Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иоанн Кронштадтский: «О, как ты ужасен, Лев Толстой, порождение ехидны»


Илья Смирнов: «Книга, выпущенная "Новым литературным обозрением", только замаскирована под научную. Биография Иоанна Кронштадтского — апологетическая, пропагандистская»

Илья Смирнов: «Книга, выпущенная "Новым литературным обозрением", только замаскирована под научную. Биография Иоанна Кронштадтского — апологетическая, пропагандистская»

Издательство «Новое литературное обозрение» в почтенной серии «Российская история», где в редакционной коллегии состоят именитые учёные: А. Каменский, Р. Уортман, М. Долбилов, — выпустило очередное исследование по истории — биографию Иоанна Кронштадтского.


«Святой нашего времени» — очень своевременная книга. Герой книги — протоиерей Иоанн Кронштадтский. По мнению автора, Надежды Киценко, этот церковный и общественно-политический деятель долгое время подвергался «шельмованию со стороны левых радикалов». А на самом деле он и «после завершения своего земного пути… продолжал оставаться своеобразным мерилом правды и кривды».


Чтобы оценить, насколько мерило «своеобразное», я обращаюсь к высказываниям Иоанна Кронштадтского. Так вот, «театры и журналы» он (дословно) «ненавидел». «Самыми страшными преступниками», с его точки зрения, были «просвещённые люди». А вот персонально — о Льве Николаевиче Толстом:


Поднялась же рука Толстого написать такую гнусную клевету на Россию, на ее правительство!.. Дерзкий, отъявленный безбожник, подобный Иуде предателю… Толстой извратил свою нравственную личность до уродливости, до омерзения… Невоспитанность Толстого с юности и его рассеянная, праздная с похождениями жизнь в лета юности, как это видно из собственного его описания своей жизни, были главной причиной его радикального безбожия; знакомство с западными безбожниками еще более помогло ему стать на этот страшный путь… о, как ты ужасен, Лев Толстой, порождение ехидны…


Как видите, разносторонний мыслитель, умело сочетавший литературоведение с зоологией.


Полностью шедевр про Толстого — в электронной библиотеке VIVOS VOCO, подборка материалов об отлучении от церкви великого писателя. Но не ко всем современникам Иоанн Кронштадтский был так суров, как к «невоспитанному» Льву Николаевичу. Приведу опять же цитату из источника:


«Окропив хоругвь и знамя Союза Русского Народа святой водой, отец Иоанн Кронштадтский с благоговением поцеловал знамя и вручил его преклонившему колена Дубровину… Пламенную речь произнес председатель Союза Дубровин, рассказавший, как не по дням, а по часам растет Союз Русского Народа, превращаясь для врагов в грозную силу. Речь вождя приветливо слушал отец Иоанн и одобрительно кивал головой… Отец Иоанн Кронштадтский постоянно поддерживал Союз, он передал большую по тем временам сумму в 10 тыс. руб… был не только жертвователем, но и формально состоял членом СРН, собственноручно написав заявление под № 200787… 15 октября 1907 постановлением Главного Совета СРН он был избран пожизненным почетным членом Союза Русского Народа».


Вы скажете: исследователь вправе издавать биографию любого деятеля, не обязательно прогрессивного и симпатичного. Недавно мы обсуждали исследование о Чингисхане. Но в том-то и дело, что книга, выпущенная «Новым литературным обозрением», только замаскирована под научную. Биография Иоанна Кронштадтского — апологетическая, пропагандистская. Может быть, автору стали известны какие-то сенсационные новые факты? Вроде бы, нет. История, рассказанная в книге, в общем, знакома тем, кто интересуется русской историей и литературой. Изменилось – что? Идеологическая установка. Теперь черная сотня у нас - просто «консерватизм» (344), прямо как Маргарет Тэтчер – одно лицо. Теперь можно без малейшей неловкости приводить вот такие ценные указания:


«Вспомни притрудную жизнь странника Никитушки, как он подвизался ради Господа…, нося тяжёлые вериги, никогда не умываясь в бане, допуская множеству вшей есть себя… — и подражай его житию по силе своей» (33) как некий опыт духовности, имеющий ценность для человека «нашего времени». А о тех, кто не считал полезным насаждение в России подобного опыта — о них Надежда Киценко отзывается немногим тактичнее, чем сам Иоанн Кронштадтский о Льве Толстом. Характерная терминология из «научного» издания: «шельмование», «кощунство», «нападки» (308). «Радикалы обозвали отца Иоанна черносотенцем…» С таким же успехом можно сказать, что Луначарского «обозвали» большевиком. Вот ещё один отрывок из книги:


Согласно православному уставу, священник или епископ должен был поднять руку, перекрестить в знак благословения и завершающим жестом протянуть руку благословляемому для приложения… Мирянин должен был поцеловать протянутую духовным лицом руку… Но в ХIХ веке «многие представители высшего общества и интеллигенции, якобы православные, не могли заставить себя целовать руку… Многие священники смирились с таким отношением… Напротив, отец Иоанн стремился благословить практически каждого и приходил в ярость, когда встречал отказ. В случае, когда мирянин не целовал ему руку и буквально оставлял её висеть в воздухе, пастырь воспринимал это как пренебрежение и знак неуважения к его сану… Он был настолько разгневан людским пренебрежением к его благословению, что сочинил молитву — проклятие на церковнославянском языке… (119)


Как видите, образец для подражания.


Не только в самой книге чудеса подаются как факты — я цитирую: «в одном рассказе очевидцев описывается явление отца Иоанна на антирелигиозном комсомольском собрании» (331), понимаете — очевидцы явления покойного! — но в редакционной аннотации чёрным по белому написано, что герою книги был присущ «дар боговдохновенной молитвы и исцеления». Жаль, что «Новое литературное обозрение» не издаёт медицинской литературы.


Явное раздражение у автора вызывает «миф», связывающий Иоанна Кронштадтского с Григорием Распутиным. Откуда могло взяться подобное «недоразумение»? Действительно, откуда? Ведь между ними нет решительно ничего общего. Ни в мировоззрении (агрессивно — средневековом), ни в политической платформе (это крайний монархизм, не признававший различия между прагматичным бюрократом, либеральным профессором и эсером с бомбой – все, кому не нравится, что страну запихивают в XVI век — все враги преступники), ни в чудесных исцелениях, поставленных на коммерческую основу, ни в истерическом поведении восторженных почитателей, предвосхитивших современный тип музыкального или спортивного «фанатства».


То, что подобная идеология и стиль поведения насаждались официально, парализовало все попытки направить развитие России по конструктивному, компромиссному, мирному пути, свидетельствовало о глубоком разложении режима и на самом деле только способствовало революции. О чём давно и подробно написано в ряде серьёзных работ, госпоже Киценко, видимо, неизвестных или неинтересных.


А дальше мы будем доискиваться: откуда берётся мракобесие, ксенофобия. Что ж. Обратите внимание на книжную новинку издательства «Новое литературное обозрение», отметив на полях, что это не газета «Завтра», а вполне либеральное издательство, и в редакционной коллегии — люди «просвещённые», вполне либеральная профессура.


Как бы этим господам, заигравшимся в борьбу с Советской властью (давно уже не существующей), не доиграться до очень большой беды.


XS
SM
MD
LG