Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дискуссии о судьбе пропавшего фотокора накаляются с каждым днем, и у каждого из полемистов своя правда. Да, журналистов нельзя захватывать в плен. Да, киселевская корпорация, где служит пропавший, – это пропагандистская контора, а не новостное агентство. Да, журналисту позволено, не вмешиваясь, снимать и раненых, и убитых, и самые брутальные фотографии Андрея Стенина, не исключено, вопреки его желанию, могут стать материалом, обличающим зверства сепаратистов. А то и документальным свидетельством против них в грядущем суде.

Короче, спецслужбы не должны заниматься журналистами, а журналистам следует держаться подальше от агитпропа. Дискутировать, собственно, не о чем. Вот только сам сюжет практически не имеет отношения к возникшим спорам. Это ведь не про журналистику сюжет, а про войну и про террор. Журналиста захватывать нельзя, а Крым? И как насчет Донбасса? Конечно, можно возразить, что Крым и Донбасс – понятия геополитические и географические, а тут живой человек, но и с живыми людьми, с журналистами украинскими и российскими, такое теперь случается сплошь и рядом. Задерживают, допрашивают, нередко бьют, потом отпускают. Как говорится, под давлением мировой общественности, хотя, скорее, по другой причине.

Если так называемый Путин, затевая свой аншлюс, не понимал, что он навеки ссорит два самых близких в мире народа, то что он вообще понимает?

В Киеве понимают, что арест российского репортера может обернуться неприятностями для репортера украинского. И наоборот. Оттого все эти истории, как правило, завершаются хеппи-эндом, и есть надежда, что освободят и Андрея Стенина. Главная проблема, однако, в другом. Можно сколько угодно говорить о "странной войне", в которую втянуты Россия и Украина. О том, что дипломатические отношения не разорваны, и украинские военнослужащие нередко бегут из "котлов" через российскую границу, и Путин с неслыханным упорством все пытается накормить соседей, направляя к той же границе свой троянский гуманитарный конвой. Тем не менее Крым аннексирован, в Донбассе орудуют банды сепаратистов, счет погибшим идет на тысячи, и для того, чтобы с некоторым недоверием относиться к российским гражданам, в том числе и к журналистам, работающим на Украине, не обязательно служить в СБУ. Достаточно просто иногда смотреть российское телевидение или бегло знакомиться с изделиями МИА "Россия сегодня".

Это странная, да, но война, из тех странных современных войн, которые мы раньше наблюдали в Югославии, в Чечне, в Грузии, с перерывами наблюдаем в Газе, а теперь в режиме реального времени отслеживаем на Украине. Война на свой лад братская, а не только братоубийственная, в ходе которой обе стороны захватывают заложников, а потом решают, что с ними делать. Поэтому солдат, которым посчастливится выжить после пыточных допросов, иногда обменивают. Журналистов освобождают, ибо это все-таки не комильфо – удерживать в плену журналистов, но в черные списки невъездных многих из них заносят. И с каждым днем нарастает взаимная ненависть, и если так называемый Путин, затевая свой аншлюс, не понимал, что он навеки ссорит два самых близких в мире народа, то что он вообще понимает?

Ситуация ухудшается с каждым днем, система заложничества постепенно становится нормой, и понемногу накапливаются новые вопросы. И вот уже возникают дикие слухи о том, что захваченную и вывезенную в Воронеж украинскую летчицу Надежду Савченко могут обменять на задержанного американцами сына депутата Госдумы Селезнева, а исчезновение Стенина порождает только на вид фантастические надежды у адвокатов украинского режиссера Олега Сенцова. Они предлагают обменять Сенцова с подельниками и Савченко на Андрея Сенина и Марию Коледу – российскую активистку, которая тоже томится в украинском плену. И если предложение кажется вам безумным, то вы ошибаетесь: в рамках этой войны, на которой русские сражаются с русскими и украинцами за Новороссию, апеллировать к разуму не только бесполезно, но и вредно. Надо просто спасать людей, хороших и плохих, мирных и боевитых, журналистов и обыкновенных граждан, даже малограмотных.

Окончательно отменяются все полемики о должном и недолжном, о статусе репортера на войне и о том, что ему дозволено, а что дозволено спецслужбам. Эти дискуссии становятся бессмысленными – на фоне абсурдной войны, заложником которой постепенно становится едва ли не весь мир. В самом деле, господа, отпустите Стенина. Отпустите Савченко. Отпустите Сенцова. Отпустите Коледу. А с ними и десятки миллионов заложников, оглушенных многомесячной пальбой. Автоматной, пушечной, пропагандистской. Еще бы Путина отпустить или разменять, но эта мечта пока представляется несбыточной.

Илья Мильштейн – политический комментатор и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG