Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неонацисты в Германии заседают в четырех земельных парламентах


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Кирилл Кобрин: После недавних выборов в немецкой федеральной земле Мекленбург - Передняя Померания ультраправая партия НДП получила представительство уже в четвертом земельном парламенте ФРГ. Наблюдатели подчеркивают, что очередной успех партии, которую власти даже пытались запретить, свидетельствует об укоренении ультраправой идеологии в политической культуре Германии. О причинах победы НДП и реакции на нее политиков и политологов, - в материале нашего корреспондента.



Юрий Векслер: В Германии многие пытаются сейчас объяснить успехи ультраправых и понять, какова должна быть стратегия борьбы против их усиления.


Говорит политолог, профессор Свободного университета Берлина Хайо Функе.



Хайо Функе: Есть территории, прежде всего в Восточной Германии, которые были в последние годы, так сказать, "вспаханы" экстремистскими товариществами, а не демократическими партиями. Представители НПД на местах выступали за поддержку местным школам, за создание молодежных центров, организовывали консультационные пункты для безработных, и все это - с национал-социалистической идеологией. В таких местах, в таких деревнях, в частности, на востоке Передней Померании, более 40 процентов проголосовали за НПД.



Юрий Векслер: Неонацисты сидят теперь в четырех земельных парламентах. Как должны обращаться с ними демократические партии?



Хайо Функе: Их нельзя больше игнорировать. Демократические партии должны открыто и наступательно дискутировать с ультраправыми. И еще, я думаю, они должны адресовать свою политику тем, кто чувствует себя ненужным, молодежи в частности, добавиться того, чтобы эта политика учитывали положение дел на местах и доходила до населения. Политики должны научиться слушать и слышать население. В этом деле есть громадные упущения.



Юрий Векслер: А пока на местах чувствуют себя на подъеме Удо Пастерс, земельный лидер НПД, и его адепты. Товарищи по партии из Дрездена, где они уже сидят в парламенте, помогали Удо Пастерсу, даже устроили ему официальную практику в своем парламенте. Партия НПД - это ныне партия крепких семей. Интересно, что в благодарственной речи после выборов Пастерс особо отметил женщин, жен членов партии, которые, по его словам, тихо и незаметно совершили невероятное. Он имел в виду разъяснительную работу с населением. Итак, за партию, которая в целом по Германии насчитывает только 6 тысяч членов, в Мекленбурге - Передней Померании проголосовало 60 тысяч человек - это 7,3 процента голосовавших. Но среди людей до 24 лет за НДП свои голоса отдали 40 процентов - это серьезный показатель.


Но пока другая молодежь пытается только осмеивать неонацистов в представлении уличного театра. Почему они считают этот вид борьбы правильным? Говорит один из участником представления.



Участник представления: Мы верим, что НПД не стоит того, чтобы против нее бороться силой. Надо осмеивать. И как раз сейчас, когда они вошли в парламент, еще более.



Юрий Векслер: Совсем иначе думает журналист Торальф Штауд, давно наблюдающий за развитием ультраправых.



Торальф Штауд: Я слышал от многих граждан, от многих избирателей: это совсем не те нацисты, что были побеждены в 1945-ом, они хотя и нацисты, но другие; возможно, таких и стоит допустить к власти, может быть, они сделают что-нибудь по-другому и поправят положение. По моим наблюдениям, большинство сознательно голосовало за них как за неонацистов.



Юрий Векслер: Социолог, профессор Вильхельм Хайтмайер утверждает, что если бы в Восточной Германии все безработные получили бы работу, то проблема ультраправых не исчезла бы.



Вильхельм Хайтмайер: Само собой разумеется, что интеграция в рабочую деятельность важна, но она сама не уничтожает накопившиеся страхи людей перед будущим. И они, эти страхи, определяют готовность реагировать на политические предложения ультраправых, если предложения других неудачны или их смысл не доходит до избирателей. Безработица сама ничего не объсняет. То, что человек интегрирован в общество и работает, это еще далеко не все в жизни. Человек нуждается в том, чтобы видеть подтверждение своей значимости, своих возможностей влияния, стабильности своих социальных ролей. Эти факторы важны для определения того, хорошо ли чувствует себя человек в обществе, каковы его ориентиры. И тут мы можем ясно заключить, что потеря ориентиров - это драматически развивающаяся тенденция, и при таких условиях простые лозунги всегда находят отклик.



Юрий Векслер: На вопрос, правильно ли квалифицировать успех НПД как результат выбора из протеста и страха профессор Вильхельм Хайтмайер ответил...



Вильхельм Хайтмайер: Нет, исследования примеров мышления в этом электорате, установок показывают пугающую стабильность реакций людей, отличающихся только в зависимости от конкретных предложений политиков. Я предостерег бы тех, кто хочет видеть в этом только протест. Это слишком самоуспокоительная интерпретация, которая не соответствует времени, потому что НПД уже укрепилась и имеет бастионы в маленьких городах и деревнях. Эта партия изменила и продолжает изменять политическую культуру в том смысле, что неонацисты становятся там нормальным, само собой разумеющимся явлением. Это становится нормой, а изменить норму очень и очень трудно.



Юрий Векслер: Успех правых экстремистов поставил проблему борьбы с ними с новой остротой и, возможно, вообще по-новому. Но пока председатель фракции социал-демократов в Бундестаге Петер Штрук уже объявил, что намерен обсудить с министром внутренних дел Вольфгангом Шойбле вторую попытку запрета НПД. Первая попытка была в 2003 году отвергнута Конституционным судом, так как вскрыла в НПД в качестве заводил, на высказывания которых опирались добивавшиеся запрета партии, агентов немецких спецслужб.


Есть и еще одна новая особенность. Из партии старых реваншистов НПД превратилась в самую молодую партию Германии с молодыми, хорошо образованными лидерами, с планированием действий в целом по стране. Успех в 2004 году в Саксонии был развит и привел к росту числа голосовавших за партию в Мекленбурге от 0,8 процента в 2002 году до 7,3 процента. Теперь несколько депутатов НПД становятся на 4 года профессиональными политиками с государственной зарплатой.


Первая реакция у нынешнего и будущего премьер-министра земли Мекленбург - Передняя Померания социал-демократа Харальда Рингсторфа была...



Харальд Рингсторф : К сожалению, не смогли предотвратить появление в парламенте неонацистов. Мы должны будет дискутировать с "коричневыми братьями" на демократический манер. Мы будем растолковывать населению, что они никакой альтернативы предложить не могут. Это будет одной из важнейших наших задач.



Юрий Векслер: А вот что сказал после объявления результатов земельный лидер неонацистов, ювелир по профессии Удо Пастерс.



Удо Пастерс: Реагирующие на наш успех не могут осознать того, что многие простые люди уже поняли, с кем эти бандиты в ландтаге Шверина будут иметь дело.



Юрий Векслер: Надо полагать, что многократные именования представителей крупных партий бандитами явно согласуются с мнением электората. Многие политики понимают, что тенденции развития ультраправых - вещь серьезная. Три цитаты. Вице-спикер Бундестага Вольфганг Тирзе: "НПД, кажется, действительно добилась стабилизации своего положения в Восточной Германии". Один из лидеров левых Грегор Гизи: "Нам следует подумать, как нам снова сделать демократию привлекательной". Лидер молодых левых социал-демократов Андреа Налес: "Избиратели НПД - это не избиратели протеста, это избиратели нацистов".


Итак, неонацисты из двух партий сидят в четырех земельных парламентах, причем представители другой ультраправой партии - Немецкий национальный союз - попадают в парламент Бранденбурга и Бремена уже второй срок подряд. Кстати, даже в Берлине на коммунальном уровне есть районы, в управление которыми избраны представители НПД. Запретить НПД, как считают многие, практически невозможно. Вероятность появления ее в парламентах других земель весьма велика.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG