Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге пройдут торжественные мероприятия, посвященные 100-летию композитора Дмитрия Шостаковича


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.



Олег Винокуров: В России и во многих странах сегодня пройдут торжественные мероприятия, посвященные 100-летию выдающегося композитора Дмитрия Шостаковича. Из Петербурга весь мир в дни блокады услышал впервые «Ленинградскую симфонию».



Виктор Резунков: 100-летие со дня рождения Дмитрия Шостаковича, который говорил, что он всегда чувствовал себя ленинградцем, в Петербурге будет отмечаться особенно торжественно. Мероприятий, посвященных этой дате, множество. В этот день академический симфонический оркестр Филармонии исполнит знаменитую «Ленинградскую симфонию». За дирижерский пульт встанет сын композитора Максим Шостакович. В особняке Румянцева, где прозвучит Трио для фортепиано, скрипки и виолончели памяти Соллертинского, близкого друга композитора, откроется выставка «Ленинград в годы Великой Отечественной войны», также приуроченная к юбилею. Другая выставка, посвященная этой дате, названная словами композитора «Я всегда чувствовал себя ленинградцем», откроется в выставочной галерее Центральных государственных архивов Петербурга. На ней будут представлены уникальные документы, свидетельствующие о жизни великого композитора. Это лишь некоторые из тех многочисленных мероприятий, о которых можно сказать, а их было и будет еще великое множество. Ведь практически все петербургские музыкальные сезоны от «Площади искусств» до «Звезды белых ночей» салютовали своему славному земляку.


В эти дни многие, кто знал Дмитрий Шостаковича, будут делиться своими воспоминаниями о нем. А вот что вспоминал ныне покойный секретарь композитора, профессор Исаак Гликман.



Исаак Гликман (архив): Дмитрий Дмитриевич как личность вызывал у меня многие размышления. Я пытался разгадать его полностью, потому что у него была известная скрытность. Но мне в этих случаях помогал афоризм Генриха Гейне, который пришел к выводу, что перо гения более высоко, нежели он сам. То есть был какой-то не то что антагонизм, но дисгармония. И я думал, присуща ли эта дисгармония Дмитрию Дмитриевичу? Но потом я пришел, после долгих размышлений, к выводу, что у Дмитрия Дмитриевича этой дисгармонии не было, а была, наоборот, гармония между его личностью и его замечательными, великими творениями.


XS
SM
MD
LG