Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Екатеринбургский суд постановил уничтожить тиражи книг издательства "Ультракультура"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Анна Колчина.



Дмитрий Волчек: Екатеринбургский суд постановил уничтожить тиражи книг издательств "Ультракультура" и "Уфактория", которые были конфискованы в конце июня сотрудниками Федеральной службы по надзору за оборотом наркотиков со складов типографии "Уральский рабочий". Уничтожены будут книги "Культура времен Апокалипсиса" и "Клубная культура". Решение беспрецедентное, в постсоветские времена книги еще не уничтожали, тем более что речь идет о книгах, переведенных с английского и свободно распространяющихся во всем мире.


Моя коллега Анна Колчина попросила прокомментировать решение суда главного редактора издательства "Ультракультура" Илью Кормильцева.



Илья Кормильцев: Где-то поздней весной Екатеринбургское Управление Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков предъявило претензии к двум книгам, одна книга издательства "Ультракультура", которая называется "Культура Апокалипсиса", это переводная книга с английского, это антология составителей, американский издатель, культуролог Адам Парфрей. Вторая книга была издательства "Уфактория", которая называлась "Клубная культура", английского автора. По признаку того, что книги содержат в себе пропаганду наркотиков. Дальше впоследствии они совершили очень нехарактерную для них акцию, потому что обычно в таких случаях, когда у них есть какие-то претензии, они берут несколько книг на экспертизу, а потом по ним делают заключение. В данном случае они конфисковали весь тираж, который присутствовал на складе и в магазинах. И вот было решение, по-моему, в пятницу или в четверг, в Екатеринбурге, которое, кроме того, что признало претензии правомочными и выписало штраф 40 тысяч рублей, что-то в этом роде, кроме того, решение его содержит такое вот беспрецедентное постановление о том, что нужно остатки тиража уничтожить, которые были конфискованы. То есть не возвращать их владельцу. Оно, в общем-то, не прописано, вообще не предусмотрено никаким законом, подобное. Тем более что там есть некоторые юридические сложности, поскольку их предъявлялся типографии "Уральский рабочий", которая напечатала эти книги, все книги были забраны, соответственно, со склада типографии, а собственностью они на тот момент уже являлись издательства, соответственно, не типографии, то есть там изрядное количество нарушений. Поэтому, конечно, наверняка будет апелляция, будут какие-то действия. Но, тем не менее, в первом рассмотрении дела были приняты вот такие, я не знаю, по-моему, беспрецедентные... Я не помню насчет постсоветского времени, чтобы подобные решения принимались когда-то судами.



Анна Колчина: Если я не ошибаюсь, несколько месяцев назад ваше издательство уже обвинялось в распространении порнографии, тоже из-за книги Парфрея.



Илья Кормильцев: Да, первоначально эта книга также фигурировала в списке, который прокуратура Московского Центрального административного округа, когда возбуждала дело в марте месяце по распространению порнографии, там был ряд книг и среди них фигурировал тоже Парфреевская антология. Но потом она выбыла из этого списка, как, собственно говоря, и все остальные переводные книжки. И в нем остались в конечном итоге, потому что дело продолжается, в нем остались только произведения отечественных авторов. Три года назад, если я не ошибаюсь, совсем давно уже, в Екатеринбурге уже была большая акция, одна из первых в истории нашего издательства, по поводу другой антологии Адама Парфрея "Аллах не любит Америку". Тоже пытались забирать, но тогда дело до суда как такового не дошло, все ограничилось прокурорской проверкой, которая растворилась в пространстве, ничем не окончившись. Так что да, действительно, какое-то особое отношение к этому издателю, составителю.



Анна Колчина: Илья, почему, собственно, пропаганда наркотиков? Вы считаете, действительно повода для таких обвинений не было?



Илья Кормильцев: Это совершенно никак невозможно объяснить, потому что книга, в сущности, имеет косвенное весьма отношение к теме наркотиков. Думаю, что они там упоминаются несколько раз в разном контексте, но в принципе книга совсем не о том вообще. Я думаю, что просто у нас сейчас такие три стать - это возбуждение межконфессиональной и межнациональной розни, нелегальное распространение и производство порнографии и пропаганда наркотиков - эти три статьи выполняют функционально ту же самую функцию юридическо-административную, которую в классическую эпоху поздней советской власти выполняли статьи о валютной спекуляции, тунеядстве, еще входил в этот круг гомосексуализм. Вот это такие статьи, которые, как бы они непосредственно не орудием реакции служат на какое-то конкретное правонарушение, они служат, как некий инструмент шельмования и политического влияния. И, как правило, применяются, совершенно не исходя из предмета дела, а исходя из необходимости кому-то испортить жизнь.


XS
SM
MD
LG