Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжное обозрение Марины Ефимовой

Александр Генис: Среди бесчисленных книг о батальной истории Марина Ефимова, ведущая нашего “Книжного обозрения”, нашла одну, которая - обещаю - разорвет сердце и возвысит душу каждого читателя.

Вики Крок. «СЛОНОВЬЯ РОТА. История странного героя и животных, которые помогали ему спасать людей во время Второй мировой войны»

Марина Ефимова: Журналистка Вики Крок больше 20-ти лет пишет о животных: о белых медведях, о пандах, о редком мадагаскарском хищнике фосса. Ее новая книга называется «СЛОНОВЬЯ РОТА» с подзаголовком «История странного героя и животных, которые помогали ему спасать людей во время Второй мировой войны». Животными, спасавшими людей, были собранные в военное подразделение 70 бирманских слонов, а «странным героем» был их ротный командир – английский инженер, полковник Джеймс Вильямс, по прозвищу «Слоновый Билл». Название книги обманчиво, поскольку описывает лишь её заключительную часть – три последних года Второй мировой войны в джунглях Бирмы. Главное содержание книги – поразительная история сотрудничества, дружбы и даже любви между людьми и слонами.

Диктор: «Вильямс сразу обратил внимание на могучего слона, чей вид и поступь выражали спокойную уверенность. Его звали Бандола (по имени генерала - героя англо-бирманской войны начала 19 века). Вильямс подошел к слону и, по уже выработанной привычке, сначала немного поговорил с ним по-бирмански. Внимательный глаз Бандолы показался ему черным и злобным, но вглядевшись, он увидел, что цвет глаза перламутровый, и только зрачок чёрный и яркий, как бусина. Взгляд слона был внимательным и умным. Вильямс деликатно потёр хобот Бандолы – там, где слонам это приятно – и почувствовал, как между ним и великолепным животным устанавливается странная связь, взаимопонимание двух существ, обладающих интеллектом».

Марина Ефимова: Джеймс Вильямс был человеком, одаренным врожденной способностью понимать животных. В детстве у него был ослик по имени Принц, про которого Вильямс, будучи уже взрослым человеком, говорил: «Принц был первым животным, с которым я обменивался шутками». По мнению Вильямса, почти у всех животных есть чувство юмора, а особенно – у слонов. Но первой любовью Вильямса был верблюд - по кличке «Сковорода» - который возил молодого офицера в Афганистане во время Первой мировой войны. Там Вильямс отвечал за войсковых мулов - его первых питомцев. Он читал о них, что мог, в том числе книгу Хокса «Болезни мулов и слонов». И хотя сведения из этой книги были единственными знаниями Вильямса о слонах, после демобилизации молодой неженатый офицер нанялся «бригадиром» слонов в индийско-бирманскую фирму по заготовке тикового леса. На лесозаготовках у реки Чиндвин в Северной Бирме перед ним выстроили шеренгу слонов и сказали: «Вот эти четыре справа – ваши. И помоги вам Бог, если вы с ними не справитесь».

У каждого слона был погонщик («узи» по-бирмански). Эти погонщики, ещё будучи мальчишками, получали на свое попечение слонёнка, и многие оставались со своим слоном до старости. Вильямс наблюдал за теми и за другими, надеясь «найти почву для взаимопонимания», «найти способ увидеть мир глазами слонов».

Диктор: «Несомненно, в натуре Вильямса была мистическая сторона. В своих записках он описал ощущение обмена информацией при прикосновении к коже слона, особенно к хоботу, который состоит из нескольких тысяч пучков разных мышц и сухожилий. Важную роль в поведении слона играют запахи, потому что нюх слона в 5 раз тоньше нюха охотничьих собак. По ночам Вильямс ходил за слонами в лес, куда их отпускали кормиться и общаться. В лесу они становились неузнаваемыми. Вильямс понял, что слоны, родившиеся на воле и укрощённые людьми, ведут себя как домашние животные лишь 8 часов в сутки – рабочий день. Он был очарован ритуалами общения слонов, глубокой связью матерей с детенышами, обилием эмоций и звуков, которые эти эмоции выражают: от трубного рёва до тихого скрипа и ворчания».

Марина Ефимова: На ногах всех слонов были глубокие шрамы от канатных петель, с помощью которых слонов ловили и укрощали. В те времена приручение дикого слона включало жестокие наказания, которые продолжались до тех пор, пока не удавалось укротить животное, поселить в нем ужас, сломить его дух и гарантировать абсолютное подчинение. Вильямс хотел изменить эту практику, недостойную столь умных и сложных существ, но не знал как. Ему помог слон по имени Бандола.

Диктор: «Бандола был единственным слоном, родившимся и выросшим в неволе. Когда ему исполнилось 5 лет, его «узи», по имени По Токи, решил не укрощать слоненка, а приручать его. Он заметил, что слон явно упрямится, когда его наказывают, но готов сделать всё, если знает, что впереди его ждет лакомство. Понаблюдав за Бандолой и По Токи, Вильямс понял, что перед ним две неординарные личности. Бандола отличался от других слонов сложностью характера. Он был вожаком, смельчаком и отличником. Он был предан людям, которым доверял, но время от времени он явно озорничал или требовал внимания. Однажды ночью он бесшумно вскрыл склад, съел немыслимое количество риса, а потом запил это таким же немыслимым количеством воды, устроив себе несварение желудка.

Марина Ефимова: В другой раз он умчался в лес, и служащие решили, что Бандола взбесился. Последовав за слоном, Вильямс и По Токи поняли, что их питомец измучен сексуальной жаждой. Он стоял перед огромным серым камнем, по ошибке приняв его за слониху, и его гигантский пенис доставал до земли. «Как я его понимал! - писал Вильямс в воспоминаниях. – Мне, как и ему, было 23 года, и я был ужасно одинок в этих джунглях». На следующий же день он нашел для Бандолы пару.

Диктор: «Изо дня в день наблюдая слонов, Вильямс изучил сигналы и более абстрактных, далеко не примитивных свойств их природы. Он писал, что обнаружил в них качества, которые ценил в людях: верность, терпение, смелость, способность определить, кому можно доверять, а кому нельзя. Он заметил в слонах даже чувство справедливости, доброту и юмор. Однажды он сказал журналисту, что о жизни узнал от слонов больше, чем от людей».

Марина Ефимова: В 1932 году нашел себе пару и сам Джеймс Вильямс. Он женился на Сюзан Роуланд, которая в отличие от других англичанок, не оставалась в комфортабельном европейском поселении, а ездила вместе с мужем по опасным джунглям. К тому времени под началом Вильямса было 70 слонов, работавших на разных лесоповалах.

В 1942 году в Бирму пришла война с японцами. Оккупационные власти требовали, чтобы узи зарегистрировали слонов и поступили на службу в японскую армию. За неповиновение – расстрел. Но Вильямс и его узи собрали в джунглях беженцев (включая жену и детей самого Вильямса), посадили на слонов малышей и стариков, погрузили все необходимое и повели свою «слоновью роту» потайными тропами на свободную от японцев территорию. Они благополучно перешли долину Кабав (прозванную «Долиной смерти», потому что там погибли сотни беженцев), но неизвестно, как бы они одолели почти отвесный подъем на одну из гор на своем пути, если бы не Бандола. Он двинулся вверх особой поступью, которую Вильямс прозвал «слоновьей лестницей», и все 70 слонов послушно последовали за ним.

Оставшиеся годы войны Вильямс и его «рота» были частью Британской 14-й Армии. Ее командарм сэр Уильям Слим писал о слонах Вильямса:

Диктор: «Они построили для нас сотни мостов, помогли построить и загрузить десятки судов. Без них наше отступление было бы трагичнее, а наступление и освобождение Бирмы – медленнее и тяжелее».

Марина Ефимова: Джеймс Уильямс пережил войну, а Бандола, увы, – нет. В конце войны его нашли однажды в джунглях с пулей в голове. Один бивень был отпилен. Вильямс подозревал, что состарившийся погонщик По Токи не хотел оставлять чужим своего питомца и убил его из ревности. Правда, отпиленный бивень заставляет предположить менее романтический вариант конца этого замечательного животного. Слона похоронили с военными почестями под тиковым деревом, на котором вырезали надпись:

«Бандола. Родился в 1897 г. Погиб смертью солдата в 1944-м» .

XS
SM
MD
LG