Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Реально воевавшим боевикам амнистия не поможет»


Безупречным прошлым могут похвастаться не все «бойцы» Рамзана Кадырова

Безупречным прошлым могут похвастаться не все «бойцы» Рамзана Кадырова

Одобренная Госдумой амнистия участникам боевых действий на Северном Кавказе будет действовать шесть месяцев с момента опубликования документа. Как заявил заместитель директора ФСБ Владимир Булавин, «под действие постановления Госдумы подпадают лица, совершившие преступления в период проведения контртеррористических операций на территориях субъектов РФ Южного федерального округа в период с 15 декабря 1999 года до дня вступления в силу постановления об объявлении амнистии, которые до 15 января 2007 года добровольно отказались от участия в незаконных вооруженных формированиях и сдали оружие и военную технику».


По словам Владимира Булавина, эта инициатива властей уже стала приносить результаты: «Следует отметить, что после обращения Национального антитеррористического комитета к участникам незаконных вооруженных формирований отказаться от участия в них и сложить оружие уже сотни их вышли на контакт с представителями власти».


Среди критиков действий российских силовых структур на Северном Кавказе во время обсуждения вопроса был и лидер ЛДПР, вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский: «Дайте отчет, как вы взяли под контроль по тем амнистиям! Ведь там половина, наверное, ушла снова в горы! – заявил Жириновский. - Какой контроль может быть в аулах или на территории Чечни, которая вам не подконтрольна? А вы говорите, что "мы возьмем их под контроль". Как возьмете под контроль? Никак под контроль их не возьмете».


Глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников говорил о том, почему прошлая амнистия не оказалась эффективной: «Основным препятствием проведению амнистии в 1999 году было то, что лидеры бандформирований фактически преследовали тех лиц, которые сдавали оружие и которые шли под амнистию, в том числе с помощью физического уничтожения. Сейчас таких лидеров, как мы знаем, в последнее время фактически нет. Основные лидеры, которые системно влияли на ситуацию с незаконными вооруженными формированиями, просто физически устранены».


Заместитель директора ФСБ Владимир Булавин подчеркнул, что под амнистию может попасть далеко не каждый участник вооружённых действий на Северном Кавказе: «Не попадут под действие амнистии лица, снабжавшие незаконные вооруженные формирования огнестрельным оружием и боеприпасами, а также лица, совершившие преступления при особо опасном рецидиве».


Военный обозреватель «Российской газеты» Тимофей Борисов считает, что поводом для объявления очередной амнистии участникам боевых действий в Чечне стала ликвидация террориста Шамиля Басаева. По мнению журналиста, амнистия должна быть объявлена и для тех военных, которые совершили нетяжкие преступления на территории Чечни и осуждены именно за эти преступления, «потому что Чечня и война - это наша общая трагедия. Она не только локально чеченская, это общероссийская трагедия».


Объявляя амнистию, официальная Москва стремится показать, что вооружённый конфликт в Чечне уже в прошлом. Но и эта попытка, по мнению члена совета правозащитного центра «Мемориал» Александра Черкасова, обречена на провал. «На первый взгляд, намерения авторов проекта амнистии понятны, - говорит правозащитник. - Именно так не раз поступали власти в горячих точках планеты, дабы прекратить партизанскую войну или выйти из противостояния с вооруженным подпольем. Для умиротворения надлежит дать вооруженным оппонентам власти возможность сложить оружие и выйти из тени, но на волю, а не в тюрьму. Требуется показать партизанам и подпольщикам, что в случае сдачи их былая борьба с оружием в руках не будет объявлена преступлением, требующим наказания. Чтобы доказать это, прощают те инсургентов, что раньше были осуждены за участие в этой вооруженной борьбе. Но ведь страна состоит не из одних партизан, и чтобы в обществе не возникло напряжение, власть симметрично прощает и тех, кто совершал преступления, воюя на стороне правительства».


По сути дела, считает Александр Черкасов, такая амнистия означала бы для внутреннего конфликта то же самое, что для войн между государствами значит заключение мира. «Однако было бы неразумно и несправедливо освобождать тех, кто воевал и совершал военные преступления - террористов, убийц мирных жителей, насильников, - полагает правозащитник. - Поэтому не амнистируются особо тяжкие уголовные статьи. Во-первых, не подлежит амнистии статья 317-я Уголовного кодекса "Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего и равно их близких". Это обессмысливает саму благую идею. Участие в боевых действиях, нападения, диверсии, иные формы партизанской борьбы не были обозначены как деяния, подпадающие под амнистию».


Александр Черкасов выражает сомнение в том, что боевики, носившие оружие не применяли его, а значит, у них нет шансов получить прощение. «Кому, - спрашивает он, - возвращаться к мирной жизни? Разве что заблудившимся по недоразумению в горах скаутам, 15 лет собиравшим гербарий. Всем остальным, принимавшим хоть какое-то участие в боевых действиях или нападениях на федеральные силы, можно вменить статьи, не подлежащие амнистии. То есть участники вооруженного конфликта амнистии не подлежат. И та цель, с которой проводится амнистия, чтобы завершить внутренние вооруженные конфликты, в данном случае, очевидно, по закону выполнена быть не может».
XS
SM
MD
LG