Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как наказать бывшего президента


Михаил Саакашвили. Осень 2013 года

Михаил Саакашвили. Осень 2013 года

Грузинская прокуратура обвиняет Михаила Саакашвили в самых разных преступлениях, которые пока трудно доказать

Прокуратура Грузии возбудила сразу несколько уголовных дел против бывшего президента республики Михаила Саакашвили, обвиняемого в злоупотреблении полномочиями. Саакашвили в последние месяцы, по некоторым данным, находится на Украине и возвращаться на родину, судя по всему, не собирается.

Первое уголовное дело против Михаила Саакашвили возбуждено по части третьей статьи 333 УК Грузии "Превышение служебных полномочий высшим должностным лицом". Прокуратура считает, что президент превысил полномочия, отдав приказ о разгоне мирной и немногочисленной акции оппозиции (проводившейся у здания парламента Грузии в форме голодовки) 7 ноября 2007 года. После того как полиции удалось вытеснить демонстрантов с территории, прилегающей к зданию, на проспект Руставели вышли тысячи сторонников оппозиции, стычки переросли в ожесточенные столкновения между демонстрантами и специальными подразделениями МВД. Бойцы спецназа использовали дубинки, шумовые гранаты и резиновые пули. В ходе уличных боев огнестрельное оружие не применялось, и ни один человек не погиб.

Акции оппозиции в центре Тбилиси. Ноябрь 2007 года

Акции оппозиции в центре Тбилиси. Ноябрь 2007 года

Телекомпания "Имеди" освещала эти события с точки зрения оппозиции. Именно поэтому, судя по всему, расправившись с демонстрантами, спецназ окружил здание "Имеди". Полицейские ворвались в редакцию и устроили там погром, сломав аппаратуру и задержав журналистов. Сотрудников телекомпании не просто избили – за многими гонялись по скверу и стреляли по ним резиновыми пулями. Власти заявили, что главным организатором попытки государственного переворота был владелец "ТВ-Имеди", теперь уже покойный бизнесмен Бадри Патаркацишвили. Против него возбудили уголовное дело, а "Имеди" временно закрыли. Телекомпания, в результате разного рода манипуляций, оказалась в руках людей, близких к Саакашвили.

Совокупность этих действий, объединенная в деле под условным названием "7 ноября", и квалифицируется прокуратурой как "превышение служебных полномочий" бывшим президентом. Главные свидетели обвинения – бывший спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе, бывший народный защитник Созар Субари и тогдашний губернатор региона Мцхета-Мтианети Василий Маглаперидзе. Но проблема прокуратуры (по крайней мере, так считают адвокаты) в том, что у обвинения нет прямых доказательств вины президента в чрезмерном применении силы спецназом. Никто из свидетелей не утверждает, что именно президент отдал приказ ворваться в телекомпанию "Имеди", а министр внутренних дел Вано Мерабишвили, уже приговоренный к 9 с половиной годам лишения свободы за другие преступления, пока не дает никаких показаний против президента.

Второе обвинение, выдвинутое в отношении Михаила Саакашвили, – так называемое "Дело депутата Валерия Гелашвили", жестоко избитого бойцами спецназа в июле 2005 года, после публикации его интервью в газете "Резонанси". В этом интервью депутат допустил оскорбительные высказывания в адрес Саакашвили и его супруги Сандры Рулофс. В частности, основываясь на тбилисских сплетнях (которые не подтвердились), он утверждал: "От президента сбежала жена – и что это за президент после бегства от него жены?"

По версии следствия, разгневавшись, Михаил Саакашвили поручил министру внутренних дел Мерабишвили сурово наказать обидчика. За дело взялись руководитель специального оперативного департамента МВД Эрекле Кодуа и глава отдела специальных операций Георгий Сирадзе. По их приказу бойцы спецназа устроили засаду на одной из тбилисских улиц, выволокли Гелашвили из машины и избили прикладами автоматов. Депутат получил тяжкие телесные повреждения.

Михаил Саакашвили и Сандра Рулофс

Михаил Саакашвили и Сандра Рулофс

Это преступление прокуратура также квалифицирует по 333-й статье "Превышение служебных полномочий", но у следствия опять-таки нет прямых доказательств вины главы государства: спецназовцы, непосредственно избившие депутата, признались в содеянном и показали, что получили приказ от Сирадзе и Кодуа. Но Сирадзе и Кодуа сбежали из страны два года назад, так что в деле нет их показаний о том, кто им приказал расправиться с Гелашвили. Адвокаты заявляют, что прокуратура нарушает презумпцию невиновности, основываясь на предположениях и логических заключениях по принципу "а как могло быть иначе", вместо фактов и конкретных доказательств.

Политолог Георгий Нодия считает, что действия прокуратуры и властей в целом – типичный пример криминализации политических решений:

– Главные обвинения против Саакашвили таковы: разгон демонстрации 7 ноября и действия в отношении телекомпании "Имеди". Я лично критически относился к этим решениям правительства Саакашвили в свое время. Но можно соглашаться с целесообразностью или нецелесообразностью определенных шагов, но это не значит, что если мы не согласны с какими-то действиями правительства, его можно за это судить. Естественно, весь мир и рационально мыслящая часть общества воспринимают уголовные дела против Саакашвили однозначно, как политически мотивированное преследование. Ясно, что правительство Ираклия Гарибашвили идет против всех рекомендаций западных партнеров. Хотя новое грузинское правительство, по инерции, продолжает путь в Европу, перспектива европейской интеграции, видимо, не является, для него приоритетом, – считает Георгий Нодия.

Ясно, что правительство Ираклия Гарибашвили идет против всех рекомендаций западных партнеров

Прокуратура вряд ли ограничится двумя обвинениями в отношении Саакашвили. На подходе новые уголовные дела, по которым экс-президент до сих пор проходил в качестве свидетеля. В ближайшее время Саакашвили могут обвинить в фальсификации улик по делу о странной смерти бывшего премьер-министра Зураба Жвании, который, по официальной версии, задохнулся от угарного газа 3 февраля 2005 года. По версии прокуратуры, президент пытался скрыть факт, что во время смерти 43-летний председатель правительства находился на конспиративной квартире не один, а вместе со своим другом, который также погиб. Формально эти действия президента являлись нарушением закона, и к ним вполне применима статья уголовного кодекса "Преднамеренная фальсификация улик", но сам Саакашвили неоднократно намекал: он действовал из благих побуждений, чтобы сохранить доброе имя покойного и скрыть "пикантные обстоятельства" встречи. Но ведь уголовный кодекс не приемлет привходящих соображений даже из самых благих намерений, указывают критики бывшего президента.

Еще одно уголовное дело, по которому экс-президент проходит свидетелем, – помилование высокопоставленных полицейских, виновных в похищении и последующей смерти тбилисского банкира Сандро Гиргвлиани. Но следствию предстоит доказать, что Михаил Саакашвили действовал из соображений политической корысти: чтобы выгородить тогдашнего министра внутренних дел Вано Мерабишвили, супруга которого Тако Салакая была участницей ссоры в одном из тбилисских баров, после которой и был похищен молодой человек.

Бывшего главу государства могут обвинить и в отъеме у владельцев телекомпаний "Имеди", "Мзе" и "Рустави-2", но прокуратуре, как считают независимые юристы, будет трудно найти свидетелей. Кроме того, Саакашвили вменяют в вину то обстоятельство, что он израсходовал более 4 с половиной миллионов долларов на подарки приближенным, на дорогой отдых вместе с друзьями и даже на закупку для себя лекарственно-косметических препаратов. Деньги якобы расходовались через секретный фонд службы государственной охраны. Ведется также расследование о передаче государственной собственности по символической цене бизнесмену Кахе Бендукидзе. В частности, речь идет о земельных участках и других активах бывшего сельхозуниверситета, переданных новому владельцу на тех условиях, что Бендукидзе откроет на старой базе современный аграрный университет. Бендукидзе, кстати, сдержал слово.

Главная проблема прокуратуры в том, что ближайшие соратники Саакашвили – бывший мэр столицы Гиги Угулава и бывший министр внутренних дел Вано Мерабишвили – отказываются давать показания, а без их свидетельств, по общему мнению представителей юридического сообщества Грузии, найти убедительные доказательства виновности главы государства будет непросто.

XS
SM
MD
LG