Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. Премьера фильма Оливера Строуна «Башни-близнецы» в Москве


Мумин Шакиров: В Москве прошла премьера картины американского режиссера Оливера Стоуна «Башни-близнецы». Известный голливудский мэтр рассказал в своем фильме о героях полицейских, бросившихся спасать людей после того, как в здание Всемирного торгового центра в Нью-Йорке врезались самолеты.


В основу сюжета легла реальная история ветерана полицейского управления сержанта Джона Маклахлина и офицера Уилла Химено. Они первыми в составе небольшой группы военных приехали на место трагедии, сами отправились в башни и попали в ловушку, когда здания рухнули. В живых остались только двое, Маклахлин и Химено. Джон и Уилл оказались погребенными под шестиметровым слоем искореженного металла и глыб бетона. Полицейские не могли видеть друг друга, но общались, говорили о своих семьях, о работе, о мечтах и разочарованиях в течение 12 часов, пока их не обнаружили спасатели. В фильме также показаны их жены и дети, которые прошли круги ада, не имея информации о своих близких.


Оливер Стоун намеренно избежал в этой картине политических оценок трагедии, упоминаний о террористах и полностью сосредоточил свое внимание на простых людях, которым пришлось выполнять профессиональный долг. С этих слов он начал свою пресс-конференцию в Москве.



Оливер Стоун: Нашим изначальным намерением было работать непосредственно с теми людьми, которые стали свидетелями этой катастрофы, которые принимали непосредственное участие в помощи тем людям, которые остались под завалами. Мы работали и с теми людьми, которые были извлечены из-под завалов. Вы знаете, что их всего 20 человек из тех 3 тысяч, которые погибли. Мы непосредственно работали с Джоном, Уиллом, их женами, спасателями. В наших съемках принимали участие около 40-50 настоящих спасателей, которые действительно работали 11 сентября на месте катастрофы. Мы вплотную сотрудничали с администрацией города Нью-Йорка, со многими агентствами и компаниями города. Мы хотели, мы пытались и настаивали на том, чтобы передать все детали, в подробных мелочах все то, что происходило в тот день, все то, что чувствовали люди, которые стали свидетелями этой катастрофы.


Что же касается реакции на этот фильм, на первый просмотр мы пригласили тех людей, которые работали на месте, где стояли башни, это были и полицейские, и пожарные, и родственники погибших. От них мы получили колоссальное слово поддержки.



Мумин Шакиров: Оливеру Стоуну кто-то из журналистов бросил упрек, что в таком фильме, как «Башни-близнецы», где показывается трагедия 11 сентября, не должны мелькать лица узнаваемых голливудских звезд. А главную роль – сержанта Джона Маклахлина – сыграл известный актер Николас Кэйдж.



Оливер Стоун: Я не могу согласиться, просто даже не понимаю логику, когда люди высказывают такую точку зрения. Мы работаем в Голливуде, нам нужны деньги на съемки фильма. Эта лента очень дорогая. Даже если не очень дорогая, то для своего жанра она весьма и весьма дорогостоящая. Поверьте, что все площадки, которые нам приходилось готовить в Лос-Анджелесе, они тоже обошлись нам в немалые суммы. Построить сцены с интерьерами башен-близнецов внутри, реконструировать все завалы – все это очень тяжелая работа, на самом деле, я бы даже сказал кошмарная. Плюс учитывайте, сколько денег требуется на компьютерную графику. Поэтому, чтобы фильм был успешный и окупался, без фактора узнаваемости, наверное, не обойтись. И Ник Кэйдж, на мой взгляд, идеально вписывается в эту картину. Я бы назвал его лучшим актером своего поколения. К тому же он внешне очень похож на Джона, и во время подготовки этой картины немало времени провел вместе с ним.


Плюс учитывайте, пожалуйста, и правила драмы. События разворачиваются в 24 часа, нам нужно было все это время втиснуть в двухчасовой формат. Если говорить о чистой документалке, то она строится, конечно, по другим правилам, это другой жанр. Наш фильм – это традиционная голливудская драма, и поэтому опять же нам нужна была очень сильная узнаваемость. Думаю, если бы в России снимали фильм о теракте такого уровня, то играли бы по тем же правилам. И не только в России. В Мадриде, в Лондоне, если бы фильм был посвящен цунами в Юго-Восточной Азии – все было бы по тем же правилам.



Мумин Шакиров: Кто-то из журналистов высказал мнение, что кассовые сборы «Башен-близнецов» оказались очень скромными. Оливер Стоун не согласился с такой оценкой.



Оливер Стоун: Показатели сборов по кинотеатрам в Америке достаточно хорошие. И фильм вполне будет прибыльным для студии, которая его сняла. Плюс ко всему сейчас опять начинается мировой прокат этой ленты. Действительно, многие не готовы увидеть эту ленту сейчас, многие пытаются забыть этот день. Те, кто забыли, даже не хотят о нем вспоминать, хотят стереть его из своей памяти. Для многих это слишком печальное зрелище, они, наверное, сейчас не пойдут в кинотеатр смотреть эту ленту. Но это подлинная картина тех событий, переживаний пятерых главных героев. Я абсолютно уверен, что если не сейчас, то потом, через какое-то количество лет те, кто сейчас не готовы посмотреть эту картину, к ней вернутся. И плюс будут новые поколения. Любой ребенок, который сейчас не готов ее увидеть, когда-нибудь увидит эту картину и поймет, действительно, что же это был за день – 11 сентября.



Мумин Шакиров: И все-таки разговоров о политике Оливеру Стоуну не удалось избежать. Журналисты спросили о реакции Белого дома на картину.



Оливер Стоун: Может быть, была какая-то реакция, но, по крайней мере, я ничего об этом не знаю. Я делал фильм не для Белого дома, хочу это особо подчеркнуть. Для меня это фильм не политический. Хотя, конечно, в какой-то степени в Америке он слегка оказался политическим, но только слегка. Заметьте, что герои фильма ни слова не говорят о политике. Меня уже критиковали за то, что я якобы ввязываюсь в политику, после съемок фильма «Взвод». Но как тогда, так и сейчас я готов настаивать на том, что это фильм о чувствах, это фильм об отзывчивости обычных американцев, о том, как они в один день смогли подняться над собственными интересами. Это фильм о семейных ценностях, о духовных и о том, что духовные ценности на определенном этапе могут оказаться сильнее любых физических. Фильм об обычном человеке, не более того.


Даже если политика каким-то образом здесь оказывается замешана, без нее никак не обойтись, то я хочу развенчать раз и навсегда этот миф. Этот фильм не о том, мы за Буша или против Буша, за войну в Ираке или против войны в Ираке. Это фильм просто об обычных людях. Поэтому я очень прошу вас посмотреть эту картину прежде, чем говорить и делать какие-то заключения. Посмотрите эту картину об обыкновенных людях.



Мумин Шакиров: В фильме, как уже же говорилось, нет ни слова о политике, но на пресс-конференции Оливер Стоун высказал все же свое отношение к администрации Белого дома.



Оливер Стоун: Я уже говорил, наверное, эту тему затрагивал. Я считаю, что администрация Джорджа Буша… события 11 сентября позволили нарушить те основы, на которых строилась наша страна. То, что сейчас происходит, к сожалению, мы все понимаем, что это надолго, это ошибка. Но как это будет исправляться теперь – непонятно. Потому что то, что Джордж Буш назвал войной, он мог бы назвать войной с таким же успехом все, что угодно – и войну с наркоманией, и войну с бедностью, и войну с неграмотностью. Все это требует определенных усилий и большого-большого времени. А также правильной модели, как это сделать. Сейчас то, что мы видим, вся эта модель сводится к одному – к страху.


Те президенты, которые были у нас раньше, вспомним Эйзенхауэра, его основной идеей было успокоить население, дать ему почувствовать, что все хорошо, что все можно исправить. Вспомним Рузвельта, который пришел к власти тоже в очень смутное время, такое же смутное, как и сейчас когда наша страна была в состоянии экономической депрессии. Тогда он говорил, что страх – это единственная вещь, которую мы должны бояться. Это мудрый подход и правильный подход. Что мы слышим от Джорджа Буша сейчас? Сплошные обещания: «я защищу», «я дам вам безопасность»… Все это напоминает слегка утопию Оруэлла, потому что сводится к каким-то противоречиям. «Со мной вы будете в безопасности, - говорит он. – Голосуйте за меня, и тогда вы получите еще больше денег. Отдайте мне взамен свободу, отдайте свои чувства, отдайте свои мысли и идеи». Все это либо «за», либо «против» приводит к сильнейшей и опасной поляризации общества, а также к разрушению моральных устоев.



Мумин Шакиров: И под финал Оливер Стоун поделился своим мыслями о том, какое влияние на него лично оказывают его картины.



Оливер Стоун: Думаю, каждая лента, с которой я работаю, меняет меня в какой-то связи. Я всегда нахожусь на большом канале связи с каждой картиной, над которой я работаю. Скажем, 1997 год или 1993 год – я прежде всего думал о картинах, над которыми я тогда работал. Идет мышление ретроспективное или, может быть, иногда по кругу. Например, после фильма «Александр», над которым я работал очень много и очень долго, мне было очень приятно после этого вернуться в Нью-Йорк и работать в Нью-Йорке, который является моим родным городом, там я родился. И, завершив съемки, для нас это было большим успехом. Мы фактически отмечали то мужество, с которым люди, ставшие героями нашего фильма, их коллеги и друзья преодолевали трудности определенные в тот день. Собственно говоря, все мои картины, наверное, построены по такому принципу, будь то «Взвод», «Уолл-стрит» или «Рожденный 4-го июля».



Мумин Шакиров: Критики по-разному отнеслись к картине Оливера Стоуна «Башни-близнецы». Кто-то назвал фильм плоским плакатом, не отражающим всю полноту трагедии 11 сентября, кто-то упрекнул мэтра в отсутствии политической позиции. Циникам эта драма может показаться излишне сентиментальной. Но если посмотреть эту трагедию глазами человека, который, так же как и миллионы американцев, пережил этот кошмар, случившийся 11 сентября 2001 года, то героизм, семейные ценности, патриотизм и мужская дружба, показанные в картине, не выглядят декоративными. Оливер Стоун выполнил свой гражданский долг, как смог.


XS
SM
MD
LG