Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансирование российского спорта


Валерий Винокуров: Очень много событий было на этой неделе: довольно-таки скандального характера некоторые из них, а некоторые – глобального характера. Мы, глядя в газеты, все это обсудим. Начнем с глобальной темы. Вот «Российская газета», статья «Спортивный марафон правительства». Министры придумали, как подарить жителям страны здоровье, не потратив на это ни копейки. Вот о чем собственно идет речь: «Быстрее, лучше, сильнее, - пишет автор в начале своей статьи. – Через 7 лет действия закона о физической культуре и спорте в Российской Федерации российские спортивные власти вновь решили переписать документ». Ну, вот они представили этот документ. Я думаю, что подробности где-нибудь по ходу дела в очередных наших программах обсудит наш экономический эксперт, профессор Роберт Воскеричян, потому что видите: «не потратив на это ни копейки». Это как-то странно. Статья огромная, большая полоса «Российской газеты». Поэтому подробно на ней останавливаться не будем.



Дмитрий Морозов: Пока послушаем Павла, слушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Как вы прокомментируете ситуацию с футбольным клубом «Динамо» (Москва)? Ходили слухи, что игрокам не платили зарплату. И почему при таких больших финансовых вложениях клуб идет в низу турнирной таблицы?



Валерий Винокуров: Во-первых, Павел, мы про это много раз рассказывали. Игрокам и до сих пор не платят. По последним сведениям, игроки получили зарплату за июль, а работники клуба все остальные – за июнь, несмотря на то, что новое руководство клуба заявило, что проблем с зарплатами не будет. А насчет финансовых вложений, там сложная ситуация. 75% акций принадлежали господину Федорычеву, 25% - центральному совету «Динамо». Но договор между центральным советом «Динамо» и Федорычевым не был выполнен. Федорычеву обещали многое за эти 75%, но ничего не сделали. Он отказался, сейчас идет перераспределение акций, руководство новое пришло. И чем кончится, никто не знает. Представитель «Внешторгбанка» сейчас какие-то деньги внес, назначил своих представителей в руководство. Чем кончится, Павел, не знаю, что вам сказать.



Дмитрий Морозов: Ну, а положение в турнирной таблице адекватно совершенно тому финансовому и организационному состоянию.



Валерий Винокуров: Наверное, скорее, даже организационному. Потому что такие организации владеют «Динамо», что уж деньги собрать как-нибудь можно было бы. С этим, возможно, связана очередная такая дискуссия на тему о том, расширять ли в следующем году Премьер-лигу до 18 команд. Связана не только с положением «Динамо», но и с положением «Торпедо».



Дмитрий Морозов: В меньшей степени в «Шиннике».



Валерий Винокуров: Еще с какими-то командами это все связано. Дискуссия опять развернулась с подачи газеты «Советский спорт». Дальше в нее включились какие-то другие спортивные издания. Во всяком случае опросили многих руководителей команд.



Дмитрий Морозов: Подавляющее большинство, естественно, против, но кто-то воздержался от ответа.



Валерий Винокуров: «Динамо» и «Торпедо».



Дмитрий Морозов: А некоторые представители, некоторые боссы клубов Премьер-лиги вовсе не против, но не в этом сезоне, поскольку это нарушит спортивный принцип, резонно замечают они.



Валерий Винокуров: В данном случае представители «Динамо» и «Торпедо» поступили совершенно правильно, потому что в такой ситуации, если начать тут еще говорить: давайте расширим, то сразу получится, что они – заинтересованные лица.



Дмитрий Морозов: Хотя бы два года назад, когда эта дискуссия впервые началась, тогда вылетали «Ротор» и «Кубань» и инициировали тоже.



Валерий Винокуров: Тогда они именно инициировали, вылетавшие. Ну, сейчас «Кубань» вернется, а «Ротора» нет.



Дмитрий Морозов: Александр из Санкт-Петербурга, добрый день.



Слушатель: Меня интересует, откуда такая спортивная активность взялась у Михаила Южного? Он, понимаете ли, в четырех сетах победил Джеймса Блейком и увеличил преимущество нашей сборной до 2:0. И если сегодня наши победят в парной встрече, они обеспечат себе финал.



Валерий Винокуров: Да, досрочный.



Слушатель: Откуда такая активность?



Валерий Винокуров: Понимаете, в чем дело? Михаил Южный довольно долго мучился разными травмами и, выздоравливая, конечно, не успевал прогрессировать. Человек талантливый, безусловно, очень трудолюбивый. У нас на протяжении, наверное, двух лет его тренер Борис Сопкин выступал часто в программе «Прессинг» и сокрушался по этому поводу. Но дело в том, что Миша еще психологически устойчивый человек. И он все это преодолел. И просто к слову, раз вы этим интересуетесь, довольно тяжелый у него был период, связанный со смертью отца. Но все это он преодолел и очень хорошо играл на открытом чемпионате США, где впервые в своей жизни на турнире Большого шлема дошел до полуфинала. А в данном конкретном случае здесь еще на пользу пошло, как и Сафину, так и Южному, очень медленное покрытие, на котором, конечно, Роддику и Блэйку:



Дмитрий Морозов: :которые играли на протяжении четырех месяцев на «харде» - на американском быстром очень покрытии.



Валерий Винокуров: Но это покрытие, которое сейчас в Олимпийском, еще даже медленнее:



Дмитрий Морозов: :чем просто грунт европейский.



Валерий Винокуров: А американский грунт чуть побыстрее.



Дмитрий Морозов: Совершенно верно, зеленый грунт.



Валерий Винокуров: А это покрытие намного медленнее, чем на «Ролан Гаррос». А мы знаем, что на «Ролан Гаррос» теннисисты такого активного стиля:



Дмитрий Морозов: :как правило, терпят поражение в ранних раундах.


Еще один звонок из Санкт-Петербурга, приветствуем Георгия.



Слушатель: Как ваше мнение, можно ли считать, что эксперимент с назначением тренера «Зенита» все-таки удачен?



Валерий Винокуров: Мне кажется, что удачен. Потому что команда, во-первых, не потерпела ни одного поражения. Во-вторых, несколько изменилась ее игра. Поначалу, Георгий, как вы помните, были сплошные ничьи, потом пошли и победы. Мне кажется, что вообще иностранный тренер, свободный от предвзятости, всегда принесет пользу. И я бы даже вспомнил в этом контексте, что Артур Жорже, португалец, который пришел всего на полгода в ЦСКА после того, как Газзаева отстранили, но он остался в клубе, Артур Жорже полгода работал, поставил игру и ввел нескольких молодых игроков, в частности Юрия Жиркова. И главное, игру улучшил настолько, что потом Газзаев вернулся спустя полгода и, к чести Газзаева, не стал эту игру ломать, а как бы развивал. И закончилось все, как мы знаем, победой в Кубке УЕФА. Так что мне кажется, что квалифицированные иностранные тренеры, если сумеют приспособиться к российской действительности, то безусловно должны принести пользу.



Дмитрий Морозов: А теперь послушаем Леонида из Смоленской области.



Слушатель: Вы, Валерий, говорили в прошлый раз немножко о том, как трудновато приходится футболистам слетать в Владивосток и там сыграть. И вот я хотел по этому поводу сказать, что владивостокцы в этих условиях все-таки не в равных условиях с европейскими командами. Смотрите, если московская команда играет во Владивостоке, скажем, в 11 часов утра по московскому времени, это еще ничего. А вот если «Луч» прилетает сюда, в Европу, так он играет в два часа ночи по владивостокскому времени. И мне кажется, что в два часа ночи гораздо труднее.



Валерий Винокуров: Согласен.



Слушатель: Дело в том, что «Луч» - это мои земляки, я за них с детства болел.



Валерий Винокуров: Проблема ясна. Она, между прочим, существует не только в России.



Дмитрий Морозов: В Соединенных Штатах Америки то же самое, естественно.



Валерий Винокуров: Да, причем там связано это в основном с баскетболистами.



Дмитрий Морозов: Ну, и с хоккеистами тоже. Из Калифорнии в Ванкувер прилететь.



Валерий Винокуров: Да, с хоккеем и с баскетболом в основном связано. Но там не случайно сделана соответствующая схема. Там же, во-первых, по конференциям – восточная и западная. Во-вторых, по группам.



Дмитрий Морозов: Дивизионам.



Валерий Винокуров: 6 или 7 команд бывает в группах. В баскетболе и хоккее, наверное, по-разному. Просто вопрос в том, что там это понимают и организационно пытаются решить и с помощью календаря. Смысл там в том, что в дивизионе команды встречаются друг с другом по четыре раза, а из другого дивизиона другой конференции, куда надо перелетать через всю страну, там по два раза. И уж если прилетели, то отыграли две-три игры. Вообще, в календаре российского футбольного чемпионата это тоже можно было бы учесть, чтобы «Луч» прилетал не на один матч и опять улетал, а играл в Европе 2-3 матча. Соответственно, мог бы заранее прилететь.



Дмитрий Морозов: Как раньше спаренные матчи были. С «Томью», предположим, объединить «Луч».



Валерий Винокуров: В отличие от Леонида, поскольку не являюсь болельщиком команды Владивостока, то не изучал с этой точки зрения календарь. Но любопытно. Леонид вот навел меня на эту мысль, я посмотрю, потому что в календаре это все можно учесть. Команда прилетела заранее, акклиматизировалась, провела 2-3 матча. Ну, тут будут протестовать, конечно, другие, потому что им тогда надо будет туда летать на один только матч, хотя, может быть, «Томь».



Дмитрий Морозов: Ну, «Луч» и «Томь», конечно.



Валерий Винокуров: В общем, Леонид, вопрос вы поставили правильный. Я думаю, что мы подробно на него ответили, насколько могли в такой экстремальной ситуации прямого эфира.



Дмитрий Морозов: Москвичи постепенно присоединяются к нашей дискуссии. Александру слово.



Слушатель: Я первый раз звоню, хочу сказать, что очень приятная передача. Я ее слушаю.



Валерий Винокуров: Спасибо. Но слушайте и другие. Очень много интересных передач на волнах Радио Свобода.



Слушатель: Да, на Свободе я слушаю. Я имею в виду из всех спортивных – телевизионных и радио. И как раз у меня несколько вопросов. Один из них будет тоже по поводу телетрансляций. В субботу была передача после Лиги чемпионов, и все звонившие пришли к выводу, что нужно переходить на сезон осень-весна.



Валерий Винокуров: Конечно, да, Александр.



Слушатель: Я просто хотел узнать, чисто технически как это произойдет.



Валерий Винокуров: Понял. Мы много раз об этом говорили.



Слушатель: Второй вопрос по поводу трансляций футбольных передач, которые освещают турнир, российский чемпионат. У нас есть только одна на канале «Спорт», а раньше был «Футбольный клуб» на НТВ, который вел Василий Уткин и Виктор Гусев. Но они, честно говоря, из всего, что было, мне нравится Василий Уткин с «Футбольным клубом» и был по Российскому каналу «Футбол без границ» с Олегом Жолобовым.



Валерий Винокуров: На вкус и цвет товарищей нет. А телевизионную тему мы стараемся не обсуждать, потому что все это решают начальники различных телеканалов. И они какие решения принимают – такие и принимают. А мы тут стараемся избегать этой темы, потому что начальники там, с нашей точки зрения, недостаточно квалифицированные.



Слушатель: Я вчера зашел в книжный магазин, вышла книга недавно Игоря Рабинера «Как убивали «Спартак». Хотелось бы узнать ваше мнение, читали ли вы ее?



Валерий Винокуров: Александр, во-первых, мы не только читали, у нас в гостях был сразу после презентации этой книги Игорь Рабинер, сидел в этой студии, и мы обсуждали эту книгу и все проблемы, связанные с ней. И должен вам сказать, что уже многие читатели реагируют. И я слышал только восхищенные мнения от прочитавших эту книгу. Возможно, что есть и другие. Мы как раз тогда и обсуждали. Там же в книге даже сделаны два послесловия: в одном критика Евгения Ловчева, в другом Виктор Шендерович хвалит эту книгу. Александр, вы прочитайте ее. Как вам покажется, большинство читателей в восторге.


Что касается осень-весна, кратко отвечаю. Как перейти? Перейти надо очень просто: надо назвать первый круг вторым, а второй – первым. Перейти можно, если чемпионат завершился, то либо провести три круга, либо провести один круг и завершить на этом, а потом уже следующий чемпионат в два круга. Это любой переход так осуществляется. Никуда не деться. В момент перехода только так и можно.



Дмитрий Морозов: Естественно, какие-то будут накладки, а куда деваться?



Валерий Винокуров: Накладки какие могут быть? Если провести в один круг, то просто чемпион определится сразу, в один круг.



Дмитрий Морозов: Ну, не совсем спортивный принцип, поскольку на поле один матч будет.



Валерий Винокуров: Поэтому надо, видимо, провести в три круга, сыграть на чужом, на своем поле и один матч – на нейтральном.



Дмитрий Морозов: Может быть, так.



Валерий Винокуров: Причем тогда можно даже, если играть на нейтральном один матч, то его можно провести где-то на юге и раньше, чем чемпионат начинается. Александр, это вопрос такой, его так, как говорится, с кондачка не решишь и с кондачка же не ответишь. Просто на протяжении лет 15 или 20 я написал столько статей на эту тему с подробным разбором всех ситуаций.



Дмитрий Морозов: Ну, рано или поздно все равно придется возвращаться к этой теме, пока не будет принято решение, естественно, на самом высоком уровне.


А что касается телевизионщиков, вот самый последний характерный пример. Матч Аргентина – Бразилия, инициированный одним из российских олигархов известных. Этот матч бурно был пропиарен, естественно, в России. И все внимание было приковано, и прямая трансляция на одном из первых каналов российских. Причем акцент был сделан на том, что в этом матче перед его началом минута молчания была объявлена. Тоже инициировано было этим же олигархом для того, чтобы какие-то цели преследовать свои.



Валерий Винокуров: Минута молчания – это же из-за гибели.



Дмитрий Морозов: Ну, спустя несколько дней после бесланской трагедии. Но в этот момент на этом канале пошла реклама.



Валерий Винокуров: В момент минуты молчания.



Дмитрий Морозов: Совершенно верно. Вот вам, пожалуйста, пример.



Валерий Винокуров: Это просто моральный уровень уже в данном случае не профессиональный, а нравственный уровень руководителей Первого канала (эта трансляция была на Первом канале?).


Теперь мы опять посмотрим на неделю, которая была насыщена скандалами. Например, в «Российской газете» публикуется такая заметка «Джентльмены вынесли сор из избы». Речь идет о том, что в Англии инициировала телекомпания «Би-Би-Си» рассмотрение вопроса своим фильмом «Грязные секреты футбола». В этой документальной ленте, снятой преимущественно скрытой камерой, рассказывается о коррупции, пронизавшей трансфертный рынок элитного дивизиона английского футбола. И коррупция заключается в том, что в момент приобретения или продажи игроков используются откаты. Вот здесь даже говорится, что на 80% при покупках используются эти различные откаты. И тут подключили и министр спорта, и поручили это бывшему шефу лондонской полиции расследовать.



Дмитрий Морозов: Эту же тему подхватывает еженедельник «Футбол», маленькая заметка под заголовком «Абрамович опять попался». Благодаря той же скрытой или какой-то другой скрытой камере «засветился» руководитель футбольной академии «Челси» датчанин Франк Арнестен, который был заснят во время нелегальных переговоров с 15-летним футболистом «Мидллсбро». Недавно «Челси» был оштрафован, напоминает еженедельник.



Валерий Винокуров: Я не понял, а причем Абрамович?



Дмитрий Морозов: Ну, «Челси». И вот недавно, напоминает еженедельник, «Челси» был оштрафован на полмиллиона фунтов за тайные переговоры с бывшим защитником «Арсенала» Эшли Коулом. Это известная история. Клуб Романа Абрамовича тогда, помимо наложенного штрафа, был официально предупрежден, что в случае повторения подобного проступка с него будет снято три очка.



Валерий Винокуров: Смысл статьи в «Российской газете» в том, что в Англии существует такая проблема. А об этой проблеме мы очень много раз говорили, поскольку она существует в российском футболе, мне кажется, может быть, столько же, так же долго, как в Англии, а может, еще дольше, а может, не так долго. Но факт, что с ней никто вообще не борется. А здесь министр спорта Великобритании Ричард Кэборн заявил, что телекомпания должна передать Джону Стивенсу всю имеющуюся информацию. А Джон Стивенс – это бывший шеф лондонской полиции, ему предстоит изучить детали 320 сомнительных, с точки зрения руководства английского футбола, трансфертов. То есть это руководство английского футбола инициировало. А руководство российского футбола не инициировало. А «Российской газете» следовало бы, на мой взгляд, именно в таком ракурсе подать эту информацию, что пора вообще и российскому руководству взяться. А вот что сказал министр спорта: «Я видел эту программу, и там, помимо всего прочего, утверждалось, что откаты получали не менее 18 тренеров, это очень серьезно, и спускать на тормозах такое дело нельзя». А что еще еженедельник «Футбол» на эту тему?



Дмитрий Морозов: Важно то, что государственный британский канал «Би-Би-Си» эту тему очень муссирует активно, в хорошем смысле муссирует, поскольку хочет добиться, разумеется, какого-то порядка. А говоря о цифрах, говорится о 80% сделок, в которых фигурируют откаты, как, впрочем, и взяточничество, которым отнюдь не брезгуют даже самые именитые тренеры, как, например, упомянутые Харри Редноп и Сэм Алардайс.



Валерий Винокуров: Да, здесь тоже приводятся эти фамилии. Но тут еще удивительная такая деталь, что сын Сэма Алардайса Крэйг, который активно помогал ему во всех этих делах, признался и, как Павлик Морозов, заложил отца. Ну, это уже шутка, хотя на такую тему шутить – коррупцию в футболе – и шутить не хочется.



Дмитрий Морозов: Нам дозвонился Илья, но речь пойдет не о футболе.



Слушатель: Я хотел бы разбавить футбольную тему теннисом и шахматами. По поводу тенниса – по поводу Кубка Дэвиса, естественно. Американцы еще до матча жаловались на корт. Я, честно говоря, скептически сначала отнесся к их жалобам, но когда увидел этот корт, и как на нем играть, то, честно говоря, вспомнил Евгения Кафельникова, который жаловался в свое время на то, что австралийцы заставляют их играть на картофельном поле.



Валерий Винокуров: Да, тогда очень остроумно ответил ему тренер Джон Ньюком. Он сказал, что травяной австралийский корт ничуть не отличается от английского, на котором Уимблдон проходит, но от второй недели, ибо высыхает уже немножко и вытаптывается чуть-чуть. Но тогда Ньюком сказал, что Кафельников этого не знает, потому что еще на Уимблдоне до второй недели он никогда не дотягивал.



Слушатель: Но тут россияне немного перестарались. Понятно желание играть на медленном покрытии, но на этом покрытии просто хороший теннис показывать невозможно и смотреть тоже невозможно этот теннис.



Валерий Винокуров: Илья, в развитие вашей темы. Когда играли, по-моему, с командой Германии, там и Беккер, и Штих, то там вообще был скандал, потому что его чересчур залили корт, и он не успел высохнуть к началу матча.



Слушатель: Если можно, еще по поводу шахмат. Сегодня стартует матч в Элисте Крамник – Топалов. У меня в связи с этим возник вопрос, пока не могу найти ответ: уже запущен вроде бы процесс, что в следующем году в Мексике должен состояться второй круговой турнир, как в Аргентине в 2005 году, то есть четыре лучших с аргентинского турнира провели отбор на Кубке мира ФИДЕ. И вроде бы в конце октября должны играться претендентские матчи, то есть определятся еще четыре шахматиста, которые попадут. Я не могу понять, а если Крамник выиграет у Топалова, то что вообще со всем этим циклом произойдет?



Валерий Винокуров: Я постараюсь выяснить точно, но, как мне кажется, ситуация будет такой. Или Крамник выиграет у Топалова, или Топалов у Крамника, тут не суть важно. Вот тот турнир восьмерых выявит, мне кажется, претендента на матч такой же по классическим шахматам, 12 партий и так далее, с победителем этого матча. Мы обязательно в ходе освещения этого матча Крамник – Топалов, который начинается сегодня в Элисте, мы этот вопрос проясним.



Слушатель: Вы не в курсе, Хингис сегодня утром должна была играть в Калькутте полуфинал. Нет еще результата? Или просто они еще не сыграли?



Валерий Винокуров: Если узнаем этот результат, обязательно сообщим.



Дмитрий Морозов: Послушаем Игоря Цветкова, добрый день.



Слушатель: Я с критикой. Скажите, Рабинер у вас в студии говорил, что Старков разваливает, а Федотов делает ставку на своих.



Валерий Винокуров: Игорь, а чем критика? У Рабинера такая точка зрения.



Слушатель: Я не принимаю эту книгу, понимаете?



Валерий Винокуров: Понимаю. А в чем критика тогда? Вы не принимаете, я лично считаю, что Рабинер…



Слушатель: Что Федотов сделает со своими игроками в Лиге чемпионов.



Валерий Винокуров: Игорь, я согласен с вами. Я тоже не согласен с точкой зрения Рабинера, мне лично представляется, что Александр Старков как тренер…



Слушатель: Так я с критикой не к вам же. Просто у меня другая позиция по этой книге.



Валерий Винокуров: Она, видимо, ближе к моей тогда, если речь идет о Старкове.



Слушатель: А еще можно про «Динамо»?



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Скажите, под деньги Федорычева года два назад сделали совет из верхних чинов разных силовых ведомств, и там присутствовал Степашин, председатель Счетной палаты.



Валерий Винокуров: Он и сейчас там присутствует.



Слушатель: И где деньги, Зин?



Валерий Винокуров: Видимо, этот вопрос должен разбирать председатель Центрального совета «Динамо» генерал Проничев. Насколько я знаю, Игорь, даже Заварзина поэтому пока оставили в совете «Динамо», чтобы с кем разбираться было. Потому что если бы человека совсем из этой структуры вывели, то потом не с кем было даже разбираться. Но это я тоже не уверен. Так говорят. А что касается Рабинера, я хочу прояснить ситуацию. В книге, естественно, масса высказано разных соображений. Предположим, с какими-то соображениями я согласен, с какими-то – нет, с какими-то Александр может согласиться, с какими-то – нет. Например, в отношении Старкова я лично не согласен, потому что Старков, во-первых, командой сборной Латвии прекрасно руководил и со «Спартаком» занял второе место. И если вы помните, Игорь, мы тогда с Рабинером на эту тему дискутировали. Но человек имеет право на свою точку зрения, Рабинер, я имею в виду.



Дмитрий Морозов: Это не значит, что книга плохая.



Валерий Винокуров: Его тезка Игорь Цветков тоже имеет право на свою точку зрения, я имею право на свою точку зрения, Дмитрий и любой читатель этой книги. Просто в данном случае, Игорь, наверное, я не прав в том, что прицепился к вашему слову «критика». Вы просто использовали слово «критика» вместо того, чтобы сказать свою другую точку зрения.



Дмитрий Морозов: Ответим Илье. Матч Мартины Хингис и Сании Мирзы начнется в 15:30 по московскому времени. А пока послушаем Владимира из Московской области.



Слушатель: Начну с критики. Воскресную программу начинаете когда, у вас там идет блок новостей. И к тому времени, когда он начинается, в 10 часов, уже события, которые происходят в 9 часов, туда не попадают. То есть вы их раньше начинаете верстать.



Валерий Винокуров: Владимир, ну, это связано с чисто техническими причинами в том смысле, что ретрансляция программы идет из Праги. Мы до последнего момента держим новости, успеваем вставить.



Слушатель: А разве у вас не компьютерная верстка?



Валерий Винокуров: Компьютерная. Но для того, чтобы она шла потом в эфир, мы должны ее переправить в Прагу, там определенная служба, в которой, к слову сказать, работают чешские специалисты.



Слушатель: Ну, понятно, им немножко трудно.



Валерий Винокуров: Если мы в последний момент, предположим, новость хотим вставить, нам трудно им объяснить. Это ж все-таки воскресенье.



Слушатель: Да, я понимаю, это выходной день все-таки, дежурные службы работают в основном.



Валерий Винокуров: Поэтому мы стараемся, насколько можем, успеваем. Но дальше в 06:15 утра уже наш дежурный, человек, который ведет утреннюю программу и там сообщает спортивные новости… Что-то закончилось в 9, что-то – в 10, что-то – в 11. А где-то футбольные матчи заканчиваются в пол первого по московскому времени ночи.



Дмитрий Морозов: А если в Австралии или Америке, так вообще под утро.



Слушатель: Все понятно, я имею в виду, когда события в России происходят. Вопросов нет, раз такие технологии.



Дмитрий Морозов: Не потому, что мы не хотим поставить в известность слушателей.



Слушатель: Я просто выяснил для себя и этот вопрос снял. Теперь вопрос по поводу статьи в «Российской газете». На следующей неделе Фетисов будет представлять этот проект, почему и появилась такая статья.



Валерий Винокуров: Да, тут фотография Фетисова есть, там написана его точка зрения, точка зрения министров.



Слушатель: Пока немножко рано обсуждать, потому что мы не знаем многие точки зрения. Можно сказать, что на спорт надо деньги давать. Но Кудрин никому не хочет давать денег – такой наш российский Гобсек.



Валерий Винокуров: Владимир, а я ведь и не обсуждал, я только проинформировал, что вот такая большая статья на эту тему.



Слушатель: И самый основной вопрос: наверное, надо в профессиональном спорте пойти практикой НХЛ, когда они ограничили потолок зарплаты.



Валерий Винокуров: Кстати, в хоккее сделана сейчас такая попытка. Но какие-то в ней есть недоработки. В России еще это очень трудно сделать, учитывая то, что в футболе мы говорили об откатах, про подстольные деньги.



Слушатель: Я хочу сказать именно по поводу Премьер-лиги английской, потому что большие деньги не дают конкуренции другим клубам, у которых нет такого бюджета. И тренер хотел бы иметь этих игроков, но их перекупают, и не создают такой нормальной работы спортивной и творческой, чтобы создать коллектив.



Валерий Винокуров: Правильно, проблема эта для Англии и для России, видимо, актуальна. Мы ее затронули только в связи с тем, что «Российская газета», как мне показалось, немножко ехидничает на эту тему. Рубрика «Скандал», «Футболу туманного Альбиона грозят серьезные потрясения». Ну, это и хорошо, что грозят потрясения, потому что только так можно избавиться от болезни. А если ее загонять внутрь, то…



Слушатель: На эту тему было интервью Алешина по поводу того, что «Торпедо» - и клуб вроде бы неплохой, и стадион есть, инфраструктура есть, а вот никак они не могут инвестора найти, который клуб этот поддержит. Видите, какая проблема существует.



Валерий Винокуров: Проблема – да. Но в этом отчасти виноват сам Алешин. Когда ему предлагали деньги, а ему предлагали между прочим эти деньги еще до того, как купили «Челси», это было очень давно, и потом уже позже. Но об этом всем Роберт Воскеричян у нас подробно рассказывал. Мамут там какой-то фигурировал, представитель каких-то олигархов и сам полу-олигарх. Ну, Алешин в общем с ними не договорился. Он требовал что-то очень большую сумму наличными и всю сразу.



Дмитрий Морозов: Как Остап Бендер, «я бы взял частями, но мне нужно сразу».



Валерий Винокуров: А они предлагали ему в течение трех лет. Об этом подробно наш экономический эксперт рассказывал.



Дмитрий Морозов: Вячеслав Федорович из Москвы.



Слушатель: Я хотел бы высказать свое мнение по поводу приглашения иностранных тренеров. Вы говорили, что это положительно. Я считаю, что если бы в «Зенит» при Петржеле дали бы этих игроков, «Зенит» играл бы не хуже. Другой вопрос, что Петржеле денег на покупку не дали, и, возможно, игроки бы к нему не пошли. А Адвокат своим присутствием как раз дал возможность привлечь эти средства. Но как тренер он пока ничего не показал.



Дмитрий Морозов: Ну, вы ответили, Вячеслав Федорович, на свой вопрос. Харизма есть у Адвоката, и Петржела не столь харизматичен, не столь авторитетен, среди футболистов в частности.



Слушатель: Второе, у меня мнение по поводу комментариев. Некоторых комментаторов я слушаю, и у меня уши вянут. Я все-таки бывший мастер спорта и имею право так судить.



Валерий Винокуров: Вячеслав Федорович, уши вянут не только у бывших мастеров спорта, но просто мы эту тему как-то старались закрыть. Невозможно действительно их слушать.



Дмитрий Морозов: А какой вид спорта?



Слушатель: Я хотел бы сделать предложение не вам, а руководителям каналов. Ведь слушать футбол, например, не слыша стадиона, невозможно.



Валерий Винокуров: Да, но я привык уже.



Слушатель: Надо как-то сделать так, чтобы можно было комментаторов отключить, а шум стадиона был бы слышен. Мне кажется, у нас всего два комментатора, которые мне лично нравятся. Это Маслаченко и по игровым видам – Олег Желобов. Настолько интеллигентно он ведет. Его пригласить бы на эти игровые.



Валерий Винокуров: Вячеслав Федорович, согласны с вами, просто это бессмысленно обсуждать, потому что от нас ничего совершенно не зависит.



Слушатель: Я говорю для руководителей, которые слушают.



Валерий Винокуров: Вам нравятся эти два комментатора, другому нравятся другие два комментатора. Ну, как тут вообще поступить? Я лично, просто чтобы не нервничать из-за того, что слышу, смотрю без звука. Ну, терплю, что нет звука стадиона.



Дмитрий Морозов: Дождемся изобретения какого-нибудь Кулибина, который устройство придумает, чтобы комментаторов отключить, а шум оставить.


Дозвонился москвич Александр.



Слушатель: У меня, во-первых, насчет шахмат. В матче Крамник – Топалов проигравший вообще следующий цикл пропускает.



Валерий Винокуров: Да?



Слушатель: Да. А вопрос у меня такой, вы бы не могли сказать насчет мини-футбола? Как дела у нашего российского мини-футбола? И ваши впечатления о соревнованиях.



Валерий Винокуров: Мини-футбол или футзал, как называется, во всем мире – очень популярная сейчас в России игра, популярная в том смысле, что в таких регионах, как Норильск, север Сибири, Тюмень, где тяжело играть в большой футбол, там очень хорошо развивается футзал. И он очень полезен, естественно, для детей, которые в школах могут играть. Чемпионат интересный России был. К сожалению, в последнее время меня смущает несколько то, что заполонили бразильские и другие иностранные игроки профессиональные российские мини-футбольные или футзальные клубы.



Дмитрий Морозов: Которые получают еще и гражданство российское.



Валерий Винокуров: Вот это самое интересное. Там же есть какой-то лимит. Я какой-то матч смотрел «Динамо» - «Спартак». Там одни бразильцы в «Динамо», одни бразильцы сплошь в «Спартаке». Думаю, как же так, как же они обошли лимит? Не больше трех что ли. Оказывается, половина этих бразильцев уже получили российские паспорта. Тут кто как к этому относится. Меня до сих пор коробит, когда за сборную российскую по баскетболу играет Холден с российским паспортом. Ну, Александр, вот такая ситуация. А так то мини-футбол всегда был в России на хорошем уровне. Большому футболу такие достижения и не снились, какие футзальные мастера имели.



Дмитрий Морозов: Мы сегодня уже говорили о Дальнем Востоке. Вот из Хабаровского края дозвонился нам Евгений.



Слушатель: У меня есть два вопроса. Я помню, Белоруссия переходила на формулу осень– весна по футболу, и они от этого отказались, сказали: большая глупость. И у меня первый вопрос: как проводят чемпионаты в Швеции, Норвегии, Финляндии? И на каких самых маленьких полях футбольных можно проводить игры? В Исландии в 1989 году Исландия и СССР играли на поле 70 на 40.



Валерий Винокуров: Нет, 70 на 40 не может быть.



Слушатель: Так говорил комментатор. И это был крытый дворец спорта на 12 тысяч.



Валерий Винокуров: Ну, не может быть такого. В крытом дворце спорта в Исландии… Там, по-моему, нет крытого дворца. Я не знаю, может быть, и есть. Но никогда международный матч на таком поле проходить не может. Нормативы там такие: там очень большие допуски, в ширине, по-моему, 60-90, в длине – 90-120. Вот такие допуски для футбольного поля.


Теперь, если Белоруссия отказалась – это ее личное дело. А вот Украина не отказалась. И поэтому результаты, мне кажется, сборных Украины и Белоруссии столь разнятся. Что касается Швеции, Норвегии и Финляндии, там чемпионат проходит по такому же графику, как в России: весна – осень. Вопрос только заключается в том, что там, во-первых, климат посуровей, а во-вторых, столько сделано для того, чтобы обеспечить нормальное проведение чемпионата в трудное погодное время, там такие поля с подогревом, такие стадионы, где каждое сиденье подогревается. Поэтому если столько же сделать в России, может быть, и можно было бы, но учтите, что очень много футболистов, шведских в частности и норвежских, почти чуть ли не вся сборная состоит из легионеров, играющих по другому графику, по календарю осень-весна. И поэтому на сборной это отрицательно не сказывается. Они все приезжают, и все находятся в одном как бы состоянии спортивном, физической форме и игровой форме. Проблема же заключается в том, что в России сейчас совсем нет легионеров, поэтому тоже вроде бы все в одном состоянии. Но трансфертные периоды Швеции, Норвегии и Финляндии совпадают с европейскими, потому что они там все и играют, абсолютное большинство ведущих игроков. А любители, полулюбители, полупрофессионалы остаются играть на родине, они играют в чемпионате весна-осень. Вообще, Евгений, я вам скажу, что это пусть будет их проблема. Пусть они тогда и решают. Мне кажется, что, конечно, они должны были бы перейти на календарь осень-весна. Но это мне кажется отсюда. Я точно знаю, что Россия должна перейти. За это я отвечаю и могу доказывать это на любом самом высоком профессиональном уровне.



Дмитрий Морозов: И смотрите, при этом человек пять-шесть, а то, может быть, и десять финнов играет в английской премьер-лиге.



Валерий Винокуров: Ну, конечно, естественно. Про это же и речь. И поэтому когда они в сборную приезжают, они все в одном состоянии, в таком же состоянии, в каком и другие сборные. Ведь в этом смысл. Вот как-то возражал мне во время такой дискуссии, по-моему, это был Николай Толстых, и он вдруг говорит: «А вот ты слышал, что в Испании, Италии пошли разговоры о переходе на календарь весна-осень?» Я говорю: «Я то лично слышал. А вот ты знаешь, что если они перейдут, то этот вопрос снимется, тогда не надо будет и России переходить». Понимаете, в чем смысл? Ведь речь идет о том, чтобы играть… Если мы, россияне, собираемся (это я с позиции говорю тренеров, футболистов) бороться на одном уровне с ведущими цивилизационными в футболе странами, то надо жить по их календарю. Больше ничего. Бессмысленно эту тему дальше муссировать, тем более, что сейчас президент премьер-лиги нынешней Евгений Гиннер поддерживает эту точку зрения, и Валерий Газзаев тоже так считает. И, например, Егор Титов, я уже много раз это говорил, выступая в программе «Прессинг», сказал: «Пока не перейдем, ничего нам в Европе не светит». Вот можно уже закрыть эту тему осень-весна.



Дмитрий Морозов: Раз уж мы задали сегодня тему скандалы, нельзя не сказать о вопиющем эпизоде, который произошел в Липецке. Как сообщает официальный сайт Российского футбольного союза, такую ссылку делает еженедельник «Футбол», сообщающий об этом, 16 сентября в результате конфликта между тренером «Металлурга» липецкого Станиславом Берниковым и футболистами клуба посторонние лица, якобы подстрекаемые тренером, избили троих игроков команды, нанеся в том числе (обратите внимание!) огнестрельное ранение капитану команды Алексею Морочко.



Валерий Винокуров: Да, вот ИТАР-ТАСС передал такое сообщение, что Виталий Мутко, президент Российского союза, выступил против грубости. И он опирается на то, что 22 игрока в 19-м туре чемпионата получили предупреждения. Голов, как мы знаем, почти забито не было. А вот предупреждений вот сколько. И он там, в частности, говорит: «Видимо, в клубах готовы платить штраф в размере 100 тысяч рублей за шесть «желтых карточек» в одном матче». В клубах готовы платить по 100 тысяч рублей, а замечу, что в Италии и Германии только лишь за плохое поведение болельщиков клубы платят не 100 тысяч рублей, а по 25 тысяч евро. И когда болельщики зажгли эти свои файеры в каком-нибудь Дортмунде или Мюнхене, или в Палермо или Катанье, и за это клуб штрафуют на 25 тысяч евро, то уж клуб позаботится о том, чтобы этого не было. А в России вот 100 тысяч рублей – это самая большая сумма, которая расходуется. Учтите, что бюджет команд, которых я для примера сейчас назвал, значительно меньше многих российских клубов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG