Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парашютисты в суде. 21 августа 1968 г. Пейзаж после битвы: Россия, Украина, Новороссия. Один вопрос к «Ив-Роше». Эдичка+Андрюша

Лайвблог о дискуссиях в сети


19:05 21.8.2014
Ольга Серебряная

21 августа 1968 г. Борис Дубин: «Россия вытесняет проблемы». Парашютисты в суде. Каратели хунты из ОАО МОЭСК

Рустем Адагамов выступил сегодня с лекцией: В два часа ночи 21 августа 1968 г. советский пассажирский самолет Ан-24 запросил аварийную посадку в пражском аэропорту Рузине. Диспетчеры дали добро, самолет приземлился, из него высадились военнослужащие 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцированной в Каунасе. Десантники под угрозой применения оружия захватили все объекты аэродрома и начали прием транспортных самолет Ан-12 с подразделениями десантников и военной техникой. Транспортные Ан-12 садились на полосу каждые 30 секунд. Так началась тщательно разработанная СССР операция по оккупации Чехословакии и закончилась т.н. «Пражская весна» — процесс демократических реформ, проводимых компартией Чехословакии под руководством Александра Дубчека.

В операции по захвату Чехословакии, которая получила название «Дунай», участвовали армии четырех социалистических стран: СССР, Польши, Венгрии и Болгарии. Армия ГДР тоже должна была войти на территорию Чехословакии, но в последний момент советское руководство побоялось аналогии с 1939 г. и немцы границу не пересекли. Основной ударной силой группировки войск стран Варшавского договора стала Советская Армия — это были 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, общей численностью по разным данным от 170 до 240 тысяч человек. Одних только танков было задействовано около 5000. Были созданы два фронта — Прикарпатский и Центральный, а численность объединенной группировки войск достигала полумиллиона военнослужащих. Вторжение было по обычной советской привычке преподнесено, как помощь братскому чехословацкому народу в борьбе с контрреволюцией.

По ссылке – много фотографий. Много их сегодня и в твиттере – параллели понятны:

Андрей Плахов задает наивный вопрос: Интересно, вторжение в Чехословакию тоже будет пересматриваться в свете новой российской политики?

Наивный, потому что организация ветеранов пражского вторжения еще в прошлом году требовала признать за ними статус «воинов-интернационалистов».

Тома Шевлякова: Правильно, никакого вторжения не было - исключительно увеселительная прогулка, из которой двое моих кёнигских соклассников вернулись в цинковых гробах (инвективная лексика)...

Zdeněk Okůnek: Malo-kto umeet sebe predstavit, kakaya travma dlia chekhov i slovakov byla posle 1945 goda okkupaciya 1968 goda. Samyi blizkii drug udaril nozhom v spinu! Pomniu moego papu, kotoryi pisal:"Stalin, prosnis, Brezhnev soshol s uma"... Net khuzhe, prostite menia, rossiiskogo imperializma i shovinizma! Istoriya eto tolko podtverzhdaet! Segodnia v Prage otkryvaem vystavku Yaroslava Gorbanevskogo pod lozungom:"ZA VASHU I NASHU SVOBODU!"

Дмитрий Ольшанский сегодня силен в математике: Каждое 21 августа я слышу ритуальные стоны интеллигенции по поводу советского вторжения в Чехословакию.

Погибло во время этого вторжения с чешской стороны 108 человек.

В это же время происходило американское вторжение во Вьетнам.

Погибло во время этого вторжения с вьетнамской стороны 3 миллиона человек.

Угадайте, где был кровавый тоталитаризм, незабудемнепростим, а где - так, историческая частность, о котором и помнить незачем?

Сердечно желаем ему самому побыть исторической частностью лет хотя бы двадцать. Можно даже без психушек и отсидок. И даже без эмиграции, о которой вспоминает Александр Морозов: Сегодня день вторжения в Чехословакию. А у меня это наложилось на размышления о недавнем разговоре с Рефатом Чубаровым. Он проезжал тут мимо на конференцию в Ригу. В Крым ему ФСБшники въезд закрыли. И вот беседуя с ним я думал: "и что теперь? эти крымско-татарские гуманитарии будут сидеть 20 лет в Мюнхене - как чехи после 1968 года? И чем это должно кончиться - в исторической, так сказать, перспективе?"...

Неожиданный мостик между темой чехословацкого вторжения и воспоминаниями о Борисе Дубине, которыми полнится сегодня сеть, создает вот этот рассказ Инны Булкиной: Вдруг вспомнилась (видимо, по какой-то политической симметрии) одна из киевских встреч с БВ, кажется в тот раз он приезжал на очередной семинар, организованный "Критикой". Мне кажется, это было сразу после "оранжевой революции", или незадолго...

В общем, БВ позвали в тот раз на 5-й канал. БВ всегда звали во все телевизоры, он был безотказен, и последний раз, когда мы виделись во Львове, его тоже без конца куда-то выдергивали, но в тот раз на 5-м была особь статья. Это была какая-то передача Скрыпина. Скрыпин, кто понимает, человек не самый приятный. Агрессивный и напыщенный, и что характерно, он понятия не имел, с кем ему пришлось разговаривать. Видимо, ему подсунули информативку, и у него на лице было написано: нах мне тут привели этого непонятного гостя из Москвы? Что за ком с горы? Он разговаривал через губу, изо всех сил показывая, как ему неприятно говорить по-русски, однако ж он это делает, и БВ вдруг просто ему сказал: если вам сложно, говорите по-украински, я все понимаю. Скрыпин слегка смутился, но потом набрал воздуху и стал рассказывать БВ про Россию - то, что он про нее думает. Я не знаю, на что он рассчитывал, но в ответ БВ тоже ему рассказал про Россию. Это было ровно как у Чацкого: Я правду об тебе порасскажу такую, Что хуже всякой лжи... Скрыпин изменился в лице. Он явно был не готов к такому повороту, он никогда раньше таких гостей из Москвы не встречал, да и вообще, похоже, был не в курсе, что люди разные бывают, даже в Москве. Опять же, БВ ведь не собирался ничего ему доказывать и не воспринимал этот разговор в жанре "кто кого" (чем, собственно, нормальный человек отличается от журналиста). В общем, Скрыпин растерялся. И от неожиданности он вдруг спросил БВ:

- Но как же вы это... А вы патриот?

- Да, - просто ответил БВ.

Об Украине и будущем России идет речь и в интервью, которое весной этого года взяла у Бориса Дубина Мария Шубина – сегодня его впервые публикует «Кольта»:

Предстоит экономический крах. С политическим отрезвлением сложнее, поскольку никакой другой политики, кроме кремлевской, нет, а у культурной общественности — полная растерянность. Самое главное — происходит процесс разложения социума. Раньше мне казалось, что все-таки в России есть какие-то уровни существования коллективного, которые не затронул процесс распада. Но сегодня я думаю, что нет угла, не затронутого этим распадом. Здравые, казалось бы, люди готовы верить совершенно немыслимым глупостям, отстаивать мнение, которое они никогда в жизни не считали своим, впадать в раж, терять голову и способность к критическому мышлению. Не говоря уже о потере человеческой солидарности, желания понять другого. Теоретически мы думали, что это состояние привычности, бессилия, общего неучастия, раздробленности, размазанности, рассеянности будет приводить к гниению и загниванию строя. Но оказалось, что можно быстро перевести его в состояние экстраординарности, очень свойственное России. Чрезвычайность — это мощное орудие власти, которая другими способами не может воздействовать на население.

И вот это, собственно, мне кажется самым серьезным. Мы наблюдаем, как Россия вытесняет проблемы, сдвигает, смещает на другие регионы, на других людей, ища в ком-то врагов, а в ком-то — материал, из которого можно лепить все, что нужно. Я думаю, что Украина выплывет из нынешней ситуации, но не уверен, что выплывет Россия. Она — настоящая жертва, причем жертва, которую совершенно не хочется жалеть после того, какой выбор сделала подавляющая часть населения. Так что им самим — нам — распутывать весь клубок проблем и нести всю тяжесть расплаты за принятые сейчас решения. <…>

Я буду продолжать делать то, что я делал, и по возможности вместе с людьми, с которыми я это раньше делал. Но я впервые в жизни задумался о том, что, может быть, молодым людям надо уезжать. Ситуация сильнейшим образом скажется на их жизни — духовной, душевной, умственной, деятельной и будет иметь самые серьезные последствия, от медицинских до гражданских.

Отраженный в последнем абзаце парадокс жизни Бориса Дубина подробно описывает Сергей Козлов – его некролог тоже опубликован на «Кольте»: Человек-институт, человек-посредник, Дубин был неутомимым просветителем. И тут мы подходим к замечательному противоречию. Эта неустанная просветительская работа находилась в поразительном диссонансе с безнадежностью дубинского взгляда на Россию как на страну несостоявшейся модернизации. Пессимизм этот запечатлелся в массе статей, докладов и интервью Дубина: в сущности, эта безнадежная мысль о России составляет лейтмотив текстов Дубина. Мы привыкли считать, что культуртрегерство неразрывно связано если не с верой в будущее, то, по крайней мере, с надеждой на будущее, со ставкой на будущее – короче, с культурно-историческим оптимизмом (пусть и сколь угодно ненаивным). В случае Дубина перед нами – неутомимая работа на благо России и русского языка, основанная на чувстве безнадежности. Перед нами безнадежность как побудительный мотив конструктивного социального действия. Возможно ли такое? Да. Здесь можно вспомнить донесенное до нас мемуаристами знаменитое изречение Пунина: «Главное – не теряйте отчаяния». Можно вспомнить Киркегора и Камю. А можно вспомнить формулу Дубина: «Жить невозможным». Так Дубин озаглавил свой некролог Вадиму Козовому. Сегодня мне слышится в этой формуле девиз всей жизни самого Бориса Дубина.

Хотя, в сущности, ничего другого и не остается. Вот подборка новостей вечера:

Ольга Романова: Внимание. Сегодня ребят с высотки будут арестовывать в Таганском суде Москвы. Материалы дела прибыли, ребят везут.

Выяснились обстоятельства покраски вышки электропередач в цвета украинского флага – эти же цвета оказались корпоративными цветами ОАО МОЭСК, только там должен был быть еще белый, но рабочие пожалели белой краски.

И вот такое напоминание о первом болотном деле:

Парашютистов, всех четверых, отправили под домашний арест.

17:41 21.8.2014
Ольга Серебряная

Кровопотери Гиркина. Украинизация вышек электропередач. Гумконвой. Россия, Украина, Новороссия – что дальше?

Как будто бы выяснилась судьба Стрелкова, который Игорь Иванович, то есть Гиркина. Заместитель командира батальона «Азов» Ярослав Гончар написал в фб: Сорока на хвосте принесла (не проверено): Гиркинд таки ранен. В результате стычки с Захерченко. Сейчас не лечении в Ростове. Нет пальца на руке и дырка в ноге. Как бы там ни было, а Хутин Пуй!!!

В комментариях журналист Артем Шевченко как будто бы подтверждает: Подтверждаю - именно таков характер ранений Гиркина. Кровопотеря большая.

И потом еще дополнительно поясняет: Выстрел в ногу из пистолета - традиционный метод бандитского наказания из-за неприязненных отношений: ранение противника обездвиживает, но в то же время сохраняет жизнь. Таким образом стреляющий как бы показывает жертве ее место и реально выводит ее из игры. Вполне допускаю, что Захарченко мог залепить "егоблагородию" в бедро, дескать, кто ты такой здесь, мы местные тут командуем.

С этими новостями «егоблагородию» поправляться вряд ли будет легче:

Вот еще и Ольшанский прописал Гиркину трудную, невкусную диету:

ПУТИН (стоит с ложечкой). Иди сюда! Иди-иди поближе! На, съешь.

РУССКИЙ ОПОЛЧЕНЕЦ (недоверчиво). А что там?

ПУТИН (дружелюбно) Ешь-ешь!

Ополченец ест. Морщится. Плюется.

РУССКИЙ ОПОЛЧЕНЕЦ (со страданием). Это же Украина!

ПУТИН (улыбаясь). Конечно. Вот, на еще! (достает огромную банку, которую прятал за спиной).

РУССКИЙ ОПОЛЧЕНЕЦ. Я не хочу Украину!

ПУТИН (с укоризной). А надо.

РУССКИЙ ОПОЛЧЕНЕЦ. Зачем мне Украина? Я же русский!

ПУТИН (недоуменно). Какой такой русский? Приснилось тебе. Ты - украинский воин-освободитель. Антифашист. Давай ешь еще (берет ополченца за шиворот и толкает к банке).

РУССКИЙ ОПОЛЧЕНЕЦ (с ненавистью пытаясь проглотить еще ложку). Русский я! Коля меня зовут!

ПУТИН (ласково). Ешь, Мыкола дорогой, ешь. Тебе сильным надо быть, тебе ридну нэньку защищать надо.

Русский ополченец плачет, но ест.

Плачет, но ест.

УКРАИНСКИЙ ОПОЛЧЕНЕЦ-АНТИФАШИСТ. Дякую, Володимир Володимирович!

Путин. Вот, так-то лучше.

А "слив Новороссии" тем временем продолжается в Москве (если верить конспирологической версии Крылова):

Или даже так:

Тем временем гуманитарный конвой, сократившийся с момента своего выхода из Подмосковья до «гумконвоя», как будто бы пускают на Украину. Репортаж Тимура Олевского на эту тему публикует сегодня «Кольта»: Назвать колонну белых «КамАЗов» конвоем и отправить на Украину — идея могла прийти в голову только человеку, который что-то подобное уже видел. Мне кажется, выдумать белые «КамАЗы» просто невозможно, не хватит белого порошка. И тут, конечно, на память приходит Крым. Россия покоряла Крым на «КамАЗах». Новенькие одинаковые зеленые «КамАЗы» стали таким же символом покорения полуострова, как и пресловутые зеленые человечки. Те «КамАЗы» на фоне дряхлой украинской техники были гламурной рекламой России. Работали на контраст. Белые «КамАЗы» стали их творческим продолжением. Не случайно украинские силовики, с которыми я говорил, утверждают, что придумал гуманитарный конвой и предложил нашему президенту Сергей Аксенов, и.о. начальника Крыма.

К встрече с колонной грузовиков я готовился, смотрел фотографии, но все равно удивился: площадка размером с футбольное поле, уставленная рядами одинаковых машин, в свете заходящего солнца. Машины стоят по-военному, ровными прямоугольниками, девять батальонов по тридцать три грузовика в каждом. <…>

Почти триста машин — это не только фуры, хотя их и большинство; вместе с ними в конвое приехали белые тягачи-технички с запасом автомобильного масла, белые бензовозы и белая машина с питьевой водой. Сзади из крана цистерны отмывал руки еще один безымянный водитель, который объяснил, что траву под машинами сняли с корнем по технике безопасности, чтобы избежать пожара, но погорячились, земля как порох, и выдержать на жаре без навеса трудно. Тентов и палаток там нет. На земле остались следы от бульдозера, который спешно снимал слой грунта, пока «КамАЗы» добирались из Воронежа. Они не должны были сюда приезжать. Гуманитарную помощь ждали в Харьковской области. Украинское МЧС даже разбило лагерь под Волчанском напротив пограничного пункта. Но машины неожиданно изменили маршрут. Из-за этого появились слухи, что российские спецслужбы в последний момент узнали о том, что на украинской границе установлены скрытые сканеры, которые проверяют содержимое фур, и решили в этом месте границу не пересекать. Версия эта быстро стала новостью в украинских СМИ. При этом по договоренностям Красный Крест все равно должен был бы досмотреть все грузовики. Вместо этого фуры досмотрели мы. Но выборочно и немного смущаясь.

То, что фуры оказались полупустыми, все уже знают. Почему, не ясно. Вот как Олевскому объяснили этот факт украинские офицеры: Есть подозрение, что «КамАЗы» везли много оружия, а когда стало понятно, что их не пропустят без досмотра, груз спешно извлекли, а оставшиеся продукты распределили. Свои догадки они объясняют тем, что колонна под Воронежем разделялась на две части и стояла на территории военного аэродрома. Вот тогда-то и разгрузили, уверяли меня они. Проверить это, кажется, невозможно, но даже если отбросить довольно спорную версию о военном грузе, остается пространство для спекуляций.

Эффект, достигнутый этим предприятием исчерпывающе описывается в одном абзаце: В любом случае гуманитарный конвой оказался беспроигрышной затеей. Он на несколько дней отвлек внимание журналистов от всего, что происходит на границе и в самой зоне антитеррористической операции. В случае отказа украинских властей пропустить машины Россия всегда может сказать, что проклятая хунта хочет заморить голодом жителей Донбасса. И в первую очередь это будут рассказывать боевики самим жителям Донбасса, и так пребывающим в несколько измененном состоянии сознания из-за телевизора, который работает в перерывах между обстрелами, когда есть свет.

Но в российских медиа эффект «гумконвоя» уже мало кого интересует – интересно, скорее, как скажется война на Донбассе на российской, украинской и международной политике. Свежий Кашин на «Слоне» объясняет, что Россия после всего случившегося не изменится никак. Потому что она уже изменилась: Не посылается чудо тем, кто не силится ему навстречу. Плановое удушение гражданских свобод, продолжающееся в нынешнем виде с весны 2012 года, идет строго по графику, без задержек и опережений. Вынесены новые приговоры по «болотному делу». Прохоров продает РБК. Закрыли «Макдоналдс» на Пушкинской. На всякий случай еще раз высмеяли Медведева, взломав его твиттер. Статусные либеральные интеллигенты заученно говорят, что им стыдно. Менее статусные пытаются выяснить, что изменилось после Донбасса, но не приходят ни к каким выводам, кроме совсем анекдотических («Донбасс поссорил либералов с националистами», – ага, как будто до Донбасса их было не вырвать из объятий друг друга). Партия Лимонова отказалась от лозунга «Россия без Путина». Александра Дугина впервые за двадцать лет стали цитировать всерьез. Что еще? Ах да, Крым. Он наш. Наш примерно в той же степени, в какой вся остальная Россия, – то есть крайне условно и символически: власть никак не зависит от избирателей, расходование государственных денег происходит без участия рядовых налогоплательщиков, суды и правоохранительная система существуют совсем не для того, чтобы защищать граждан, то есть путинское корпоративистское государство по итогам кризиса осталось точно таким же, каким оно было полгода назад.

Самый печальный итог «русской весны» – сотни погибших, а на втором месте вот это: все осталось по-прежнему и, видимо, будет оставаться еще долго.

Все так, вторит Кашину на том же «Слоне» Григорий Голосов, но Путин все равно всех переиграл. Потому что то, что Кашин называет нулевыми изменениями, на самом деле величайшая победа «Фортунато Путина»: Начну с малого. Конечно, любознательным россиянам захочется получить какое-то объяснение по поводу украинских дел. Такое объяснение уже заготовлено и предварительно обкатывается на телевидении. Сюда же относится нынешний всплеск активности на украинских фронтах. Люди, которые в ближайшие дни отдадут там свои жизни, сделают это напрасно только в широкой исторической ретроспективе, а с точки зрения текущих интересов Путина их смерть будет вполне осмысленной.

Дело в том, что чем кровопролитнее будут бои в Донецкой и Луганской областях, тем больше шансов, что Киев даст слабину и согласится-таки на то, чтобы власть в этих двух регионах отошла к каким-то доверенным лицам Путина. Тогда основные имеющиеся там бизнес-активы останутся у прежних хозяев, а чиновничий класс будет состоять из бывших людей Януковича. Вероятность такого решения остается достаточно высокой, и именно об этом, очевидно, Путин попытается договориться с Порошенко на предстоящей встрече. Шансы на достижение договоренности есть. В каком-то смысле она соответствовала бы долгосрочным интересам самого украинского президента.

Разумеется, компромисс такого рода положит немедленный и окончательный конец «народным республикам». <…> Но обо всем этом российскому телезрителю расскажут крайне скупо. Да и не сразу оно так устаканится. Зато сразу – и щедро – расскажут о том, что миротворческие усилия Путина увенчались-таки успехом, кровопролитие остановлено, гуманитарная катастрофа предотвращена. А Крым-то чей? Наш. К тому же западным интриганам не удалось втянуть Россию в пучину войны, что, конечно же, само по себе приятно, ибо при всей своей любви к территориальным приобретениям войны россияне боятся. Вопросы есть? Думаю, нет. После этого Украина останется в российском телевизоре только как повод в очередной раз поведать о том, до каких бед может довести благополучную в общем-то страну покушение на законную власть. В России, к счастью для Путина, такой угрозы больше нет.

И дальше следует перечисление всего того, что уже перечислил Кашин: экономика разваливается, потому что Запад мешается со своими санкциями, оппозиция превращена в горстку жалких диссидентов, просиживающих штаны под домашним (или не домашним) арестом, а единственная возможная причина ухода Путина – это смерть. Но жить он планирует долго. Твиты вроде этих по телевизору не показывают:

Иван Курилла: Звучит пессимистично, - но-таки я не вижу сегодня устойчивости в этой схеме; последние несколько месяцев страна живет в чрезвычайных мерах, - и мне кажется, начинает от них уставать. И я, соглашаясь с Григорием, не могу себе представить продолжение нынешнего состояния еще даже на пару лет. Дело в том, что для схлопывания наличие точек самоорганизации вовсе не обязательно.

Сочетание полного разрушения институтов с перенапряжением системы плохо, - потому что без общественной самоорганизации коллапс системы завалит очень многих. Но - движемся мы все же к коллапсу. (вот не пойму, это я как оптимист или как пессимист высказался?)

С будущим Украины все куда печальнее. Страшные беды прогнозирует Аркадий Бабченко – на «Кольте.ру» он объясняет, как задержание фотожурналиста Андрея Стенина в конечном итоге заведет Украину в тот же тупик, в котором пребывает сейчас Россия: Три месяца этой ублюдочной захватнической войны все-таки привели к самому страшному результату. Украинское общество психологически стало готово к расправам. Оно готово признать их допустимость.

Но дело в том, что на территории, где это происходит, закон — за очень короткие сроки, за год-два — перестает существовать. <…>

Закон перестанет существовать не только для врагов. Он перестанет существовать для всех. Прежде всего — для самих себя. Общество, которое согласилось с презумпцией виновности, коллективной ответственностью, внеправовыми методами, не откажется от них после окончания войны. На эти рельсы легко встать, но с них тяжело слезть. Путинская Россия тоже началась именно с Андрея Бабицкого.

Дальше Украину ждут послевоенные проблемы. Вьетнамский синдром вернувшихся из котлов и окружений (а он будет, не надо обольщаться). Начнутся какие-нибудь мутные теракты в метро. Они и сейчас есть, но пока за всем тем ужасом, что происходит на Донбассе, не замечаются. А потом замечены будут. Обязательно. Общество, привыкшее жить на пределе, само подхватит эту тему. А поскольку внешнего врага уже нет, а страх и массовый психоз есть, то они неизбежно будут перенесены на врага внутреннего.

Меры «военной необходимости» будут усилены. Соответственно силовым структурам будет дано больше полномочий. Вырастет уровень насилия по отношению к гражданам. Потом какой-то — уже украинский — журналист задастся вопросом, что что-то здесь не так. И общество будет готово уже к расправе над ним — пособником террористов. Потом будут приняты нужные кому-нибудь законы и ограничены гражданские права. Потом начнутся и аресты. А потом… А черт его знает, что потом.

Один из вариантов «путинской» Украины, возможно.

Вам сейчас, после Майдана, это кажется невозможным бредом? Потому что теперь-то уж этого точно не может быть никогда? Поверьте, нам в девяносто первом приход к власти царя-кагэбэшника — всего через восемь лет! — казался не менее фантасмагоричным идиотизмом.

@ReggaeMortis1: Милые украинцы, я очень люблю вас и вашу страну и сильно за вас беспокоюсь. Так что прочтите и поделитесь, пожалуйста. Я не призываю вот сейчас освободить Стенина, но выводы Бабченко очень важны сейчас, их очень надо усвоить, иначе вас в будущем ждет Россия.

Наконец, Василий Гатов на сайте inliberty.ru рисует международный пейзаж после битвы, пытаясь представить то будущее, о котором в России никто сейчас не думает: Будущее место России в европейских системах и условия, которые будут предложены (или продиктованы) ей «после Путина», вряд ли будут комфортными. Образы poor starving babushka, puny drunken chap, которые помогли в начале 90-х избежать тяжелого воспитания международным коллективом, больше работать не будут. Стараниями действующей власти образом, который «управляет» сознанием европейцев и американцев и программирует будущее отношение к России, является прячущий лицо человек с автоматом в форме без знаков различия. Ни babushka, которая никуда не делась, ни chap, который перешел с тормозной жидкости на суррогатную водку, ни милый хипстер из Парка Горького, ни балерина Диана Вишнева, ни фрик-депутат Милонов — только прорезь для глаз в балаклаве. <…>

«Сменщику Путина» — каким бы путем он ни пришел к власти — придется столкнуться с вполне обоснованными требованиями соседей, которые будут простираться от территориальных претензий до особых условий безопасности на границах (демилитаризованные зоны, требования информационной прозрачности вооруженных сил и т.д.). «Сменщику» придется иметь дело с обязательным условием ратификации Энергетической хартии, прямыми и косвенными условиями демонополизации энергетики и создания конкурентных условий на энергетических рынках. Сменщику Путина придется ознакомиться с многими международными конвенциями — потому что он него потребуют дословного соблюдения правил общежития. Хуже того: этот список ему придется угадывать самому, сталкиваясь с холодным отношением соседей и откровенным ледяным презрением дальних участников «забега».

Вероятнее всего, так и будет. Но сейчас в России как никогда актуально вот это:

О годовщине вторжения войск стран Варшавского договора в Чехословакию – в следующем посте.

15:34 21.8.2014
Ольга Серебряная

Кто покрасил звезду? Один вопрос к «Ив-Роше»

Владимир Нестеренко: Про покраску звезды. Вот я и дожил до того, что жовто-блакытный прапор, лично для меня (и таких же, из последнего советского поколения) не означавший ровно НИЧЕГО - ни побед ни поражений ни свершений, стал символом борьбы с превосходящим во всём противником.

Теперь он будет появляться везде, где кипиш и вайдот, вместе с Веселым Роджером и черным знаменем джихада

Меж тем, вопрос о том, кто водрузил флаг и кто покрасил звезду, остается без ответа:

Станислав Яковлев публикует конспект речи Александра Погребова, опубликованного LifeNews, снабжая его собственными краткими пояснениями: – Я задержан за то, что прыгнул с парашютом с высотки. Место я выбрал, потому что оно красивое, – объяснил свои действия один из задержанных, Александр Погребов. – Так совпало [ШТО?], что в момент прыжка [ШТО?] кто-то совершил акт вандализма: испортил шпиль краской и поставил украинский флаг.

- А кто это был? Это было сделано до вас?

- Я думаю [ШТО?] что до нас.

- То есть, когда вы поднялись...

- Это уже было, да. Но мы поднимались чуть ниже и не видели [ШТО?], кто [ВАУ!] там был. Были мысли о прыжке и никто не думал, к чему могут привести эти последствия.

Таким образом, если сложить все эти осколки сознания в некое подобие общей картины, получается, что добродушные бейсеры вышли на средний ярус и приготовились прыгать в тот момент, когда в районе шпиля шаро****ся (копошился) некто неразборчивый. С понятными, надо полагать, целями. Но они не обратили на это беспокойное присутствие никакого внимания, поскольку думали о прыжке.

Мало ли кто шаро****ся (копошится). Кому надо, тот и шаро****ся (копошится). Полетели, пацаны.

Но вот в итоге оказалось, что шаро****ся (копошился) какой-то злокозненный вандал. Вместо которого нас всех по ошибке и повязали.

ПОТОМУ ЧТО БЫВАЮТ В ЖИЗНИ СОВПАДЕНИЯ.

Нет, мои хорошие. Тут не без сатаны.

[Еще один важный момент: если злокозненным вандалом оказался все-таки Мустанг, то почему он не признает свою акцию? Его подвиг сам пан президент в своей речи с особой теплотой и удовольствием отметил, а парень, вместо того, чтобы выйти гордо под софиты и фанфары как новый культурный герой молодой украинской нации - надулся букой, скромничает, отнекивается. Хотя до недавнего времени избыточной застенчивостью не отличался. А если Мустанг в самом деле совершенно ни при чем, то с кого же тогда на этого Мустанга переводят фокус общественного внимания? Даже не припомню вот так сразу, когда мне в последний раз попадался такой замечательный ребус]

Ребус-ребусом, а сроки – сроками:

Тем более, что обвинения в вандализме как-то не вяжутся вот с этим видом заднего фасада «Иллюзиона»:

Словом,

Но Илья Варламов все же находит повод для удивления:

А Константин Крылов, в отличие от многих, знает, кто это сделал и что это значит: Кремль довольно рассчитывал разрешить ситуацию на юго-востоке Украины «как-нибудь так», «келейно». Прекрасным вариантом была бы героическая смерть Стрелкова и его людей, им её почти организовали – но Стрелков умирать отказался. Тогда его попытались оклеветать, для чего привлекли даже старого, проверенного Кургиняна, который в последние годы играет при Путине роль чеканашки для грязной работы. Это тоже не очень-то помогло. В конце концов Стрелкова то ли убили (надеюсь, разговоры о тяжёлом ранении никто не забыл?), либо выкрутили ему руки предельно жёстко (на уровне «пока ты там, никакой помощи не будет, умирайте»). Соответственно, руководство республик стали менять на более управляемое – или просто водимое за ручку из Москвы. Заодно были обозначены новые приоритеты – «единая Украина», например. Ну и многонационалочка, без этого у нас никак.

Разумеется, это не конец игры. Но некий промежуточный итог мы уже наблюдаем. Это украинский флаг над Москвой.

Судя по технической сложности мероприятия, благожелательной рекламе этого эпизода в россиянских СМИ, а также демонстративным непоняткам с исполнителями акции – это, скорее всего, сделано вполне российскими структурами, которые тем самым демонстрируют urbi et orbi свою победу.

То есть - победу проукраинской партии в Кремле.

Пока раскрашивателей звезды пытаются обвинить в хулиганстве, Навального с его братом Олегом судят по делу «Ив-Роше». В твиттере много впечатлений:

Surprise-surprise:

Андрей Козенко на znak.com из зала суда: «Сторона защиты работает на публику, – отреагировала одна из представительниц гособвинения (с прессой они не общаются, а разобрать фамилии, когда судья произносит их скороговоркой, практически невозможно). – Я согласно УПК определила порядок рассмотрения доказательств, и я считаю, что он правильный. И УПК не обязывает меня докладывать другой стороне о своих действиях. Это мое право, а не обязанность». Всем видом своим гособвинитель давал понять, что правом этим он воспользуется не раньше конца света.

Андрей Козенко: Впрочем, боевиком этот суд еще может стать. Если до него действительно доберется хотя бы один важный свидетель обвинения. В деле «Кировлеса» таких набралось три, остальные же соревновались, кто убедительнее произнесет фразу «Я не помню».

Леонид Волков тем временем призывает всех (в блоге Навального) призывает всех подписать петицию, адресованную «Ив Роше»: Каждый из тех, кто читает эти строки, и, как и я, возмущен несправедливостью этого дела без ущерба и потерпевших, может Алексею немного помочь. Совсем немного — но это больше, чем ничего.

Мы с друзьями и большой командой волонтеров сделали такой вот сайт «Один вопрос к Yves Rocher». Там опубликована петиция на четырех языках: русском, английском, французскоми немецком. Ее можно подписать, и, тем самым, оказать давление на корпорацию Yves Rocher, которая в сегодняшнем суде отказывается занять честную и открытую позицию. Подпишите петицию сами, и обязательно отправьте ссылку на нее всем своим друзьям, знакомым, родственникам, коллегам в Европе.

13:43 21.8.2014
Ольга Серебряная

«Тактический курс на понижение всегда становится стратегическим курсом». Эдичка+Андрюша. Соборная касса и детский обед «Богу мил»

В сети в связи с кончиной Бориса Дубина со вчерашнего вечера распространяется его выступление конца декабря 2006 года, в котором речь идет о снижении журналистских стандартов на российском телевидении: Молодой специалист с СТС рассказал, как рассуждают его друзья: «Год буду подстраиваться, вписываться в формат. А потом, когда у меня уже будет авторитет, я буду только 2 дня в неделю заниматься мерзостью. А остальные пять дней буду заниматься тем, что мне нравится: снимать кино, писать настоящие сценарии, книги». То есть, объяснение такое: с вами работаю не я, а моя кукла. Но только, как говорили в фильме «Доброй ночи и удачи», «если ты крякаешь, как утка, и ходишь как утка, - ты и есть утка».

Это очень распространённая ситуация. Вот мы с вами открываем издательство и планируем так: издадим пять бестселлеров, которые продадутся хорошими тиражами, а потом на эти деньги начнём издавать любимых авторов. Но есть железный закон: тактический курс на понижение всегда становится стратегическим курсом. И нельзя уже вернуться к тому типу отношений, установок, с которых вы начинали. <…>

Социальные отношения необратимы. И возможности вернуться к своим прежним стремлениям уже нет. Нельзя сделать выбор, а потом притвориться, что этого не было.

C декабря 2006 года российская жизнь, кажется только и делает, что поставляет все новые и новые примеры для иллюстрации этого тезиса. Сюжет сегодняшнего утра – ответ Андрея Макаревича Эдуарду Лимонову. Пару дней назад Лимонов написал в «Известиях» следующее: Я отношусь к попсе с презрением. Авторскую песню я тоже не выношу. Мне, честно говоря, одинаково кажутся примитивными что Шевчук, что Макаревич. Постаревший человек с гитарой вызывает у меня некоторую брезгливость. Седой чел не имеет право дренькать на гитарке. Пусть он даже и подвыпивший. <>

Немолодой, седой дурень по фамилии Макаревич поехал в город Святогорск и выступил там перед оккупационными войсками. То, что оккупационные военные были разбавлены некоторым количеством оккупированного населения, не уменьшает тяжести содеянного. <…>

Объявили о своей независимости Донецкая и Луганская области и назвались народными независимыми республиками.

И тотчас батальоны карателей прибыли убивать восставший Донбасс.

И долбят города Донбасса артиллерией, авиацией и уже до баллистических ракет дошли. Докатились, ублюдки.

И вот приехал этот старый оболтус выступать перед карателями.

Мы не знаем, как он дожил до жизни такой. Может быть, у него сейчас андропауза.

Для несведущих объясняю, что у мужчин в пожилом возрасте, точнее в возрасте перехода от мужчины к старику, случается андропауза. Она есть эквивалент женского климакса.

Иные пожилые женщины, испытывая климакс, совершают чёрт знает какие необъяснимые поступки. Убить могут, могут уйти из дома и превратиться в бомжих, поскольку у них климакс сопровождается помутнением рассудка в результате трагических гормональных изменений.

Не у всех женщин климакс протекает трагически, большинство с ним нормально справляется.

С андропаузой то же самое. Большинство мужчин переживают этот период достаточно легко. Иные его даже не замечают. Но у некоторых это период помешательства.

Возможно, у Макаревича такой период, он в состоянии андропаузы.

Андрей Макаревич счел нужным ответить на это следующим заявлением (его публикует «Сноб»): Эдичкка, дорогой, зачем ты мне грубишь? «Дурень», «оболтус» — ну что это за слова? Во дворе за такие слова морду били. Не помнишь? Я помню.

Эдичка, зачем ты множишь уже подтухшую ложь про мой вояж на Украину? Ведь знаешь, что вранье, а множишь. А если вдруг не знаешь — может, сначала поинтересоваться? Или тебя так печалит моя известность? Ты же так и написал: «Он, к сожалению, известен.» Тут правда — у меня с этим лучше получилось. Причем наш возраст не позволяет надеяться, что это соотношение изменится. При таком раскладе на книжках, конечно, не заработаешь. В «Известиях» за вранье хорошо платят?

И самое интересное — про андропаузу. У тебя ровно полстатьи посвящено этому феномену. Ну конечно — кому как не тебе, имеющему беспримерный опыт минета у черных парней на улицах Нью-Йорка, разбираться в таких тонких вещах? Я, кстати, могу предоставить тебе это удовольствие — я, конечно, не черненький, но надо же и беленького попробовать. Или уже приходилось?

Кстати, посмотрим, как у меня с андропаузой.

Появляйся, шалунишка.

Екатерина Барабаш: Конечно, лучше бы он не писал этого письма. Но у кого повернется язык осудить человека за хамское письмо в ответ на гекалитры грязи и массированную травлю.

В фб Виктор Корб добавил: UPD: Те, кто меня знают, никогда не удивляются моему самому жесткому отпору первичному хамству. Но я не считаю правильным отвечать в режиме "сам дурак" - всегда лучше это делать с собственной стилистикой и... несимметрично, чтобы не уподобляться и не ставить себя на одну доску. Я об этом.

UPD2: Говорят, что это, возможно, редакционный фейк самого Сноба. Вообще, этот проект вызывает эстетическую неприязнь изначально своим позиционированием.

Павел Соболев: Увы, и Макаревич поддается соблазну стыдить Лимонова за то немногое, чем Лимонов как раз - как я давно считаю - может гордиться

Алмат Малатов: Макаревич все еще мечется между умными и красивыми.

Александр Тимофеевский: Столпы гражданского общества снова возвысились. Сначала Лимонов выступил со словом о Макаревиче. Здесь все отлично - и заход про андропаузу с как бы вскользь упомянутым возрастом перехода от мужчины к старику и, конечно же, "наше единодушное осуждение" - чеканная незабываемая формула, и вывод про заблудшую овцу, которую следует наказать, иначе выйдет, что Россия ее оправдывает - все демонстрирует достижения гражданской мысли, которые не превзойти. Но Макаревич в ответном слове о Лимонове, пожалуй, превзошел. Голос из подворотни, нечего комментировать. Тут, собственно, вопрос только к редакции "Сноба", публикующей ответного Макаревича: родные мои, это так теперь выглядит снобизм?

Евгений Левкович: Андрей Вадимович. То, что вы написали сегодня Лимонову - провал. Во-первых, он не согласится. А во-вторых, выйдет из-за стола победителем. Язык склизкой подворотни - это его питательная среда. Вы ему своим предложением только силы и жизни продлили. А зря.

И ещё. 21 августа 1991 года трое молодых парней пришли на площадь и отдали свои жизни за Россию, о которой мы все грезили. За нас с вами, по сути, отдали. Той России не получилось, но это уже не их вина.

21 августа 2014 года войдет в историю как день, в который Андрей Макаревич предложил Эдуарду Лимонову сделать минет.

Почувствуйте разницу и ужаснитесь, в кого мы все превратились. Я понимаю, что время сейчас, возможно, самое паскудное за всю вашу жизнь, и что ни в какое другое вы бы до этого не опустились. Более того, я только сейчас понял, как же вам на самом деле тяжело под прессом, свалившимся на вас, и как вам больно. И, разумеется, я не смею вас поучать - только нижайше просить смею. Не опускайтесь больше никогда. Творите другую историю.

Простите за панибратство, с огромным уважением и благодарностью за всё, что вы в последнее время делали.

Сергей Леонидович Козлов: Как же обидно за Макаревича. Человек с трудом поднимается на какую-то высоту - и не может на ней продержаться даже трех дней.

Роман Волобуев: В общем, теперь понятно, что в аду Лимонова с Макаревичем просто закроют в одной комнате. Ужасно. Ни тот ни другой на самом деле не заслужил.

Второй сюжет, связанный с устойчивым курсом на понижение, - закрытие «Макдональдсов»:

Анна Наринская: Сначала Жан Жак на Никитском, потом Мак Дак на Пушкинской? Это просто они отматывают назад и сначала перечеркивают наши двухтысячные, а потом - наши девяностые.

Олег Лекманов: Ну, что же? Похоже, наши дети (те, конечно, которые несмотря ни на что захотят остаться в России) вновь за чистую монету будут принимать гениальную реплику американского црушника из омерзительного советского сериала про жизнь "заграницей": "А теперь пойдём в Mcdonalds и опрокинем там по стаканчику виски!"

Обмен аргументами между противниками Макдональдса и защитниками не сильно отличается от переписки Лимонова с Макаревичем. Борис Немцов не нашел ничего лучшего, как похвалить капитализм: 31 января 90 года открылся первый в СССР Макдональдс на Пушкинской в Москве. Для этого потребовалось чуть ли не решение Политбюро ЦК КПСС. Невероятно, но факт, 30000 советских людей выстояли в тот день чудовищную очередь, чтобы попасть в обычный фаст фуд. По сути, в тот день на Пушкинской прошел референдум: "Вы за капитализм или совок?"

Люди выбрали капитализм и сейчас километровая очередь в Мак кажется фантастической, необъяснимой дикостью.

Сегодня по решению властей этот ресторан на Пушкинской закрыт. Как и ряд других. По стране начались проверки сети. На мой взгляд, это тоже рубеж. Решение о самоизоляции. Причем без всякого референдума. Мнение народа их давно не интересует. Решение об изоляции- глупое, вредное, от него пострадает и экономика страны и народ.

И вредность Биг Маков тут ни при чем. Хотите быть стройным и здоровым, не ходите в Макдональдс. Но это должен быть Ваш выбор, а не кремлевского параноика, озабоченного лишь собственной властью и ненавистью к свободе.

И вот, собственно, две серьезные реплики. Виктор Сонькин: А они что ли реально думают, что это американские заведения?

Собственно, смех именно в этом, продолжает Сонькин в комментариях: Я немного знаю про российский макдоналдс. Это один из крупнейших российских работодателей в сфере общепита, который к тому же сделал для российской пищевой промышленности столько, сколько, наверное, никто. Это бомбежка Воронежа par excellence и with a vengeance.

И социологическое рассуждение Александра Филиппова: Что-то в последние годы я ничего не слышал о Гюнтере Вальрафе. Он, конечно, уже не молод. А еще его перестали, наверное, у нас переводить. Он разоблачал ужасы капитализма, и кому это надо? А из того, что выходило в советское время, я хорошо помню как раз книжку про "Мак-Дональдс".

Тут вот какое дело. Он туда устроился работать и увидел много интересного. Например, он увидел, как решетку для гриля моют той же самой щеткой, которой мыли унитаз в туалете. Это я вспомнил в связи понятно с чем. Но мысли мои совсем не про микробов.

Ведь эти кафешки -- это же знак и символ и агент глобализации.

Социологи все знают известную книжку Ритцера -- неглупого и образованного автора, который даже немного обижался, что всему миру стал известен работой далеко не самой глубокой. Но слово "макдоналдизация" прижилось. Тут вообще не в самих бургерах дело. Это именно характеристика глобального мира, которая остается, даже если вы бургер кинг замените на биг кахуна.

И в этом смысле наезд на всякие маки под видом борьбы с микробами глубоко символичен. Микробы свое возьмут, не тот солдат, так этот. И бургеров будет все равно от пуза, Потому что это форма жизни, а не отдельно взятая франшиза. Но вот эта вот борьба.... Есть в ней что-то одновременно жалкое и величественное.

Хотя жалкого, конечно, больше.

И пророческий текст Ивана Давыдова от 21 июня 2011 года – разговор Патриарха с Чаплиным: - Идея! Сподобил Господь!

- Ну? – Святейший глядел недоверчиво.

- Православный фаст-фуд! Вы только подумайте! Сколько наши русские люди деньжищ оставляют в «Макдональдсах» этих всяких! А от них ведь копейки не допросишься! Если и жертвуют – так на какие-то детские дома. А уж чем кормят? Что не название – то удар по самой духовности русской. «Чикен макнагетс»! Похабель! Срамотища.

Патриарх смотрел с интересом.

- А мы наш сделаем фаст-фуд, освященный! – воодушевился протоиерей.

Подобрав рясу, запрыгал он козлом по кабинету патриарха. Остановился устыдившись. Застучал рукой по столу – будто чек выбивает. Замахал.

- Соборная касса!

Святейший улыбался.

- А рекламу! – кипятился Чаплин, - какую рекламу запустим!

И вдруг запел, приосанившись, налегая, будто на службе, на «о»:

- На горе бесовской своры!

Промеж двух частей освященной просфоры

Христа распявшим во посрамление

Свиная котлета собственного изготовления!

Только так:

Благословленный просвирняк.

Вдруг откуда-то из темного угла раздался блеющий голос:

- Детишек бы не забыть…

Патриарх вскинул голову.

- Это, я и забыл совсем, активист наш, блогер. Модные веяния, - нервничал Чаплин.

Патриарх отмахнулся:

- Не важно. Мысль-то верная. Детишки, да. Семьи. Что-то семейное надо.

- Не только семьи, - ввязался в разговор осмелевший мирянин, - тут ведь вот какое дело. Взрослый, допустим, человек, солидный. Он, когда детишек видит – умиляется сердцем. Ну и внизу живота. Что-то такое пробуждается. Вроде аппетита. Надо, чтобы детишек побольше было там, в заведениях этих.

- Детский обед «Богу мил»! – захлебываясь от восхищения собственными идеями, рявкнул Чаплин.

Но настоящая причина, понятно, вот:

А также вайфай без пароля.

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG