Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжное обозрение Марины Ефимовой

Александр Генис: Август 1914-го навсегда вошел в ментальность Запада как самая страшная катастрофа во всей его истории. Не удивительно, что столетие этого события вызвало огромную волну юбилейных (если тут уместно это слово) мероприятий. Только в Германии проходят 80 выставок, приуроченных к годовщине. Хотя Америка вступила в войну только в ее конце, в 1917-м году, именно появление американской армии на западным фронт оказалось судьбоносным и - в конечном счете - привело к победе союзников.

На американском книжном рынке в дни годовщины появилось множество новых работ о войне, но, пожалуй, лишь та, о которой расскажет Марина Ефимова, могла - и должна была - выйти только в Америке, ибо речь в этой книге идет о роли индейцев в победе Антанты.

Марина Ефимова: Америка вступила в Первую мировую войну в 1917 г., и к весне 1918-го во Франции высадились 300 тысяч американских солдат и офицеров. Войска продолжали прибывать по несколько тысяч в день, так что уже в сентябре американская армия стала главной участницей одного из самых значительных и долгих сражений войны – Мез-Аргонского наступления союзников. Американцам пришлось вести наступление на невероятно длинной линии фронта, растянувшейся на 420 км. При такой протяженности передовой линии телефонная связь между подразделениями играла чрезвычайно важную (если не главную) роль. Телефонные коммутаторы находились за линией фронта, провода, едва прикрытые землей, тянулись на километры. Немецкие связисты успешно прослушивали переговоры американцев и очень скоро расшифровали все их коды – среди их экспертов были люди, превосходно владевшие не только британским, но и американским английским. Американским полевым командирам приходилось обеспечивать ненадёжную связь с помощью курьеров. И вот однажды...

Диктор: «Полковник А.В. Блур, командир 142-й американской пехотной дивизии, проходя по лагерю, услышал двух рядовых - индейцев из племени чоктау - которые переговаривались на своём языке. Офицер прошел мимо, чуть раздражившись на то, что его солдаты говорят на языке, которого он не понимает. И, вдруг, сообразил, что если он не понимает их язык, то и немцы его не понимают. Полковник остановился и спросил солдат, нет ли у них соплеменников в дивизии. Оказалось, что есть, и даже в штабе служат двое офицеров чоктау. Через два дня Блур устроил боевое испытание своей идеи».

Марина Ефимова: 26 октября 1918 года полковник Блур приказал незаметно передислоцировать две роты 2-го батальона к месту готовившегося наступления на Форрест Фарм. Приказ передал по телефону один индеец другому. Передислокация прошла незамеченной – судя по тому, что атака американцев застала немцев врасплох. В тот же день американцы взяли в плен немецкого офицера. Он сказал, что в его штабе не могут понять новый код американцев. «Были даже предположения, - сказал он, - что янки научились переговариваться под водой».

Через неделю был создан «Взвод телефонистов Чоктау» - сначала из восьми, потом из 19 человек, которых разместили во все боевые подразделения на передовой. Все они были родом из Оклахомы, многие знали друг друга. Так что проблем общения не было, проблемы были из-за того, что в язык племени чоктау не входили термины современной американской армии. Поэтому пушку они называли «очень большим ружьем», а пулемет - «маленьким ружьем, которое быстро-быстро стреляет». Профессор Уильям Медоуз из Университета Миссури (единственный историк, который занимался индейскими кодами) писал в книге «Кодировщики племени Команчи во Второй мировой войне»:

Диктор: «Использовать язык чоктау в качестве кода в Первую мировую было очень удобно. Его не знал никто. В то время лишь несколько племен американских индейцев насчитывали больше 20-ти тысяч человек, поэтому их языки не были известны за пределами племени. У большинства не было письменности, а если и была, то на их языках были написаны только Библия и гимн. Поэтому связисты чоктау, передавая донесения и приказы прямым текстом, не нуждавшимся в расшифровке, ускорили передачу информации и помогли американской армии успешно провести несколько ключевых сражений. Опыт с индейскими связистами был использован и во Второй мировой войне, но на этот раз главными кодовыми языками стали языки племен Навахо и Команчи. И ни один из этих кодов не был раскрыт и переведён противником - ни в Первую мировую войну, ни во Вторую».

Марина Ефимова: Любопытна история о том, как и когда пришла слава к связистам чоктау. Началось с мифов. Они описаны журналистом Филлипом Алленом в интернетной обзорной статье «Кодировщики из племени Чоктау в Первой мировой войне»:

Диктор: «Вождь племени Чоктау по имени Пушматаха сказал когда-то: «Боевой клич Чоктау ещё услышат в чужих землях!». (Вряд ли он знал, каким буквально точным станет его предсказание).

Связиста чоктау - Джозефа Оклахомби – соплеменники не раз называли главным героем Первой мировой войны. Во время долгого наступления в Аргонском лесу Оклахомби, неслышно подкравшийся к старому кладбищу, увидел немецких солдат числом 250, обедавших под прикрытием высоких кладбищенских стен. Оклахомби убил 79 немцев, после чего остальные сдались. (В пересказе другого солдата чоктау эпизод выглядел иначе: Оклахомби вел в штаб двух плененных им немцев, но привел только одного. «А где второй? - спросил офицер. «Я его немножко убил», - сказал Оклахомби).

После войны несколько солдат чоктау утверждали, что это им принадлежала идея использования их языка в качестве кода. А армейские офицеры приписывали инициативу себе. Так или иначе, важно то, что по свидетельству немецких историков, уже через сутки после введения американцами связи с помощью языка чоктау, ход сражения переменился, а через трое суток союзники смогли атаковать по всему фронту».

Марина Ефимова: В основном, солдаты чоктау, вернувшиеся домой в Оклахому, о войне говорить не любили (как и все солдаты вообще). Военное командование держало идею индейских кодов в секрете, понимая ее потенциальные возможности. А для правительства эта тема была скользкой, так как в Америке проводилась тогда политика искоренения языков индейских племен. В школах индейцев-подростков наказывали, если они говорили между собой на своем языке. Словом, этот эпизод войны затерялся среди множества других и был забыт. Историк Медоуз пишет:

Диктор: «Уже все участники событий умерли. В 1968 году были рассекречены коды Второй мировой войны. В 2001 году были торжественно вручены военные награды связистам-кодировщикам племени Навахо, осуществлявшим связь на полях сражений Большой (т.е., Второй мировой) войны. И только тогда лидеры индейских общин начали своё историческое расследование. В 2008 они добились “Постановления о признании заслуг индейских связистов-кодировщиков в Первой мировой войне”.

А в 2013 году администрация племени Чоктау, как и администрации нескольких других племен, чьи связисты изменили ход войны в 1918 году, получили Золотые медали Конгресса – высшую награду Америки, учрежденную для гражданских лиц»

Марина Ефимова: «В канун столетия войны, - пишет Филлип Аллен, - племя чоктау поставило своим дедам и прадедам гранитный монумент, на котором выбиты имена 19-ти связистов. А гордость своим языком достигла среди индейцев такого накала, что администрация племени открыла в нескольких штатах классы по изучению языка чоктау, включая уроки по интернету».

Полковнику A.W. Блуру монумента нет, хотя то, что идея принадлежала ему, стало ясно, когда в 1996 году был рассекречен его сентябрьский меморандум 1918 года, где он подробно объясняет командованию своё решение применить для связи индейский язык. Но все же в интернете можно найти (хоть и не без труда) его помутневшую от времени фотографию и текст меморандума.

XS
SM
MD
LG