Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Назначенные и виновные


Вход на станцию "Парк Победы" 16 июля 2014 года – закрыто после крушения поезда

Вход на станцию "Парк Победы" 16 июля 2014 года – закрыто после крушения поезда

Мосгорсуд, судя по всему, намерен оставить под арестом всех обвиняемых в аварии в московском метро 15 июля

Мосгорсуд 11 августа признал законным решение об аресте мастера дорожных путей Валерия Башкатова в рамках дела об аварии в московском метро 15 июля. В середине предыущей недели суд вынес аналогичное решение по апелляции помощника дорожного мастера Юрия Гордова.

Обжаловали арест и два других обвиняемых: директор по производству субподрядной организации ООО "Спецтехреконструкция" Анатолий Круглов и заместитель начальника дистанции капитального ремонта службы пути ГУП "Московский метрополитен" Алексей Трофимов. Их жалобы суд рассмотрит в ближайшие дни. Все четверо обвиняются по статье "Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации метрополитена, повлекшее смерть двух и более лиц", как подследственные арестованы судом на сроки до трех месяцев.

В результате крушения поезда на синей ветке московского метро погибли 23 человека, более полутора сотен пассажиров пострадали. Следственные органы быстро назвали имена людей, действия которых привели к катастрофе, – это рядовые технические работники. Защитником Юрия Гордова стал известный адвокат Вадим Клювгант.

Ни одно из самых громких происшествий в России, включая теракты, до сих пор не приводило к добровольной отставке высокопоставленных чиновников или примерному наказанию их именно за это. 22 июля мэр Москвы Сергей Собянин освободил от должности начальника московского метрополитена Ивана Беседина в связи с крупной аварией на Арбатско-Покровской линии. Новым начальником подземки стал Дмитрий Пегов. Глава города заявил, что катастрофа в туннеле подземки "перечеркнула ту огромную работу, которая проводилась в метро последние годы". Президент информационно-исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский нашел решение об увольнении Беседина необычным для верхних эшелонов современной путинской бюрократии:

Отставка Беседина несколько неожиданная, потому что все ожидали, что стрелочником дело и ограничится

– Эта отставка не в стиле нынешнего царствования. Путин не любит увольнять кого бы то ни было под давлением общественного мнения, по причине тяжких ошибок или непрофессионализма. Большинство вельмож следуют этому курсу. Отставка Беседина несколько неожиданная, потому что все ожидали, что стрелочником дело и ограничится, ведь Собянин следует традициям верховного начальника. В этом случае "стрелочником" назначили в некотором роде вельможу. Это нетрадиционно для России, но в нормальной стране само собой разумеется. Вряд ли самого Собянина снимут. Ликсутов, которого требовала к ответу общественность, он формально не по тем делам – не по ремонту метро.

В день трагедии в метро на Арбатско-Покровской линии, унесшей жизни 23 человек, заместитель мэра Москвы Максим Ликсутов заявил, что подконтрольное ему ведомство – Департамент транспорта города – "не является органом ревизионной и технической безопасности метрополитена", что было интерпретировано в СМИ как отказ от ответственности за катастрофу. И до этого крупные российские чиновники снимали с себя ответственность за теракты, потерю контроля над ситуацией во время природных и техногенных катастроф. Вспомнить только заявление губернатора Краснодарского края Александра Ткачева перед жителями города летом 2012 года после затопления Крымска: "Что, нужно было каждого обойти?" В странах c иным отношением к общественному мнению после трагедий подобного масштаба в отставку уходят не только чиновники средней руки, но даже первые лица, как это было, например, в Латвии в конце прошлого года, когда в торговом центре в Риге обвалилась крыша и погибли 54 человека.

Чиновники используют стандартный набор отговорок и отписок, сводящихся к тому, что причина той или иной аварии, катастрофы лежит вне современной российской бюрократии

Является ли типичное поведение российского чиновника в чрезвычайной ситуации подготовленным или это дело его совести и интуиции? Насколько осмысленно российские министры, губернаторы и градоначальники подходят к общению с прессой и общественностью в кризисные моменты? Если их предвыборные, праздничные и отчетные речи готовят имиджмейкеры и спичрайтеры, то в случае ЧП формула одна – свести к минимуму содержательное общение с прессой, такой вывод делает политтехнолог Станислав Белковский:

– Эшелонированной системы подготовки чиновников к действиям в условиях ЧС на грани отставки не существует. Чиновники используют стандартный набор отговорок и отписок, сводящихся к тому, что причина той или иной аварии, катастрофы лежит вне современной российской бюрократии. Поэтому кадровые перестановки сами по себе ничего не дают и не решают.

Станислав Белковский считает, что каждый чиновник в таких ситуациях общается с прессой по-своему в зависимости от собственного понимания происходящего и умения взаимодействовать со СМИ. В то же время наблюдаются и общие черты в поведении чиновников:

При аварии такого масштаба и уровня, как катастрофа в метро на Арбатско-Покровской линии, и президент страны должен был прибыть к месту аварии

– Мы видим, что с точки зрения этического кодекса бюрократии совершенно не обязательно прибытие крупных должностных лиц на места аварий и катастроф. При аварии такого масштаба и уровня, как катастрофа в метро на Арбатско-Покровской линии, и президент страны должен был прибыть к месту аварии. Однако он никогда не считает нужным это сделать, поскольку всегда может сказать, что это не его уровня и не его компетенции вопрос. Здесь поведенческая линия и этическая позиция чиновника важнее, чем риторический пакет, с которым он выходит к СМИ – говорить можно все, что угодно. Вопрос: как чиновники действуют в этой ситуации?

Президент информационно-исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский предполагает, что общая установка в случаях, подобных трагедии в метро на Арбатско-Покровской линии 15 июля, – отказываться от ответственности и ссылаться на обстоятельства:

Подозреваю, что есть некая общая рекомендация – валить все на обстоятельства

– Подозреваю, что есть некая общая рекомендация – валить все на обстоятельства и ни в коем случае не признавать свою вину, не делать каких-либо заявлений об отставке. Отставка – прерогатива начальника: он решает, нужно ли кого-нибудь отправить в отставку, в том числе за происшествия. Самому же чиновнику, видимо, не рекомендовано проявлять инициативу: "Вот, я сам признаю свою ответственность за случившееся, признаю свою вину и подам в отставку".

Причины пренебрежения общественным мнением со стороны крупных российских чиновников Станислав Белковский объясняет тем, что обычно этих людей назначают, а не избирают. В таком случае чиновник ощущает ответственность перед начальством, которому он обязан назначением, а оценка рядовых граждан для него не имеет определяющего значения:

– Чиновник ведь не отвечает перед избирателями. Он отвечает, с одной стороны, перед своим непосредственным начальством, с другой стороны, перед теми кланами и корпорациями, которые способствовали его назначению на высокий пост. Если обязательства перед начальством и спонсорами его назначения не нарушаются, то, с точки зрения чиновника, и нет никаких оснований нести ответственность.

Мэр Москвы Сергей Собянин 15 июля прибыл на место катастрофы

Мэр Москвы Сергей Собянин 15 июля прибыл на место катастрофы

Станислав Белковский допускает, что глава Департамента транспорта Москвы Максим Ликсутов может вовсе и не считать значимым влияние общественного мнения на свои карьерные перспективы: "Мало ли одиозных чиновников в России, которые совершали много управленческих и публичных ошибок и тем не менее остаются на своих постах – в силу того, что все их обязательства перед начальством и спонсорами выполняются". Политтехнолог заключает, что поведение чиновников напрямую связано с вопросом, перед кем он несет ответственность: перед избирателем или начальством. Это определяет его публичную риторику и поведение. Сейчас российские чиновники сами себя не воспринимают в роли политических фигур, которые несут ответственность перед обществом.

Летом 2010 года мэр Москвы Юрий Лужков вернулся из отпуска спустя шесть дней после того, как Москву окутал смог от лесных пожаров. Мэр Омска Вячеслав Двораковский в 2013 году не прервал свой отпуск из-за столкновения пассажирского теплохода и грузовой баржи на Иртыше, когда погибли шесть человек. Градоначальник заявил, что руководил ликвидацией ЧП по скайпу из Чехии. 15 июля 2014 года глава Московского метрополитена Иван Беседин прервал отпуск в день аварии. Но политтехнолог Станислав Белковский отказывает чиновнику в моральной мотивации этого поступка, предполагая, что его вернули в приказном порядке, ведь в противном случае все шишки, по выражению Белковского, посыпались бы на мэра Москвы Собянина и его заместителя Ликсутова.

На условном Западе мэры городов и начальники департаментов подают в отставку даже в случае землетрясения

Политолог Владимир Пибыловский видит, что чиновники переняли манеру отказываться от ответственности за ЧП и не возвращаться из отпуска во время происшествий от президента России Владимира Путина, который в 2000 году прервал свой отпуск только на шестой день после происшествия с подлодкой "Курск". Сравнивая ситуацию в России и западных странах, Владимир Прибыловский также подчеркивает, что поведение западных чиновников обусловлено тем, что они несут ответственность перед гражданами:

– Существует общая традиция: как "клиент всегда прав", так "чиновник всегда виноват". На условном Западе мэры городов и начальники департаментов подают в отставку даже в случае землетрясения: ну, например, потому что нехорошо к нему подготовились, не учли риски. Что касается PR или GR (government relations), там это все очень развито.

По словам Владимира Прибыловского, западные чиновники больше заботятся о своей репутации, служащий на Западе отчитывается перед населением. Чиновнику же в России нужно убедить в своей невиновности только начальника.

Ведущий научный сотрудник отдела социально-политических исследований аналитического центра "Левада-центр" Наталия Зоркая рассказывает, что рейтинг российских чиновников уровня главы города не сильно зависит от их поведения во время чрезвычайных ситуаций. При этом люди убеждены, что власти не раскроют истинных причин крупных происшествий:

Рейтинг московской городской власти в этот момент понизится незначительно

– Подобные события вызывают очень большой отклик в нашем массовом общественном мнении. Обычно люди считают, что инцидент этот не будет расследован и они не узнают объективную, достоверную информацию о том, что произошло, и о причинах случившегося. Но, скорее всего, рейтинг, допустим, московской городской власти в этот момент понизится незначительно. Как правило, к высшему руководству города уровень доверия сильно не колеблется – вина списывается на чиновников более низкого ранга.

Наталья Зоркая говорит, что на установку – "правда не будет раскрыта" – работают и "желтые" СМИ, которые смакуют скандальные версии. В итоге дефицит в СМИ экспертной оценки по поводу крупных аварий ведет к сохранению страха и чувства небезопасности. Недоверие и обвинения в адрес властей увеличиваются, но объектом недовольства все равно остаются не те власти, что ответственны за различные инциденты.

Чиновнику в России нужно убедить в своей невиновности только начальника

Социолог объясняет, что респонденты могут признавать и за мэром некую ответственность за крупные происшествия в городе, но уровень поддержки главы города с этим не сильно связан. Наталия Зоркая проводит аналогию с состоянием рейтинга президента Путина: во время трагедии с подлодкой "Курск" и терактов в стране. В момент острого переживания происшедшего россияне признавали Путина ответственным за это, но в итоге его рейтинг снижался лишь на какое-то время.

Исследования "Левада-центра" показывают, что во время кампании по отставке мэра Москвы Юрия Лужкова было зафиксировано крайне критическое отношение москвичей к его правлению и команде. Однако Лужкова убрали, а высшие городские чиновники из его окружения реальной ответственности не понесли. Таким образом, среди рядовых граждан утверждается мнение, что за ошибки и проступки крупные чиновники наказаны все равно не будут.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG