Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Качество жизни людей с ограниченными возможностями в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская. Гости студии - руководитель общественной организации инвалидов за независимую жизнь "Мы вместе" Юрий Кузнецов и координатор проекта петербургского бюро Совета министров Северных стран Павел Семенов.



Татьяна Валович: В соответствии с решением третьего саммита глав государств и правительств Совета Европы, следующее десятилетие в социальной сфере должно быть посвящено максимальной интеграции людей с ограниченными возможностями в жизнь общества. Россия, являющаяся членом Совета Европы, также обязана будет выполнять этот план, и начнет его реализацию с 2007 года. Об этом заявил министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов в Петербурге, где по инициативе Совета министров Северных стран прошла общеевропейская конференция под названием «Улучшение качества жизни инвалидов в Европе: доступность, эффективность, новые подходы».



Татьяна Вольтская : Европейская конференция в Петербурге приняла декларацию, в которой было объявлено о начале осуществления плана действий Совета Европы по реабилитации и интеграции людей с ограниченными возможностями на 2006-2015 годы. Этот план направлен не только на улучшение качества жизни, но и на интеграцию этих людей в жизнь общества, устранение дискриминации и укрепление равных возможностей. В декларации говорится о том, что национальные законодательства стран-участников Совета Европы должны запрещать дискриминацию в отношении людей с ограниченными возможностями, что дети-инвалиды должны посещать обычные школы, тем самым имея возможность оставаться в своих семьях, а также, что социальная среда, информационная и производственная инфраструктура должны быть приспособлены для людей с ограниченными возможностями. Говорит пресс-секретарь петербургского Комитета по труду и социальной защите населения Екатерина Майборода.



Екатерина Майборода : Эта декларация, которая многим кажется достаточно абстрактной вещью, и послужит для того, чтобы в частности правительство Санкт-Петербурга по-другому немножко взглянуло на эту проблему. Доступная среда для инвалидов и в частности строительство новых объектов без учета прав инвалидов - это, к сожалению, не только забота Комитета по труду и соцзащите населения, это строители, они должны согласовывать планы.



Татьяна Вольтская : И соответствующие законы в России есть, но их исполнение не контролируется, поэтому даже новые объекты строятся так, что они остаются недоступными для инвалидов.



Екатерина Майборода : Та же станция метро "Достоевская", новый объект. Там есть пандус на въезд на станцию, а дальше нет ничего, дальше три марша лестницы, которая непреодолима. Новый объект станция метро "Комендантский проспект". Там наоборот, с эскалатора когда выходишь, можно пройти по пандусу, а наверх огромный марш, который непреодолим нормальным человеком, не то, что там мамочке с коляской или инвалидам.



Татьяна Вольтская: Есть надежды на социальное такси, которое должно заработать в Петербурге в конце года, но вряд ли этих машин хватит на всех, ведь инвалидов в городе сегодня более 700 тысяч. Для улучшения ситуации, говорится в декларации, принятой на конференции, государственные органы должны сотрудничать с частными компаниями и неправительственными организациями.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях участник прошедшей конференции, руководитель общественной организации инвалидов за независимую жизнь "Мы вместе" Юрий Кузнецов. Юрий, доброе утро.



Юрий Кузнецов: Доброе утро.



Татьяна Валович: И координатор проекта петербургского бюро Совета министров Северных стран Павел Семенов. Павел, здравствуйте.



Павел Семенов: Здравствуйте.



Татьяна Валович: Мой первый вопрос Юрию, как участнику конференции. Во-первых, сначала меня просто как человека поразило: конференция называется и была посвящена улучшению жизни инвалидов в Европе. Россия тоже должна выполнять этот план. Но Россия, она расположена и в Европе, и в Азии. Так что же, на половине России будет одна выполняться эта декларация, а а что там в Азии, во Владивостоке. Вот эту тему вы не поднимали на конференции? Не спрашивали ни у кого?



Юрий Кузнецов: Я думаю, что до этого просто никто не додумался, вот так интересно подумать. Но думаю, что для большинства европейцев Россия - это целиком вся Европа. Я думаю, что это так.



Татьяна Валович: В каком качестве вы принимали участие в этой конференции?



Юрий Кузнецов: Как представитель независимых, непредставительных организаций.



Татьяна Валович: И что именно, что конкретно вам было дозволено, если так можно выразиться, потому что я знаю, каково отношение. Обычно, приглашая на такие, высокого уровня совещания, когда присутствуют первые лица государства, то действительно иногда приглашают, как свадебных генералов, уж извините меня за такое сравнение. Но вы же тоже понимаете, какое отношение действительно в России к организациям для людей с ограниченными возможностями.



Юрий Кузнецов: Татьяна, хороший вопрос. Мы действительно были приглашены как слушатели этой конференции, но мы это заранее знали и поэтому немного подготовились. Мы решили выпустить специальный номер нашей газеты на английском языке, где было напечатано обращение нашего главного редактора, как бы суммированное, от имени нас всех, которую могли взять участники конференции с собой. Вот таким образом мы нашли способ, как донести свою точку зрения до участников и гостей конференции.



Татьяна Валович: А была ли у вас возможность другая, то есть выступить, например, перед собравшимися с каким-то минимальным докладом, чтобы описать ту ситуацию, которая происходит в России?



Юрий Кузнецов: Непосредственно на конференции это были только рабочие группы в первый день во второй половине дня, но надо заметить, что комиссар Совета Европы по правам человека, он приехал заранее и он устроил встречу с небольшим количеством общественных организаций в Институте раннего вмешательства, где он слушал нас почти пять часов. Так что была возможность до него донести некоторые наши суждения. И он в своем докладе на следующий день на конференции кое-что даже цитировал.



Татьяна Валович: У нас уже есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Добрый день. Константин Иванович. Инвалиды же не только безногие есть. У меня такое впечатление складывается, что только об этом говорят, что инвалиды ограничены в движении. А вот у меня заболевание по сердцу и очень много лет, очень тяжело просто жить. А работать, вообще я не представляю - как бы я должен работать по новым законам - я вообще это не представляю. То есть малейшая нагрузка, вынужден уже лежать, отдыхать и так далее. Но это почему-то никто не учитывает.



Юрий Кузнецов: Дело в том, что, почему в основном говорится о людях с нарушениями передвижения, потому что это наиболее сложная категория инвалидности. Если удобная инфраструктура будет для людей с особенностями в передвижении, она удобна будет большинству и других. Вот почему так много говорится. В вашем случае особые условия труда, может быть что-то удастся подобрать в службе занятости.



Татьяна Валович: Та декларация действительно не станет абстрактной вещью, которую собрались, обсудили и, можно сказать, забыли.



Юрий Кузнецов: Думаю, что тот факт, что конференция проходила в России и в Петербурге, не позволит, мне кажется, нашим властям это заболтать и забыть. Дело все в том, что в Совете Европы принято называть декларации по имени города, где она проходила. Эта декларация будет Санкт-Петербургская декларация, первая в истории Совета Европы. И поэтому на наш город и на Россию ложится такая моральная дополнительная ответственность.



Татьяна Валович: У меня вопрос к Павлу Семенову, который представляет Петербургское бюро Совета министров Северных стран. Прошедшая конференция была как раз проведена по инициативе Совета министров Северных стран. Во-первых, несколько коротко, кто же входит в Совет министров Северных стран? И каков интерес к тому, что происходит в Петербурге, почему открылось бюро, как давно и какие, может быть, уже проекты есть?



Павел Семенов: Совет министров Северных стран представляет собой межправительственную организацию, которая действует на уровне Совета министерств пяти стран Северной Европы. Это Финляндия, Дания, Норвегия, Исландия и Швеция. Соответственно, поскольку территория Россия является приграничной, соответственно, у Совета министров Северных стран есть интересы и в России, в частности в северо-западном регионе России. С этой целью была создана наша организация, то есть ее филиал, который называется "Информационное бюро", находится в Санкт-Петербурге, а также три региональных подразделения в Петрозаводске, Архангельске и Мурманске.



Татьяна Валович: Какие проекты уже были проведены или планируются в ближайшее время?



Павел Семенов: Мы действуем уже в течение 10 лет на территории северо-запада России, и социальное направление в числе прочих других является одним из приоритетных. В этой сфере в странах Северной Европы накоплен уже значительный опыт, который предполагается распространить на эту зону, то есть на северо-запад России.



Татьяна Валович: А что составляет основную вашу деятельность? Совет министров Северных стран выделяет какие-то деньги для проведения конкретных задач, проектов на территории Петербурга, северо-запада?



Павел Семенов: Одной из приоритетных задач является распространение северного опыта. Как многие уже знают, и история показывает, что социальная сфера является приоритетной в Северной Европе, соответственно, накоплен значительный опыт, который может быть применен на северо-западе России. С этой целью выдвигается, во-первых, сама идея в виде какой-то программы, но, естественно, какие-то фонды тоже для этих целей могут быть созданы.



Татьяна Валович: Юрий, я знаю, что в вашем выступлении вы как раз отмечали, что достаточно много действительно информации и, в общем-то, масса брошюр. Вот этот опыт - это все хорошо. А как же до реализации-то доходит.



Юрий Кузнецов: Безусловно, есть и процент реализации. Но мы хотели обратить внимание конференции. Кстати, это отметил и комиссар по правам человека, он бы очень хотел, чтобы эта конференция была как можно более практической. Вот она приняла политическую декларацию, а дальше должно двигать наше правительство все вперед. И надеюсь, что через 10 лет нам не придется вспомнить о том, о чем мы говорили комиссару Совета Европы, что брошюры, советы и так далее, а спасение утопающих останется делом рук самих утопающих.



Татьяна Валович: Юрий, и все-таки к практическому воплощению. Например, ваша организация тоже существует, можно сказать, на гранты. Как легко получить такие гранты?



Юрий Кузнецов: Гранты получать на самом деле далеко не просто и можно даже сказать, сложно. Потому что сам процесс сбора бумаг и документов требует практически наема дополнительной рабочей силы, чтобы это все описать, подготовить и собрать. А есть такие вот проекты, как наш информационный, где мы делаем газету, у нас делает небольшое количество основной команды, это 4 человека, все остальное - это приглашенные люди. Сами понимаете, вчетвером делать газету плюс еще отслеживать гранты - это весьма проблематичная ситуация.



Татьяна Валович: Павел, мне бы хотелось, чтобы вы сказали конкретно, координатор какого проекта вы являетесь? Что будет в ближайшие дни или месяцы делать бюро в Петербурге?



Павел Семенов: Я являюсь координатором социальных проектов, а также проектов в медицинской сфере. Мы имели программы, которые направлены на улучшение жизни конкретных слоев населения, в частности, детей. В числе этих проектов мы имели ряд проектов, которые касаются детей с пороками развития.



Татьяна Валович: С ограниченными возможностями.



Павел Семенов: Да, с ограниченными возможностями. В настоящее время эти проекты как бы прекратили свою деятельность. Однако тематика сохранилась, и будет продолжаться и в последующие годы. Причем для этих целей выделено гораздо больше средств, чем были в предыдущие годы.



Татьяна Валович: А кто участвует в этих проектах конкретно?



Павел Семенов: Подразумевается участие самых различных учреждений, то есть это и правительственные организации и неправительственные организации, общественные организации, конкретные какие-то учреждения.



Татьяна Валович: А каким образом выбираются эти учреждения?



