Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Быть экологом опасно


Акция Гринпис против добычи нефти в Арктике

Акция Гринпис против добычи нефти в Арктике

Эколог Витишко в тюрьме, защитники Хопра в СИЗО, членов "Гринпис" обвиняют в шпионаже

Сотрудник "Экологической вахты по Северному Кавказу" Евгений Витишко находится в тюрьме, двоих защитников Хопра от разработок цветных металлов оставили под стражей до октября, они уже год как находятся в СИЗО. Задержанных в ходе известной акции "гринписовцев" против добычи нефти в Артике на платформе Приразломная выпустили по амнистии, однако срок по делу "Арктик Санрайс" продлен до сентября, а двоих российских участников акции сейчас пытаются обвинить в шпионаже. О том, насколько опасно стало заниматься экологической деятельностью – руководитель энергетической программы "Гринпис" России Владимир Чупров и участник движения "В защиту Хопра" Татьяна Каргина.

​Противостояние местных жителей и властей в Нижнем Новгороде из-за строительства аква-парка в зеленой полосе города может привести в ближайшем будущем к выступлениям против строительства к чемпионату мира по футболу стадиона в центре города. Сюжет из Нижнего - Андрея Королева.

Ведущая Кристина Горелик.

Видеоверсию также можно найти в соответствующем разделе.

Повторы радиопередачи в воскресенье в 12 дня и в понедельник в 8 утра по московскому времени.

Кристина Горелик: Жители крупных населенных пунктов все чаще выступают против вырубки в черте города зеленых насаждений. Но чем дороже земля, тем легче на ней становится строительство.
Гражданские активисты из Нижнего Новгорода ведут борьбу за сохранение парка культуры и отдыха в Автозаводском районе города уже более трех лет. В старейшем городском парке, находящемся под охраной государства, власти намерены построить аквапарк. В итоге в зоне отдыха появится очередное строительство. На месте событий побывал Андрей Королев.

Андрей Королев: В середине июня в Нижнем Новгороде случилось чрезвычайное происшествие: в Автозаводском парке культуры и отдыха появились плакаты против строительства аквапарка. Такие плакаты появлялись и раньше, но впервые охранники применили силу. Молодой человек с самодельным транспарантом «Стройка в парке не отменена» был выдворен за территорию национального природного наследия. Парк расположен в самом тяжелом с точки зрения экологии районе Нижнего — Автозаводском, в том самом, где на один квадратный метр земли ровно половина приходится на знаменитый Горьковский автомобильный завод. В 2011 году руководство города приняло решение облагородить, по его мнению, запущенные угодья. Парк, построенный в 40-е годы прошлого столетия, оказался под гнетом сотен чиновничьих директив. Согласно одной из них, подписанной в том числе и бывшим мэром Нижнего Новгорода Вадимом Булавиновым, в зеленой части парка должен был раскинуться аквапарк. Но неожиданно на защиту лесных насаждений встали местные активисты во главе с председателем попечительского совета Автозаводского парка Вероникой Генкиной.

Вероника Генкина: Областной суд, на мой взгляд, потеряв совершенно логику, выносит решение в их пользу, основываясь на том, что объект должен быть построен не на территории парка, там фигурировало «рядом с метро» и так далее. Когда мы запрашивали: почему такую формулировку вынесли? Они отвечают: а мы учитывали все факторы, в том числе и то, что говорил застройщик, что этот объект якобы облагородит парк. Стройка, которая сократит территорию парка, «облагородит» оставшееся — из этого они исходили.

Андрей Королев: Автозаводский парк — это 40 гектаров земли, в основном покрытой деревьями и кустарниками. Собственно парк развлечений занимает не так много места. Детские аттракционы, традиционные для подобных мест, летние кафе, шашлычные — вот, собственно, и все, что требуется простому горожанину. Но даже эта малость превратилась в козырную карту в руках нижегородских властей.

Вероника Генкина: Тогда избирался мэр Булавинов, у него был очень сильный соперник Лебедев. Выборная кампания была очень тяжелая, очень насыщенная какими-то вещами, не буду об этом дальше говорить. К удивлению всех, Булавинов побеждает. Сейчас оказалось, что он победил за счет Автозаводского района, самого многочисленного. Насколько я понимаю, территория парка, наверное, и пошла как раз в качестве, так скажем, оплаты.

Андрей Королев: В феврале этого года в Нижнем состоялась, пожалуй, самая крупная акция протеста против застройки Автозаводского парка. Несколько десятков активистов различных партий и движений вышли на улицы города с плакатами, надписи на которых призывали власть отказаться от идеи строительства. Участники акции резонно предлагали мэрии перенести объект на один из многочисленных пустырей, окружающих столицу Поволжья. Земли, как утверждают местные жители, в Нижнем хватает, вовсе необязательно занимать парковые площади, к тому же находящиеся под охраной государства.

Жительница района: Я считаю, что лучше вложить в детские сады, в школы. Вы посмотрите, какое у нас все запущенное. А здравоохранение какое? Не нужен нам аквапарк. Если кто-то хочет, он съездит и в Казань. Стройте его, пожалуйста, где-то подальше, пускай парк останется детям. Вы посмотрите, сколько здесь людей на санках, на лыжах, на коньяках. Детям нужен свежий воздух, а не аквапарк. Им нужен воздух каждый день, а в аквапарк сходишь один, ну два, ну три раза, пускай ты пять раз туда сходишь. Ребенку нужен свежий воздух. Не только ребенку — всем людям, и автозаводцам в том числе.

Андрей Королев: К этому стоит добавить, что жители Автозаводского района Нижнего — люди небогатые. Единственное развлечение для них — это собственный парк.

Житель района: Каждый, кто сейчас меня смотрит, пусть он сам подумает: изменится ли после строительства этого комплекса то, что называется обликом и интерьером данного объекта культурного наследия? Мне кажется, что оно не просто изменится, оно кардинально поменяет свой вид и потеряет, что самое обидное, потеряет свою ценность именно как тот самый объект, каким он и был признан. Срубят огромное количество деревьев — это как раз той зелени, которой сильно не хватает в Нижнем Новгороде.

Андрей Королев: Этот житель Нижнего Новгорода прав: несмотря на расхожее мнение, Нижний нельзя назвать зеленым городом. Исторический центр еще как-то сохраняет растительный ландшафт, а вот промышленные районы задыхаются от шума и выбросов многочисленных предприятий, работающих главным образом на оборонку. Любой пятачок земли с зелеными насаждениями на вес золота. К тому же, как видно из этого материала, предоставленного нам местными экологами, Автозаводский парк не прекращает работу и зимой, и тем не менее, его площадь уже поделена между строительными организациями.

Вероника Генкина: Вот этот вкопанный синий столб — это территория, отмеченная геодезистами, территория владения арендатора Милешкина и точно такая же территория отмечена синими столбами — владение ЗАО «Корос». В следующем году парку будет 80 лет, то есть здесь деревья все уникальные, они уже имеют историческую охрану. Конечно, вырубать такой парк — это настоящее преступление. Когда заказывают застройщики оценку здоровья деревьев — это значит, что они хотят снести, так уже было не раз у нас в Нижнем Новгороде.

Андрей Королев: Вероника Генкина уверена, что в случае начала строительства аквапарка, Автозаводский оазис повторит судьбу этого самого места. Обнесенная синим забором свалка когда-то была достопримечательностью Нижнего.

Вероника Генкина: За моей спиной находится синий строительный забор. Весной здесь находился кинотеатр «Родина». Это не капитальное здание, совершенно уникальный деревянный кинотеатр, построенный где-то в 40-х годах, очень любимый автозаводцами, многие выросли в нем, смотрели фильмы и так далее. Вспоминают этот кинотеатр как частицу своего детства неотъемлемую. Эта земля под кинотеатром была отдана в аренду бывшему вице-мэру, который работал при Булавинове, Александру Милешкину с тем условием, что он будет заботиться об этом наследии, об этой территории тоже. После этого готовили документы на кинотеатр «Родина», как на объект культурного наследия. За день до того, как об этом стало известно, кинотеатр ночью снесли.

Андрей Королев: Между тем нижегородские власти убеждают местное население, что в результате консультаций со строительными компаниями возведение аквапарка отменяется. Губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев якобы прислушался к мнению горожан и распорядился найти другое место для водного аттракциона. Но местные жители губернатору верить не хотят, они по-прежнему уверены, что за их спиной продолжается война за землю. Например, здесь на полном серьезе говорят, что угодья вокруг парка будут отданы под строительство автопарковки, дескать, такое решение принято администрацией города, о чем объявила директор Департамента градостроительного комплекса и архитектуры Нижнего Новгорода Татьяна Шмакова. Отдельные публичные заявления Шанцева веры в справедливость автозаводцам тоже не добавляют.

Вероника Генкина: Губернатор этой весной сделал потрясающее заявление. Он сказал: «Я был на территории парка Автозаводского, ни одного дерева там не растет. Почему бы не построить аквапарк?».

Андрей Королев: Вот на этом самом месте ни одного дерева не растет?

Вероника Генкина: Да, сказал губернатор. Все вот это под снос. Можете себе представить? Это великолепие все под снос. Вот эта липовая аллея, которую застройщик обещал, клялся и божился, что он оставит, на самом деле все это идет под снос. Этот камень с тех пор так и лежит. В 2011 году около этого камня была церемония, дети из художественной самодеятельности пели. В торжественной обстановке губернатор объявил, что здесь будет строиться аквапарк.

Андрей Королев: Вероника Генкина уверена, что обещания властей перенести строительство аквапарка на один из пригородных пустырей всего лишь предлог для того, чтобы успокоить общественность. Городскую администрацию пугает активность экологов, которые, невзирая на давление, продолжают поддерживать высокий градус протеста. Попечительский совет Автозаводского парка, который возглавляет Вероника Генкина, провел опрос среди жителей района и убедился, что горожане высказались в пользу отмены строительства. Автозаводский район населен в основном пожилыми людьми, их память о парке, как об историческом месте, крепче любых чиновничьих приказов. Сегодня нижегородские власти смущает растущая политическая активность накануне Чемпионата мира по футболу, игры которого пройдут и в Нижнем. Репетиция экологического протеста на городской окраине может обернуться серьезными последствиями во время строительства футбольного стадиона в центре города.

Кристина Горелик: Андрей Королев о борьбе экологов из Нижнего Новгорода за сохранение парка.


Борьба гражданских активистов за экологию нередко оборачивается для них тюремным заключением. Срок следствия по делу "Арктик Санрайз" продлили до сентября, правда, все задержанные «гринписовцы» были раньше освобождены по амнистии. Однако защитникам Хопра срок заключения продлили до октября месяца. Еще один экоактивист - Евгений Витишко, находится в заключении.
Насколько опасно заниматься экологической деятельностью?
У меня в студии – руководитель энергетического отдела Гринпис России Владимир Чупров, и Татьяна Каргина, директор по развитию движения ЭКА, участник движения "В защиту Хопра".

Расскажите, пожалуйста, что за история происходит с защитниками Хопра? В чем их обвиняют, по какой статье?

Татьяна Каргина: Состоялся суд, где снова по ходатайству следователя продлили меру пресечения уже, получается, до 11 месяцев, до октября 2014 года. Двое жителей Воронежской области, бывший атаман казачьей автономии, который активно участвовал в протестах против добычи никеля, и житель Борисоглебска уже практически год находятся в СИЗО. Важно, что это дело было возбуждено сотрудниками за провокацию взятки. Это Денис Сугробов, руководитель главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России и его заместитель генерал Колесников, который по официальной версии покончил жизнь самоубийством. Не так давно мы получили письмо, оно было опубликовано в СМИ, от одного из заключенных Михаила Безменского, который указывает на связь между руководством компании, Уральской горной металлургической компании, которая получила лицензию на добычу никеля на Хопре, и этими сотрудниками. Дело было возбуждено по заявлению Петра Ямова, одного из топ-менеджеров УГМК. В зале суда один из активистов Игорь Житинев открыто говорил о том, что его семья стала жертвой полицейских, которые сейчас так же обвинены в коррупции, он говорил, что над ним издевались. До сих пор, после того как эти двое полицейских уже не занимаются делом, Житиневу продолжают поступать угрозы с тем, чтобы он дал показания на невиновных людей. До этого дела были заявления в прокуратуру от компании УГМК. Мы не знаем, сколько их было на самом деле. То, что нам известно, это, например, что на руководителя движения «В защиту Хопра» Константина Рубахина было заявление по обвинению в экстремизме. Достаточно серьезное обвинение. Тогда прокуратура это не удовлетворила. Мы согласны с адвокатами обоих арестованных людей, которые считают, что состава преступления нет. Их обвиняют в вымогательстве у компании УГМК, якобы эти люди вымогали деньги за остановку протеста. Есть рассекреченные материалы, которые адвокаты просили приобщить к судебному заседанию, но им было отказано, из которых видно, что Игорь Житинев, ему предлагают деньги, навязывают фактически деньги, а он отказывается их брать. Мы считаем, что просто дело затягивается, люди невиновны, но это продолжает оставаться инструментом давления. Протесты продолжаются, они никоим образом не остановились. В деле есть некие неустановленные лица, и мы понимаем, что это может в том числе использоваться как инструмент давления на тех активистов, которые борются на местах.

Кристина Горелик: Всех задержанных по так называемому делу «Артик Санрайс», гринписовцев, отпустили по амнистии. Напомню, международная группа экологов протестовала у платформы «Приразломная» против нефтедобычи в Арктике. Их задержали, продержали в заключении несколько месяцев, затем отпустили. Значит ли это, что Россия боялась международной реакции? И то, что они были выпущены по амнистии, означает ли это, что они признали свою вину?

Владимир Чупров: Отвечая на вопрос, какой был вклад, что это было международное громкое дело, да, действительно, оно имело очень широкий общественный международный резонанс, подключались очень высокие политические структуры. Известно, что канцелярия Ангелы Меркель, британское руководство, протесты по всему миру — это, конечно, не могло не сыграть свою роль. Какую роль - сказать сложно. Кто принимал в конечном итоге решение, потому что, очевидно, что в этой ситуации проигрывали все, и российская сторона с точки зрения имиджевых потерь, конечно, сотрудники, активисты «Гринпис Интернешнл», других офисов, которые оказались в СИЗО, их родственники. Проиграли все. И граждане других государств, конечно же. В декабре состоялась амнистия по статье, которая была инкриминирована в тот момент, сначала было «пиратство», потом «хулиганство», «хулиганство» до 7 лет. И под амнистию в декабре все активисты были отпущены, то есть они были реабилитированы. Сложно сказать, означает ли это признание вины или нет, потому что суда не было.

Кристина Горелик: Но от них требовали признать вину или их помиловали просто именно актом доброй воли? Или им сказали: вы сначала сами попросите о помиловании, признайте вину, что вы хулиганили?

Владимир Чупров: Признать вину может только суд. Поэтому здесь была серая зона, хитрая формулировка. Закон позволяет, что освобождение по помилованию идет на стадии следствия до решения суда. Поэтому здесь, конечно, признания не было ни с чьей стороны. С точки зрения политической, хотя мы не политическая организация, можно сказать, что это был очень красивый политический ход, благодаря которому удалось выйти достаточно красиво в данном случае российскому руководству. Там было продолжение, потому что корабль оставался задержанным, как улика, до 6 июня, то есть еще полгода, и буквально недавно был освобожден. В ближайшее время он покинул российские воды. Самое тревожное, что до сих пор российские граждане, а это 4 человека, находятся в подвешенном состоянии. По двум сотрудникам «Гринпис Россия» могу точно сказать, что по ним следственная проверка продолжается. Они не в заключении, к счастью, в отличие от наших коллег из Воронежской области. Там идет проверка на нарушение статьи, связанной со шпионажем. Конечно, очень тяжелой статьи, под амнистию не попадающей. Причем тоже ряд странных действий мы наблюдаем, потому что судно «Гринпис» «Артик Санрайз» с оборудованием на борту, которое и рассматривалось главной уликой, его отпустили. Часть оборудования находится у следствия, идет проверка. Нет вызовов, нет опросов, какое-то странное следствие. Та же ситуация, что с Хопром: попытка каким-то образом затянуть дело, показать, что еще ничего не кончилось. Вот это, наверное, самое неприятное в данной ситуации. Главное, юридически это абсолютно странная и бессмысленная вещь, что сейчас происходит.

Кристина Горелик: Что касается обвинения в шпионаже — это очень серьезное обвинение. И оно было предъявлено именно российским гражданам?

Владимир Чупров: Пока не предъявлено, проводится следственная проверка. Никто не задержан, как я сказал, к счастью.

Кристина Горелик: Вызываются на допросы?

Владимир Чупров: Не вызываются на допросы. Единственное, что известно — это то, что были запрошены дополнительные характеристики на этих людей в «Гринпис России».

Кристина Горелик: Поэтому «Гринпис» и узнал, что они подозреваются...

Владимир Чупров: Для проверки по подозрению. Соответственно, до 24 сентября, если я не ошибаюсь, был продлен очередной срок следственных действий. Насколько мне известно, по закону такие продления могут быть в течение полутора лет, то есть еще почти год есть возможность все время эту ситуацию продлевать и продлевать.

Кристина Горелик: А с какой целью, как вы считаете? И вы можете назвать этих сотрудников по именам?

Владимир Чупров: Роман Долгов, Андрей Лахвердов — сотрудники «Гринпис России», они все время находились не на борту платформы, там была часть людей, которые делали акцию. Они находились на борту «Артик Санрайз», который не нарушал никаких законов. Сначала им инкриминировали трафик наркотиков. Потом незаконная научная деятельность — есть такая статья, очень тяжелая, кстати. Потом пиратство, потом терроризм. Правда, все, что не попадало, быстро отваливалось, но в принципе шла такая накачка. В конце осталось «хулиганство», что абсолютно очевидно нарушает международное право, и по этим статьям ни корабль, ни активистов нельзя было задерживать. Это то, благодаря чему российские моряки, которые оказывались в таких ситуациях, когда занимались браконьерством, «Олег Найденов» этим занимался, корабль, они выигрывали суды и их сразу отпускали. Российская ситуация была абсолютно другая, российская сторона проигнорировала участие в международном трибунале по разбору таких ситуаций в соответствии с международным морским правом, делегация не приехала на рассмотрение суда. Но рассмотрение продолжается, и продолжается игнорирование, бойкотирование. Сейчас все активисты подали заявление с помощью адвокатов в Европейский суд по правам человека. Это нельзя оставлять, потому что мы худо-бедно демократическая страна, что-то у нас все-таки есть, очень надеемся, что движение будет в том направлении, которое сделает страну более сильной. Потому что сила страны не в том, сколько человек удается припугнуть, а в том, чтобы соблюдались права человека на чистоту окружающей среды, на свежий воздух. То, что я вынес из этого — сильный тот, кто умеет признавать свои ошибки, их исправлять.

Кристина Горелик: Вы думаете, российские власти признают свои ошибки? Они даже не появляются на этих заседаниях.

Владимир Чупров: Это значит признак слабости. Потому что это означает, что выводы не будут сделаны.

Кристина Горелик: Но вас могут некоторые обвиняют в политической деятельности. И, может быть, российская сторона именно поэтому столь сурово поступила с активистами «Гринпис»?

Владимир Чупров: Сплошь и рядом обвиняют, так же, как и коллег из Воронежа.

Кристина Горелик: Татьяна, вас тоже обвиняют в политической деятельности?

Татьяна Каргина: На протяжении всей истории, что только ни инкриминировали, совершенно никаких фактов, никаких доказательств. Постоянно информационная война идет. Говорили, что активистов проплатил «Норникель», хотя до того, как был признан победителем УГМК, люди в Воронежской области выходили с пикетами против «Норникеля» и говорили, что мы за категорический протест, нам все равно, какая компания, просто, чтобы тут никогда ничего не добивалось.

Владимир Чупров: Эти драматические истории, как с Хопром, как с «Арктик», тут очень важна роль государства, оно должно выступать арбитром. Но у нас получается, что государство, как в случае с Денисом Сугробовым, как с Колесниковым, с теми, которые курируют нефтяную отрасль, они оказываются теми людьми, которые заинтересованы в разрушительных проектах.

Кристина Горелик: То есть получается, что власти, чиновники связаны с бизнесом, поэтому не могут отстаивать интересы местных жителей?

Владимир Чупров: А вы посмотрите наблюдательные советы крупнейших корпораций, советы директоров — там высшие чиновники, которые занимают фактически две должности. Вот вам мостик, который в свое время президент Медведев пытался разрушить, но не получилось. Слишком, видимо, глубоки связи.

XS
SM
MD
LG