что «Химки» в премьер-лигу наверняка выходят. Это вопрос открытый, он еще не решен.



Валерий Винокуров: Ну, если они, конечно, с Тихоновым начнут играть в Премьер-лиге и всем покажут, на что они способны, вот это они, конечно, докажут очень многим тогда.



Роберт Воскеричян: А то, что он – футболист прекрасный, сомнений никаких нет.



Дмитрий Морозов: Георгий из Санкт-Петербурга, добрый день.



Слушатель: Каждый должен знать свои силы, свою выносливость. Почему же на «Тур де Франс», которую я подробно смотрел летом, неприлично большое число участников не могло заканчивать свои этапы? В чем дело?



Валерий Винокуров: Это потому что в велосипедном спорте, как и во многих других видах спорта, существует не универсализация полная, а, наоборот, специализация. И вот спринтеры участвуют в основном в однодневных гонках, иногда в коротких недельных гонках. И люди со спринтерским уклоном не могут выдерживать напряжение гонок, где большие горные этапы.



Дмитрий Морозов: «По телеканалу « Спорт » выступал Игорь Добронравов. С какой целью?» - Станислав Павлович интересуется.



Валерий Винокуров: Игорь Добронравов на канале « Спорт »?



Дмитрий Морозов: Да.



Роберт Воскеричян: С целью информировать общественность спортивную о своих позициях по тому или иному вопросу.



Дмитрий Морозов: Станислав Павлович считает, что «наш футбол необходимо переводить на чемпионат по системе осень – весна».



Валерий Винокуров: Это безусловно.



Дмитрий Морозов: Екатерина Изотова интересуется: «Существует ли у нас фехтование? И как сложилась судьба Марка Ракиты?»



Валерий Винокуров: Марк Ракита – это, конечно, выдающийся фехтовальщик. Он неоднократно, кстати, выступал в программе « Прессинг ». А сейчас, насколько я знаю, он работает за рубежом тренером. Мне кажется, что в Испании, но может быть, я ошибаюсь. Но факт, что его ученики очень прогрессируют. Об этом как раз, в частности, в одном из своих последних выступлений у нас в программе « Прессинг » он и рассказывал. Но когда мы позвонили ему на предмет оценить итоги чемпионата мира, попутно спросили о личной жизни. Так что у него все в порядке. Я не знаю, с тех пор он мог уже вернуться в Россию и продолжать здесь работать. Тогда работал там.



Дмитрий Морозов: Звонок от Николая из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Объясните мне, пожалуйста, вы сказали, что игрокам надо платить по игре. Вот как оценить, наиграл игрок на 200 тысяч долларов, на 250 или на 300? По каким критериям?



Валерий Винокуров: Николай, сейчас ответит Роберт, потому что тут критериев жестких что называется нет. А вот критерий один – что такие зарплаты в России, что футболистов российских нигде даже на просмотры не вызывают в Европе, потому что в любом случае они не отвечают этим зарплатам.



Роберт Воскеричян: Я думаю, что даже не то чтобы не отвечают этим зарплатам. А критерии не жесткие, а очень жесткие. То есть за гол, за пас. Здесь совершенно очевидно, что должно быть соответствие между тем, на каком уровне играет этот игрок, и сколько соответствующему ему уровню платят в европейских странах. Допустим, известен случай, когда Эдгарас Финкаускас, его зарплата составляла 25 тысяч евро в месяц во французском клубе.



Валерий Винокуров: В Ницце.



Роберт Воскеричян: Игроков такого уровня среди россиян в премьер-лиге практически нет, почти нет. А те, которые есть, получают миллион-полтора. Это то, что мы знаем на поверхности, а что там под столом – мы вообще не знаем.



Дмитрий Морозов: Кстати, я недавно прочитал, что Том Ази получал в прошлом сезоне в «Роме» 5 тысяч евро в месяц.



Валерий Винокуров: Да, потому что он не играл, и по контракту, пока лечился, получал.



Роберт Воскеричян: Вот поэтому они и не соответствуют. Как есть, не по чину берет. Это о чиновниках – взяточниках. А здесь не по чину получает.



Валерий Винокуров: Николай, понимаете, в чем дело, ведь еще есть очень важный критерий – сколько клуб зарабатывает. В России, к сожалению, он совершенно не действует. Если, предположим, в Мадриде на то, чтобы посмотреть, как играет Зидан, Бэкхем и так далее, ходили миллионы людей в течение сезона, и клуб очень много зарабатывал, то он соответственно людям, которые собирают этих людей, и платил. А когда игроки не собирают, их выступление в том числе и за сборную, и на международной арене не соответствует уровню зарплат. Поэтому мы никакого открытия в этом смысле не совершили.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG