Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Параллели между проблемами в Косове и в Приднестровье


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Кирилл Кобрин: В ходе проведения референдума о независимости Приднестровья, который прошел в конце прошлой недели, некоторые российские политики заявляли о том, что подходы к признанию самопровозглашённых государств на бывших территориях Советского Союза и Югославии должны быть едины. Однако, по мнению экспертов, ситуация в этих регионах различна, а значит, решение территориальной проблемы в них не может дать одинаковый результат.



Олег Кусов: Ещё в январе нынешнего года президент России Владимир Путин на совещании с членами правительства заявил, что решения контактной группы по Косово должны иметь универсальный характер. Недавно, отвечая на вопросы участников заседания Международного дискуссионного клуба "Валдай", Владимир Путин дал понять, что непризнанные республики на постсоветском пространстве имеют те же права, что и Косово. По словам президента Путина, Россия вместе с Евросоюзом готова работать по урегулированию "любых, сложных, острых или конфликтных ситуаций… в том числе и в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье". Во время недавней интернет-конференции на портале Яндекс.ру Владимир Путин подчеркнул, что все должно решаться на базе "основополагающих принципов международного права", но с учетом мнения жителей спорных территорий, для чего и следует проводить референдумы.


В ходе подготовки и проведения референдума в Приднестровье многие политики ссылались на мнение президента России, проводя параллели между проблемами в Косове и в Приднестровье. Главный редактор приднестровской «Новой газеты» Андрей Сафонов считает, что подобные сравнения неточны. С Андреем Сафоновым побеседовал наш корреспондент в Тирасполе Александр Хавронин.



Андрей Сафонов: Если говорить с точки зрения классической политологи, то можно единственные проводить параллели - с такими республиками, как Эритрея в Африке, которая не имела никакого статуса при эфиопах, но выступала за независимость, и таким образом, в конечном счете ее получила. С Косово ситуация иная, потому что Косово - край автономный, это был статус еще в составе социалистической Югославии. Но если говорить о Приднестровье, то очень часто приводится много примеров - это и Восточный Тимор, о котором сейчас все замолчали, это и некоторые другие моменты. Мне кажется, это носит более локальный конъюнктурный характер и будет варьироваться в зависимости от того, с кем станет выгодно сравнивать. Но по сути сравнение очень условно.



Александр Хавронин: Может ли косовский прецедент каким-то образом повлиять на события на левом берегу Днестра?



Андрей Сафонов: Мы не можем говорить сейчас о косовском прецеденте, потому что Косово само в ходе переговоров пока не только не получило независимость, но и стороны даже не думают обсуждать модель, какое может быть урегулирование - федерация, конфедерация или автономия, ничего этого нет. Я полагаю, что сами косовары пока еще только в начале пути к тому, чтобы получить хоть какой-то статус.



Олег Кусов: Это было мнение главного редактора приднестровской «Новой газеты» Андрея Сафонова.


Цивилизованные государства должны выработать определённую систему решения проблемы независимости, считает российский этнограф, академик Сергей Арутюнов.



Сергей Арутюнов: Во-первых, известно это, по-моему, из какой-то пьесы советских времен: в мире не пахнет моралью. Так вот, действительно, в мире моралью не пахнет, но надо бы как-то цивилизованным государствам в своем собственном кругу какие-то нормы соблюдать, и нужно все-таки какую-то цивилизованную систему отработать. Каждая страна и каждая территория уникальна само по себе. Скажем, из Косово сначала пытались выдавить косоваров, потом косовары выдавили сербов. И то и другое нехорошо. В Южной Осетии происходило выдавливание, тем не менее, там примерно, думаю, напополам живет сейчас осетин и грузин. Кроме того, это все-таки насчет Косово, истории трудно сказать, чья это исконно земля - албанская или славянская. А уж насчет Южной Осетии ясно, что это никакая не Осетия, что это исконно грузинская территория, всегда она была грузинской юридически, во время любых грузинских царств. В Абхазии грузин не вытесняли до тех пор, пока не было это бандитское нападение Иоселиани и Китовани. Ну, а после этого бандитского нападения, конечно, тоже нехорошо, там пострадало много невинных людей. Главное, что везде все своеобразное.


В Приднестровье, вроде, никто никого не выдавливал. Русские, украинцы, молдаване - их по 30 процентов - живут между собой мирно. Вроде бы они действительно хотят отделиться. Ну, тогда пускай все цивилизованные государства скажут, что принцип территориальной неприкосновенности существует, и не должно быть войн между государствами за территории. Но любая территория, если она хочет провозгласить себя самостоятельным государством, имеет право на международно мониторенный референдум. Хочет Уэльс выйти из Великобритании - ну, пусть выйдет. Допустим, захочет Якутия или Татарстан выйти из Российской Федерации - ну, пусть выйдут.



Олег Кусов: На ваш взгляд, какому принципу следует отдавать приоритет в сегодняшнем мире - территориальной целостности или праву наций на самоопределение?



Сергей Арутюнов: Мы живем в мире двойных стандартов, где принципы существуют только на бумаге, как некие демагогические флажочки, а на самом деле все решает сила. Нет такой силы, которая вывела бы, допустим, Осетию из состава Грузии. У Грузии хватит сил удержать Осетию.



Олег Кусов: Так считает российский этнограф академик Сергей Арутюнов.


Ближайший по срокам референдум по проблеме независимости должен пройти в Южной Осетии. Голосование здесь намечено на 12 ноября. В стадии обсуждения проблема проведения референдума в Нагорном Карабахе. Эта идея пока не находит поддержки в Баку, в котором убеждены, что референдум в Карабахе следует проводить после вывода армянских военных и возвращения всех беженцев.


XS
SM
MD
LG