Павел Семенов: Существуют программы, которые имеют определенные рамки тем приоритетной группы, задачи. Соответственно, отбор ведется по соответствию этих проектов вот этим целям, задачам и приоритетным группам.



Татьяна Валович: Конкретно уже выделяется и финансирование, да?



Павел Семенов: Да, конкретное финансирование.



Татьяна Валович: Насколько легко участникам, которые хотели бы получить грант от Совета министров северных стран, подать такую заявку? Я знаю, что у вас на сайте висит, что нужно подавать даже на английском языке. Помогает ли бюро, существующее в Петербурге, в этом заявителям, которые хотели бы поучаствовать?



Павел Семенов: К сожалению, у нас нет в штате переводчиков, которые осуществляют такую помощью. Однако вся остальная процедура достаточно демократичная, в отличие от других организаций, которые предоставляют гранты. Сама процедура предоставления или подачи этой заявки достаточно проста. Само заявление достаточно просто оформлено. Даже люди, которые никогда не имели опыта в получении грантов, они вполне справляются с этим.



Татьяна Валович: А может ли поучаствовать в получении грантов просто одно физическое лицо?



Павел Семенов: Дело в том, что, как я уже говорил, есть определенные цели, задачи и приоритеты направления. Если один человек может как-то объяснить...



Татьяна Валович: Доказать необходимость, да?



Павел Семенов: Доказать необходимость своей идеи, а самое главное и свои возможности в ее реализации, тогда, безусловно, - да. Хотя, на самом деле, достаточно сложно в организационном смысле, мне кажется.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте. Лет 8 назад в одной из передач по телевидению инвалид прогнозировал увеличение числа инвалидов год от года. В связи с этим возникает вопрос, есть ли дома отдыха специальные для инвалидов?



Татьяна Валович: Но прогнозирование увеличения числа численности инвалидов делают не только люди, которые страдают инвалидностью, но и все социальные и медицинские учреждения и не только Петербурга, но и России. Наверное, Юра знает этот вопрос досконально.



Юрий Кузнецов: Насчет дома отдыха специально для инвалидов, должен сказать, что, наверное, вряд ли, но каждое учреждение, где ведется санаторно-курортное лечение, должно за эти 10 лет стать доступным для лиц с ограниченными возможностями.



Татьяна Валович: А то, что касается увеличения числа людей с ограниченными возможностями? Вы тоже включали этот пункт в доклад на конференции.



Юрий Кузнецов: Да, если позволите, я процитирую: "Разумеется, когда-нибудь инвалиды станут полноценной частью общества. Не хочется думать, что это произойдет тогда, когда их станет намного больше. Это не за горами. Процентное соотношение инвалидов к числу здоровых людей с каждым годом растет. Но, может быть, все-таки уже сейчас поймем друг друга. Нам есть чему друг у друга поучиться. Нам стоит идти навстречу друг другу". Вот о чем мы говорили Комиссару Совета Европы.



Татьяна Валович: Хорошо, Юра. Ну вот посмотрите, вот, скажем, Совет министров северных стран за каждую программу прилагает какой-то грант, какие-то деньги. Понятно, что декларация, которая была подписана в Петербурге, останется декларацией, если не будут выделено какое-то финансирование. Об этом что-то говорилось?



Юрий Кузнецов: В последний день в самом последнем докладе на общем пленарном заседании выступал парламентарий из Англии, где он говорил, что именно мы должны обращаться к депутатам местного уровня, депутатам российским с тем, чтобы они принимали такие бюджеты, которые бы финансировали этот план действий. Без денег все наши пожелания останутся просто пожеланиями. На этой конференции присутствовал депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга, с которых мы теперь постараемся не слезть. Многое будет, кстати, зависеть и от нас самих инвалидов. Следующий год - это год выборов. Мы должны сделать так, чтобы наши проблемы были услышаны.



Татьяна Валович: А говорилось ли вообще об участии людей с ограниченными возможностями в политической жизни? Иначе ведь никто лучше не поймет те проблемы, с которыми эти люди сталкиваются.



Юрий Кузнецов: Это замечательный вопрос. В плене действий есть 15 пунктов. И вот первый пункт гласит - участие в политической и общественной жизни страны, участие в культурной жизни, информационной и коммуникационной, образование.



Татьяна Валович: Как вы, со своей точки зрения, оцениваете сейчас возможности этого участия у людей с ограниченными возможностями?



Юрий Кузнецов: Оно минимально. Оно абсолютно минимально. Потому что общество нас пока воспринимает как опекаемых людей, а не как полноценных граждан. Девиз плана действий от инвалида-пациента к полноправному члену общества. Татьяна, я должен сказать, что мы со своей стороны делаем то, что мы можем. Вот уже шестой год существует наша социально-политическая газета. Да, у нее не очень большой тираж, но то, что мы можем со своих страниц сказать, мы пытаемся это делать.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Доброе утро. Я хотел бы назвать такие фамилии, как Алексей Маресьев, Святослав Федоров, Зиновий Герд. Они были физическими инвалидами, но они были настоящими людьми. Вы говорите, что нужно идти в политику и иметь доступ к общественной деятельности. В прошлом году Герои Советского Союза и России, среди них были тяжелые инвалиды, они пытались это сделать. Потому что в законе написано, что им должны предоставлять возможность участвовать в жизни страны. Но ни президент, никто из правительства не вышел и не подтвердил их возможности по закону. Они долго голодали, но потом их все-таки разогнали. Дали какую-то подачку и разогнали.


Я хочу сказать, что многие инвалиды, на самом деле, не инвалиды. Они настоящие люди. Инвалиды - это те, кто и морально, и психически, и какие угодно, которые находятся сейчас у власти, и фактически лишают инвалидов многих вещей. Даже мелкий рублевый пандус и то у них на это денег с таким стабилизационным фондом.



Татьяна Валович: Звонок нашего слушателя лишь иллюстрирует то отношение, которое существует сейчас в России.


Павел, такая организация как "Мы вместе", которую представляет Юрий Кузнецов, могла бы поучаствовать в тех проектах и получить грант от Совета министров Северных стран?



Павел Семенов: Да, безусловно. Я бы хотел отметить те инициативы, которые сейчас выдвигает Совет министров Северных стран. Одна из них является - сбор информации, сбор идей, которые могут улучшить состояние дел в этой сфере. В настоящее время, я знаю, Норвегия выделила определенные фонды для развития и сбора этих самых идей, которые могут быть потом найти применение в конкретных программах. В течение нескольких месяцев это будет осуществляться. Поэтому, конечно, добро пожаловать со всеми начинаниями.



Татьяна Валович: Вы можете помочь проконсультировать, что необходимо, да? Если вот придет Юра к вам на прием в бюро...



Павел Семенов: Что касается формальностей, то - да, безусловно.



Татьяна Валович: Юра, мне бы хотелось продолжить тему об участии в политической жизни. А вы сами не задумывались об этом? Вы очень активный человек. Не хотите поучаствовать и побаллатироваться? У нас вот скоро выборы в Законодательной собрание Петербурга.



Юрий Кузнецов: Я боюсь, что там так много плечистых мужчин, что меня просто никто не заметит. Но, в принципе, можно попробовать. Почему нет?



Татьяна Валович: Какое еще реальное участие у людей, которые объединены общей целью, как-то улучшить качество жизни людей с ограниченными возможностями? Каково ваше отношение сейчас? Понятно, что люди, которые разрабатывают программы, они должны прочувствовать на себе, но сколько я не встречаюсь с чиновниками и спрашивают - а вы пробовали хотя бы раз сесть на коляску и проехаться? Господин Ржаненков обещал, что он сядет и проедет. В плане хотя бы консультаций привлекают людей с ограниченными возможностями, например, тот же Комитет по труду и социальной защите?



Юрий Кузнецов: Я должен сказать, что сегодня как раз было интервью Екатерины Майбороды, пресс-секретаря. Как раз Екатерина Анатольевна очень часто обращается к нам за какими-то консультациями, за какими-то вопросами и советами. Поэтому я могу сказать, что сейчас, с точки зрения, информации с Комитетом очень плодотворные...



Татьяна Валович: А существуют ли какие-то непросто консультации, а программы? Я имею в виду не только вас, например, а каких-то и других членов?



Юрий Кузнецов: У нас просто пока, по всей вероятности, не принят институт советников внештатных, когда бы человек, действительно, давал советы и отвечал за свой совет даже будучи внештатным советником. Просто это пока не прижилось. Кто-то должен сделать первый шаг. Надеюсь, после сегодняшней программы, кто-то возьмет и сделает этот шаг. Так тоже иногда бывает.



Татьяна Валович: Павел, а вы не подскажете, как в северных странах построена социальная политика? Все мы знаем о том, что там она на высоком уровне, но существуют ли такие же консультанты при муниципалитетах?



Павел Семенов: Безусловно, существуют. Существует консультативный совет на самых различных уровнях.



Татьяна Валович: И они уже вырабатывают те рекомендации, которые принимаются в законодательстве?



Павел Семенов: Да, вырабатывают рекомендации.



Татьяна Валович: Я знаю, что в Петербурге еще при губернаторе Яковлеве законодательно было закреплено, что каждый новый строящийся объект, о чем мы уже говорили, должен быть доступен. Но контроля за этим в Петербурге нет. Кто должен контролировать, Юра, на ваш взгляд?



Юрий Кузнецов: На наш взгляд, приемная комиссия - самый главный контролер. Она не должна принимать. Но строители находят три тысячи уловок, чтобы не сдать объект с точки зрения доступности. Комиссия идет на уступки почему-то.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.



Слушатель: Доброе утро. Хотел бы спросить, а как наша оппозиция - СПС, "Яблоко" и другие, которые делают вызов нынешнему руководству, - о вас заботятся? Выступают ли они с какими-то инициативами, или практически оказывают помощь?



Юрий Кузнецов: Они о нас обязательно вспомнят незадолго до выборов, пришлют повесточку, чтобы мы обязательно проголосовали, и пообещают нам чего-нибудь хорошее. Но, как известно, благими намерениями дорога известно куда вымощена.



Татьяна Валович: Я знаю только одного депутата, который достаточно последовательно в Петербургском Законодательном собрании отстаивает хоть какие-то права - это Наталья Евдокимова. Он, по-моему, как раз представитель "Яблоко". Но один в поле не воин, к сожалению. Те проблемы и проекты, которые иногда предлагаются ею, не принимаются другим большинством.



Юрий Кузнецов: Мне кажется, что она просто уже очень устала бороться с ветряными мельницами.



Татьяна Валович: Ваши впечатления, Юрий, от той конференции, которая прошла в Петербурге? Не останется ли все это на бумаге?



Юрий Кузнецов: Думаю, что - нет. Слишком много народа было на этой конференции. Во-вторых, тот факт, что эта декларация об улучшении качества жизни инвалидов все-таки будет побуждать наше правительство что-то делать. Хотелось, чтоб это было не "что-то", а были конкретные результаты.



Татьяна Валович: В России не только два города - Москва и Санкт-Петербург. Что сделать, чтобы эта декларация дошла до всех? Вы же понимаете, что проинспектировать всю Россию Совет Европы не сможет.



Юрий Кузнецов: И тут европейцы сказали, что есть только два института, которые могут сделать это неотвратимым - это пресса и некоммерческие независимые организации. Пресса и эти организации должны сделать так, чтобы у политиков и чиновников завязло в зубах. Поэтому наш с вами эфир - это тоже вклад в это дело.



Татьяна Валович: Да, но как относятся к некоммерческим организациям в России мы тоже знаем. Насколько стоит ей получить какой-то западный грант, и она уже объявляется чуть ли не шпионом. Павел, вам не приходилось сталкиваться с тем, что если какая-то общественная организация получает грант от Совета министров Северных стран, у нее на российском пространстве возникают какие-то проблемы?



Павел Семенов: Я не могу припомнить такого. Безусловно, есть соответствующая отчетность, предоставление документации в налоговые органы. Но о каких-то конкретных притеснения я не слышал.



Татьяна Валович: А как сам Совет министров Северных стран контролирует те деньги, которые отпускаются на гранты?



Павел Семенов: В процессе осуществления проекта собирается определенная информация о результатах. Существует определенная отчетная система, она достаточно проста для оформления.



Татьяна Валович: То есть нет такого, что бедный бухгалтер какой-то небольшой некоммерческой общественной организации занят только тем, что каждый день пишет отчет?



Павел Семенов: Нет.



Татьяна Валович: Этого не требуется?



Павел Семенов: Нет, этого не требуется.



Татьяна Валович: Юрий, как происходит работа с вашими грантами?



Юрий Кузнецов: Я могу сказать, что с Комитетом по печати очень эффективно работается. Никаких таких излишних притеснений нет, чего не скажешь о Комитете по труду и соцзащите. Чтобы там что-то получить и отчитаться, это просто надо нанимать в штат дополнительных работников.



Татьяна Валович: Ваши ближайшие задачи после конференции?



Юрий Кузнецов: Будем об этом писать, говорить, думать с друзьями, где бы мы могли принять участие. Надо поискать свое место, и точно знать, что ты можешь и потихонечку двигать.



Татьяна Валович: Насколько вообще способ общения и способ информации, который существует в Петербурге, позволяет быть интегрированными людям с ограниченными возможностями в общественную жизнь?



Юрий Кузнецов: Пока не очень. Потому что у нас дорогие услуги Интернета. А без высокоскоростного Интернета мало, что можно.



Татьяна Валович: Что касается каких-то программ обучающих для детей, чтобы ребенок не чувствовал себя изгоем, как это происходило на протяжении многих и многих десятилетий в России?



Юрий Кузнецов: Тут мы выбрали для себя деятельность. Мы как бы занимаемся средствами массовой информации. Это не совсем наша деятельность.



Татьяна Валович: А привлекать тех же ребят для того, чтобы описывать какие-то свои впечатления?



Юрий Кузнецов: Ну это, безусловно. Это мы привлекаем. У нас есть замечательный сайт.



Татьяна Валович: Насколько откликаются ребята для того, чтобы публиковать свои какие-то впечатления или произведения?



Юрий Кузнецов: Откликаются, откликаются.



Татьяна Валович: Как происходит общение?



Юрий Кузнецов: Главный редактор сидит в Интернете, списывается, читает, общается. У нее много времени уходит в день для того, чтобы посетить сайт и отсмотреть, что там сегодня происходит.



Татьяна Валович: Павел, какие конкретно программы этой осенью будут патронировать Совет министров Северных стран в Петербурге?



Павел Семенов: Она больше направлена на целевую группу, которая подразумевает детей с ограниченными возможностями и их родителей. Дело в том, что существует проблема. Чтобы ребенка оставить дома, а не отдавать в специализированные учреждения, нужны определенные жертвы со стороны родителей. Вот эта конкретная программа подразумевает оказание помощи таким семьям, которые хотели бы иметь ребенка в домашних условиях и воспитывать его.



Татьяна Валович: Каким образом? Вы предоставляете сиделку или какие-то другие возможности?



Павел Семенов: В данном случае, программа направлена на развитие каких-то инициатив, которые могут обеспечить более масштабное вовлечение таких людей.




XS
SM
MD
LG