Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К 2050 году озоновый слой Земли должен восстановиться до уровня 1980 года


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Александр Гостев: 16 сентября вся планета отмечала Международный день защиты озонового слоя Земли. В этот день участники Венской конвенции приняли в Монреале Протокол по ограничению использования озоноразрушающих веществ, с последующим полным прекращением их производства и потребления. Сейчас сторонами Венской конвенции являются 190 государств.


По прогнозам: приблизительно к 2050 году озоновый слой Земли должен восстановиться до уровня, существовавшего до 1980 года, то есть 26 лет назад


О том, как сегодня воспринимается проблема сокращения озонового слоя Земли, моя коллега Марина Катыс беседует с директором программ Гринпис Россия Иваном Блоковым.



Марина Катыс: В эти дни в середине сентября отмечается Международный день охраны озонового слоя Земли. В последние годы были большие волнения в связи с тем, что озоновый слой утоньшался, а сейчас американские исследователи и за ними испанские ученые говорят о том, что состояние озонового слоя стабилизировалось, и даже по данным испанских ученых, он стал немножко увеличиваться. Такое колебание озонового слоя с чем связано, с вашей точки зрения?



Иван Блоков: Несмотря на то, что колебания озонового слоя существовали в течение многих сотен лет, наиболее вероятно, что стабилизация и даже улучшение ситуации связано с тем, что фреоны начали ликвидировать как раз около 20 лет назад. Это именно тот период, который был необходим для того, чтобы уменьшилось воздействие фреонов на озоновый слой. Как раз прошедший период и показывает, в большей степени подтверждает, собственно, уже доказанное утверждение о том, что озоновый слой уничтожается благодаря воздействию фреонов.



Марина Катыс: То есть вы имеете в виду Монреальский протокол, который был принят в 1987 году, его подписали более 180 стран. Полагаете, что именно с этим связана стабилизация на сегодняшний день, как раз действительно 19 лет прошло, озонового слоя.



Иван Блоков: Монреальский протокол - это только механизм, который был использован для того, чтобы ликвидировать озоноразрушающие вещества. В то же время добровольные действия по снижению выбросов начались несколько раньше и можно говорить о первом серьезном действии, которое произошло в 1984 году, когда реально индустрия начала сокращать производство озоноразрушающих веществ. Но Монреальский протокол - это то, с чем удалось справиться уже в мировом масштабе.



Марина Катыс: Основные разрушающие вещества, которые опасны для озонового слоя - это хлор и бром и производный фреон, я правильно вас понимаю?



Иван Блоков: Это фреоны, но это соединение хлора и брома, это не сам по себе хлор и не сам по себе бром. Это вещества, которые поднимаются в атмосферу и остаются там достаточно долгое время, разрушая озоновый слой.



Марина Катыс: Фреон используется при производстве холодильников и кондиционеров, а также при промышленной дезинфекции. А ведь за последние годы не замечено сокращение производства холодильных установок или кондиционеров, наоборот - человечество все больше и больше востребует эту услугу.



Иван Блоков: Фреоны используются в основном в двух объектах, которые производятся в промышленности, это объекты, связанные с охлаждением воздуха, и они используются не менее широко в дезодорантах и различного рода спреях. В дезодорантах и спреях фреоны были заменены на тот же пропан и на ряд других газов, которые не наносят ущерба озоновому слою.


Что касается холодильников, то в середине 80-х началась первая массовая кампания, кстати, инициированная, в том числе и Гринпис, за перевод на озона неразрушающие газы, например, на такой реагент, как ЭР-100. Таких реагентов достаточно много. Кстати, замечу, что один из самых старых советских холодильников, может, вы помните, не использовал фреонов.



Марина Катыс: А если говорить о защитных качествах озонового слоя земли. Кроме того, что он не пропускает жесткое ультрафиолетовое излучение, чем еще полезен озон для жителей Земли?



Иван Блоков: В первую очередь это все-таки ультрафиолетовое излучение - это самое опасное, что есть, и в случае разрушения озонового слоя, безусловно, именно он окажет негативное влияние. Плюс к тому он в некоторой степени, хотя в значительно меньшей, стабилизирует вещи, связанные с климатом, поскольку то самое излучение, которое он задерживает, не создает парниковый эффект, но это влияние несравнимо меньше.



Марина Катыс: Международный день охраны озонового слоя отмечается с какого года?



Иван Блоков: По-моему, уже больше 15 лет, если не больше. Это просто выделение какого-то дня, чтобы напомнить людям о существующей опасности и необходимости с ней бороться. Это традиционный подход, который используется ООН и он очень разумен.



Марина Катыс: Говоря об истощении озонового слоя Земли, обычно рассматривают две гипотезы: первая связывает убыль озона в атмосфере с естественными процессами, а вторая с антропогенным воздействием на земную атмосферу. Если говорить о процентном соотношении, то сейчас, видимо, все-таки превалирует антропогенное воздействие на озоновый слой.



Иван Блоков: Не просто превалирует, а считается абсолютно доказанным, что антропогенное воздействие, в первую очередь фреоны, разрушают озоновый слой. Для подтверждения этой гипотезы была выдана Нобелевская премия. В большинстве таких глобальных изменений, как в утоньшении озонового слоя, так и в глобальном изменении климата, всегда находятся, я бы назвал так, оппозиционные ученые, которые пытаются найти другие причины, которые воздействуют на объект. Например, с климатом есть ряд ученых, очень небольшая группа, которая утверждает, что глобальное изменение климата не вызвано выбросами климатических газов и СО2. Но серьезно эту группу мало кто воспринимает. То же самое и с озоновым слоем. Есть небольшая группа ученых, которые утверждают, что фреоны не влияют на озоновый слой, и опять же серьезно ее никто не воспринимает.


Совсем недавно появились гипотезы о том, что нефть образуется постоянно и поэтому у нас нет проблем с нефтью, мы будем добывать ее сколько угодно. Но, опять же, это группа ученых, к которой, наверное, не стоит относиться серьезно, хотя, безусловно, стоит все-таки учитывать те аргументы, которые они выдвигают.



Марина Катыс: Вот если говорить о нефти, которая образуется постоянно, возможно, она и образуется постоянно, но не с такой скоростью, с которой она выкачивается из земных недр.



Иван Блоков: Да, безусловно. Вот совсем недавно появившиеся сообщения, кстати, от российских ученых, что нефть образуется с огромной скоростью и что, в общем, одно или два месторождения можно выкачивать бесконечно.



Марина Катыс: Насколько я понимаю, вы критически относитесь к таким прогнозам?



Иван Блоков: Безусловно, поскольку есть действительно очень долгие исследования и по озоновому слою, и по климату, и по нефти, которые четко показывают, сколько сотен тысяч лет необходимо для образования нефти, например, или при каких процентных содержаниях углекислого газа в атмосфере наступят очень большие проблемы с климатом, в частности температура подымится. Хотя с другой стороны, если приводить пример климата, то изменения климата сейчас идут гораздо более серьезные и гораздо быстрее, чем это предполагалось в 1990 году, когда впервые начали серьезное международное обсуждение необходимости сокращения выбросов. Оказывается, это происходит гораздо быстрее. Аналогичные же вещи могли произойти и с озоновым слоем. Я вполне допускаю, что он мог быть почти уничтожен, если бы человечество не прекратило производить фреоны. Замечу, что в нашей стране еще в 1998-1999 года реализовывалась программа по переводу на нефреоновые агенты холодильной промышленности, которая тоже финансировалась централизованно, мы получили довольно большие деньги в качестве подарка нашей стране от Глобального экологического фонда.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG