Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Занавес опустится в начале пьесы. Продовольственная программа 2.0. 14 лет "она утонула". Бойтесь данайцев, дары приносящих

Лайвблог о дискуссиях в сети


19:20 12.8.2014
Ольга Серебряная

Занавес опустится не в конце спектакля, а в самом начале. Собчак и устрицы. В Лукоморье родная земля. Алексей, Вас читает Следком

В Москве сегодня антивоенный митинг:

И соответственно, много сотрудников силовых структур:

А гуманитарный конвой на Украину все едет – как минимум, в твиттере:

Куда едет российская действительность, объясняет в интервью «Огоньку» социолог Алексей Левинсон. Он констатирует быстрое и грамотное возведение железного занавеса как внутренними усилиями российского руководства, так и зарубежными странами. Только в обществе никто этого видеть не хочет: Реального сознания той опасности, в которой оказалась Россия сейчас, у большинства населения нет, и опросы этот факт отражают. Беседы в фокус-группах и другие, более тонкие социологические замеры показывают, что "коллективное подсознание" бдит. Оно хранит представления о прошлом, о суровом советском опыте, железном занавесе и норовит провести параллели с сегодняшним днем. Открыто эти параллели готовы озвучить 5-12 процентов россиян — такие люди есть, хотя они и в меньшинстве. Но дело не в том, что они есть, дело в том, что их мысли и страхи подспудно разделяют широкие слои населения, которые не в силах ни выразить, ни осмыслить собственное беспокойство. В индивидуальных интервью выясняется, что даже самые оптимистичные и мобилизованные на борьбу со всем миром люди в глубине души понимают, что так не может быть: мы правы, а весь мир неправ. Внутренне они этим напуганы. Но пока длится обаяние момента, головокружение от успехов с Крымом, это осознание вытеснено. <…>

В ближайшие месяцы, когда каким-то образом определится ситуация с Украиной и отношения России с международным сообществом, когда проступят контуры экономических осложнений — нам всем предстоит экзамен очень интересного свойства. Суть в том, что какая-то часть населения России, какая-то часть элит наконец-то определилась, как обустроить страну: окружив забором. Разумеется, никто не хочет плохого, все хотят, чтобы было хорошо. Просто эти люди полагают, что России вообще хорошо жить в закупоренной банке, что именно в таких условиях у нее раскрываются внутренние силы, которые до этого дремали и выдувались всеми европейскими ветрами. Если прикрыть ворота в мир, думают они, расцветет сельское хозяйство, собственная промышленность, курорты, все истинно народное — литература, искусство и так далее. Становится ясно, что возведение занавеса — это не случайность, это плод выношенных убеждений наших элит. Они хотят попробовать "по-нашему", раз по-западному не получилось. Значит, население будут "занавешивать", пытаться сделать, как при Сталине. Но народ, конечно, уже не советский, поэтому непонятно, как отреагирует.

Процесс, очевидно, будет долгим: нет ни одного действенного способа взять и за год изолировать многомиллионную страну. Однако, если и когда этот эксперимент окажется "удачным", я считаю, это будет большой бедой для страны. Но плохо, если эксперимент не удастся, партия сторонников изоляции потерпит фиаско: страну тоже ожидают трудности. Альтернативной элиты у нас фактически нет, с альтернативной картиной мира тоже проблемы. Вернуться к горбачевскому "новому мышлению" мало кто согласится. Поэтому какого-то безболезненного выхода из той ситуации, которую мы для себя выстроили, я как социолог не вижу. Многое сейчас выглядит смешным, но нам предстоит быть участниками не водевиля, а драмы, в которой занавес падает не в конце спектакля, а в самом начале.

Виктор Сонькин: Объективная проблема: прослойка людей, которые осмысленно и информированно не хотят обратно в совок, невелика. Многие старики скучают по временам зеленой травы и стоящего члена, молодежь не знает, что это такое, а в поколении посредине тоже немало людей, которым хождение строем не кажется ничем таким уж особенным.

Ксения Собчак, воспользовавшись продуктовой истерией, ловко сформулировала программу действий на ближайшее будущее: В итоге за крымские выдрючивания заплатит каждый — сперва те, кто побогаче, потом и остальные. Хоть мне, русскому человеку, сама идея «Крымнаш» греет сердце, но уже не настолько, чтобы за это платить из собственного кармана. Уверена, как и многим. Какой-нибудь скромный бизнесмен, ввозящий в Россию пармезан, вполне мог радоваться присоединению Крыма и кричать «Крымнаш!». А сегодня у него остановился бизнес. Радость победы начала стремительно таять.

Как мы все оказались в этой точке? Заметили, как стремительно это произошло? Что дает вам надежду, что еще через два месяца не введут выездные визы или каждый защищающий ценности западного мира не будет объявлен «врагом народа»?

Давайте ответим самим себе честно на главный вопрос. А ответив, перестанем кричать в фейсбушечках «доколе?». Помня про 85%, самое время расслабиться и получить удовольствие.

Итак, вопрос в студию! Вот он: «Если вы будете знать, что завтра закроют границы, вы уедете, вскочив на последний поезд Москва — Рига? Или останетесь?»

Я вот ответила и сплю спокойно. Я понимаю, что раковая опухоль страны перешла в последнюю стадию. Нет смысла накалывать больного недействующими лекарствами, что-то предпринимать и бороться. Я смиренно жду финала всей этой увлекательной, но грустной истории. Никаких больше устриц белон.

То есть дело все-таки в устрицах, а не в каких-то там ценностях и праве на выбор. Но Максим Горюнов настаивает, что все-таки в ценностях: Ах, где бы взять билет в то сказочное время, когда ужратый царь пётр алексеевич, раздевшись догола, в обнимку с грудастыми жирными девками из немецкого бардака, с синими от водки соратниками из всепьянейшего собора, размахивая окровавленным топором, принуждал добропорядочных московитов надевать розовые штанишки амстердамских мужеложников, рубил бороды, сшибал обухом кокошники.

вот это действительно был угар, страх и ненависть,

hot adult movie, збс упрлс, эйсид хаус и чарльз буковски.

а то - пармезан, пармезан. детский сад. читать противно.

О финале – в данном случае революционном – заговорили и былые консерваторы.

Денис Драгунский: НАШИ КОНСЕРВАТОРЫ ГОВОРЯТ СТРАННЫЕ вещи. Они вдруг все как один ополчились на революцию. На самое идею революции. Сколько яду и желчи вылито в последние годы на декабристов, народовольцев, на наш славный Серебряный век с его мощными духовными исканиями и прорывами.

Консерватор визжит поросеночком: "Ай-ай-ай, эти гнусные интеллигенты ополчились на вековой порядок дел в самодержавном отечестве нашем!"

Неужели они забыли, что все или почти все социальные достижения суть результат революций? Не нравится революция - порви свой диплом, кухаркин внук, и запишись в крепостные!

Да, революция, конечно, штука жестокая и кровавая. Но и ребенка рожать больно, спросите у мамы. Без родов - нельзя. Без революций - тоже. Неужели консерваторы на самом деле просто глупые?

Глеб Павловский: Когда-то в 1991 г. мы с Denisом, проявляя антиреволюционные настроения, затеяли было журнал "Консерватор". И только начали собирать портфель, как грянул Август. Денис прав, революции своевольны, и к сопротивлению им любыми средствами - кроме разумного управления – малочувствительны

Некоторые признаки надвигающейся революции действительно наблюдаются – если судить по тому, что люди читают в метро. Валерий Печейкин: Чувак в метро читает книжку. Заглянул, выхватил одну фразу. В ней целый мир, в ней актуальность, в ней — все.

"— Ничего. Снайперка есть. — Таран расчехлил винтовку, сноровисто собирая сегменты."

Гугл говорит, что это из книги "Метро 2033. К свету", автор — Андрей Дьяков (?).

Время расчехлять и сноровисто собирать, я так считаю.

Но если не заглядывать через плечо пассажирам, то будущее кажется сплошным застоем:

В общем, это и есть застой. В Ленинградской области, например, вчера выбрали гимн с такими словами:

Засияет над Волховом радуга

И лучами небесной красы

Озарит купола Старой Ладоги

Нашей древней столицы Руси

А вокруг от Онеги до Балтики

В Лукоморье родная земля

Где живет в лихолетья и праздники

Ленинградская наша семья.

"Все согласились, что именно эти слова отражают величие, душу и сущность нашего региона", — пояснил глава региона. Валерию Гергиеву, кстати, тоже понравилось. А на следующий год он поедет дирижировать в Мюнхен. И никаких противоречий.

Геннадий Смирнов: Хочется сказать что-нибудь остроумное про душу и сущность региона, но там такой текст, что его ничем не перекреативишь, хоть в перьях на столе пляши.

(во втором куплете там, естественно, про блокаду и ея благотворность)

В «Ведомостях» - любопытный материал Давида и Даниила Либерманов о ситуации с интернетом – с уровнем осознания проблем там ситуация похожа на российскую. Но Либерманы предлагают элегантный выход: [Все это может привести] к тому, что интернет, такой, каким мы его знаем, будет уничтожен. Это скажется на экономике, потому что именно сеть обеспечивала больше 20% ежегодного роста ВВП в развитых странах. И сильно снизит глобальную взаимосвязанность мира, отбросив человечество назад.

Мы, как обычно, растянулись между «все пропало» и «все нормально», минуя продуктивные состояния. Интернет-сообщество обсуждает, насколько ему неудобно, вместо того чтобы искать выход.

Но лежит он не в области законодательства или технологий, а, как это ни странно, в области философии. Национальные правительства регулируют интернет под предлогом защиты прав своих граждан. Однако на деле защищают свои интересы и свою власть, которая стремительно размывается из-за того, что множество людей получили доступ к огромным массивам информации. А также из-за того, что интернет дал людям множество более эффективных механизмов координации.

Однако интернет-гиганты, будучи технологически совершеннее государств, не отличаются от них в плане отношения к своим «гражданам» — пользователям. Им точно так же выгодно иметь дело с массой подписчиков, навязывая всем универсальные правила, используя их данные и их активность по своему усмотрению.

Так вот, Марк, Сергей и Ларри, эти данные не ваши. Эти данные — наши. Сейчас под предлогом защиты наших интересов эти данные у вас заберут. Мы все останемся ни с чем, а государства распорядятся данными, как умеют. А мы знаем, как они умеют. Это прекрасный момент, когда пользователи и интернет-гиганты могли бы договориться — или хотя бы попытаться. Договориться по-настоящему, заключить персональные соглашения, учитывающие интересы конкретного юзера. Это сложно, но это может сработать.

Пример России в этом смысле довольно прост. Почему государство должно решать, где граждане будут хранить свои данные? Почему бы не предложить этот простой выбор каждому пользователю? Где вы хотите размещать ваши данные: в России или там, где решит Facebook? Или даже так: в России, или США, или Сингапуре, или Берлине, или на барже у берегов Антарктиды? Почему бы представителям Facebook не предложить это простое решение Роскомнадзору, когда они будут проводить очередную закрытую встречу?

Но совсем честным будет сопроводить каждую опцию описанием рисков. Например: «Если вы выберете размещение ваших персональных данных в США, вас будет читать АНБ. Если вы лайкнете пост человека, приближаться к которому вам запретил суд, вы можете быть осуждены на срок от 2 до 30 лет. Если вы выберете размещение в России, вас будет читать ФСБ. Если вы сделаете репост ролика Навального о невыполненных обещаниях “Единой России”, вас могут судить за экстремизм и посадить на пару лет».

Почему надо перейти от навязанных соглашений к подробным и добровольным? Описывающим, где хранятся данные пользователя, что происходит с историей его поиска и социальным графом и кому они могут передаваться. Потому что если пользователь заключит соглашение осознанно, он будет уверен, что его интересы соблюдены. И отнесется крайне настороженно к любой третьей стороне, которая захочет вмешаться под предлогом защиты его интересов.

Ну и твит дня:

"Алексей, Вас читает Следком", - предупреждают Марк, Сергей и Ларри.

17:12 12.8.2014
Ольга Серебряная

Крым: мысли тугодумов. Конвой дошел до Тулы. Специалист по России из питерских коммуналок. Что будет с Донбассом? Новая продовольственная программа

Дальнейшие соображения, которые высказал председатель правительства, цитирует и комментирует Александр Низовский: «Мы начинаем, по сути, новую страницу развития сельскохозяйственного производства в нашей стране», — отметил глава правительства. Продразверстка, голодомор, раскулачивание, колхозы, цапки. Теперь, вот, значит, новую страницу начинает дмитрий анатольевич, великий. с обыска в Valio. ну-ну

Что же до Крыма, то сегодня о нем почему-то снова вспомнили. В связи с сепаратизмом, конечно.

Иван Давыдов: Давно про это думаю, но записать ленюсь: вот, помнится, в преддверии стыдных собянинских «праймериз» бывший деятель «молодежных движений» Шумский загадил всю Москву плакатами «Вернули Крым – вернем и Москву без пробок».

А ведь это, помимо прочего всего, еще и вранье. Мы Крым не вернули. Мы только-только его забрали, а возвращать, похоже, вообще не планируем. Почему этот тип не сидит еще за сепаратизм по закону Яровой?

Сергей Пархоменко: И еще из калининградских впечатлений. Когда в здешней компании заходит разговор о Крыме, обо всяких исторических несправедливостях и геополитических тонкостях, на губах некоторых собеседников появляется какая-то странная отсутствующая полуулыбка. И в глазах у людей проскакивает что-то такое... как бы это сказать... любопытно-задумчивое. Ох, чую я, удивительные нас еще ожидают последствия всего этого крымнаша. Ящичек-то, раз открытый, так просто назад не закрывается.

Игорь Чубаров: Теснота ряда в современной политической жизни свела на Черногорском пляжу с киевлянами. Мамашка растирает своего препубертата, а он заслышав русскую речь, жалуется ей на украинской мове, что не хочет рядом с русскими загорать. Она его интернационально увещевает. Лежим. Подруга, переворачиваясь, задевает подростка ногой и вежливо извиняется. Он в ответ с некоторым нажимом в голосе отвечает: "ничего, со всеми бывает", но через минуту они перебираются ближе к воде. Невинная курортная ситуация обретает новые смыслы. Получается, что как только москали случайно оказываются рядом с хохлами - мы инстинктивно начинаем захватывать Крым. О принадлежности "пятой колонне" сообщить не успели))

Ну и новости конвоя:

Екатерина Шульман: Говорят, конвой проезжает родную Тулу. От Тулы близко до Харькова: Орел - Курск - Белгород и уже граница. Ох, чует мое сердце, встанет там этот дружественный груз и начнется большое долгое международное позорище. Одни будут прорываться, другие не пускать, все будут звать Красный крест, Красный крест будет говорить, что он ничего не знает, потом кого-нибудь по башке стукнут.

Касательно конвоя что ни пост, то «Энеида». Андрей Орлов тоже выступает в роли Лаокоона. Хватит ли у богов змей, чтобы наслать их на всех жрецов?

Когда несколько сотен российских солдат перед отправкой за границу переодевают в артековские шорты и гольфики, у меня появляется очень нехорошее предчувствие.

Когда в официальных новостях танковый полигон в Алабино переименовывается в Наро-Фоминск, моё очень нехорошее предчувствие нарастает.

Когда с 280 военных грузовиков снимают военные номера, а сами грузовики перекрашивают в девственный белый цвет, очень нехорошее предчувствие начинает перерастать в тревожность.

Когда закупленные на бюджетные средства для самых благих целей 2 тыс. тонн медикаментов и продовольствия объявляются «собранными москвичами и жителями Московской области", к тревожности примешивается привычная брезгливая реакция на ложь властей.

Когда пресс-секретарь президента заявляет, что помощь «организована совместно с Международным комитетом Красного креста», а Красный Крест утверждает прямо противоположное, и требует, «чтобы грузы были доставлены исключительно гражданскому населению», у меня складывается скребущее ощущение, что «помощь» предназначается совсем не населению.

Чего я больше всего боюсь? Того, что белыми, питательными, тёплыми, целебными и благими намерениями мостится дорога в давно и тщательно подготовленный ад.

Что мне всё это напоминает? Нет, не Сараево, Прагу, Будапешт, Цхинвал и Сухуми. Это напоминает мне Трою. Как говорил при виде гуманитарного груза жрец Лаокоон:

«Иль в деревянном коне здесь ахейцы скрываются, или

Против нашей стены громада построена эта,

Чтоб над домами ударить, чтобы нашу крепость превысить,

Или иной здесь обман. Нет, коню вы не верьте, троянцы!

Что там ни будь, я данайцев боюсь и дары приносящих».

Будапешт и Прагу сегодня, впрочем, тоже вспоминают:

Ну и мы помним, чем это кончилось. Для венгров, чехословаков и дорогих россиян:

Тем временем

А российские СМИ продолжают изучать, что кто думает о санкциях, введенных ЕС и Россией друг против друга. Константин Ранкс на «Слоне» ругает европейских политиков: Прежде чем куда-то двигаться, всегда нужно подумать о том, что тебя ожидает. Когда мы поддерживали Майдан на Украине в ноябре 2013 года, думали ли мы о том, как отреагирует Путин? Или мы не хотели думать об этом, – дескать, не его это дело. Можно считать и так, но проблема не в том, как мы считаем, проблема в том, что Путин считал иначе. И сделал предложение президенту Януковичу, от которого тот не смог отказаться, – выделил Украине деньги.

Это был сигнал серьезности намерений российского президента. Он еще предлагал вести переговоры в формате Украина – ЕС – Россия, но мы не сочли возможным поступиться нашими принципами, то есть вели только двусторонние переговоры.

Наши карикатуристы рисовали Россию и Путина кровожадным медведем, но вели себя так, будто он на самом деле только плод нашего воображения, и продолжали идти своим путем. Когда же он взял Крым, мы были шокированы: почему он нарушил правила? Так и хочется сказать политикам: зайдите к настоящему медведю в клетку и расскажите ему о правилах хорошего тона, особенно если он раздражен. Ведь не рискнете. А почему рискнули игнорировать требования Путина, считали, что он испугается обострения?

Тогда у меня вопрос: есть ли у вас деньги на нормального эксперта по России, который, может быть, не так хорошо говорит на европейских языках, но который сам вырос в питерских коммуналках? И тогда бы вы узнали, что российский президент психологически не может уходить от обострения конфликта. Это невозможно для него – и для миллионов людей в России с таким же, как у него, менталитетом. Да, это не самый удобный для окружающих тип мышления, но это следствие советских времен, эпохи репрессий и соответствующих лагерных традиций. И это есть.

Те, кто вырос в советских дворах, понимает, в чем дело. Европа и Обама пыталась принудить Путина сделать шаг назад. Но в его мире (и в этом смысле Меркель права, когда сказала, что ВВП живет в своей реальности) это – крах, отступление, позор. Так делать нельзя, можно только двигаться вперед. И он двинулся вперед. В Крым. И в Крыму тоже живут люди, которым близко его мировоззрение.

Все-таки бытие продолжает определять сознание, как, видимо, учили Константина Ранкса в Вильнюсском университете. Как раз на эту тему непредопределенности мировоззрений - пост Константина Бандуровского, уроженца Донбасса, а ныне преподавателя московских вузов: У озера пили сербский рислинг и вспомнилось, что в детстве мы называли его "кислингом" и очень не любили, предпочитая солнцедар, билэ мицнэ, лучистое и прочее крепленое плодово-выгодное. Наверное, тогда у меня сформировалось определенное отношение к алкоголю на всю жизнь. И почему-то стали вспоминаться подростковые годы. Какой же это безысходный, непереносимый ад, быть подростком в шахтерско-заводском пгт. Просто удивительно, как мне удалось не покончить с собой. Ведь совершенно не было ничего, что бы держало.

О сознании жителей Донбасса – интересная статья Анны Переходы на платформе OpenLeft. Она тоже начинает с бэкграунда: Я родилась в Донецке, в семье, где на полочке лежали два диплома: строителя заводских печей и художника. Обладатели же этих дипломов отчаянно пытались построить своё счастье на руинах несбывшегося коммунизма. Однако то, что казалось временной мерой, стало постоянной профессией, и теперь мой отец — таксист с многолетним стажем, а мама уже 15 лет продает цветы. Поиски же счастья были поручены мне, и путь к нему прокладывался все эти годы. Заработки откладывались, я учила иностранные языки, окончила лицей, поступила в Киев и перебралась учиться в Европу. Самое время в добровольном изгнании осмыслить то, откуда я родом и как мне с этим жить.

Дальше идет анализ разлома донбасского общества по линии городское/деревенское: пролетаризированный русскоязычный город и частнособственнические украиноязычные кулаки. Которое (точнее, те из них, кто пережил голодомор, так и не осознали, что происходившее произошло не «по недосмотру Сталина», а как раз в соответствии с его планом). Следующим поколением так и не осознавших является поколение родителей автора: вместо создания будущего они возвращают счастливое советское прошлое, только теперь под российским флагом. Вопрос, соответственно, в осознании: Люди не ищут политиков, которые скажут им неудобную правду. А правда состояла в том, что угольная промышленность давно стала убыточной и бесперспективной, необходимо менять всю производственную структуру региона, начинать процесс переквалификации Донбасса, у которого просто не осталось других шансов. Нетрудно догадаться, что население предпочло быть обворованным, но утешенным. <…>

Передо мной встаёт масса вопросов. Во-первых: как этим обманутым людям жить дальше, если 20-летние обещания русского мира не сбудутся? А во-вторых: как жить рядом с ними всем тем, кто никогда в эти сказки не верил? Как вернуться теперь в родной город? Ведь твои одногодки, поджидавшие тебя когда-то вечером возле подъезда, чтобы запугать или оскорбить ради развлечения, теперь носят автоматы и веселятся по-взрослому. Кто знает, когда я получу ответы на свои вопросы, когда смогу жить дома, а не путешествовать в поисках добрых хозяев, готовых приютить меня? Кто знает, когда мои родители снова найдут работу в опустевшем Донецке, где на такси никто теперь не ездит, а цветы покупают только на похороны?

Идентичность достаётся нам дорогой ценой. Погибают тысячи людей, в том числе и за то, чтобы всё больше русскоязычных жителей страны с уверенностью могли сказать: «мы украинцы» не потому что говорим по-украински, а потому что хотим быть свободными. Человек несвободен, если он не хочет знать правды и ему комфортно живётся в невежестве и незнании. Тот, кто начинает мыслить, становится свободным. Именно поэтому я хочу, чтобы Украина стала свободна в поиске правды, которая часто режет глаза, но очищает души.

Правда, вопрос не только в осознании, но и просто в знании. Вот что пишет Forbes: Появившиеся в интернет-СМИ данные о долях импортных поставок, подготовленные Минсельхозом к совещанию по продовольственным санкциям в правительстве, оказались ниже расчетов экономистов, получивших близкий с данными Росстата результат, следует из обзора Центра развития НИУ Высшей школы экономики «Комментарий о государстве и бизнесе», поступившем в Forbes. <…>

«Итого – по половине позиций результаты сильно расходятся. Мы склоняемся к тому, что ошибки кроются в расчётах Минсельхоза», — пишет Кондрашов.

«Исключительность данного примера, мы полагаем, читателю очевидна – расчеты использовались в качестве обоснования целесообразности принятия судьбоносного для страны решения – введения полномасштабных продовольственных санкций. И мы всеми этими суждениями намекаем даже не на то, что все расхождения в данных, пардон, «в сторону» политически выигрывающего от такого решения Минсельхоза. Мы говорим как минимум о том, что такие важные решения должны приниматься на основе рассмотрения более аккуратных расчетов, выверенных, подвергнутых сравнению с альтернативными оценками», — резюмирует экономист.

Тем не менее,

Вопреки всему, у Сергея Пархоменко оптимистичный прогноз: Вот эти судорожные метания - самосанкционные гонения на творожки, перекрашивания танков в гуманитарные цвета, шабаш с депутатами на лысой крымской горе, - это, конечно, отчаянные попытки вернуть утраченную инициативу. Ведь события давно уже идут своим чередом, развиваясь по собственной внутренней логике (включая и европейские и американские санкции, и изгнание России из всяческих важных клубов и сообществ, и гибель гражданского самолета, и сведение под ноль бандитской гиркинской республики). А Путин только реагирует, реагирует, реагирует на каждую следующую оплеуху. Это очень хорошо, когда агрессор, захватчик теряет инициативу.

15:43 12.8.2014
Ольга Серебряная

14 лет «Она утонула». «Русское море» ушло в Белоруссию. Почему европейцы не съели Лимонова? Годен до vs Best before

Ксения Чудинова на «Снобе» напоминает, как шли «спасательные работы»: Ровно 14 лет назад, в это самое время 23 человека, находящиеся в 9-м отсеке подводной лодки живы и ждут спасения. Остальные члены экипажа погибли в результате взрыва при ошибке на учениях. Лодка лежит на глубине 108 метров и на связь не выходит.

Хронология дальнейших событий очень важна. Я вообще часто думаю, что для того, чтобы понимать, как устроено государство, надо обязательно посмотреть, как идут операции по спасению жизни в этой стране. Как там относятся к людям, умеют ли признавать ошибки, просить помощь, предлагать помощь и просить прощения. Вот что было у нас:

13 августа на поиски «Курска» отправляется группа кораблей во главе с командующим Северным флотом. В 7 утра об этом докладывают президенту страны Владимиру Путину.

Спустя четыре часа ВМФ делает первое публичное заявление о том, что подлодка легла на дно, но с «Курском» якобы поддерживается радиосвязь. С этого момента и начинается ложь. Позже командующие флотом заявляют, что связь с подлодкой «осуществляется только через перестукивание, что опасности для жизни экипажа нет, что через спасательный аппарат «Колокол» осуществляется подача топлива, кислорода и продув систем АПЛ».

15 августа начинается спасательная операция: 20 кораблей и спасательных судов, атомный крейсер и подводная лодка. Но в Баренцевом море бушует шторм.

16 августа при волнении моря около 2 баллов со спасательного судна «Рудницкий» спускают глубоководный спасательный аппарат «Приз». Тщетно.

Спустя пять дней с начала аварии мы допускаем иностранцев к месту трагедии. 17 августа приходит судно Seaway Eagle с глубоководными водолазами на борту и транспортное судно Normand Pioneer с британскими специалистами и оборудованием. 19 августа прибывает еще одно норвежское судно Normand Pioneer с британской спасательной мини-лодкой LR5. Только через неделю после трагедии начинается международная фаза операции по спасению экипажа.

21 августа утром норвежские водолазы вскрывают первый верхний спасательный люк 9-го отсека. А в пять часов вечера начальник штаба Северного флота вице-адмирал Михаил Моцак официально сообщает о факте гибели экипажа АПЛ К-141 «Курск».

Я не хочу писать о том, как потом отреагировал Путин, с каким равнодушием и хамством столкнулись не только родственники и близкие экипажа, но и все мы. Не хочу писать о том, сколько стоит жизнь и сколько — смерть в России. Особенно смерть военных — людей, отдающих себя без остатка стране, чьи тела потом с надрывным воем и криком выцарапывают их матери, жены и дети. Выцарапывают, чтобы похоронить по-человечески. Так, операция по подъему тел началась 25 октября 2000 года, а завершена была к 20 марта 2002 года. Всего было извлечено и опознано 115 из 118 погибших подводников.

Андрей Тесля: Прочитал на снобе статью про 14 лет со дня трагедии "Курска" -

- мда, по паскудству превзошли себя. умудрились и сюда, вместе с последними письмами моряков, в темноте, на ощупь писаных - путина воткнуть. - и после этого спрашивают: да откуда ж Дмитрий Киселев?! да вот отсюда, от вас, родимых - и, судя по этому, он еще далеко не предел.

В комментариях Тесля поясняет свою позицию: Ни дня без путина - "карфаген должен быть разрушен", аминь. -

- я помню тогдашнее НТВ - даже мне, совершенно далекому от политики и довольно наивно относившегося к журналистике, было понятно, что это не журналистика, а чистая "отработка задания".

Вот уже здравые академические умы дошли до «отработки задания».

На «Кашине» - мемориальная подборка из публикаций «Комсомольской правды» за август 2000 года: Приводится по книге «Курск смотрит на нас», выпущенной редакцией «Комсомольской правды» осенью того же года. Эпизод из истории одной бедной восточноевропейской страны, у которой есть общество с нормальными общественными рефлексами, самая популярная независимая общенациональная газета, нормальные журналисты и мертвые моряки. Той страны давно нет, но тем интереснее вспомнить.

Публикации (в том числе Стешина и Скойбеды) даны картинками, так что смотрите их прямо на «Кашине».

Алексей Балакирев: Да! уму непостижимо, ведь те же самые люди!

Юсуп Обаков: Попросить бы их все это переписать их нынешним слогом.

Но вернемся к сегодняшнему дню:

@ReggaeMortis1: Гуманитарный обыск в Valio. Еще можно конфисковать всю продукцию и отправить на Донбасс, например.

Но вероятнее всего это все-таки еще один ответ на санкции. Ну и Маркин тут как тут:

Ольга Романова: Значит, так. Обыск в компании Valio связан с тем, что преступная группа депутатов из Дагестана незаконно переводила на счета Valio деньги. Очень понятно объяснили в Следственном комитете.

Татьяна Толстая: Ответят, суки, за кефир!

Вообще, на продовольственном фронте много перемен. Алексей Орлов пишет: Сегодня говорил с другом, он руководил производством в Ногинске. Сегодня он позвонил бывшим коллегам, те рассказали что завод "Русского моря", стоявший рядом намедни, быстро разобрали и увезли в... Белоруссию.

Юрий Илюхин: Будут делать продукцию из зарубежного сырья

Еще одна эпическая новость с рыбного фронта – у Дмитрия Кириллова: "Карельский рыбокомбинат" договаривается с Сенегалом о квотах на лов рыбы.

"Карельский рыбокомбинат" договаривается с Сенегалом о квотах на лов рыбы.

"Карельский рыбокомбинат" договаривается с Сенегалом о квотах на лов рыбы.

А разгадка одна - рыба из Африки способна заменить, а при необходимости превысить долю поставок из государств, попавших под санкции со стороны России.

А разгадка одна - вы будете штопать колготки.

Договаривается с Сенегалом.

Рыба из Африки.

Способна заменить.

А при необходимости превысить.

Воскрес Карельский рыбокомбинат, воскреснет и Россия!

Слава Новороссии!

Эдуард Лимонов выступил сегодня с антиевропейской проповедью - тоже в связи с едой: ЕС -это конечно тот ещё гадюшник! Они начали давить на латиноамериканские страны, среди них Бразилия и Чили, чтобы те не поставляли продовольствие и сельхозпродукты в Россию.

Я всегда считал этих джентльменов людоедами, ещё со времён Сербии. Я прожил среди них достаточно, чтобы разбираться в них лучше всего МИДа вместе взятого, и тем более лучше унылого Лаврова. <…>

Так вот, я всегда считал Европу людоедами, только сухие камуфляжные улыбочки на лицах. Взгляните на Баррозо, у него лицо молотка. Натовский фог Расссмусен имеет вид всклокоченного маньяка, а он генсек НАТО. Сейчас вот они вновь доказывают, что они людоеды. <…>

Европейцы устарели, они давно превратились в туристские республики, и если бы не военная мощь НАТО можно было бы их презирать. Я их и презираю. Они - прошлое человечества. И сколько горя они принесли остальному миру, вспомните! Вырезали всё живое там, где появлялись. Ну ладно что они вырезали друг друга столетиями. Во время крестовых походов вырезали весь Ближний Восток. Потом вырезали большую часть населения двух Америк и основали там свои space-колонии. В Новые времена только две войны, - корейская и вьетнамская - оставили за собой свыше шести миллионов трупов.

Если написать Историю человечества не с точки зрения европейца, то это будет мощный обвинительный приговор Европе.

Беда только, что как-то не пишется история с точки зрения неевропейца. Может, потому что история – это европейская конструкция? И еще вопрос помельче: почему людоеды-европейцы не съели Лимонова, пока он среди них жил? Стали бы умными, смелыми вроде него. Нет ответа.

Иван Беляев отвечает на рассуждения о том, что вводя продовольственные санкции, Путин пытался опереться на «реакционное европейское крестьянство»: У российских СМИ и части блогеров стали очень популярны сюжеты о европейских фермерах, жёстко критикующих свои правительства за то, что те привели к российскому продовольственному эмбарго.

Вывод из этих сюжетов, на самом деле, один. Есть определённое число людей, которым своя рубашка ближе к телу. Ставящих собственный скромный бизнес выше каких-то Крыма и Донбасса, которые они и на карте-то не найдут.

Это могут быть ограниченные сельские трудяги, но в голове у них определённо что-то есть. А вот у людей, пересказывающих друг другу, как Европа умоется кровавыми слезами, а Россия выстоит, окрепнет и закалится в горниле санкций - точно ничего.

Последний всплеск продовольственных страстей – в фб Екатерины Мень: Дорогие мои, сердечные, все, кто живет в Америке, Канаде, Германии, Италии, и оттуда рассказывает мне, как это здорово, что нам запретили продукты оттуда (и при этом предлагают слать оттуда же посылки с едой - очень логично!), и какая свободная Россия по сравнению с душными европами и штатами. Я вас очень прошу - вы можете так думать, собираться на своих тропических террасах с друзьями, пить вино и ругать свою власть, а нашей восторгаться. Но не надо МНЕ это писать - в лички ли, или обращаясь ко мне. Не надо. Потому что переубеждать вас не входит ни в мою миссию, ни в мои планы. Я только призываю вас к элементарной деликатности. К такту. К базовой этике. Потому что ваша логика абсолютно соответствует ситуации, когда онкологическому больному вы пришли бы и сказали: "Как хорошо, что у тебя рак! Ведь это такой прекрасный повод и шанс наконец подумать о душе".

Так, рак как аргумент уже появился. Остается дождаться, когда в продовольственной дискуссии сработает закон Годвина.

О практике российских торговых сетей в связи с санкциями пишет Вячеслав Данилов – он немножко поработал «Хрюшами против»: Вчера в рамках подготовки к традиционному вечернему пати санкций посетили с товарищем Тихоновым любимый у столичной интеллигенции бутик еды. Вместо пустых полок увидели битком забитые камамберами и моцареллой стеллажи, триста видов козьего сыра и прочие буржуйские прелести. Но нас интересовали не они. И даже не сыромолочная продукция отечественного производителя (вся она состояла из прижавшихся друг к другу перепуганными плебеями, случайно попавшими на светский раут, банок сгущенки). На этот раз наше вечернее Шабли должен был украсить ломтик плесневелого сыра.

Сыр с плесенью оказался в отделе, где мастер ножа и целлофана нарезает импортный продукт. Здесь холодильник ломился от заморских яств. Особенное произвел на нас с товарищем Тихоновым впечатление некий традиционный английский сыр цвета морской волны, что, вероятно, бьется о скалы Корнуолла.

Перед прилавком мы застряли надолго. Вот сыр с плесенью шестьсот пятьдесят рубликов за полголовки. А вот сыр с плесенью в пластиковой коробочке 123 рубля за 70 грамм. Вот нарезанные кубиком, чтобы сразу на сырную тарелку, в рот и запить. А вот и то, что нам нужно - какой-то блю с плесенью.

Вообще-то я никогда не проверяю срок годности товара, я же не нашист какой-то. Бутик еды потребителя не обманет, это же не "Пятерочка". Но товарищ Тихонов, не утративший классового чутья, все же взглянул на даты... Мы решили помочь менеджерам сырного отдела и отложить в сторону просроченный сыр. Кучка росла до тех пор, пока нам не стало лень копаться в холодильнике дальше. И почти у всех ломтиков сыра в той кучке была одна и та же дата упаковки - 7 августа 2014 года.

Видать управляющие, наверняка сплошь пользователи фейсбука и ценители творчества Рустема Адагамова, немного просчитались. Впрочем, как верно заметил товарищ Тихонов, нет никаких проблем с тем, чтобы взять этот просроченный сырок и еще раз его переупаковать, предложив покупателю свежайший продукт первейшей категории.

Артемий Лебедев ответил Данилову и Тихонову: Годен до. Удивительное дело - у нас в стране выросло целое поколение потребителей, которых ***** (сильно беспокоит) срок годности продуктов с точностью до дня. В советское время срок годности указывался только на молочных продуктах и других скоропортящихся, где счет идет на часы (торты, сливочная помадка).

Сейчас покупатель берет в руки банку с консервами, которые могут лежать три года и возмущается: да это же просрочка! Срок годности истек неделю назад!

Любопытно, что на западе, где потребителей любят больше, чем у нас, пишут Best before, что в переводе означает "продукт сохраняет все свои наилучшие качества до". Не "годен до", а "прекрасен до" (или "наилучш до", если вы сможете это произнести).

Почему же наши производители загоняют меня в такие прокрустовы рамки? Потому что кто-то так первый раз утвердил, а сегодня любой производитель, который бы решил восстать против потребительского фашизма, был бы объявлен гандоном и сукой.

А вы можете съесть печенье, просроченное на три дня?

В общем, чем дальше в лес, тем старше пармезаны. И последнее о припрятанных на черный день пармезанах. Нетривиальная мысль об открытости российского президента пришла в голову Олегу Кашину (тоже ведь наверняка в связи с санкциями): А еще думаю, что все эти истории про голландцев и корейцев - их же наверняка условный Кетчум и вбрасывал все эти годы, потому что это имиджево очень здорово, что Путин настолько открыт миру, что обе его дочери замужем за иностранцами.

Ни за кем они, я думаю, не замужем. Сидят, может быть, на цепи в какой-нибудь отдаленной резиденции на Алтае или в Пионерске Калининградской области, контактов со внешним миром не поддерживают, питаются с кухни ФСО.

Котик Мурзик: Да нифига. Работают юристами каких-нибудь росмолодежей под фамилиями Захарова )

Действительно, может и Пошехонский.

13:25 12.8.2014
Ольга Серебряная

Бойтесь данайцев, дары приносящих. RIP Робин Уильямс

Зато Вергилий снова на слуху, нет худа без добра.

Виктор Сонькин: Quidquid id est, timeo Danaos et dona ferentes.

Но есть другие мнения:

В общем, повод вот:

А опасения такие:

Константин Бандуровский: Прямо какая-то реализация страшилки про гроб на колесиках...

Глеб Павловский: Пробил час гуманитария. Гуманитарии движутся гуманитарными флотилиями и конвоями

(Павловский имеет в виду сообщение о том, что в сектор Газа направляется вторая гуманитарная флотилия. Что было в 2010 году с первой, все помнят)

И дальше все идет по нарастающей:

Константин Кропоткин: А к вечеру я понял, почему не имею возможности думать о том, что делает Россия с Украиной. У меня нет аналогии - просто никакой аналогии у меня нет. Такое не сужается ни в историю про соседа-насильника, ни в статью в УК, ни в библейскую притчу.

Все больше понимаю европейских леваков, которые узнали про ГУЛАГ.

Неизвестное доселе обрушивается на голову, как возможное. Ты и не знал, что такое мыслимо, - а оно вот оно. И что делать с этим?

Михаил Бутов: Ну что же, такими темпами и с гопническими манерами любимого народом национального лидера до стратегической ядерной войны дойдет, думаю, недели за три. Мы ведь с вами не ошибаемся насчет гуманитарного конвоя? То есть, он, может, и гуманитарный, но с ним ведь обязательно произойдет что-то не то, верно? У фашистов и гэбистов набор приемчиков невелик. Приятно будет напоследок подумать, что я как всегда не ошибался. (Хотя конечно приятнее будет подумать, что вот тут как раз ошибся). Вот как я ненавидел коммунистов, но они хотя бы побаивались уничтожить человечество. Настоящему гэбисту страх неведом. Как и все остальное, кроме жадности и маниакального стремления к власти. Одна надежда - может, кто поумнее и хотя бы чуть менее ненавидящий всех вокруг уже ведет сепаратные переговоры.

Ну есть, конечно, и другие трактовки. Что теперь Путин начинает напрямую договариваться с Киевом - хочет вернуться в "нормальную" политику и т.д. Ну, дай-то Бог.

Александр Морозов:

идет конвой гуманитарный

везет цветы и шоколад

за ним идет конвой брутальный

и тащит установки град

затем идет конвой ментальный

с кином про укров для ребят

а там уже и вологодский

идет безшуточный конвой

он молчалив и отбирает

у всех цветы и шоколад.

Михаил Берг: В ожидании гуманитарного конвоя. Хотя я знаю, что Вова не сумасшедший, а просто, как бы это сказать, - наглый игрок, что ли, думающий, что он самый хитрожопый, но иногда очень хочется, чтобы он попал в волосатые лапы санитаров с Пряжки, и те вломили бы ему по первое число в стиле его тезки: а ты не задавайся, дебил, понял, ты меня понял, дебил? - замотали в сырые простыни и забыли у открытого окна при минус семи за бортом до утра. Вдруг случится чудо, и придет, сцуко, в себя, проснется хотя бы Медведом, то есть дурак-дураком, но все-таки не буйный, и начнет про свобода лучше, чем несвобода, и Сколково - луч света в темном русском царстве. Но ведь санитары - черствый и жестокий народ и никогда не поверят, будто можно так быстро переквалифицироваться из злодея в кретина, и все равно будут бить смертным боем с утра до вечера и колоть до одури галоперидолом и аминазином, чтобы забыл в какой стороне света Крым и Украина, пусть думает, что в Удмуртии или в Хакасии, хотя и их тоже жалко. И если вы скажете, что нельзя в дурку положить разом все 87 целых и 4 десятых - коек не хватит, то я скажу - и не надо класть, все и так в истории. А то что хочется, чтобы нечто похожее на справедливость восторжествовало раньше, чем Вова от старости начнет ходить под себя и слюни пускать за воротник, то это такая не очень приличная, но вполне понятная слабость - суд, как говорится, скорый и правый, как сновидение наяву, какие еще Толстой в юности видел, а мы все еще там.

Марат Гельман попытался внести толику спокойствия: Я вот думаю, Путину уже никто не верит, а он возьмет и действительно гуманитарный груз без всяких военных хитростей в Луганск привезет. И вслед за Бородаем всех своих подопечных отзовет на втором шаге. И 14 в Крыму что-нибудь миролюбивое скажет. Тогда конечно у всех будут вопросы, а зачем же все это было? А он ответит "ошибочка вышла".

Вот еще успокоительное от Сергея Гармаша, главного редактора «ОстроВа»: «Гуманитарный конвой» Путина некоторые расценили как вторжение: «Это ****** (конец)!». Начались рассуждения о перспективе прямого вторжения России и шансах Украины на победу. Сразу хочу заметить: «гуманитарный конвой» - это не ****** (конец), - это тушенка. Это та помощь Гиркину, которая должна быть с благодарностью воспринята населением, но как издевка оценена боевиками. Им ведь не тушенка нужна, а оружие и солдаты. Путин спасает свой имидж – не бросает своих, но если в этих 300 камазах не будет оружия (а это будет вопрос к Красному кресту), то и эффект от этого конвоя будет чисто гуманитарный (что, впрочем, тоже очень важно и с этим нужно работать).

Теперь о перспективе прямого вторжения. Я оцениваю его шансы очень низкими. Если Путин не идиот, а прагматик, он должен понимать что шансы проиграть эту войну достаточно велики. А если он проиграет войну, то проиграет и свое политическое будущее...

Поясню, почему так оцениваю шансы русских в этой войне. - Даже не потому, что украинская армия, как говорят, научилась воевать. Просто аналитики в Москве не могут не видеть основную проблему украинского руководства, которая, в случае вторжения, станет проблемой Кремля - война в городах и населенных пунктах. <…>

В общем, в случае полномасштабного вторжения Путину придется снять маски, и стать для всего мира просто агрессором, завоевателем территории, уже без оправдания в виде ущемления прав русскоязычных и т.д., то есть, – Гитлером 21 века. А чем закончил Гитлер, Путин не может не знать. Поэтому, если он не идиот (оставляю себе такое, единственное, оправдание на случай неверности прогноза), то полномасштабного вторжения не будет. Донбасс он, конечно, так просто не оставит (и подконвойное прикармливание населения – этому свидетельство), но ввести войска будет глупостью. А он, все-таки, вряд ли идиот…

В общем, бесспорный вывод из этого один:

(Ничего не понятно с этим гуманитарным конвоем. Кто договорился о чем? Открывает возможности для провокации, путаницы, подозрений, новых проблем)

Что уже не открывает никаких возможностей – так это самоубийство замечательного американского актера Робина Уильямса («Общество мертвых поэтов», «Король-рыбак», Good Will Hunting и др.):

Валерий Нечай: Ну как, как можно сниматься в кино, где пытаешься спасти подростка от самоубийства, а потом через несколько лет совершать суицид? =(((

Хотя ничего неожиданного нет – известно, что Робин Уильямс многие годы страдал от депрессии. О том, что душевные проблемы ему не чужды, было очевидно и из его ролей.

Константин Кропоткин: Вот хоть что мне говорите, но самым убедительным, самым точным образом Робина Уильямса была роль в "Бессонице". А о нем сейчас пишут так, будто никогда не видели его глаз.

Агафья Тихоновна: Не справился с управлением самим собой. суицид как автокатастрофа

Антон Носик: Не стало Робина МакЛорина Уильямса, одного из величайших трагикомических актёров нашего времени. Ему было 63 года. Из полицейского отчёта можно понять, что Уильямс повесился предыдущей ночью на своей eco-friendly деревянно-стеклянной вилле у океана, в Северной Калифорнии. Газеты намекают, что депрессия, которой актёр страдал в последнее время, объяснялась возвращением в его жизнь алкоголя и веществ. В феврале то же самое про Хоффмана писали — там, правда, скорей про передоз и героин, чем про суицид и алкоголь... Но фабула всё та же, воспетая в 1897 году американским поэтом Робинсоном в стихотворении «Ричард Кори» и полвека назад перепетая Саймоном и Гарфункелем в одноимённой песне. Живёт на свете человек, кумир миллионов, объект поклонения, обожания и зависти, а в душе его творится такой внутренний ад, что лучше б они все его пожалели... но покуда он жив, он не может им этого объяснить, а они — услышать.

Тут можно порассматривать фотографии:

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG