Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Моего хорошего друга Николая задержали в болгарском аэропорту по запросу Российской Федерации о его срочной экстрадиции в Россию. Срочной! Он вроде как жуткие преступления совершил девять или десять лет назад, много денег украл у нашего многострадального народа. В одной очень читаемой российской газете статья про его злоумышленья написана была сразу же! Мгновенно. Ощущение, что они эту статью еще до задержания в ящике стола держали на всякий пожарный случай. Статья называлась смачно, пиар нам устроили от Крыма до Находки: "У "Свободной России" нашлось уголовное прошлое"!

Опаньки! "Свободная Россия" – это мы! Это так современные Щепкины-Куперники перевели название нашей ассоциации Russie-Libertés! Красиво и очень лестно! Какое кому дело до смысла, главное же, "чтобы костюмчик сидел", и если уж грязью поливать, то так, чтоб с песней и под лозунгом. Николай благодаря этой статье был возведен в руководители нашей ассоциации, а по-другому же и быть не могло: раз ворует, то начальник. А раз за границей, то, значит, много ворует и богато живет.

Чего долго рассуждать-то, дело простое: десять лет назад наворовал кучу миллионов, спрятал эту кучу во Франции. А потом через несколько лет собрал вокруг себя глупеньких эмигрантов (таких, как я, например) – и давай Расею-матушку критиковать! Критикует и критикует, а мы все, национальные предатели безнравственные, иностранные агенты продажные, ему подпеваем.

Если бы мой друг был членом движения за развитие суверенной демократии В. В. Путина, то аренду за его маленькую двухкомнатную квартиру в Париже оплачивали бы ваши налоги, дорогие мои патриоты-соотечественники, а квартира у него была бы другая и в другом районе. Ну это было бы уже совсем не важно, потому что если бы мой друг Коля яростно защищал интересы Кремля, а не бабушек с дедушками, то вряд ли бы он удостоился такого внимания. Но, так как в России пока все отлично, пшеница колосится и счастливые коровы с полным выменем бегут на водопой, можно и половить граждан Евросоюза, которые занимаются социальным бизнесом и строят дома для престарелых. А то вдруг еще их новаторские идеи типа "я хочу сделать так, чтобы люди не испытывали чувства страха перед старостью, независимо от того, в какой стране они живут и сколько они получают" дойдут и до нас, и что тогда? Будем мы, как дураки с помытой шеей.

Мы – особенный народ, мы любим, когда сложно, когда тяжко, когда горько

Нам этого не надо. Нам не нужны дома престарелых, больницы, детские сады и школы. Мы – особенный народ, мы любим, когда сложно, когда тяжко, когда горько. Что же с нами будет, если мы перестанем жаловаться? Ценность российского существования – это величие нации и тяжесть жизни. Есть в русском менталитете и другая особенная черта: мы не любим себя. Поэтому мы смотрим с презрением на всех, кто пытается к нам относится по-человечески, а те, кто нам делает замечание и указывает на наши проблемы, провоцируют в нас череду обид. Если найдется смельчак, кому захочется эти проблемы решать реально, конкретно: клуб в глухой деревне для детей построить, попытаться улучшить жизнь для стариков, то почему-то мы к этому относимся как к личной атаке, вспомните о процессе над Ильей Фарбером.

Чтобы решать проблемы, их надо сначала сформулировать. Мы формулируем пока только так: пусть лучше я в дерьме утону, чем сор из избы вынесу. Не стоит забывать, что если ты твердо держишься своей гражданской позиции, заявляешь о несогласии с Big Brother, вопреки всему говоришь правду, то уголовная статья для тебя всегда найдется. Или придумается.

Мой друг Николай – один из тех людей, которые верят, что человек не потерял еще возможности быть счастливым, живя в нашей стране. Я не знаю, чем он занимался десять лет назад. Я знаю, кто он сейчас и чем он занимается сейчас. Я знаю: он один из тех, кто отказывается жить по принципу "Война – это мир, свобода – это рабство, незнание – сила". Я хочу верить, что правосудие в нашей стране существует, или хотя бы существуют честные и независимые суды. Но это так же, как верить в существование Спайдермена. Суды в России вредны, опасны для жизни. Окажись ты хоть раз на скамье подсудимых, шансов не оказаться за решеткой у тебя так же мало, как у того, кто решил с деревянным мечом победить монголо-татарского иго. Поэтому лучше, конечно же, с этим не связываться.

Когда несколько лет назад мы создавали нашу ассоциацию, то в основу наших отношений легли доверие, добропорядочность и открытость. По-другому и не могло быть, так как познакомились мы все на митингах за честность и прозрачность политики. И как бы нас ни поливали грязью, как ни пытались делать из нас криминальное чтиво, мы не должны забывать, на чем основаны наши принципы. Поэтому мы будем продолжать размышлять о правде, писать правду, говорить правду, выходить на улицы и не бояться.

За твою, Коля, свободу и за мою, за вашу и за нашу!

Ольга Кокорина – режиссер и театральный педагог, активистка движения Russie-Libertés (Париж)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG