Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Томске прошел митинг противников абортов


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ольга Беклемищева, Мелани Бачина.



Александр Гостев: В Томске прошел митинг противников абортов. Он был организован в рамках международной кампании "Право на жизнь". В России православная церковь резко выступает против абортов, впрочем, как и католическая церковь во всем мире. С точки зрения подавляющего большинства христиан, аборт является убийством, так как зародыш обладает душой. Если же отвлечься от теологии и этики, то проблема абортов является социальной, чаще всего на него идут женщины и семьи, у которых просто нет денег на ребенка.


Сложную во всех отношениях тему абортов начнем с репортажа из Томска, где и прошел тот самый митинг.



Мелани Бачина: Выступая против абортов, организаторы митинга хотят привлечь внимание и к демографической ситуации. Страна в опасности, - говорят молодые люди. Дмитрий Баранов - студент, организатор митинга.



Дмитрий Баранов: Я говорю как гражданин, как человек своего народа. То есть я себя ощущаю так. Очень много людей, к сожалению, себя со своим народом не соотносят, а я себя соотношу с русской нацией. И я говорю о том, что мы вымирающая нация, и если русские люди рожать не будут, то нас не станет. Я именно поэтому хотел привлечь внимание. Мы же запрещаем людям грабить, мы запрещаем людям убивать человека, который уже родился. Нас здесь всего лишь несколько студентов, мы не можем ничего запретить. Мы всего лишь пытаемся привлечь внимание. То есть у нас есть очень много материалов, и мы хотели бы их раздать прохожим, чтобы, когда у них встанет выбор, может быть, такая идея появится в голове - сделать аборт, чтобы они вспомнили об этом и подумали, что это не какая-то простая медицинская операция, а что это убийство. Наша главная цель сейчас - это пропаганда, а не запрет.



Мелани Бачина: Но игнорировать опыт ряда стран, где аборт запрещен законом все же не стоит - добавляет Дмитрий. В листовках, которые организаторы раздают прохожим, подробная информация о том, что такое аборт и какие у него последствия. Прохожие листовки берут, но к акции протеста не присоединяются. Митинг православной общины и молебен под открытым небом почти не привлекают внимания горожан.


А вот офицер Николай Матюхов, присоединившийся к митингующим, уверен: неблагоприятная демографическая ситуация угрожает существованию России.



Николай Матюхов: Нам надо колокол большой вешать, над всем Томском, и в него бить каждый день и кричать: «Мы против абортов! Что вы творите? Что вы делаете?» Орать надо вовсю! Вымираем, все уже.



Мелани Бачина: 13 тысяч абортов в день и 4 миллиона в год - такие статистические данные по стране приводят томские студенты. И это заставляет их, как они сами говорят, возвысить свой голос и попытаться объяснить горожанам свою позицию.



Александр Гостев: Медицинский обозреватель Радио Свобода Ольга Беклемищева считает, что томские студенты, организовавшие митинг, пользовались неверными статистическими данными. Она попросила прокомментировать ситуацию с абортами в сегодняшней России представителей разных профессий, от статистика до врача.



Ольга Беклемищева: Но если статистика основная причина, заставившая томских верующих студентов возвышать свой голос, то они могут успокоиться: цифры, которыми они оперируют, неверные. Начальник отдела Российского государственного статистического комитета Светлана Никитина дает официальную справку.


Светлана Юрьевна, сколько в России делается абортов за год?



Светлана Никитина: Один миллион 732 тысячи - 2005 год. То есть в принципе снижение за последние 10 лет произошло существенное числа абортов. Для сравнения, раньше, когда мы сравнивали, что, если родилось столько-то народу, то число абортов в два раза больше составило. Сейчас разница не так велика, но снизилась она, разумеется, из-за того, что все-таки контрацепция стала применяться.



Ольга Беклемищева: Борьба с абортами может выйти за разумные рамки. О том, как это происходит в Америке, рассказывает наш постоянный американский эксперт, профессор Даниил Борисович Голубев.



Даниил Голубев: 30 лет назад Верховный суд Соединенных Штатов принял решение, ставшее судьбоносным для миллионов американских женщин, решение по делу "Роу против Уэйда" легализовало аборты. Однако это не значит, что проблема была решена раз и навсегда. В Соединенных Штатах существует мощное движение протеста, требующее вновь запретить аборты, как акты, противоречащие требованиям морали и религии. Одним из результатов этого движения является то, что "Медикейд", федеральная программа медицинского страхования малоимущих, не оплачивает аборты. Мало этого, в 90 округах нет ни одного хирурга-гинеколога, умеющего делать аборты. В целом по стране таких специалистов насчитывается всего около 2 тысяч человек. В большинстве медицинских вузов будущих врачей не учат этой процедуре и вообще стараются о ней не упоминать. Нередко врачей-гинекологов убивают религиозные фанатики. Мне, воспитаннику русской медицинской школы, считающему, что только женщина вправе решать, быть ей матерью или нет, а аборты - это рядовая хирургическая операция, все это представляется совершенно диким.



Ольга Беклемищева: Но в русской медицинской школе за последние десятилетия в связи с развитием новых, безопасных методов контрацепции произошел полный переворот. Мне не удалось найти ни одного гинеколога, который бы приветствовал аборты. Вот мнение профессора Александра Тихомирова, руководителя Центра диагностики и лечения миомы матки.



Александр Тихомиров: Речь идет об искусственном аборте, который выполняется по сути дела по желанию женщины, и этот срок, разрешенный до 12 недель беременности, это было еще разрешено в 1955 году. Но до этого все-таки были различные совершенно запрещения и преследовались даже и женщины, и мужья, если там делались аборты. С медицинской точки зрения, я считаю, аборт самая, наверное, нехорошая операция, потому что она чревата очень большим количеством осложнений. Даже мировая статистика показывает, что больше всего смертельных осложнений бывает по количеству после абортов и после апендоктомии, потому что это частые достаточно вмешательства, вы понимаете, в количественном плане. С точки зрения репродуктивного здоровья, конечно колоссальный вред каждый аборт может нанести женщине. Во время производства самого аборта могут последовать тяжкие осложнения даже для жизни женщины, потому что в структуре материнской смертности у нас в стране буквально до 25 процентов это аборты, а не то, что в родах какие-то осложнения, понимаете.



Ольга Беклемищева: Александр Леонидович, что же тогда делать?



Александр Тихомиров: Лучше бы всего брак по контракту, плановая беременность, как это делается в развитых странах, поэтому и очень низкий уровень абортов. Кстати, в Голландии аборты разрешены вообще до 24 недель, но, несмотря на это, их очень мало. В остальных случаях предохраняться, потому что методов контрацепции сейчас несчетное количество: это и химические методы, это и механические методы, это и таблетки, это и пластыри, это и уколы. То есть на выбор огромное количество. С другой стороны, если уже существует такая ситуация, что все-таки незапланированная беременность, для этого до семи недель беременности существуют медикаментозные методы прерывания беременности, которые не чреваты такими осложнениями. Во Франции медикаментозное прерывание беременности, несмотря на то, что аборты запрещены, если это какая-то экстраординарная ситуация - психическое заболевание, изнасиловали, несовершеннолетняя женщина - медикаментозно, три таблетки и на этом, в общем-то, все заканчивается.


Считаю аборт, в общем-то, самой гадкой операцией, которая есть в гинекологии.



Ольга Беклемищева: Но пока мужчины протестуют против абортов, женщины на них идут, в том числе из-за недостатка информации и недоступности средств современной контрацепции.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG