Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американка Дженифер Гаспар, занимающаяся в России правозащитной деятельностью, лишена вида на жительство

Решение об отзыве российского вида на жительства принято миграционной службой на основании якобы того, что Дженифер Гаспар "выступает за насильственное изменение основ конституционного строя России, или иными действиями создает угрозу государственной безопасности".

Дженифер Гаспар – петербургская правозащитница, супруга председателя фонда "Институт развития свободы информации" Ивана Павлова, живет в России уже 10 лет.

Письмо УФМС датировано 21 июля, послано оно было по "Почте России", а поэтому дошло до адресата лишь 5 августа, т. е. 14 дней спустя.

Для Дженифер Гаспар содержание письма неожиданностью не явилось:

– Девять дней назад нам позвонили из нашего районного отдела УФМС и спросили: "Вы получили письмо?" Я не совсем поняла, что они хотят от меня, и передала трубку своему супругу. Ему объяснили, что это за письмо и что это за причина, по которой мне отказывают в виде на жительство в России. С этой информацией мы живет уже больше недели.

– Вы живете в России уже десять лет, занимаетесь консультированием по вопросам управления в некоммерческих организациях. Можно ли предположить, что ваша работа имела какое-то отношение к государственной безопасности России, тем более могла бы представлять для этой безопасности угрозу?

– Конечно нет. Я работаю в сфере деятельности некоммерческих организаций. В США такая профессия, как у меня, совершенно обычная. Я работала по этой профессии еще до того, как приехала в Россию. В чем заключается моя работа? Я встречаюсь с клиентом, консультирую его. Цель консультации – большая открытость НКО перед обществом, перед своим донором, улучшение эффективности работы НКО. В этом заключается моя работа. Я не понимаю, какую угрозу безопасности России может представлять такая работа.

– Но вы работали с некоммерческими организациями, которые объявлены "иностранными агентами". Может быть, по этой причине вас лишили вида на жительство в России?

– Да, я работала с различными НКО и с теми, в том числе, которые занимаются защитой прав человека. Некоторые из этих НКО имеют сейчас проблемы, связанные с новыми законами, которые определяют такое понятие как "иностранный агент". Да. Но я понимаю, что это все равно легальная работа, никакой угрозы она не представляет.

Журналисты из "Фонтанки.ру" пытались выяснить, что скрывается за формулировкой, содержащейся в письме. Начальник Управления ФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Елена Дунаева официально ответила: "Управление ФМС никого не обвиняет и не обличает, Управление ФМС ориентируется на мнение органов служб безопасности. Это их компетенция, такова сложившаяся практика во всем мире. Мы только приняли решение о выдворении, но сама процедура принятия подобного решения включает взаимодействие с целым блоком правоохранительных органов. Мы не делаем выводы о том, кто чем занимается, если только это не вопросы, связанные с трудовой деятельностью. Но мы сотрудничаем с целым блоком правоохранительных органов".

Это решение Дженифер Гаспар намерена обжаловать в суде Фрунзенского района Петербурга. А в пресс-службе Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области корреспонденту Радио Свобода отказались комментировать лишение вида на жительство Дженифер Гаспар и заявление начальника местного УФМС Елены Дунаевой.

В ответ на вопрос Радио Свобода, не ощущала ли Дженифер Гаспар в последнее время слежки за собой, не было ли ей звонков с угрозами, она ответила отрицательно:

– Нет. Нет. Мы очень спокойно живем. Мы законопослушные граждане. И никаких проблем у нас до сих пор не было. У нас есть такое выражение ideal storm – "идеальный шторм". Это момент, когда против тебя работают все факторы, все обстоятельства. Я оказалась в такой ситуации. Женщина, которая работает с НКО, правозащитник. Оказалась в то время и в том месте, где были приняты различные известные законы, например, закон об "иностранных агентах", и муж у нее – известный адвокат-правозащитник… В общем все это сложилось в единое целое. Я это принимаю как некий исторический факт. Конечно, все очень печально. У меня дочка – гражданка России. Ей пять лет. И если мы уедем, то она будет лишена возможности понимать свою культуру, свой язык. Мне очень грустно и за тех активных молодых россиян, которые работают в некоммерческом секторе, в НКО, и на которых продолжают сыпаться удар за ударом.

Как "идеальный шторм" расценивает происходящее и супруг Дженифер Гаспар, председатель фонда "Институт развития свободы информации" Иван Павлов:

– Действительно, все это можно назвать "идеальным штормом", когда в одно время в одном месте собрались все события, которые можно одним таким ударом разрешить. Дженифер – гражданка США, страны, которая с некоторых пор в глазах наших чиновников стала выглядеть враждебной. Плюс моя деятельность, которая была неугодна людям, так или иначе принимающим решение в этом вопросе. Я с ними очень хорошо знаком по своей профессиональной деятельности, поскольку достаточно часто участвовал в процессах, где на другой стороне моими оппонентами являлись сотрудники ФСБ. Поэтому так и было решено. На мой взгляд, неуклюже и несправедливо.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG