Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

3 года 6 месяцев. Крымская переправа. Травля "кулинара с гитарой". "Война будет". Информационная автаркия

Лайвблог о дискуссиях в сети


(слева направо) Илья Гущин, Александр Марголин, Алексей Гаскаров

(слева направо) Илья Гущин, Александр Марголин, Алексей Гаскаров

19:29 18.8.2014
Ольга Серебряная

Последние проделки фашистской хунты. Смерть на крымской переправе. Ликсутов, открытый и припаркованный. Охранники, полицейские и «Болотное дело»

На переднем крае информационной войны:

С противоположной стороны – такое:

Basil Lourié: Политинформация в виде телефонного перехвата; у наводчицы артиллерии не выдерживают нервы. кому нравится считать фейком, пожалуйста.

А сегодня добавилась колонна беженцев, которую вывозили украинские войска, -- ее посредством града освободили от бандеровцев и от жизни.

Про колонну беженцев можно почитать здесь.

***

Отдельная тема сегодня и на минувших выходных – Крымская переправа:

В очереди на выходных была драка:

Андрей Ходорченков: Я и не сообразил. Это же здорово, что они все (вот такие пузатые, хамоватые, с пивным перегаром и загаром по линии майки) туда отправились. Если они куда-то уехали, значит где-то их больше нет и от них можно в этом "где-то" прекрасно отдохнуть. Хотя бы на месяцок. В этом где-то сейчас рай

В самом Крыму тем временем – ручное управление. Znak.com публикует интервью Екатерины Винокуровой с вице-премьером Крыма Михаилом Шереметом, курирующим силовой блок республики. Но лучшее место – в подводке к интервью:

У первого вице-премьера Крыма Михаила Шеремета в приемной уже с утра практически давка. <…> Рядом мужчина в ожидании вице-премьера жалуется его секретарю.

- У меня снова инцидент случился. Звонит женщина, излагает проблему. Не вопрос, говорю, решим, напишите мне обращение, фамилия Ярош. Она начинает на меня орать – «Иди, мол, проспись». Я ей отвечаю – «Я трезвый, фамилия у меня такая - Ярош. Пишите обращение, все будет хорошо». А она «Так я что же – в Киев позвонила?». Вот мне что – фамилию менять? Я – Петр Ярош. <…>

Наконец, у Шеремета освобождается немного времени поговорить со мной. У него за спиной - огромный портрет Владимира Путина в морской форме.

- Почему выбрали именно такой портрет? – удивляюсь я.

- Вот я его таким вижу… освободителем.

- Последний раз я вас видела в камуфляже, в штабе самообороны. А теперь вы - крупный региональный чиновник. Как вам перемены?

- Абсолютно нормально все события воспринимаются, сменили форму одежды – и вперед. Я – полевой командир Сергея Валерьевича (Аксенова – главы кабинета министров Крыма), какие задачи мне ставят – те выполняю. Мы – его команда, мы этим гордимся и готовы к любым перипетиям. <…>

- Вы лично вступили в партию «Единая Россия», которая в Крыму популярна сейчас. Но в материковой России есть такие области, где ее иначе как «Партией жуликов и воров» не называют…

- «Партией жуликов и воров»? Правда есть такое?

Позитивные впечатления от Крыма Екатерина Винокурова суммирует отдельно, в фейсбуке: Тут абсолютная свобода слова - за соседним столиком западные журналисты болтают о путинской пропаганде, за другим столиком обсуждают какие-то инвестиции, еще рядом туристы (видимо) говорят про антифашистский Донбасс. В московском кафе представить себе такое количество диалогов без мордобоя мне сложно.

Ну и я сижу. Несколько дней назад с московским знакомым гуляли и болтали про "Сурков, Володин, Путин, Порошенко" - никто и головы не повернул.

В комментах справедливо замечают, что дело во времени. Надо только подождать. В России, например, успешно дождались:

***

Периферийная тема сегодняшнего дня – вице-мэр Москвы по транспорту Максим Ликсутов. Сегодня его загорелую личность по разным вопросам разбирали Навальный и Мария Гайдар. Навальный занимается вопросом метро: Отличный повод выложить ответ, который пришёл одному из граждан, поддержавших нашу акцию и потребовавших опубликовать сведения о работе московского метро.

Собственно, повод вот: спустя месяц после аварии в метрополитене заммэра по транспорту Ликсутов дал интервью Российской газете: «Главная задача, которую поставил мэр Москвы Сергей Семенович Собянин, - вернуть доверие москвичей к Московскому метрополитену как к самому безопасному и надежному транспорту. Другая важная задача, которую необходимо будет решить новому руководителю, - сделать метрополитен максимально открытым для москвичей в информационном плане».

Ну и много всякого дальше про то, как они прекрасно всё делают.

Теперь смотрим не на интервью, написанное пиарщиками, а на реальный ответ, написанный заместителем Ликсутова.

Дальше идет фотография ответа, смысл которого заключен в одной фразе: «Метрополитен является стратегическим объектом, и публикация запрашиваемой Вами информации, в том числе внутренних документов предприятия, противоречит требования обеспечения безопасности».

Навальный продолжает: То есть ни-че-го. Ни отчета, ни бухгалтерских документов, ни плана, ни обоснования тарифа. Любой документ внутренний документ московского метро остается засекречен. И это официальная позиция департамента, возглавляемого Ликсутовым.

Мы ж не просим дать схему охраны мостов и тоннелей. Не надо нам метро-2. Но как можно закрыть документы, обосновывающие тариф за проезд? <…>

Вот и всё. Вот вам объективный факт для оценки работы этих людей. Без критиканства и тд.

А вы спрашиваете ещё? почему я Ликсутова не люблю. Ну врёт же постоянно как сивый мерин, а вся реальная работа заменена бесконечным пиаром, на котором кормятся бесконечные ликсутовские пиарщики и пиарята.

Люди просят ответ и документы? Что делает нормальный чиновник? Публикует документы. Что делает пиарщик? Начинает акцию "ВЕРНЁМ ДОВЕРИЕ К ПОДЗЕМКЕ ЧЕРЕЗ ОПРОСЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ".

Трагедии в метро была посвящена программа Ксении Собчак на «Дожде». Она вышла в пятницу вечером, и если вы счастливый обладатель подписки на «Дождь», то можете ее посмотреть. Говорят, хорошая.

Претензии Марии Гайдар к Ликсутову связаны с парковками: Моё личное отношение к Ликсутову сформировано от слова «никак»: чиновник и чиновник — только более свежий и загорелый. К платным парковкам в целом я отношусь как к неизбежности. Это стандартная и вынужденная мировая практика. <…> Важно, как это делается, каким образом обсуждается с жителями, какие у людей могут возникнуть трудности, а также когда, на кого и каким именно образом перекладывается бремя преодоления этих трудностей.

Например, когда ЦОДД (Центр организации дорожного движения) по ошибке выписывает мне по несколько штрафов в месяц на мою собственную машину, которая стоит у моего же дома и имеет все необходимые разрешения, то я почему-то должна сама ехать к ним и доказывать, что они ошиблись. Когда это происходит, то закономерно вызывает у меня раздражение. Сидя в длиннющей очереди, я проклинаю всех, кто это устроил, — и Ликсутова в том числе. <…>

К нам в Фонд обратилась девушка, прописанная и проживающая в центре. Ей отказались выдавать резидентное разрешение, обосновав это тем, что машина оформлена не на неё, а на её бывшего мужа, проживающего и прописанного совершенно в другом месте. Сослались на новые изменения в постановлении Правительства Москвы от 05.05.2014.

Прежде чем обратиться к нам, она пыталась переоформить машину на себя, но это оказалось невозможным, так как машина была взята в кредит, оформленный на бывшего мужа — и теперь банк отказывается переписывать кредит на нее. В общем, «жизнь как жизнь» — такое случается довольно часто и подобных ситуаций —тысячи. Машина может быть оформлена на маму, на брата, на сына, который сейчас на Гоа, на фирму и.т.д.

Теперь все эти люди оказываются лишены возможности парковать свой автомобили около своего дома. Это не только нарушает здравый смысл, но и противоречит действующему законодательству. Действующим законодательством законное владение транспортным средством не ограничивается лишь правом собственности. Таким образом, граждане, проживающие на территории платных парковок и владеющие транспортным средством на праве аренды, безвозмездного пользования или ином законном праве, отличном от права собственности, фактически приравнены к лицам, не имеющим транспортных средств вообще. По сути их лишили права на получение резидентного парковочного разрешения. <…>

Я отлично понимаю, откуда взялись эти ограничения. Кто-то подторговывал резидентными разрешениями — и с этой торговлей решили бороться именно таким образом. То есть Ликсутову и его коллегам не хватило воображения для выработки ограничивающих эту практику законодательных механизмов — и они попросту решили поступить как им удобно, наплевав на то, что это нарушает права большого количества других, ни в чем не повинных граждан.

Я категорически против такого подхода. Это порочная практика. Не можете придумать, что делать — тогда просто смиритесь с этими побочными эффектами. Но бороться с ними за счёт нарушения прав других людей нельзя.

В комментариях пишут: «Скучно, Маша». Скучно, разумеется, ровно до того момента, пока разрешение на парковку не понадобится автору этого коммента.

***

В сегодняшем номере «Коммерсант-Власть» - интересное исследование Олеси Герасименко и Вячеслава Козлова о жизни охранников.

Во-первых, их очень много: В России свыше 1,4 млн охранников, из них треть наняты государством. Они охраняют банки, парки, магазины, рынки, школы, детские сады, больницы, автостоянки, метро, ночные клубы — в Москве сложно найти место, где не прогуливается мужчина в форме с надписью "Охрана". Горожане их презирают, они горожан недолюбливают. Снимать ссору с охранником на мобильный телефон или доказывать отсутствие у него права осмотреть сумку стало чем-то вроде городского развлечения. При этом точных данных о том, сколько городской бюджет тратит на услуги охранников, нет — приблизительная оценка комитета по безопасности Госдумы звучит как "миллиарды рублей". В мэрии Москвы "Власти" сообщили, что общего бюджета на охрану в городе нет: каждый департамент тратит столько, сколько сочтет нужным. Средства на частную охрану театров, парков, школ, больниц и т. д. выделяются отдельно из бюджетов департаментов правительства Москвы. Государство стало крупным поставщиком охранных услуг и одновременно их потребителем. А профессия охранника из престижной, как в 1990-е годы, давно превратилась в народную.

Во-вторых, охранники работу свою ненавидят: Алексей Баранов — редкость среди столичных охранников: он коренной москвич. Токарь по профессии, пришел в охрану в 1995 году 20-летним сразу после армии. "Я вернулся было на завод "Калибр", где работал у станка, а там осталось два пенсионера, которым месяц надо было доработать. Брат через знакомых устроил в ЧОП, я начал охранять офис два через два и получать $500",— вспоминает он. Сейчас Баранову 40 лет, в месяц он получает 40 тыс. рублей и называет свою профессию совершенно бесполезной. Мы разговариваем в подсобке магазина, где тучный и добродушный Баранов уже который год два через два дня работает администратором: тем же охранником, только в штате магазина, а не ЧОПа. Это даже удобнее: не нужна лицензия, нет ежегодной пересдачи экзаменов. "Это просто отдушина для людей, которые своего в жизни не нашли. Вот некоторые мои одноклассники ушли в бизнес: кто-то раскрутился, кто-то пошел на погост. Я не смог раскрутиться, у меня нет такого характера. Помыкался, пошел в охрану, сел и 20 лет уже сижу. Я понимаю, что жизнь моя прогорела в никуда", — говорит Баранов.

И прекрасно понимают, что она абсолютно бесполезна: 44-летний Эдуард Рябов из подмосковного Орехово семь лет проработал охранником на "Мосфильме". Пошел туда из-за графика: хотел заниматься двумя детьми, женой и спортом. "Я увлекаюсь Востоком. Традиционный каратэ шотокан, у меня был учитель каратэ, годзю-рю, тайцзицюань, цигун, йога. Это мой путь. Работа в охране — это помойка. Пустота и бессмысленность",— считает он. На "Мосфильме" в обязанности Рябова, в прошлом пресс-секретаря одной из ультраправых партий, входило всегда отдавать честь Карену Шахназарову, его заместителям и проверять пропуска у остальных: "Я прекрасно знаю, что стояли мы для мебели. Ну обходили помещения. Киношники набухаются, дверь не закроют, ты идешь в ключевое хозяйство, берешь дубликаты ключей, опечатываешь, составляешь акт: был обнаружен незакрытый кабинет. Это и есть охрана имущества и здоровья граждан Российской Федерации. Я, кстати, давно уже работаю без лицензии, скажем так, я администратор, выполняющий функции охранника. А на хрена козе баян? На хрена вот эти вот дубинки никому не нужные? Все обращают внимание на обилие охранников со спецсредствами — дубинкой, баллончиком, наручниками. Но если посмотреть законы, то окажется, что прав использовать эти спецсредства они имеют не больше, чем обычный гражданин". К слову, в Госдуме пытаются исправить ситуацию: депутат Луговой внес законопроект, который наконец-то наделяет охранников правом обыска и применения силы и спецсредств на объектах, которые они контролируют. В МВД расширение полномочий частных охранников поддерживают.

Значит, на самом деле охранники, то и дело мешающие нам жить, вполне сознательные люди. Был сегодня в фб и редкий пост о сознательном полицейском. Евгений Левкович: В день приговора по "болотному делу" быть задержанным на Болотной площади за распитие пива - это, конечно, полный идиотизм с моей стороны. В этом есть какой-то гнетущий символизм.

Но дальше интереснее. Пока везли в отделение, один из стражников, спросив откуда я шёл, неожиданно сказал, что он "не входит в эти 87 процентов". И что "давать такие сроки нельзя". Потом, составляя протокол, нагнулся и прошептал мне на ухо: "Напиши в объяснении, что бутылка закрытая была, ты ничего не успел выпить". Я написал. Он уехал. А потом пришла дежурная, отдала мне паспорт и сказала: "Можете идти". "Штраф по почте придёт?" - спросил я. "Какой штраф? Вы же не пили ничего. Извините".

Остальные соображения тоже связаны с Болотным делом. Во-первых, имеется третья волна арестованных:

Под следствием и подпиской о невыезде находятся петербургская активистка Полина Стронгина и москвич Олег Мельников, успевший до подписки съездить в Луганск поддержать ополченцев.

А во-вторых, нужно следить и за судьбой уже осужденных:

17:51 18.8.2014
Ольга Серебряная

Война будет. Хунтовня. Смертная казнь через расстрел. Деда Мороза нет. «Матрица – моя родина». Так слил Путин или не слил? Позитивные грани «беды и безобразия»

Традиционная пятиминутка поэзии. Юнна Мориц шлет привет Андрею Макаревичу:

К нам в Холуёво приезжает бард со смаком,

А Холуёво разгромила хунтовня,

Для счастья полного ей нужен гоп со смыком,

И марафет она наводит за три дня!

Следы разгрома – это мелочь для гастроли,

Когда разгромно победила хунтовня,

Когда огнём гранатомётно распороли

Дома, где гибли старики и ребятня.

Писать о том, что происходит на Украине, совершенно бесполезно: сообщения российских СМИ опровергаются украинскими, в один и тот же день Горловку берут и сепаратисты, и украинская армия, гуманитарный груз на белых КамАЗах одновременно едет и не едет, страны ЕС то предоставляют Украине военную помощь, то категорически не предоставляют. Единственная достоверная новость на сегодня вот:

Самой здравой оценкой ситуации на Украине можно считать статью «Петра и Мазепы» о том, что Деда Мороза не существует и что пора бы уже это осознать: Новость о том, что Деда Мороза не существует – это новость о том, что в мире вообще нет никого, кто бы о тебе заботился просто так, кроме твоих родных и близких. <…> И очень жаль, что большинству жителей Украины новость про то, что Деда Мороза нет, так до сих пор никто и не рассказал. Поэтому вся Украина только и делает, что ждет Деда Мороза. В жару и в холод, под снегом и дождем, днем и ночью огромная доля населения Украины считает, что на свете существует кто-то, кто обязан прийти и все поправить за нас. <…>

Разочарованы будут все. Просто одни пораньше, а другие попозже. Те, что пораньше, уже были разочарованы тем, что Янукович — не Дед Мороз, а недавно они узнали, что Стрелков тоже не Дед Мороз. Скоро они узнают, что и Путин — не более, чем Путин (а во многом и менее). Те, что попозже, будут разочарованы тем, что Яценюк не перестал быть кулявлобом даже несмотря на то, что стал премьером. Что Порошенко остался щедрым до обещаний и жадным до их исполнения бизнесменом и тоже в Деда Мороза волшебным образом не превратился (волшебное непревращение ни во что — единственное волшебство, которое доступно любой власти. Этот фокус она готова проделывать ежеминутно). А потом они узнают, что Обама и Меркель — тоже не Санта-Клаус со Снегурочкой, и, возможно, это их окончательно подкосит.

Где-то на территории ДНР или ЛНР вроде бы обнаружился депутат Милонов:

Но может быть, это и не он. Находящиеся там люди имеют свойство исчезать бесследно:

Распространяется такая история. Не более достоверная, чем рассказы о приключениях Деда Мороза в Финляндии:

Если судить по «сводкам Стрелкова», то можно решить, что он перешел работать в РИА Новости:

В общем, про Гиркина ничего не известно, зато с его ближайшим соратником, «замминистра обороны ДНР» и писателем-фантастом Федором Березиным побеседовал спецкорр «Новой» Павел Каныгин:

— Федор Дмитриевич, прокомментируйте для начала отставку Стрелкова-Гиркина.

— Не буду про это ничего говорить. Обратитесь к Бородаю, я же не Бородай.

— Так Игорь Иванович ушел в отставку?

— Я не даю комментариев по этому вопросу. По любому другому — давайте.

— Вы будете его замещать?

— Вы что, смеетесь? Я слишком маленький человек в этой матрице.

— Интернет-СМИ писали, будто бы он ранен.

— Бред собачий. Интернет — это большая свалка, вы что, не знаете? Верить ничему нельзя. Только собственным глазам, что сам видишь, и то с большим сомнением. Все кажущееся может оказаться сбоем в программе, ошибкой в матрице, понимаете, — нулями и единицами.

— Не понимаю, Федор Дмитриевич. Вы уже второй раз про матрицу говорите.

— Идея какая? Все мы не существуем, а являемся программами. Вы сами не понимаете, что ли? Вот вы карандаш ищете — он только что был перед носом, а теперь нету. Обыскали весь дом. А потом — раз! — за ухом лежит. Но его же не было за ухом. Вот это матрица, сбой программы. Программист вмешался, воткнул карандаш обратно, ну чтобы вы не волновались, и вы дальше как бы живете. <…> Может быть, и нет никакого Игоря Ивановича на самом деле.

— В смысле — нет?

— Да в самом прямом! Я же говорю — может, все это матрица, и все мы как программы, написанные заранее кем-то? Может быть, мы все так в матрице и живем.

— Значит, Игоря Ивановича, может быть, и не было на самом деле?

— Да никого не было. И нас на самом деле не существует. Только матрица. Программа работает, вы живете, думаете, что все в порядке. Вот пьете кофе в данный момент сейчас. А кофе не существует, его нет.

— Донецкая народная республика тоже не существует?

— Ну подождите сразу так. Я вам про масштабы Вселенной. Донецкая народная республика будет существовать. Сбой программы нашей еще не произошел, еще рановато для нас. <…>

— Но украинская армия наступает, пока вы сидите.

— Потому что, посмотрите, все вокруг сидят, пьют пиво на фиг, никто не хочет воевать.

— Вы про своих бойцов? Вы можете урезонить их хоть сейчас.

— Да я не про них сейчас говорю. Говорю о тех, которые на диванах сейчас по домам сидят. Про гражданских, которые не хотят защищать свою страну. Вот сегодня погибли совсем неповинные люди, я сам наблюдал: куча кровищи, украинские военные стреляют по городу, а люди погибают, потому что мужики-дончане не идут защищать родину…

— Какую родину, Федор Дмитриевич?

— Свою родину. Мы здесь родились, я здесь родился, в Донецке. Мы ведем национально-освободительную войну русского народа. Русского народа!

— Так где ваша родина?

— Моя родина?.. Матрица — моя родина! Что вы меня сбиваете?

И так далее в том же духе.

Но вернемся на территорию здравого смысла. Что вообще происходит? Олег Козырев считает, что Путин решил-таки не «сливать Новороссию»: Многие странные события последних дней объясняются главной политической проблемой Кремля последних месяцев. "Путин слил Новороссию" становилось слишком уж расхожей фразой. Вряд ли "Путин слил все" - тот лозунг, с которым было бы комфортно править нынешнему главе государства.

Если представить, что кто-то захотел бы минимизировать остроту "путинслива", то события последних дней очень хорошо в такую схему действий укладываются.

Первой ласточкой был Кургинян с его наездами на Стрелкова и рассказами об огромной военной помощи со стороны России. Но Кургинян, видимо, только сделал все хуже, так что стали искать другие пути. Мне кажется, такие пути были найдены.

1. Бегство руководства ДНР и ЛНР в Россию

Это важнейший фактор снижения накала "путинслива". Мол, вот, мы бы и готовы помогать, но кому - они стаями убегают.

2. Исчезновение Стрелкова-Гиркина

В публичном поле все выдали как то же самое бегство, как у остальных. В действительности до сих пор точно не известно, что со Стрелковым. Диапазон от отдыха на солнечном побережье до чуть ли не расстрела диверсионной группой ГРУ или ареста. Где Стрелков и что с ним - интересный вопрос, но тут все же важно, что прозвучало в публичном поле. Для людей - Стрелков покинул поле боя, скрылся так же, как и остальные лидеры ДНР и ЛНР.

И вот эта штука очень важна для Путина, т.к. что ни говори, именно Стрелков становился символом сопротивления востока. И именно растущая популярность Стрелкова начинала угрожать популярности Путина. Удобнейшая для Кремля ситуация, не так ли. Теперь уже не "Путит слил Новороссию", а "Стрелков слил Новороссию" (так это подается - мы до сих пор не знаем, что в действительности с Гиркиным-Стрелковым).

3. Гуманитарный конвой

Не важно, что камазы пустые. Важно, что несколько сот белых машин растянулись на несколько километров по трассе. Эту картинку видела вся Россия. Путин помог, сделал все, что мог - вот задача этого транспортного шоу.

4. 1200 военных из России

ДНР делает заявление о прибытии 1200 человек подмоги, с техникой. Из окружения Порошенко слили президенту инфу про якобы разбитую колонну российской бронетехники (доказательств такого разбития насколько я знаю нет - но заявление главой Украины сделано).

Пескову удобно опровергать заявление военного командования ДНР о помощи России. Не важно, была ли такая помощь, и если была, была ли она действительно такого масштаба. Тут важно "Путин сказал - Путин сделал". Вот вам и колонна гуманитарного груза вот вам и огромная помощь, которую он оказал востоку (не факт, что это все было - важно, что это все закрепилось в сознании зрителя).

Но что тут поделаешь, когда все руководство ДНР сбежало, так ведь?

Важно вот что. За эти несколько дней вместо "Путин слил Новороссию" становится все более звучащим "Путин помог Новороссии, а ее руководство все слило".

Вот увидите, не будет "путинслива", а "стрелковслинял" начнется еще как.

Александр Шмелев на «Слоне» тоже приходит к выводу, что Путин всех переиграл, но только обоснование у него совершенно другое. Он начинает с констатации того, что все цели т.н. «русской весны» (ностальгическое восстановление СССР, геополитическое отодвигание НАТО от границ с Россией, националистическая защита русскоговорящего населения Украины) провалены. Однако перспектива демократических перемен в России стала от этого только туманнее и безнадежнее: Опыт всех посткоммунистических стран однозначно свидетельствует: отстранение от власти сверхкоррупционной партийно-комсомольско-гэбэшной элиты возможно лишь там, где против «старого режима» объединяются условные «либералы» и условные «националисты». Образованные европеизированные горожане, требующие демократических институтов и соблюдения их гражданских прав, плюс романтическая молодежь, воспринимающая борьбу с режимом как освобождение от оккупации, «возрождение народа» и «становление политической нации». <>

При нормальном течении событий после победы Майдана многие участники отечественных протестов 2011–2012 годов могли задуматься: может, этим и объясняется различие в результатах, достигнутых российскими и украинскими протестующими? Может, стоит выступать против власти под триколорами, с возгласами «Слава России» и групповыми молитвами? Может, Россия также могла бы вырваться из советских реалий под либерально-националистическими знаменами?

Однако «русская весна» положила этим разговорам конец, разбросав либералов с националистами по разные стороны баррикад. Да так сильно, что теперь даже теоретическая возможность сотрудничества категорически отвергается обеими сторонами, увидевшими в противоположном лагере олицетворение всех своих фобий. <…>

Именно в этом и состоит для Путина и его команды главное достижение «русской весны». Вряд ли речь идет о произвольном и заранее запланированном эффекте, скорее о неожиданном бонусе. (Планировалось скорее просто помешать победившим на Украине революционерам построить общество, привлекательное для россиян, или хотя бы затормозить этот процесс.) Но нашему президенту постоянно везет, такое бывает. В результате и Россия как государство, и русские как народ от «русской весны» проиграли. Причем на многие десятилетия вперед. А Путин, исходя из его личных мотиваций, скорее выиграл. По крайней мере больше, чем если бы он после 21 февраля сидел и спокойно ждал собственного Майдана.

Оптимистически настроен один Александр Морозов. Он публикует тезисы своего выступления на Кafka-Orwell Forum (Кенигсберг, 15 августа 2014):

У всякой беды и безобразия - а именно это сейчас и случилось с нами - есть и "позитивный результат". Я думаю, что нам повезло.

Во-первых, потому что происходящее сейчас, действительно, всех нас влечет к тому, чтобы совершенно заново (впервые за 25 постсоветских лет) ответить на вопрос: "кто мы?". разумеется, Россия не будет в дальнейшем ни "советской", ни "имперской" - и именно сейчас начинается решаться вопрос: а какой она будет? И мы оказались участниками и современниками этого поворота.

Во-вторых, мы стали свидетелями "антропологического эксперимента" большой мощности. Раньше мы только читали о таком "торжестве идеологии". Мы знали это только по книгам о раннем фашизме, о "комсомольцах" 30-х гг. Даже люди моего поколения не застали уже этой "машины по производству единства" в действии. А быть свидетелем этого - это огромный экзистенциальный опыт. И мы его сейчас переживаем. Мы каждый день изумляемся, возмущаемся, ищем слова, самоопределяемся - и этого тоже не было больше 25 лет.

В-третьих, еще год назад вопрос о том, что "будет после Путина" носил совершенно абстрактный характер. А сейчас этот вопрос ставится уже иначе: "А кто политически возьмет ответственность на ранней фазе "постфашистского общества"? (как это было в Германии и Италии), кто этот "коллективный де гаспери", как называются эти силы, где они? и как они будут консолидироваться? а поскольку мы прожили свою жизнь в России, мы ее патриоты, мы собираемся жить и работать здесь и "после путина", то мы сами и есть часть этого "де гаспери".

Четвертый мой тезис касается языка. Мы - люди слова, люди пишущие, работающие в языке, изучающие язык. И перед нами разверзлась известная нам по старым книгам ситуация, когда сторонники сегрегации, агрессии и культурного однообразия присваивают себе весь язык ценностей - "гуманизм", "свобода", "большинство", "демократия", "родина", "нация" и т.д. - весь вокабуляр универсалистских ценностей присваивается военными преступниками. Слова-перевертыши заполняют пространство речи. А это ставит перед нами - довольно серьезную задачу, редко выпадающую кому в истории - заново произвести ценностную демаркацию. Требуется большая сила ума и интеллектуальная воля, чтобы провести тонкую демаркацию между одними и теми же словами, употребляемыми большим выводком изоляционистов-холистов-полуфашистов-имперцев и этими же словами, которые живут и создают ткань жизни людей в другом ценностном горизонте. Это тяжелая задача, но тем и интереснее. <…>

Иначе говоря, я думаю, что хотя с нами - я имею в виду российское общество - случилась беда, но на нее надо посмотреть как на испытание, как на вызов, как на опыт, который сделает наше общество гораздо более сильным.

15:49 18.8.2014
Ольга Серебряная

Как можно было помочь узникам Болотной? «Кулинар с гитарой и его медальки». Системный эффект Pussy Riot

В том, что третий приговор по Болотному делу будет обвинительным, никто уже и не сомневался. Была надежда на сроки, соизмеримые с реально отсиженным, но теперь и эта надежда умерла. Мария Баронова рассуждает в сослагательном наклонении: Я не была ни на одном заседании Болотного дела - 2. Сначала у меня была работа и депрессия. Потом я уехала в другое место. И даже не могу грустно пошутить: "Я не пришел к фигурантам Болотного дела, ведь я не была фигурантом".

Мне кажется, что было два способа помочь людям. От одного ребята отказались, так как они конечно все те самые мальчики из рассказа Пантелеева "Честное слово". Для второго способа здесь нет людей.

В общем, я однажды сдалась по очень простым финансовым обстоятельствам. Простите меня, пожалуйста.

Алексей Навальный: Сейчас уже впечатляет, конечно, не сам судейский беспредел (привыкли уже), а совершенно бессмысленная жестокость.

Страна другая, всё другое. Самолёты падают, тысячи гибнут, идёт война со страной, которую никак иначе, кроме как "братская", никогда не называли. Открыто вербуют людей для участия в боевых действиях. Реальная драка с милиционером для неполитических почти всегда заканчивается штрафом или несколькими сутками административного ареста.

А власть кремлёвских упырей продолжает жрать судьбы тех, кто мирно вышел на улицу с требованием свободы и справедливости, раздавая приговоры, в которых "кидала пустые пластиковые бутылки в полицейских".

Маленькая деталь, которая, впрочем, достаточно велика, чтобы характеризовать происходящая: судья, вынесшая сегодня приговор "болотникам", - именно та судья, что дала условный срок сенатору Совета Федерации избившего и изнасиловавшего студентку, возвращавшуюся с выпускного бала.

Бог не фраер, он всё видит и всем зачтется.

Евгений Левкович: Честно говоря, я просто не знаю, что делать. Вернее, делать-то что я знаю, но не знаю с кем. Три с половиной года молодой жизни. Когда у тебя старенькие, больные родители, которых ты, может, и не увидишь больше, двое детей, которые вырастут без тебя. Три с половиной года. При полном молчании. Здесь вообще ещё люди живут?

Станислав Яковлев: Гаскаров - 3 года и 6 месяцев

Марголин - 3 года 6 месяцев

Гущин - 2 года и 6 месяцев

Кохтарева - 3 года и 3 месяца условно

Это, собственно, все, что я хотел бы сказать про разнузданную травлю выдающегося артиста Андрея Макаревича.

Про Макаревича действительно пишут больше, чем про осужденных сегодня Илью Гущина, Александра Марголина, Алексея Гаскарова. Травля выдающегося артиста идет сразу по нескольким направлениям. Вчерашнюю телепрограмму «Вести» цитирует Андрей Мальгин: Ясно, конечно, что когда в ста километрах от Ростова идет полномасштабная гражданская война, рискующая обернуться войной глобальной, это уже не просто самовыражение. Это пропагандистское сопровождение карательной операции. Понимают это участники вокально-инструментальных десантов или нет. Почти наверняка понимают. Тот же Макаревич однажды уже выкладывал карты на стол. По его словам, присоединение Крыма было насилием над Украиной, пытающейся вырваться из лап русской цивилизации. Актом куда более страшным, чем размещение на полуострове баз НАТО...

В России нет своего сенатора Маккарти, нет и закона о люстрациях. Трудно представить, что Макаревичу или Арбениной придется однажды уворачиваться от летящей в них арматуры, как это произошло с недостаточно патриотично настроенной, по мнению одесских неонацистов, певицей Ани Лорак. Брезгливость, наверное, самое подходящее здесь слово. С другой стороны — в своей истории Россия не раз и не два проявляла терпеливую брезгливость к коллаборационистам. И очень дорого платила за это.

Дальше следует феерическое рассуждение Никиты Михалкова про молодогвардейцев, в котором реальные люди путаются с актерами, сыгравшими их в советском фильме: В 200-х километрах от того места, если я не ошибаюсь, где выступает Андрей Макаревич, был Краснодон, где были "Молодая гвардия", и там Любовь Шевцова в исполнении Инны Макаровой тоже плясала перед немцами, но в это время её товарищи, пока немцы смотрели и слушали, а она плясала, сжигали и взрывали комендатуры.

Ох, что вы наделали, товарищ Фадеев.

Вторая линия нападок на Макаревича идет из Госдумы. Откуда, как водится, сообщают «Известия»: Лидера «Машины времени» предлагают лишить всех званий и ордена «За заслуги перед Отечеством» IV cтепени. Об этом «Известиям» рассказал депутат от «Единой России» Евгений Федоров, который ранее разрабатывал специальные поправки в законодательство, согласно которым за антироссийские призывы можно лишать госнаград.

Федоров считает, что певец и композитор Андрей Макаревич уже давно дал понять, чью сторону занимает и какой позиции придерживается.

— Андрей Макаревич давно сотрудничает с фашистами. Этот выбор он сделал достаточно давно, еще когда перешел на сторону врагов Российской Федерации, — говорит он.

Парламентарий также добавил, что вопрос лишения артиста государственных наград должен быть рассмотрен, а в законодательство должны быть внесены поправки, позволяющие лишить госнаград человека, ставшего предателем родины.

— Я думаю, нужно рассмотреть вопрос о лишении его этих наград. Очевидно, что такая возможность есть, но при необходимости нужно внести поправки в законодательство, — отметил Федоров.

Андрей Десницкий: Они и вправду уверены, что приватизировали Россию. Что любить ее можно только любя до беспамятства их самих. Что заслуги перед Родиной - исключительно в их пользу и в их карман.

В Госдуме, впрочем, не все с Федоровым согласны:

Такой плюрализм.

Марат Гельман: Хе-хе. Удивительные говнюки. Но все-таки не бесполезные. По крайней мере с их помощью мир узнает, что никакого полного одобрямса путинской политике нет. И что человек, имеющий на происходящее иную точку зрения, чем Жириновский, в нынешних временах шельмуется.

Им нужно чтоб не большинство, а ВСЕ известные люди слились; люди до сих пор более чем лояльные уже их не устраивают. Сейчас ждем письмо деятелей культуры в осуждение Макара.

апдейт - Газета "Известия": "Кровь русских людей — на пальцах Макаревича" (проханов).

Вот, собственно, «каратели», перед которыми пел Макаревич:

Проханов, между прочим, ставит Макаревичу в пример правильных героев русского рока: Но бандеровскую музыку Макаревича заглушила музыка русских моторов. В Севастополе состоялось великолепное байк-шоу, которое провел пылкий и яростный Хирург — лидер байк-клуба «Ночные волки».

Это байк-шоу было не просто забавой, не просто виртуозной затеей, не просто безумием мотоциклистов, которые совершали в воздухе двойное сальто. Это байк-шоу было могучей патриотической мистерией, в которой праздновалась победа сегодняшнего Севастополя, победа сегодняшнего Крыма, воссоединения их с Россией.

«Ночные волки» — удивительное явление сегодняшнего патриотического сознания и патриотической рок-культуры. Эти грохочущие моторы, сверкающие в ночи ослепительные фары, несущиеся в пространствах люди — они не касаются земли, перепрыгивают пропасти, как они перепрыгнули Керченский пролив, не задев ни единой волны. Эта энергия, потрясающая русская страсть собирает на представления тысячи и тысячи людей. И музыка их моторов, грохот их синтезаторов, рокочущий поднебесный гром их ударников перекрывают мерзкие звуки «Машины Времени», вдохновляющей карателей на пытки.

Борис Акунин затеял специальную акцию по спасению Макаревича: Хочется показать Андрею Макаревичу, как много тех, кто на его стороне. Мне кажется, ему это сейчас нужно.

1 лайк здесь приравнивается к высказыванию: «Кликуши, лакеи и просто идиоты, брысь от Макаревича!»

Лайков много тысяч. Высказались в поддержку Макаревича даже те, кто терпеть его не может. Светлана Каверина: Вот уж не думала, что когда-то буду писать о Макаревиче. Мне еще под студенческую гитару зубы сводило от несложного символизма песенок про поворот, марионеток и вагонные споры. Но наши смутные времена заставляют ценить обыкновенные вещи, которые оказались в большом дефиците, - умение оставаться человеком, а не чучелом, и верность себе. Даже если это верность лирическому герою песен про поворот. И это, троглодиты, не порвите штаны!

Да и наградами, в принципе, можно было бы не так дорожить. Екатерина Барабаш: Конечно, ни одна думская сволочь не имеет права даже заикаться о том, чтобы у Макаревича отобрали награды. Просто потому, что они даже все вместе, скопом, да еще умноженные на тысячу, есть одно большое Никто. Ноль. Не говоря уж про каждого в отдельности - всех их, прошедших по спискам, никем не избранных, никому не нужных, всеми презираемых. Но если и дальше пойдет об этом разговор, то я думаю - отдайте вы им эти награды, Андрей Макаревич, суньте в их безграмотные хари. В наше время остаться без государственных наград и есть главная государственная награда.

Макаревич с Екатериной Барабаш не согласен:

И вообще готов все бросить и пойти «глотать пыль по судам»:

Но вон АрамАшотыч уже знает, какое решение примет суд:

То-то же.

Константин Крылов полагает, что у Макаревича на самом деле в Госдуме блат и он на этой кампании зарабатывает «международные преференции», боже ж ты мой: Я считаю, что лишать кого бы то ни было государственных наград, званий и всего такого прочего – это себя не уважать. Государство, так поступающее, ведёт себя подобно мужику, который, расставаясь с любовницей, требует назад все подарочки, включая парфюм. Даже если любовница оказалась сущей профурсеткой и спала с клошарами. «И кто был дурак?» Вот то-то.

Другое дело, если бы ордена у нас были настоящие. Ну то есть не побрякушка на грудя, а ордена как организации, с капитулом, статутами и так далее. Тогда исключение из ордена – решением капитула в соответствии с основоположениями ордена – было бы возможно. Но опять же, без давления – или, как минимум, без явного и откровенного давления – государства. «Почтенные люди собрались и решили отказать такому-то господину от общества».

Это всё я пишу, как бы предполагая, что всё это «по-настоящему». На самом деле, разумеется, Макаревичу просто делают бешеную сверхрекламу через Госдуму. То есть предложение «депутатши от Единой России» лишить Макаревича государственных наград – это и есть НАСТОЯЩАЯ государственная награда. Которая даёт Макару немалые реальные бонусы и привилегии, начиная с рукопожатости по самое плечико и кончая возможными международными преференциями.

Воистину, настали последние времена: здравомысленной кажется теперь единственно реплика Максима Кононенко: Андрей Макаревич, конечно, гондон. Но мало ли кто гондон? Важно понимать одну вещь: артист никогда никому ничего не должен.

И травля артиста всегда отвратительна.

Отвратительна была травля Пусси Райот. Отвратительна травля Макаревича. Отвратительна была травля и Филиппа Киркорова, которую, к слову, я сам и организовал. В чем быстро раскаялся. И, обсудив проделанное с Филиппом Бедросовичем, мы разошлись, не имея друг к другу претензий.

Вот эти вот депутаты, которые требуют сейчас лишить артиста наград - они вообще кто? Это люди, которые попали в парламент по спискам. Сами из себя не представляющие вообще ничего. Самостоятельно они (Федоров, Худяков, Милонов, Деньгин, кто там еще?) не выиграли бы даже выборы старосты группы в детском саду. Всё, что эти люди могут - подсирать из-под лавки.

Андрей Макаревич же свои награды заработал самостоятельно. Он уже восемьсот тридцать семь лет выступает с концертами и собирает полные залы. Да, он поет там унылые песни, но ведь он, бывает, поет там и гениальные песни, написанные им в семидесятые.

Но повторяю: не стреляйте в пианиста. Он играет, как умеет. Вы можете написать сто статей, подобных моей, где высказать Макаревичу и за то, что он тридцать лет сочиняет говно, и за то, что он конформист, и даже за его позицию по Украине.

Но - слово против слова. И ничего кроме слова.

Так должно было быть с Пусси Райот. Так теперь должно быть с Макаревичем.

С Pussy Riot вышло куда хуже, чем с Макаревичем, да. Зато эффект дела Pussy Riot на российское общество и систему исполнения наказаний трудно переоценить. Об этом пишет в «Ведомостях» Павел Чиков: Скоро год, как в интернете было опубликовано письмо Толоконниковой о тюремном быте, нравах и средневековых условиях труда женской колонии, в которой она отбывала наказание: 16-18-часовой рабочий день, ночные смены, без выходных и праздников, без исправного оборудования и медицинской помощи за несколько сотен рублей в месяц. <…> Письмо произвело эффект разорвавшейся бомбы, набрало более миллиона просмотров, заставив тюремное ведомство пытаться скрыть сначала информацию, а затем и полностью изолировать саму Толоконникову от внешнего мира, не пуская к ней ни родственников, ни адвокатов. Ни один российский зек со времен гибели от голодовки в чистопольской тюрьме в 1986 г. Анатолия Марченко, требовавшего от Михаила Горбачева освободить всех политических заключенных, не производил такой цепной реакции и системных изменений, которые вызвали Мария Алехина и Надежда Толоконникова за год, проведенный в колониях. <>

Спустя год можно провести некоторую оценку того, как система отреагировала на крайне чувствительный выпад. Министерство юстиции реанимировало идею тюремной реформы <…>. Еще до выхода девушек из Pussy Riot на свободу по инициативе президента Владимира Путина, объявившего амнистию, ФСИН заявила о намерении существенно изменить систему оплаты труда осужденных, значительно ее увеличив. <…> Другие осужденные колонии № 14, с которыми девушки поддерживают отношения после освобождения, подтверждают, что сейчас в выходные работать их не заставляют, хотя, конечно, до нормальных условий труда еще далеко.

Именно на системные изменения направлены и дальнейшие юридические действия Pussy Riot и их защитников. Дело в Европейском суде, которое принято судом к производству в январе этого года и с тех пор находится в стадии интенсивной переписки с Минюстом России, касается унизительных условий, в которых перевозятся обвиняемые в автозаках из следственного изолятора в суды. <…> О человеческом достоинстве и еще один пункт требований Толоконниковой и Алехиной в Страсбурге. Позорные стеклянные клетки, называемые аквариумами, и цепные собаки рядом с ними в российских судах. Этим летом ЕСПЧ уже вынес решение, признающее металлические клетки в российских судах нарушением конвенции. <…>

Ждет своего рассмотрения и основной пункт обвинений Нади и Маши — тюрьма за выражение политической позиции. Конституционный суд принял к рассмотрению жалобу Толоконниковой на статью Уголовного кодекса о хулиганстве. В ней указывается, что в последние лет пять эта статья применяется как наказание за критику властей художественными методами: группа «Война», Greenpeace, художник Петр Павленский, антифашисты. Даже если традиционно конформное ведомство Валерия Зорькина ничего страшного в тюремном наказании для критиков власти не найдет, нет никаких сомнений, что с ним не согласятся коллеги в Страсбурге.

Их решение по делу Pussy Riot может быть еще более чувствительным для российских властей, чем даже дело ЮКОСа, поскольку вновь поставит вопрос о приверженности России европейским ценностям прав человека; либо вынудит признать, что тюрьма за критику верховного правителя является одной из традиционных ценностей России.

Пока «системный эффект» дела Pussy Riot сказывается на России, у Замоскворецкого суда винтят людей, которые пришли поддержать осужденных:

В общем, трудно не признать правоту Дмитрия Кириллова: Короче, пацаны, с Макаром все будет ок. Будут еще и выступления на корпоративах Единой России и прочее бабло кап-кап.

А вот узникам 6 мая сегодня в Замоскворецком суде огласили приговор.

Один день. Четыре имени. Алексей Гаскаров, Александр Марголин, Илья Гущин и Елена Кохтарева.

Полицейское государство, если что, это не когда у одного там кулинара пару-тройку медалек забрать могут. Полицейское государство - это когда у болотных узников немножечко торжество метафизики, а у вас то обыски у Собчак, то мандат Гудкова, то теперь вот кулинар с гитарой и его медальки.

14:04 18.8.2014
Ольга Серебряная

«Путинское судилище – позор России». Информационная автаркия. Зачем было национализировать ЮКОС? Когда отделится Сибирь?

Сегодня с утра все внимание приковано к Замоскворецкому суду, где выносят очередной приговор по Болотному делу. Все четверо обвиняемых уже признаны виновными.

Еще поймают, сомнений на этот счет мало. Как, впрочем, мало сомнений насчет светлого будущего России. Ясно, что в нем будет царить спутанное сознание образца тридцатых годов прошлого века:

А то и образца буквально понятого платоновского «Государства». Евгений Шестаков: "В нашем Священном Великоконтинентальном Государстве будет три типа (с вариациями и подтипами, bien sûr):

- философы-жрецы (клир),

- королевские герои воины (аристократия, нобли),

- труженики-сельчане (люди).

Если вы не опознали себя среди этих трех типов, вас в этом Государстве не будет..." (Александр Дугин, Империя нашего завтра)

Вот он, русский Лао-бзды. Верю ему. Прикроватный философ Путина, ерунды говорить не будет.

Платон здесь вспомнился не зря. Высшим благом для полиса афинские философы считали автаркию – самодостаточное существование города-государства. Что может значить автаркия для сегодняшней России, рассуждают в «Ведомостях» Андрей Синицын и Павел Аптекарь: Красивое слово «суверенитет» завоевывает все новые высоты в российском публичном пространстве. Результатом, впрочем, должно стать некрасивое слово «автаркия», а публичное пространство — узким и полностью контролируемым.

На молодежном форуме «Таврида-2014» министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров высказался за «полный информационный суверенитет России», который подразумевает полное импортозамещение ПО силами миллиона российских программистов за 5-7 лет.

Для решения задачи, очевидно, потребуются большие бюджетные затраты (или из фонда национального благосостояния?). Ранее возникавшие по отдельности проекты национального поисковика, операционной системы, платежной системы, навигационной системы и т. д. сталкивались с серьезными проблемами финансирования, качества программирования, соблюдения сроков и т. д.

Как и в случае с подъемом своего сельского хозяйства из-за запрета импорта многих западных продуктов, задача цифрового импортозамещения внезапна. Хорошее представление о качестве российского управления и планирования ставит нас здесь перед развилкой.

С одной стороны, понятно, что никто ничего заранее не считал; поэтому сразу после введения запретов приходится вводить исключения из запретов и мириться с обходом запретов (здравствуй, белорусский лосось). То есть мы можем надеяться, что качественно запретить любую другую информацию, кроме лицензированной национальной, власть не сможет.

С другой стороны, непроработанность запретов и запретоприменения приводит к совершенно конкретным проблемам и лишениям конкретных людей. То есть в результате кто-то обанкротится, кто-то не вылечится, кто-то сядет в тюрьму.

В долгосрочной ретроспективе логично, что после суверенной демократии и истории, продовольственного и финансового суверенитета речь зашла об информационном суверенитете — каждый раз увеличивается доля оксюморона в определении. Ведь идеальный информационный суверенитет — это «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не знаю, ничего никому не скажу».

Что такое информационная автаркия, на простых примерах поясняет в своем блоге Навальный: Как известно, телевидение Северной Кореи в своих репортажах о США правды не боится и смело рассказывает о том, что, например, птиц в США увидеть сложно, потому что "все они съедены бедняками, живущими на улицах".

Хочется поставить это в пример отечественным СМИ, которые явно пока не дорабатывают. Бюджет-то поболе северокорейского, а задора и креативности на порядок меньше.

Очевидно, что ВГТРК на получаемые от налогоплательщиков 85 млрд. рублей в год, может сделать что-то поубедительнее, чем такое: «Российские антисанкции стали катастрофой для европейских стран».

Добавили бы хотя бы подзаголовок: самые популярные министры среди французких фермеров - Шойгу и Лавров, рейтинг Путина приближается к 81 проценту.

А вот это:

Ну просится же сюда: звезды Голливуда преклонили колени перед лечебными свойствами кубанской гальки.

Почему не добавить-то? Халявит издательский дом "Эксперт", получивший недавно обещание от государственного Внешэкономбанка об очередном кредите в 550 млн. рублей.

О государственной помощи, раздаваемой направо и налево, рассуждает в «Ведомостях» Константин Сонин – он анализирует абсурдность просьбы «Роснефти» о выделении ей 1,5 трлн рублей: Для постороннего наблюдателя сама идея обращения нефтяной компании за помощью к правительству кажется странной. В конце концов, зачем было национализировать ЮКОС (если не обсуждать вопрос о чьем-то личном обогащении или персональной политической выгоде)?

Опыт показывает, что правительства развивающихся стран извлекают больше денег из национализированных компаний, чем с помощью налогообложения — из частных. Но в чем смысл национализации, болезненной и затратной, если в результате правительство не имеет возможности в тяжелый момент извлечь дополнительные деньги из компании, а, наоборот, оказывается в роли дающего?

Помимо этой специфической проблемы есть общая сложность с выдачей государственных денег в долг госкомпании. Представьте, что BP или Exxon обратились к российскому правительству за деньгами, получили их взаймы и не смогли расплатиться. У кредитора будет возможность получить что-то взамен своих денег — залог (если он будет) или часть имущества (например, акции). А что произойдет, если не расплатится по долгу российскому правительству «Роснефть»? Что можно у нее забрать в этом случае? Правильно, ничего. Потому что она и так практически целиком принадлежит государству. <…>

Если «Роснефть» не может справиться с долгом в изменившейся политической ситуации, значит, компания не оптимально устроена и плохо приспособлена для работы на рынке. Не исключено, например, что размер («самая большая нефтяная компания в мире») слишком велик. В этом случае от компании ожидаются предложения: какие активы будут проданы, какие издержки сокращены, чтобы она и дальше могла быть тем, чем должна, — эффективной и устойчивой дойной коровой для нашей страны.

А никак не просьбы о помощи. Тем более, мы знаем, как обычно используется эта помощь. ЖЖ-юзер macos публикует интересный в этом смысле репортаж из Сочи: пустые парковки, пустые рестораны, разбитые унитазы (см. по ссылке).

Перспективы гражданского сопротивления никто уже даже не обсуждает. Эффект от пикетов за «федерализацию Сибири», прошедших в воскресенье в Новосибирске, был столь ничтожен, что анализ, проведенный Колонелем Кассадом, кажется в целом верным – если абстрагироваться от его глубокой убежденности в том, что вся затея – дело рук СБУ: Задумка была простая, устроить в Сибири хоть какой-то движ, организовать на Украине "акцию солидарности" и все это прокрутить по ТВ. Понятное дело, что реального сибирского сепаратизма тут с гулькин нос, основные задачи носили сугубо информационный характер.

Но даже с этими задачами СБУ не справилось, "сепаратисты в Сибири" подвели своим малым количеством, в результате чего российские власти милостиво позволили провести "митинг за федерализацию" а потом вдоволь оттоптались на тех полутора калеках, которые туда пришли. В результате, СБУ добилась ровного обратного эффекта, так как российская пропаганда получила возможность практически за бесплатно показывать, что весь этот "сибирский сепаратизм" чушь собачья, так как даже на митинги Лимонова на Триумфальной больше народу ходит,

В целом, этот провал СБУ тем более странен, что казалось бы есть известная своей беспроигрышностью тема в узких националистических кругах "Хватит кормить Кавказ" и с точки зрения организации информационной атаки, это направление более выгодно и обещает больше медийных перспектив, учитывая, что среди российских ультра-правых есть сторонники происходящего на Украине. Тем не менее, СБУ проигнорировала эту хлебную тему и впряглась в заведомо провальное предприятие, которое на наших глазах с позором провалилась, лишний раз подчеркнув очевидные проблемы с компетентностью данной организации. А ведь на это мероприятие по информационному обеспечению наверняка выделялся неплохой бюджет, на такое чувство большую часть денег распилил где-угодно, но только не на фронте борьбы за "федерализацию Сибири".

Касательно же вопросов о том, что Сибирь может отделится, то это на мой взгляд возможно лишь при полной деструкции государственной власти в РФ, что естественно затронет не только Сибирь, но и другие регионы.

Но вернемся в Замоскворецкий суд:

И общая сводка:

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG