Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование системы принудительного труда в России, часть 3

Радио Свобода продолжает серию публикаций о принудительном труде в российских колониях и тюрьмах. Начало читайте здесь.

Протест Надежды Толоконниковой – отнюдь не единичный случай. Он получил широкую огласку благодаря ее международной известности. Множество других инцидентов такого рода, как правило, замалчивается. Общество узнает о них только тогда, когда протест принимает экстремальные формы. В ноябре 2012 года в мужской колонии строго режима города Копейска Челябинской области произошел бунт заключенных, протестовавших против пыток и издевательств администрации. В сентябре 2013 года около 70 заключенных одной из колоний Омской области вскрыли себе вены, протестуя против невыносимых условий, пыток и угроз. В декабре 2013 года в Калининградской области девять заключенных зашили себе рты и вскрыли вены в знак протеста против действий надзирателей. Это лишь некоторые примеры. На воле об акциях протеста узнают чаще всего из сообщений заключенных в социальных сетях (именно это произошло в последнем случае), поэтому администрация колоний с особым усердием ищет и изымает у заключенных мобильные телефоны.

Михаил Ходорковский в своих записках из заключения рассказывает о сотруднике оперативного отдела колонии Сергее Сергеевиче:

"Бьет он профессионально – следов минимум, а человек неделю охает и писает кровью. Большим грехом здесь такой "разговор" не считают".

Часть 1 статьи 1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ гласит, что наказание преступников "имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений". В статье 103 УИК сказано: "Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться... Производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений – исправлению осужденных". А статья 1 Закона от 21 июля 1993 года "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" содержит важное уточнение: "Интересы исправления осужденных не должны подчиняться цели получения прибыли от их труда".

В действительности вся деятельность российской пенитенциарной системы сконцентрирована именно на получении прибыли. Она давно уже превратилась в могучую государственную многопрофильную корпорацию, эксплуатирующую труд заключенных с минимальными издержками и высокой доходностью.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний РФ, 1 июля 2014 года в местах заключения содержались 675 тысяч человек, из них 1,8 тысячи несовершеннолетних и 55,1 тысячи женщин. Трудоспособных среди них 252 тысячи человек. Труд заключенных организован на основе государственного плана. Как сообщает Управление трудовой адаптации осужденных ФСИН, "более 800 подразделений Федеральной службы исполнения наказаний, расположенных во всех субъектах Российской Федерации, производят свыше 100 тысяч наименований продукции машиностроения, металлообработки, лесозаготовительной, деревообрабатывающей, легкой промышленности, черной, цветной металлургии и других отраслей народного хозяйства".

"По всем параметрам ФСИН является одним из крупнейших работодателей в России", – говорит один из авторов представленного в феврале 2014 года доклада "Невидимый гигант: ФСИН и российский рынок труда", старший экономист Института энергетики и финансов Антон Табах. На некоторых территориях учреждения ФСИН играют системообразующую роль. Сотрудники колоний вместе с осужденными составляют там до 60 процентов рабочей силы.

Научный сотрудник института географии РАН Ксения Аверкиева пишет в статье "Географическое положение как фактор разнообразия "тюремной" экономики": "Современная производственная деятельность, как и современная территориальная организация учреждений ФСИН, во многом унаследована от советского времени", иначе говоря – от ГУЛАГа и советских лагерей более поздного периода. Точная структура системы ФСИН остается закрытой информацией. По данным, собранным Ксенией Аверкиевой из открытых источников, специализация промышленных предприятий, где трудятся осужденные, привязана к экономической специфике соответствующих регионов. Так, например, исправительные учреждения Европейского севера России специализируются на лесозаготовках и деревообработке, Урала – на металлургии, Черноземья и Юга – на сельском хозяйстве и смежных отраслях (пищевая промышленность, производство сельскохозяйственной техники), колонии Татарстана производят комплектующие для грузовиков "КамАЗ", Самарской и Ульяновской областей – для автомобилей "ВАЗ", Волгоградской области – для тракторного производства.

Наибольшим разнообразием отличается производственная деятельность колоний Центральной России и в значительной мере ориентирована на потребительский рынок. Швейные цеха выпускают не только спецодежду и униформу по заказам Министерства обороны, МВД, МЧС и других силовых ведомств, но и спортивно-туристский ассортимент: куртки, палатки, спальные мешки, рюкзаки. В мебельных цехах производится школьная и офисная мебель, кресла для зрительных залов. Здесь выпускаются также кожгалантерейные изделия: школьные ранцы, сумки, а также бытовая электротехника.

Северо-Запад производит радиаторы и системы охлаждения двигателей, отопительные приборы, электролампы, высоковольтную аппаратуру, электропечи и даже детали трубопроводной арматуры для атомной энергетики.

В мае 2013 года ФСИН РФ провела в Челябинске Всероссийское совещание должностных лиц, курирующих вопросы экономической деятельности системы. С докладом на нем выступил начальник Управления трудовой адаптации осужденных генерал-майор Александр Сорокин. Он сообщил, что в 2012 году исправительные учреждения выпустили товарной продукции, выполнили работ и оказали услуг на сумму свыше 30,7 миллиарда рублей. Из этого объема на долю самой системы ФСИН пришлось меньше половины – 14,6 миллиарда. Остальное предназначено для потребления свободными гражданами и произведено по контрактам с частными компаниями.

На веб-сайте ФСИН имеются красочные каталоги продукции и заманчивые предложения для деловых партнеров.

УФСИН по Мордовии рекламирует стройматериалы, обувь, скобяные товары, детские кроватки и другую мебель, рабочую одежду, постельное белье, одеяла, подушки, матрацы, косметички.

Заключенные Томской области производят дверное полотно и оконные блоки, гостиные и спальные мебельные гарнитуры, кованые изделия для загородного дома, халаты и бахилы для больниц, пляжные шлепанцы и ненавистную москвичам тротуарную плитку.

В колониях Амурской области делают шахматы и нарды, курительные трубки и шкатулки, седла и другую шорную продукцию.

УФСИН по Владимирской области предлагает спортинвентарь, дверные замки, мангалы, каминные наборы.

Многие исправительные учреждения специализируются на аграрном производстве, выращивают декоративные растения, в том числе дёрн для пересадки на дачные лужайки и газоны, производят пчелиный мед, опресняют морскую воду, стригут овец.

Вся эта продукция предназначена отнюдь не только для нужд самой системы, но и для свободных граждан России. Это для них заключенных женщин раздевают догола, не пускают в тепло, в туалет и умывальник. Для них заключенные трудятся с восьми утра до трех часов ночи. Для них их подвергают ежеминутной моральной пытке и платят жалкие копейки за рабский труд. Они, свободные граждане России, – соучастники преступления, совершающегося каждую минуту.

Продолжение читайте здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG