Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Германия выбирает ультраправых


«Они другие нацисты; возможно, таких и стоит допустить к власти». Удо Пастерс. Лицо новых немецких ультраправых

«Они другие нацисты; возможно, таких и стоит допустить к власти». Удо Пастерс. Лицо новых немецких ультраправых

Успех ультраправых на региональных выборах в Германии снова привлек внимание немецкой общественности и политиков к проблеме роставлияния экстремистов на востоке страны. Эксперты указывают, что широкую поддержку неонацистов уже не объяснить только массовой безработицей и оттоком социально активного населения в более благополучные районы страны.


В неонацистской Национал-демократической партии состоит только 6 тысяч членов. При этом только в родной для нынешнего канцлера страны Ангелы Меркель земле Мекленбург - Передняя Померания на воскресных выборах за НДР проголосовало 60 тысяч человек - это 7,3% пришедших на избирательные участки. Для прохождения в земельный ландтаг партии требуется преодолеть 5-процентный барьер. Среди людей до 24 лет за НДП свои голоса отдали 40%.


Удачное выступление в Мекленбурге означает, что теперь ультра представлены в парламентах трех из пяти земель восточной части страны. В 2004-м представители НДП вошли в земельный парламент Саксонии . Немецкий народный союз представлен в законодательном собрании Бранденбурга .


Сегодня многие в Германии пытаются сейчас объяснить успехи ультраправых. Профессор Свободного университета Берлина Хайо Функе так интерпретирует случившееся: «Есть территории, прежде всего в Восточной Германии, которые были в последние годы, так сказать, "вспаханы" экстремистскими товариществами. Представители НПД на местах выступали за оказание поддержки местным школам, за создание молодежных центров, они организовывали консультационные пункты для безработных. И все это было окрашено в национал-социалистическую идеологию. В таких деревнях, в частности, на востоке Передней Померании, более 40% проголосовали за НПД».


Журналист Торальф Штауд, давно наблюдающий за подъемом ультраправых, считает, что большинство людей, отдавших свои голос ультра, сознательно голосовало за них как за неонацистов. «Я слышал от многих граждан, избирателей: это совсем не те нацисты, что были побеждены в 1945, они хотя и нацисты, но другие; возможно, таких и стоит допустить к власти, может быть, они сделают что-нибудь по-другому и поправят положение».


Социолог Вильгельм Хайтмайер утверждает, что даже если бы в Восточной Германии все безработные получили работу, проблема ультраправых не исчезла бы: «Разумеется, интеграция в трудовую деятельность важна, но она сама не уничтожает накопившиеся страхи людей перед будущим. Эти страхи определяют готовность реагировать на политические предложения ультраправых, если предложения других неудачны или их смысл не доходит до избирателей. То, что человек интегрирован в общество и работает, еще далеко не все в жизни. Человек нуждается в том, чтобы видеть подтверждение своей значимости, своих возможностей влияния, стабильности своих социальных ролей. Эти факторы важны для определения того, хорошо ли чувствует себя человек в обществе, каковы его ориентиры. Потеря ориентиров приобретает все более широкие масштабы, а в таких условиях простые лозунги всегда находят отклик».


По мнению профессора Хайтмайера, успех НПД вовсе не результат протестного голосования: «Исследование моделей мышления в этом электорате, установок показывают пугающую стабильность реакции людей. Я предостерег бы тех, кто хочет видеть в этом только протест. Это самоуспокоительная интерпретация, которая не соответствует реальности. НПД уже закрепилась в городках и деревнях. Эта партия изменила и продолжает изменять политическую культуру в том смысле, что неонацисты становятся там нормальным, само собой разумеющимся явлением. Это становится нормой, а изменить норму очень и очень трудно».


Успех правых экстремистов с новой остротой поставил вопрос о стратегии борьбы с ними. Председатель фракции социал-демократов в германском бундестаге Петер Штрук объявил, что намерен обсудить с министром внутренних дел Вольфгангом Шойбле возможность запрета НДП. Первая такая попытка была в 2003 году отвергнута Конституционным судом - в ходе рассмотрения вопроса выяснилось, что радикальные высказывания членов партии, опираясь на которые строили свою позицию истцы, на самом деле принадлежали внедренным в НДП агентам спецслужб.


Одолеть НДП будет трудно и потому, что из клуба пожилых реваншистов она превратилась в самую молодую партию Германии с хорошо образованными лидерами и общенациональной сетью ячеек.


По мнению политолога Хайо Функе, изоляция представителей неонацистов в региональных органах власти не даст результата: «Их нельзя больше игнорировать. Демократические партии должны открыто и наступательно дискутировать с ультраправыми. Они также должны адресовать свою политику тем, кто чувствует себя ненужным, в частности, молодежи, добиваться того, чтобы эта политика учитывали положение дел на местах и доходила до населения. Политики должны научиться слушать и слышать население. Здесь есть громадные упущения».


Действующий премьер-министр Мекленбурга социал-демократ Харальд Рингсторф (он сохранит свой пост) также обещал начать «дискутировать с "коричневыми братьями" на демократический манер. Мы будем растолковывать населению, что они никакой альтернативы предложить не могут. Это будет одной из важнейших наших задач».


На выборах в 2002 году национал-демократы собрали в этой земле лишь 0,8% голосов. Теперь же несколько депутатов НПД становятся на четыре года профессиональными политиками с государственной зарплатой.


Ювелир по профессии Удо Пастерс, который возглавляет отделение НДР в Мекленбурге, прореагировал на известия об успехе единомышленников так: «многие простые люди уже поняли, с кем эти бандиты в ландтаге Шверина будут иметь дело». Надо полагать, что «бандитами» представителей крупных партий считают и поддержавшие неонаци избиратели.


Герр Пастерс чувствуют себя на подъеме. Его однопартийцы из Дрездена, которые уже набрались опыта в местном парламенте , в официальном порядке устроили Пастерсу практику в своих владениях. НПД ныне - партия крепких семей. В своей благодарственной речи после выборов земельный лидер особо отметил жен членов партии, которые, по его словам, «тихо и незаметно совершили невероятное». Он имел в виду разъяснительную работу с населением.


Неонацисты укрепляют свои позиции по всей стране. Депутаты Немецкого народного союза, например, попадают в законодательные собрания Бранденбурга и Бремена уже второй срок подряд. Даже в Берлине есть районы, в управление которыми избраны представители НПД. Запретить НПД, как считают многие, практически невозможно. Вероятность появления ее в парламентах и других земель весьма велика.


XS
SM
MD
LG