Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

GULAG, Inc. Толоконникова


Лена Хейдиз "Портрет Надежды Толоконниковой"

Лена Хейдиз "Портрет Надежды Толоконниковой"

Расследование системы принудительного труда в России, часть 1

Радио Свобода открывает серию публикаций – показания свидетелей и документы – о рабском труде в российских колониях.

В сентябре 2013 года Надежда Толоконникова – 23-летняя участница арт-группы Pussy Riot, осужденная на два года лишения свободы за "оскорбление чувств" православных, – объявила голодовку. Она протестовала против бесчеловечных условий содержания и принуждения к труду заключенных женской исправительно-трудовой колонии ИК-14 в Мордовии, где она отбывала свой срок.

Причины голодовки и отказа от работы она изложила в письме, переданном на волю.

Я объявляю голодовку и отказываюсь участвовать в рабском труде в лагере, пока начальство колонии не начнет исполнять законы и относиться к осужденным женщинам не как к выброшенному из правового поля скоту для нужд швейного производства, а как к людям.

Надя рассказывает: первым, что она услышала по прибытии в колонию от заместителя ее начальника подполковника Куприянова, была фраза "По политическим взглядам я – сталинист". Начальника колонии полковника Кулагина она предупредила, что работать она намерена в соответствии с Трудовым кодексом РФ, на что получила ответ: "Кодекс кодексом, но главное – выполнение норм выработки. Если вы не выполняете – остаетесь на продленный рабочий день".

По словам Надежды, рабочий день в швейном цеху колонии продолжается 16-17 часов, выходной день предоставляется раз в полтора месяца. Официально заключенные должны трудиться, как и на свободе, не более восьми часов в сутки, однако при таком графике они не успевают выполнить слишком высокие нормы, поэтому вынуждены писать заявления с просьбой позволить им работать сверхурочно. К недовольным применяется "система неформальных наказаний". Надежда пишет:

Мечтающая только о сне и глотке чая, измученная, задерганная, грязная, осужденная становится послушным материалом в руках администрации, рассматривающей нас исключительно в качестве бесплатной рабсилы... Вечно невысыпающиеся и измученные бесконечной погоней за выполнением нечеловечески огромной нормы выработки, зэчки готовы сорваться, орать в голос, драться из-за ничтожнейшего повода... Санитарно-бытовые условия колонии устроены так, чтобы зэк чувствовал себя бесправным грязным животным.

Заключенных в Мордовии пытают, именно пытают – холодом, лишением сна или вот, извольте – ноу-хау мордовских сталинистов в погонах:

Неуспевающих новеньких швей раздевали и голыми заставляли шить.

Письмо Надежды Толоконниковой было опубликовано оппозиционной российской прессой, крупнейшими мировыми медиа, получило вирусное распространение в российских социальных сетях. Оно в корне противоречило сообщениям, появлявшимся в официозной российской прессе.

Так, например, в октябре 2012 года "Российская газета" опубликовала материал под заголовком "Толоконниковой понравилось в Мордовии". В интервью газете Геннадий Морозов, председатель общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Республики Мордовия, назвал "бредом" сведения об ужасных условиях в колонии:

Я встречался с Надеждой и лично беседовал с ней. Девушка сказала, что никаких претензий к администрации у нее нет, отношения с осужденными нормальные, чувствует она себя хорошо... Я регулярно посещаю ИК-14 и могу сказать, что жалоб по поводу жесткого режима и нарушений со стороны администрации от осужденных практически не поступает. Женщины работают на швейном производстве, а что касается свободного времени, то здесь хорошие условия для занятий художественной самодеятельностью.

Со слов сотрудников Управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по Республике Мордовия газета сообщала, что в мордовских колониях "есть возможность дистанционно получить высшее образование, здесь регулярно проводятся различные спортивные и культурные мероприятия, а также ежегодный конкурс красоты среди осужденных женщин".

Письмо Надежды ни в коей мере не поколебало эту позицию. Тот же Геннадий Морозов в интервью той же "Российской газете" категорически отрицал нарушения трудового законодательства в колонии, а сообщения об угрозах убийством в адрес Надежды назвал абсурдом.

Общественная наблюдательная комиссия по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания граждан – организация, призванная заниматься общественным контролем за за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. Однако в ряде регионов России ОНК возглавляют или являются их членами бывшие сотрудники ФСИН. Таков, в частности, и Геннадий Морозов, в прошлом занимавший должность заместителя начальника одной из колоний Мордовии и известный своим, мягко говоря, своеобразным отношением к защите прав заключенных.

Нина Старикова – генеральный директор частной компании "Спецодеждаоптторг", чьи заказы выполняют женщины-заключенные ИК-14, – тоже опровергла письмо Толоконниковой, заявив, что она просто не умеет шить, потому и не справляется с нормами выработки:

Надо было бы уметь шить учиться, а не трахаться в музеях. Надо было получать квалификацию, готовиться к работе... Если у нее нет никакой квалификации, что она умеет? Вот Ходорковский не жалуется, что шьет рукавицы, – точно так же шьет, в своей колонии. И не чета Толоконниковой.

Иными словами, к тюрьме нужно было готовиться на воле, в полном соответствии с русской пословицей: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся".

Действительно, бывший глава крупнейшей российской нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский шил в колонии рабочие рукавицы. Начальник финансово-экономического управления ФСИН Олег Коршунов сказал по этому поводу: "Если бы Ходорковский хотел, давно был бы бригадиром. Но он не хочет".

В ИК-14 и близлежащие колонии отправилась комиссия Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ (СПЧ). Она подтвердила, хотя и в осторожной форме, сведения о нарушениях, содержавшиеся в письме Толоконниковой. В колонии, говорится в ее отчете, "существует хорошо отлаженная добровольно-принудительная система по бесперебойному обеспечению 12-16-часового рабочего дня, так же как и работы по воскресным дням, на швейном производстве... Непрозрачная система подведения итогов выполнения плана создает условия для злоупотребления своими полномочиями у мастеров и бригадиров смен". По словам членов СПЧ, даже при 16-часовом рабочем дне заключенные получают не более 1200-1300 рублей в месяц – это гораздо меньше установленного законом минимального размера заработной платы (в 2013 году – 5205, в 2014 – 5554 рубля в месяц). Кроме того, правозащитники упоминают производственные травмы осужденных женщин и тот факт, что после рабочей смены их заставляют бесплатно выполнять хозяйственные работы в колонии.

Сведения Надежды Толоконниковой подтверждают и другие бывшие заключенные. Предприниматель Дмитрий Бармин свидетельствует: на лесоповале в колонии-поселении в Кировской области он работал зимой по 12 часов с одним выходным. "Планы выработки берутся с потолка, но выполнить план можно, если будешь работать по 12 часов и больше", – говорит Бармин.

Игорь Крошкин, отбывший шесть лет в исправительной колонии в Рязанской области, рассказывает:

Работая на "швейке" на протяжении трех с половиной лет, я получал в месяц 74 рубля, то есть за три с половиной года заработал всего 9498,17 рубля, а на мой лицевой счет было зачислено всего 2374,56 рубля.

Оксана Фасхулдинова, осужденная на восемь лет лишения свободы и отбывавшая срок в ИК-6 в поселке Шахово Орловской области, говорит о полном равнодушии администрации к условиям труда заключенных, хотя законы на эту тему обязательны для исполнения и в учреждениях ФСИН:

Мы шили ватин, а он – как стекловата: когда его разрезаешь, хлопья летают повсюду. И несколько девочек у нас заболели туберкулезом: ведь когда почти все время проводишь на фабрике и постоянно этим дышишь, легкие не проветриваются. Когда были срочные заказы, приходилось работать и сверх нормы, например, с четырех часов вечера до пяти-шести утра. Фабрика работала практически беспрерывно.

Однако ФСИН провела проверку письма Толоконниковой и никаких нарушений не обнаружила. В декабре 2013 года ведомство отчиталось: "Нарушений требований действующего российского законодательства в ИК-14 не выявлено". В мае 2014-го Управление ФСИН по Мордовии организовало поездку в эту колонию представителей общественных наблюдательных комиссий. Гости, сообщила пресс-служба ФСИН, "побывали в санчасти, храме, Центре психолого-педагогической и социальной работы с осужденными, клубе-столовой, где осужденные женщины показали небольшой концерт, библиотеке, отрядах различных условий содержания, карантине, швейном цеху и выставочном зале с образцами продукции, производимой в учреждении". Член СПЧ Мария Каннабих, чьи впечатления от колонии в корне отличаются от впечатлений других членов президентского совета, "отметила, что в ИК-14 женщины работают в достойных условиях: большие окна, хорошее освещение, новое швейное оборудование".

Тем не менее информация о нарушениях норм труда и быта, установленных законом, была включена в очередной доклад Государственного департамента США о правах человека.

Продолжение читайте здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG