Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Обвальное падение цен на нефть. Была ли верной энергетическая ставка России? Голливудских звезд тянет в политику.



Юрий Жигалкин: Обвальное падение цен на нефть. Была ли верной энергетическая ставка России? Голливудских звезд тянет в политику. Таковы темы уик-энда в рубрике "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Подобное обвалу падение цен на нефть стало однозначной сенсацией прошлой недели. Так низко, на 20 процентов, цены на драгоценные ископаемые не откатывались с пика за последние 5 лет. Драматических оттенков этой истории добавило и то, что настроения на рынке изменились в одночасье: инвесторы активно продают акции нефтяных компаний, а аналитики говорят, что новая тенденция, скорее всего, не случайна. Один из самых авторитетных экспертов, например, предсказывает, что цена бензина может упасть до уровня конца 90-х годов.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: После непрерывного падения мировых цен на сырую нефть в течение всей прошлой недели, они оказались на 20 процентов ниже, чем в середине июля. Это дало повод строить предположения о том, как далеко может зайти это падение. Наиболее радикальный прогноз сделал авторитетный аналитик нефтяного рынка Филипп Верлигер. Он утверждает, что в ближайшие полгода цены на американских бензоколонках опустятся более чем вдвое и достигнут 1 доллара 15 центов за галлон, как было в безоблачные 90-е годы. Эксперт считает, что производители накопили более чем достаточные запасы нефти, значительно превышающие прошлогодний уровень, в то время как болезненный спрос на нее прошел. Он был вызван геополитическими тревогами и многомиллиардными ставками инвесторов, рассчитывавших на нескончаемый рост цен. Сейчас их настроения в корне изменились, деньги уходят с нефтяного рынка. В числе других аргументов окончание летних отпускных поездок американцев, открытие новых нефтяных месторождений в Мексиканском заливе. Верлигер практически единственный, кто уверенно предсказывает обвал цен на нефть, хотя несколько лет назад он точно так же предсказал резкое их повышение.


Другой аналитик, сотрудник вашингтонского института Катона Джери Тейлор придерживается более умеренной точки зрения.



Джери Тейлор: В принципе такое произойти может. Основание для этого прогноза выглядит вполне правдоподобно. Среди аналитиков принято считать, что кривая цен на нефть формируется под влиянием фактора риска, то есть страха по поводу будущих перебоев с поставками в тот или иной момент времени. Но точность каждого прогноза условна, поскольку никогда невозможно точно определить мотивы покупки того или иного количества нефти в тот или иной момент. Некоторые аналитики говорят о большой надбавке за риск, добавленной в цену. Самые радикальные утверждают, что такая надбавка сейчас составляет до 35 долларов за баррель. Кто прав, определить невозможно, ибо нельзя прочесть мысли игроков рынка и заставить их искренне ответить, зачем они покупают нефть.



Аллан Давыдов: В июле мировые цены на нефть достигли 78 долларов 40 центов за баррель. Сейчас мы наблюдаем устойчивое снижение цен. Что должно произойти, чтобы нефтяной рынок опять раскалился?



Джери Тейлор: Если разразится война с Ираном, мы, несомненно, увидим резкий рост цен на сырую нефть. То же самое будет, если, скажем, "Аль-Каида" совершит ряд терактов против нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии. Тем не менее, надо всегда иметь в виду, что игроки на рынке имеют в своем распоряжении нефть, в цену которой уже заложена надбавка на случай возможного обострения ситуации на Ближнем Востоке. И одной из причин возможного резкого скачка мировых цен на сырую нефть может быть преувеличение нефтетрейдерами вероятности американо-иранского конфликта. Когда ситуация немного успокаивается, цены спускаются на землю. Думаю, что это чистой воды спекуляция.



Аллан Давыдов: Так прокомментировал последние прогнозы падения цен на нефть аналитик вашингтонского института Катона Джери Тейлор.



Юрий Жигалкин: Что может сулить России перспектива удешевляющейся нефти - ее главного источника доходов? Я задал этот вопрос профессора Маршаллу Голдману, содиректору центра российских исследований Гарвардского университета.



Маршалл Голдман: Прежде всего, Россия не сможет подпитывать стабилизационный фонд и свои валютные резервы. Но это вряд ли сразу отзовется на среднем россиянине. Однако если цены на нефть будут продолжать снижаться и это окажется затяжным процессом, тогда российские власти столкнутся с реальными проблемами.


Известно, что прогнозирование цен на энергоносители дело неблагодарное, и мои предсказания не всегда были точны в прошлом. Но лично я не думаю, что нефть подешевеет до уровня, бедственного для России, как экспортера. По крайней мере, Россия сможет нормально прожить на свой стабилизационный фонд в течение года. Конечно оскудение потока нефтедолларов приведет к сокращению закупок импорта, он повысится в цене. Но с другой стороны, может лопнуть пузырь цен на недвижимость, подпитываемый нефтедолларами, и подешевеет труд, что хорошо для российского производителя.



Юрий Жигалкин: Профессор, не парадоксально ли, что обвал цен на энергоносители случился вскоре после того, как Владимир Путин объявил, что цель России - превращение в главного энергоэкспортера?



Маршалл Голдман: Но, а какой у него был выбор? Он не мог директивно из ничего создать в стране компьютерную промышленность или, скажем, индустрию программирования. Путин это прекрасно осознавал, имея за спиной несколько лет правления. Фокус на экспорте энергоресурсов, в общем, здравое, на мой взгляд, экономическое решение и Россия, надо сказать, сумела увеличить их производство и экспорт. Это ей помогло выжить и отдать долги, даже преуспеть отдельной прослойке населения. Проблема начинается тогда, когда страной одолевает болезненное пристрастие к нефти - "саудовский синдром". Зачем трудиться, зачем развиваться, когда богатство бьет из земли нефтяным фонтаном? Признаки этого синдрома совершенно очевидны в российском случае и в перспективе Россия столкнется с гигантскими проблемами. Ну а в ближайшие 20-30 лет она, скорее всего, сможет все-таки жить припеваючи, проедая природные ресурсы.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Маршалл Голдман.


Голливудские звезды неудержимо тянутся в политику. На прошлой неделе Джордж Клуни выступил в Совете безопасности ООН с докладом о положении в суданской провинции Дарфур. Другая голливудская звезда - Шон Пенн - высказал в обширном телевизионном интервью свои мысли относительно решения иранской проблемы, политических способностей президента Буша и других животрепещущих политических вопросов.


Что толкает артистов к новому амплуа и кто к ним прислушивается в этой роли? Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Во время международного кинофестиваля в Торонто кинофильм с Шоном Пенном "Вся королевская рать" не получил высокой оценки, зато политические заявления Пенна по поводу президента Буша обошли всю мировую прессу. Он сказал, что президент Буш вовсе не такой уж хороший политик. На вопрос, а кто, по его мнению, хороший политик, актер ответил, что таких сегодня в Белом доме нет.


Шон Пенн давний критик президента Буша. Еще в 2002 году он написал ему открытое письмо, ездил в Ирак, демонстрируя свое несогласие с политикой Вашингтона. Американская пресса, хотя и уделила немало внимания высказывания звезды Голливуда, не пожалела при этом иронии.


Одновременно другой киноактер - Джордж Клуни, тоже придерживающийся крайне либеральных взглядов, на этот раз привлек внимание мировой общественности к трагедии Дарфура. Он вместе с лауреатом Нобелевской премии мира Эли Визелем был приглашен в Совет безопасности ООН, где обсуждалась проблема геноцида народа в Судане. Клуни сказал, что, если не будут приняты эффективные меры, миллионы суданцев погибнут, и тогда трагедия Дарфура встанет в один ряд с трагедиями Руанды, Камбоджи и Освенцима. К словам Клуни американская пресса отнеслась намного серьезнее, чем к словам Пенна.


Знаменитых американских актеров довольно часто используют для привлечения внимания к той или иной проблеме. Но, как сказал Брайан Андерсон, научный сотрудник Манхэттенского института политических исследований и редактор городского журнала, одно дело - участие звезд в гуманитарных проектах и роль посланцев доброй воли по приглашению ООН, а другое - политические выступления актеров.



Брайан Андерсон: Я не думаю, что многие люди всерьез воспринимают заявления артистов, певцов, музыкантов и танцоров на политические темы. Более того, подобные высказывания чаще всего имеют обратный эффект. Так, критика президента Буша из Голливуда наоборот, помогла ему быть избранным. Так же, как критика голливудских знаменитостей в адрес их коллеги Шварценнегера помогла ему стать губернатором Калифорнии. Избирателей часто раздражает то, что и как говорят кинознаменитости, и люди невольно начинают испытывать симпатию к критикуемым, Бушу и другим. Многие члены Республиканской партии видят в Голливуде своих невольных союзников, свое лучшее оружие в предвыборной борьбе. Но международная общественность прислушивается к этим людям более внимательно. На мой взгляд, актеры слишком серьезно относятся к своей славе. Актерский успех вовсе не означает, что они обладают политической мудростью.



Ян Рунов: Но им, по крайней мере, все же удается привлечь внимание к проблеме, когда ездят в Дарфур, в Уганду, когда берут на воспитание детей из Камбоджи.



Брайан Андерсон: Они звезды и фото- и телекамеры следуют за ними, чтобы они ни делали. Но я не думаю, что они могут реально помочь в решении проблем. Впрочем, есть разные знаменитости. Например, певец Боно сумел подняться над своей славой в своих гуманитарных делах, он, скорее, исключением, чем правило. Большинство же актеров в своих политических выступлениях проявляют наивность, граничащую с глупостью. Они слишком влюблены в себя и окружены восторженными подхалимами, готовы внимать каждому их слову, и потому кинозвезды теряют ощущение реальности, не понимая, как наивно звучит то, что они говорят, и как смешно они выглядят в глазах среднего американца.



Ян Рунов: Шон Пенн на пресс-конференции в отеле "Торонто" курил, что запрещено законом провинции Онтарио. Замечания кинозвезде никто не сделал и за это будет оштрафован отель. Сумма штрафа - 540 американских долларов. Министр здравоохранения провинции Онтарио Джим Уотсон по этому поводу сказал: "У нас в Канаде нет привилегий для богатых и знаменитых. Мы приветствуем кинозвезд в Онтарио, но они должны уважать наши законы".


XS
SM
MD
LG